Адам Смит

Исследование о природе и причинах богатства народов

Первый перевод с английского (П. Н. Клюкин при поддержке группы переводчиков): Смит А. ПРИНЦИПЫ, КОТОРЫЕ ВЕДУТ И НАПРАВЛЯЮТ ФИЛОСОФСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ; ИЛЛЮСТРИРУЮТСЯ НА ПРИМЕРЕ ИСТОРИИ АСТРОНОМИИ [НАПИСАНО ДО 1758 ГОДА]


Редакционный совет тома:

Автономов B. C. – член-корреспондент РАН, доктор экономических наук, профессор, научный руководитель факультета экономических наук НИУ ВШЭ.

Ананьин О. И. – кандидат экономических наук, профессор факультета экономических наук НИУ ВШЭ.

Афанасьев B. C. – доктор экономических наук, профессор кафедры истории народного хозяйства и экономических учений МГУ им. М. В. Ломоносова.

Васина Л. Л. – кандидат экономических наук, главный специалист Российского государственного архива социально-политической истории, руководитель группы MEGA.

Клюкин П. Н. – доктор экономических наук, профессор НИУ ВШЭ, зав. лабораторией изучения наследия российских экономистов Института экономики РАН.

Макашева Н. А. – доктор экономических наук, профессор НИУ ВШЭ, зав. отделом экономики ИНИОН РАН.

Энтов P. M. – академик РАН, доктор экономических наук, профессор НИУ ВШЭ, лауреат премии А. Смита (A. Smith Award) – 1999 г.

Под научной редакцией П. Н. Клюкина


© П. Клюкин, перевод, 2016

© ООО «Издательство «Эксмо», 2016

От редакции

Масштабная серия «Антология экономической мысли», выходившая в издательстве «Эксмо» в 2007–2011 гг. и посвященная творчеству великих экономистов прошлого, возобновляется вновь. Тома, ее составляющие, будут выходить теперь уже вторым изданием . Они, по возможности, будут отличаться от первого издания дополнительным набором новых текстов и переводов. Все сочинения по-прежнему публикуются не в сокращенном, а в полном варианте. Главная задача серии прежняя – сделать доступными для российского читателя памятники мировой экономической литературы, способствовать подъему уровня российской экономической мысли. Стремясь к решению этой задачи, мы имеем в виду не только качественное воспроизведение текстологического материала (хотя и это в наше время само по себе уже неплохо), но и привлечение талантливой молодежи к осмыслению ключевых проблем современности, к поиску новых идей и концепций. В этой связи публикация оригинальных текстов, побуждающих к самостоятельным размышлениям над книгой, является в настоящее время, на наш взгляд, насущной потребностью. Справочные и иные материалы, а также разнообразные приложения, приводимые в каждом томе, помогут сориентироваться в большом потоке информации и лучше разобраться в проблематике, связанной с тем или иным классическим автором-экономистом.

Первые выпуски серии посвящены классической политической экономии. Как и в 2007 г., серия открывается изданием «Исследования о природе и причинах богатства народов» А. Смита (1723–1790), в последний раз издававшимся в нашей стране в полном объеме в 1962 г. под редакцией проф. В. С. Афанасьева. Однако в отличие от всех предыдущих изданий в настоящем издании публикуется первый полный перевод на русский язык «Истории астрономии» Смита (написан до 1758 года). Этот очерк, по единодушным отзывам Й. Шумпетера, М. Фридмана, а также известных отечественных экономистов (в частности, А. В. Аникина), представляет собой блестящее введение в творческую лабораторию Смита, позволяет глубже понять, как зарождался и развивался его метод исследования экономических и социальных проблем. Подробные примечания к тексту открывают российскому читателю по существу неизвестного еще Смита, который, тем не менее, уже оперировал метафорой «невидимой руки Юпитера».

Вслед за изданием А. Смита, преследующего помимо дидактических, как видим, также и научно-популярные цели, готовятся к печати избранные сочинения Д. Рикардо, преемника Смита в развитии политической экономии в Великобритании в начале XIX в.

В выпусках по классической экономии перевод термина «value» (за исключением новых переводов) везде оставлен как «стоимость», чтобы не идти вразрез со сложившейся долгой традицией. Читатель должен иметь в виду, однако, что в дореволюционных переводах классиков он переводился как «ценность», считаясь «естественным словоупотреблением русского языка».

Колонтитулы, вследствие большей информативности, сделаны сложные; поэтому в ряде мест они приводятся в сокращенном виде. Примечания авторов по-прежнему обозначены цифрами, редакторские примечания – звездочками. Издания снабжаются, как минимум, именными указателями. Дополнительные особенности оговариваются в каждом следующем томе отдельно.

В. С. Афанасьев

Адам Смит: политическая экономия мануфактурного капитализма

«Исследование о природе и причинах богатства народов» (1776) великого шотландского ученого Адама Смита (1723–1790) – это труд подлинного энциклопедиста, совершившего революцию в политической экономии, внесшего существенный вклад в становление и развитие таких экономических наук, как история народного хозяйства и экономической мысли, а также теория государственных финансов. Эта работа Смита представляет огромный интерес и для историков, социологов, философов и других обществоведов.

«Богатство народов», потребовавшее от Смита более двадцати пяти лет упорного труда, составило эпоху в мировой экономической мысли. Преодолев отраслевую ограниченность теорий своих предшественников, Смит превратил политическую экономию в подлинно общественную науку, оказывающую самое непосредственное воздействие как на современную экономическую мысль, так и на хозяйственную практику наших дней. Известный американский экономист Кеннет Э. Боулдинг писал: «Современная экономическая теория ведет свою родословную от «Богатства народов» Адама Смита…».

Теория Смита во многом предопределила дальнейшее развитие политической экономии. Последующие школы экономической мысли складывались и эволюционировали в значительной степени под влиянием теории Смита. И в наши дни это влияние простирается не только на трактовку важнейших проблем экономической теории (соотношение рыночного и государственного регулирования капиталистической экономики, движущие силы экономического развития и т. п.), но и на ее основную структуру. Парадокс, требующий своего объяснения, состоит в том, что экономическое учение Смита выступило в качестве теоретического исходного пункта противоборствующих друг с другом важнейших течений современной экономической мысли: марксизма и неоклассики.

Рыночные экономические реформы, проводимые в последние годы во многих странах мира, в том числе и в России, непосредственно связаны с концепцией «невидимой руки конкуренции», разработанной Смитом более двухсот лет назад.

Со временем сама работа Смита превратилась в подлинное богатство народов. Произведения, подобные «Богатству народов» Адама Смита, появляются раз в столетие. Для XIX века – это «Капитал» Карла Маркса (I том в 1867 г.), а для XX века – «Общая теория занятости, процента и денег» (1936) Джона Мейнарда Кейнса.

До конца XVIII века «Богатство народов» выдержало десять английских изданий, не считая публикаций в США и Ирландии, и было переведено на датский, голландский, испанский, немецкий и французский языки, в том числе на два последних языка – неоднократно. Его первый русский перевод, предпринятый молодым чиновником министерства финансов Николаем Политковским, был опубликован в Санкт-Петербурге в четырех томах в 1802–1806 гг. Всего же на русском языке осуществлено десять изданий «Богатства народов». После Второй мировой войны в СССР и России эта работа Смита выходила трижды – в 1962, 1991 (не полностью: лишь книги I и II в составе «Антологии экономической классики» т.1) и в 1993 годах.

«Богатство народов» Смита включает в себя пять книг, из которых первые две посвящены анализу проблем политической экономии капитализма. Первая книга имеет заголовок, отражающий литературные традиции того времени: «Причины увеличения производительности труда и порядок, в соответствии с которым его продукт естественным образом распределяется между различными классами народа». Вторая книга озаглавлена: «О природе капитала, его накоплении и применении». Третья книга – «О развитии благосостояния у разных народов» – посвящена проблемам истории народного хозяйства. В четвертой книге – «О системах политической экономии» – Смит критикует своих предшественников – меркантилистов и физиократов, которым он противопоставляет свою систему политической экономии. Название пятой книги – «О доходах государя или государства» – свидетельствует о том, что ее предмет – государственные финансы. «Богатство народов» Адама Смита – это своего рода экономическая энциклопедия последней четверти XVIII века.

Картина Д. Коллетта «Площадь и рынок на Ковент-Гарден»

Очень кратко: Процветающая экономика базируется на принципе экономической свободы. Основанный на эгоизме предпринимателя, разделении труда и свободной конкуренции, рынок обеспечивает справедливость и равенство.

Книга 1

В книге анализируются экономические факторы, способствующие росту богатства народов. Под богатством понимается доход общества, произведённый в течение определённого периода.

Основой экономического роста и производительности является разделение труда. Разделение труда способствует:

  • «увеличению ловкости работника». Совершенствуя мастерство, кузнецы, например, способны «выделывать каждый свыше 2300 гвоздей в день»;
  • сбережению времени, теряемого при переходе от одного вида труда к другому. Это позволяет работнику заниматься одним делом и не «глазеть по сторонам»;
  • изобретению машин, облегчающих и сокращающих труд.

Причиной разделения труда является природная склонность человека к обмену. Разделение труда зависит от размеров рынка. Обширный рынок создаёт благоприятные условия для разделения труда и производства. При узком рынке разделение труда бессмысленно - деревенский плотник, например, вынужден быть мастером на все руки, иначе ему не выжить. Расширение рынков происходит за счёт новых видов транспорта (речное и морское судоходство).

Каждый товар обладает потребительской и меновой (свойством обмениваться на другую вещь) стоимостью. В качестве иллюстрации приводится пример воды и алмазов: нет ничего полезнее воды, но за неё ничего не купишь. Алмазы потребительской стоимости не имеют, но их меновая стоимость огромна. Товар имеет рыночную и естественную цену. Рыночная - это цена, зависящая от баланса спроса и предложения. Естественная цена - это денежное выражение меновой стоимости.

При свободной конкуренции спрос и предложение уравновешивают рыночную и естественную цену.

Но главным мерилом стоимости любого товара является труд. Стоимость товара - это естественное свойство вещи, которое она имеет от природы. В раннем обществе стоимость определялась трудом, затраченным на производство товара, и трудом, покупаемым в процессе обмена. В цивилизованном обществе количество этих видов труда не совпадает, так как второй вид меньше первого.

Любая стоимость складывается из трёх видов доходов: заработной платы, прибыли и ренты.

Заработная плата - это цена труда. Следует различать номинальную и реальную заработную плату. Первая определяется размером денег, а вторая зависит от изменения цен на предметы потребления. Величина заработной платы зависит от роста населения. С ростом богатства увеличивается спрос на труд, повышается заработная плата, растёт благосостояние общества. В результате ускоряется прирост населения, приводящий к избытку рабочих рук - заработная плата понижается и рождаемость сокращается. Это, в свою очередь, приводит к недостатку рабочих и повышению заработной платы.

Уровень заработной платы также зависит:

  • от приемлемости различных занятий (оплата труда тем выше, чем менее приятна работа);
  • от затрат для приобретения нужных навыков (образованные и обученные люди в среднем зарабатывают больше тех, кому не хватает образования или подготовки);
  • от степени постоянства работы по найму (более высокая оплата, если постоянная занятость не гарантирована);
  • от доверия к наёмным работникам и их ответственности (принятая на себя ответственность должна вознаграждаться);
  • от вероятности получения ожидаемой платы в условиях, когда она совсем не гарантирована (профессии с высоким уровнем риска гарантируют в среднем более высокую оплату, чем профессии с низким уровнем риска).

Люди не одинаково склонны к труду, но рыночный механизм воздаёт всем, независимо от профессии.

Прибыль - это вычет из продукта труда рабочего. Стоимость, созданная им, распадается на две части. Одну из них получает рабочий в форме заработной платы, а другая образует прибыль хозяина. Прибыль является результатом того, что рабочий делает сверх нормы, необходимой для создания своей зарплаты.

Рента также представляет вычет из продукта труда. Её появление связано с возникновением частной собственности на землю. Землевладелец требует увеличения ренты даже в том случае, если улучшение земли произведено арендатором за свой счёт.

Книга 2

Темой книги является капитал и факторы, способствующие его накоплению.

Капитал - это запас незавершённой продукции, позволяющий производителю преодолеть временной разрыв между затратой ресурсов и появлением конечного продукта. От капитала владелец получает доход. Капитал делится на основной и оборотный. Отличие между ними в том, что первый приносит прибыль «без перехода от одного владельца к другому или без дальнейшего обращения», а второй «постоянно уходит от него в одной форме и возвращается к нему в другой». К основному капиталу относятся не только орудия труда и постройки, но и сумма «приобретённых и полезных способностей всех жителей и членов общества».

Далее вводится определение валового и чистого дохода. Валовой доход государства - это весь годовой продукт страны. Чистым доходом считается та его часть, которую жители этой страны могут, не затрачивая своего капитала, отнести к своему потребительскому запасу.

Капитал общества увеличивается благодаря тому, что часть годового дохода сберегается. Этому способствует производительный труд и бережливость.

Производительный труд увеличивает ценность продукта, когда «цена этого предмета может впоследствии... привести в движение количество труда, равное тому, которое первоначально произвело его». Он «реализуется в каком-либо отдельном предмете или товаре, который можно продать». Чем больше доля производительного труда, тем выше будут возможности увеличить объём производства в будущем. Сравнивая рабочих мануфактуры со слугами, автор замечает, что первые не только возмещают свою заработную плату, но и приносят хозяину прибыль. Предприниматель беднеет, если держит много слуг. Все, кто не создаёт прибыль - непроизводительные работники. Наряду с актёрами и паяцами, к ним относятся «государь со всеми своими судебными чиновниками и офицерами, вся армия и флот».

«К бережливости нас побуждает желание улучшить наше положение» и это желание сильнее, чем «стремление к наслаждениям», толкающее к расходам. Бережливый человек - это благодетель общества. Автор защищает посредников и розничных торговцев, потому что их труд производителен.

Завершая книгу, автор приводит схему оптимального распределения капиталов в масштабах страны. Во главе иерархии производства находится сельское хозяйство, так как его продукции достаточно для выплаты ренты, заработной платы и прибыли. На втором месте по производительности стоит промышленность. На третьем - внутренняя торговля, затем внешняя и, наконец, транзитная торговля, не влияющая на производительность.

Книга 3

Книга представляет изложение истории народного хозяйства стран Европы.

При естественном развитии «большая часть капитала всякого развивающегося общества направляется, прежде всего, в земледелие, а затем в мануфактуры и в последнюю очередь во внешнюю торговлю. Такой порядок вещей настолько естествен... он всегда... соблюдался в той или иной мере... Во всех современных европейских государствах он оказался во многих отношениях перевёрнутым на голову». Это обусловлено «обычаями и нравами», сохранившимися от исторического прошлого многих стран.

Основным тормозом развития земледелия являлось рабство. Если свободный крестьянин заинтересован в результатах труда, то «крепостной, не могущий приобретать ничего, кроме своего пропитания, старается лишь не переобременять себя чрезмерным трудом и не даёт продукту земли намного превысить то, что необходимо для его существования». К этому добавлялись крестьянские повинности и тяжёлые налоги, «лежащие на крестьянах». Государственная политика также «была неблагоприятна для улучшения и возделывания земель» (запрещался, например, вывоз хлеба без специального разрешения). Торговля не развивалась, «ввиду нелепых законов против тех, кто повышал и понижал цены, скупщиков, а также привилегий, даровавшихся ярмаркам и рынкам».

Развитие городов являлось причиной подъёма сельского хозяйства, а не следствием:

  • города предоставляли деревне «большой и готовый рынок для сырого продукта сельских местностей, они поощряли обработку земель и их дальнейшее улучшение».
  • капиталы городских жителей «часто затрачивались на покупку имевшихся в продаже земель, из которых значительная часть нередко оставалась бы невозделанной».
  • городская экономика приводила «к установлению порядка и нормального управления, а вместе с ними и к обеспечению свободы и безопасности личности в сельских местностях, жители которых до того времени жили в почти постоянном состоянии войны со своими соседями и в рабской зависимости».

Поэтому промышленные европейские страны, в отличие от стран с развитым земледелием, развивались очень медленно.

Книга 4

В книге критикуются различные аспекты политики меркантилизма. В каждом случае объясняется, для какой цели был издан тот или иной закон, введены пошлины или ограничения. Затем показывается, к чему это приводило в итоге - каждый раз выясняется, что рассматриваемая мера либо не достигала своей цели, либо приводила к противоположному результату.

Политэкономия рассматривается как отрасль знания, необходимая государственному деятелю. Её задача состоит в увеличении богатства и могущества.

Личный интерес - мощный двигатель процветания общества. Стремясь к собственному благу, люди направляются «невидимой рукой» рынка к более высоким целям общества. Отдельному человеку необходимо предоставить «совершенно свободно преследовать по собственному разумению свои интересы и конкурировать своим трудом и капиталом с трудом и капиталом любого другого лица и целого класса». Поэтому, если человек увеличивает своё богатство путём предприимчивости, трудолюбия и бережливости, он тем самым увеличивает и богатство общества. При этом свободная конкуренция, уравнивая нормы, приводит к оптимальному распределению труда и капитала между отраслями.

Книга заканчивается призывом обратить внимание на потребителя, интересы которого «почти постоянно приносят в жертву интересам производителя».

Книга 5

Основными темами, рассматриваемыми в книге, являются вопросы налогообложения и роли государства в экономике.

Уплату налогов следует возложить на всё без исключения - на труд, капитал, землю. В отдельной главе перечислены принципы налоговой политики:

  • налоги должны платить все граждане, каждый - соответственно своему доходу;
  • уплачиваемый налог должен быть зафиксирован, а не изменяться произвольно;
  • любой налог должен уплачиваться в такой форме, которая наименее стеснительна для плательщиков;
  • налог должен устанавливаться по принципу справедливости.

Все государства должны развивать у себя производство только таких товаров, которые обходятся дешевле, чем в других местах. Так сложится международное разделение труда, выгодное всем странам. Любые попытки помешать такому разделению в международном масштабе принесут только вред.

У государства есть «три весьма важные обязанности»: обеспечение военной безопасности, правосудие и «обязанность создавать и содержать определённые общественные сооружения и общественные учреждения, создание и содержание которых не могут быть выгодны отдельным лицам или небольшим группам».

Адам Смит (1723- 1790) . Основные экономические сочинения: "Теория моральных чувств", "Исследование о природе и причинах богатства народов".

Появление книги А. Смита "Исследование о природе и причинах богатства народов" явилось завершением этапа становления политической экономии как науки. Это основная работа, опубликованная 9 марта 1776 года во времена Шотландского просвещения. В ней автор четко определил предмет, методологию и общую основу политической экономии как особой отрасли знания.

Предметом экономической науки, по Смиту, является общественное экономическое развитие и рост благосостояния общества. При этом развитие экономики опирается на материальные (физические) ресурсы общества, использование которых ведет к созданию благ и богатства народа. Задача политической экономии, по А. Смиту, состоит в увеличении могущества и богатства страны.

Методология учения А. Смита основана на концепции экономического либерализма, основные положения которой заключаются в следующем:

Интересы отдельных лиц совпадают с интересами общества;

- - "экономический человек", по Смиту, есть лицо, наделенное эгоизмом и стремящееся ко все большему накоплению богатства;

Непременным условием действия экономических законов является свободная конкуренция;

Погоня за прибылью и свободная торговля А. Смитом оценивается как деятельность, выгодная всему обществу;

На рынке действует "невидимая рука", при помощи которой свободная конкуренция управляет действиями людей через их интересы и ведет к разрешению общественных проблем наилучшим способом, максимально выгодным как отдельным лицам, так и всему обществу в целом.

Учения о разделении труда. Главный фактор увеличения уровня производительности труда - разделение труда, или специализация. Продукты материального производства - это богатство нации; а величина последнего зависит от доли населения, занятого производительным трудом и производительности труда.

Результатом разделения труда являются:

Экономия рабочего времени;

Совершенствование навыков работы;

Изобретение машин, облегчающих ручной труд.

Теория денег. Деньги, по А. Смиту, есть особый товар, который является всеобщим средством обмена. А. Смит считал, что издержки обращения должны быть минимальными, и поэтому отдавал предпочтение бумажным деньгам.

В теории стоимости ярко выражена противоречивость взглядов А. Смита. В своих работах он дает три подхода к понятию "стоимость":

1. стоимость определяется затратами труда;

2. стоимость определяется покупаемым трудом, то есть количеством труда, на которое можно приобрести данный товар. Это положение справедливо для простого товарного производства, а в условиях капиталистического производства - нет, так как товаропроизводитель при обмене получает больше, чем затратил на оплату труда;


3. стоимость определяется доходами, то есть источниками дохода, к которым ученый относил заработную плату, прибыль и ренту. Это определение имеет название "догма Смита" и легло в основу теории факторов производства.

Догма Смита имеет две стороны:

1. Утверждение о том, что стоимость товаров распадается на доходы - заработную плату (труд), прибыль (капитал) и ренту (земля)

2. Утверждение о том, что стоимость товаров складывается из доходов. И в той и в другой трактовке Смитом структуры стоимости товаров отсутствует «перенесенная стоимость», т. е. стоимость средств производства, израсходованных в процессе производства товаров (С).

Если обозначить заработную плату через V, а сумму прибыли и земельной ренты через М, то можно сделать заключение, что догма Смита сводит структуру стоимости товара (С + V + М) лишь к вновь созданной стоимости (V + М).

Заработная плата - это "продукт труда", вознаграждение за труд. Размер заработной платы зависит от экономической ситуации в стране, поскольку при увеличении богатства увеличивается спрос на труд.

Прибыль - это "вычет из продукта труда", разница между стоимостью произведенного продукта и заработной платой рабочих.

Земельная рента - это также "вычет из продукта труда", который создается неоплаченным трудом работников.

Капитал - это часть запасов, на которую капиталист ожидает получить доход.

Главный фактор накопления капитала, по А. Смиту,- бережливость. А. Смит ввел деление капитала на основной и оборотный. Под основным капиталом он понимал капитал, не вступающий в процесс обращения, а под оборотным - капитал, который меняет форму в процессе производства.

Экономическая политика государства. Принцип полного невмешательства государства в экономику страны - является условием богатства. Государственное регулирование необходимо при возникновении угрозы всеобщему благу.

А. Смит сформулировал четыре правила налогообложения:

Пропорциональность - граждане государства обязаны платить налоги соразмерно получаемым средствам;

Минимальность - каждый налог должен взиматься так, чтобы он извлекал у населения возможно меньше сверх того, что поступает в государство;

Определенность - должны быть четко установлены время уплаты, способ и размер налога. Эта информация должна быть доступна любому налогоплательщику;

Удобство для плательщика - время и способ уплаты налога - должны соответствовать требованиям плательщиков.

Ученый выступал в защиту свободной торговли между странами. Показал взаимовыгодность международной торговли исходя из различных уровней издержек производства в различных странах.

ФГОУВПО Вятская государственная сельскохозяйственная академия

Экономический факультет

Личное дело_________ Оценка_________

Регистрационный номер в деканате_________________

Работа поступила в деканат «___» __________2008 г.

Контрольная работа № _____

По истории экономических учений

на тему: Адам Смит и его «Исследование о природе и причинах богатства народов»

Специальность Бухгалтерский учёт, анализ и аудит

Студентки ІІІ курса экономического факультета вечерней, очно-заочной формы обучения (второе высшее)

Выполнила Гавшина Юлия

Набор сентябрь 2007

Преподаватель Куклин Андрей Владимирович

Регистрационный № на кафедре ________

Работа поступила на кафедру «___» _________2008 г.


1 Адам Смит и его «Исследование о природе и причинах богатства народов»...........................................................................................................................3

1.1 Трудовая теория стоимости………………………………………...............3

1.2 Разделение труда и обмен ………………………………………………….5

1.3 накопление капитала………………………………………………………..6

1.4 «Невидимая рука» рыночных сил………………………………………….7

1.5 «Экономический человек»………………………………………………….8

1.6 Образование стоимости………………………………………………..........9

1.7 Прибыль на капитал…………………………………………………….....10

1.8 Принцип экономической свободы………………………………………..11

1.9 Роль государства, принципы налогообложения………………………....11

1.10 Взгляды на деньги………………………………………………………..12

2 Слабые стороны учения Адама Смита……………………………………….13

2.1 Учение о разделении труда……………………………………………......13

2.2 Взгляды на деньги………………………………………………………….14

2.3 Теория стоимости……………………………………………………….....14

2.4 Учение о доходах…………………………………………………………..15

2.5 Учение о капитале………………………………………………………….16

2.6 Взгляды на производство………………………………………………….17

2.7 Учение о производительном труде……………………………………….18

Список используемой литературы……………………………………………...20

1 Адам Смит и его «Исследование о причинах богатства»

Адам Смит является родоначальником классической школы. Именно А. Смит (1723 – 1790), профессор и систематик, кабинетный учёный и энциклопедически образованный исследователь, разработал и представил экономическую картину общества как систему. В этом его заслуга и отличие от других авторов экономических трактатов, которые не сумели возвести саму науку.

Работа А. Смита «Исследование о природе и причинах богатства» - это труд, излагающий в систематизированном виде определённую концепцию. Он насыщен примерами, историческими аналогиями, ссылками на хозяйственную практику. Это не одна, а пять книг. Теоретические основы излагаются в первых двух книгах: рассматривается теория стоимости, формы распределения и разделения труда, природа запасов, капитала, проценты накопления и потребления ресурсов. В трёх последующих книгах говорится об экономике Европы (история развития народного хозяйства), о системах политической экономии (меркантилистах и физиократах), о финансах, принципах налогообложения, государственном долге.

А. Смит поставил задачу определить, что лежит в основе богатства народов, какие причины способствуют его росту, а какие препятствуют. Богатство народов исследуется с разных сторон во всех пяти книгах: с точки зрения факторов, материальных предпосылок образования, форм распределения, условий (экономической политики), концептуальных подходов («коммерческой системы», «сельскохозяйственной системы»), доходов и расходов государства.

1.1 Трудовая теория стоимости

«Богатство народа состоит не в одной земле, не в одних деньгах, а во всех вещах, которые пригодны для удовлетворения наших потребностей и для увеличения наших жизненных наслаждений».

В отличие от меркантилистов и физиократов Смит утверждал, что источник богатства не следует искать в каком-либо специфическом роде занятий. Истинный создатель богатства не труд землевладельца и не внешняя торговля. Богатство представляет собой продукт совокупного труда всех – фермеров, ремесленников, моряков, торговцев, т. е. представителей различных видов труда и профессий. Источником богатства, создателем всех ценностей является труд.

Посредством труда первоначально различные блага (продукты питания, одежда, материал для жилища) были отчуждены у природы и преобразованы для нужд человека, «Труд был первой ценой, первоначальным платёжным средством, каким было заплачено за все вещи. Не золотом и серебром, а именно трудом изначально были куплены все на свете богатства».

По Смиту, истинный создатель богатства – «годовой труд каждой нации», направляемый для годового потребления. По современной терминологии это ВНП (валовой национальный продукт).

Смит проводит различие между теми видами труда, которые воплощаются в материальных вещах, и теми, которые представляют собой услугу, а услуги «исчезают в самый момент их оказания». Если труд полезен, это не значит, что он производителен.

Производителен труд в материальном производстве, т. е. труд фермеров и рабочих, строителей и каменщиков. Их труд создаёт стоимость, умножает богатство. А труд чиновников и офицеров, администраторов и учёных, писателей и музыкантов, юристов и священников стоимости не создаёт. Их труд полезен, нужен обществу, но не производителен.

«Труд некоторых самых уважаемых сословий общества, подобно труду домашних слуг, не производит никакой стоимости и не закрепляется и не реализуется ни в каком длительно существующем предмете или товаре…который продолжал бы существовать и по прекращении труда…»

Итак, всякое богатство создаётся трудом, но продукты труда создаются не для себя, а для обмена («каждый человек живёт обменом или становится в известной степени торговцем»). Смысл товарного общества состоит в том, что продукты производятся как товары для обмена.

Дело не в том, что обмен товара на товар эквивалентен затраченному труду. Результат обмена взаимовыгоден.

Смит пытался определить, чем определяется естественная норма каждого дохода, особое внимание уделяя факторам, определяющим уровень заработной платы. Обычный уровень заработной платы, по его наблюдениям, зависит от договора между предпринимателем и рабочим. Но её размеры не определяются прожиточным минимумом, который Смит называет «самой низкой нормой, которая только совместима с простой человечностью». Он считал, что теория прожиточного минимума малопригодна для объяснения того, каким образом заработная плата определяется в действительной жизни и приводит некоторые аргументы:

1) уровень заработной платы сельскохозяйственных рабочих всегда выше летом, чем зимой, хотя стоимость жизни для рабочих зимой выше;

2) в разных частях страны заработная плата различна, а цены на продовольствие везде одинаковы;

3) заработная плата и цены на продовольствие нередко движутся в противоположных направлениях.

1.2 Разделение труда и обмен

Людей связывает разделение труда. Оно делает обмен выгодным для его участников, а рыночное, товарное общество – эффективным. Покупая чужой труд, его покупатель экономит свой труд.

По Смиту, разделение труда играет самую важную роль в увеличении производительной силы труда и росте национального богатства. С анализа этого феномена он начинает своё исследование.

Разделение труда – важнейший фактор эффективности и производительности. Оно увеличивает ловкость каждого работника, обеспечивает экономию времени при переходе от одной операции от другой, способствует изобретению машин и механизмов, облегчающих и сокращающих труд.

В первой главе своей работы Смит приводит пример с разделением труда при производстве булавок. На булавочной мануфактуре 10 человек вырабатывали 48000 булавок за день или каждый рабочий – 4800. А если бы они работали в одиночку каждый, то могли бы сделать не более 20 булавок за день. Разница в производительности в 240 раз.

Разделение труда способствует повышению эффективности не только на одном предприятии, но и в обществе в целом. Смит указывает роль, которую играет общественное разделение труда.

Чем глубже разделение труда, тем интенсивнее обмен. Люди производят продукты не для личного потребления, а ради обмена на продукты других производителей. «Не на золото или серебро, а только на труд первоначально были приобретены все богатства мира; и стоимость их для тех, кто владеет ими и кто хочет обменять их на какие-либо продукты, в точности равна количеству труда, которое он может купить на них или получить в своё распоряжение».

Развитие и углубление разделения труда в обществе связано прежде всего с размерами рынка. Ограниченность рыночного спроса сдерживает рост разделения труда. Например, в маленьких деревушках труд ещё слабо разделён: «каждый фермер должен быть вместе с тем мясником, булочником и пивоваром для своей семьи».

1.3 Накопление капитала

Большое внимание Смит уделяет проблеме накопления капитала, рассматривая его как ключ к богатству нации. Смит ставил богатство нации в зависимость от доли населения, занятого производительным трудом (весь труд, занятый в сфере материального производства). К производительному населению Смит относил и предпринимателей, считая, что они выполняют важнейшую социальную функцию – функцию накопления. Кто сберегает – тот благодетель нации, а расточитель – её враг, потому что бережливость, увеличивая фонд, предназначенный на привлечение дополнительных производственных работников, ведёт в конечном счёте к увеличению стоимости годового продукта страны, т. е к возрастанию богатства нации. У Смита не трудолюбие, а бережливость является непосредственной причиной возрастания капитала, поскольку «…хотя трудолюбие и создаёт то, что накопляет сбережение, но капитал никогда не мог бы возрастать, если бы бережливость не накопляла и не сберегала».

Текущая страница: 1 (всего у книги 63 страниц) [доступный отрывок для чтения: 35 страниц]

Адам Смит
"Исследование о природе и причинах богатства народов"

Книга 1
Причины увеличения производительности труда и порядок, в соответствии с которым его продукт естественным образом распределяется между различными классами народа

Введение и план сочинения

Годичный труд каждого народа представляет собою первоначальный фонд, который доставляет ему все необходимые для существования и удобства жизни продукты, потребляемые им в течение года и состоящие всегда или из непосредственных продуктов этого труда, или из того, что приобретается в обмен на эти продукты у других народов.

В зависимости поэтому от большего или меньшего количества этих продуктов или того, что приобретается в обмен на них, сравнительно с числом тех, кто их потребляет, народ оказывается лучше или хуже снабженным всеми необходимыми предметами и удобствами, в каких он нуждается.

Но это отношение у каждого народа определяется двумя различными условиями: во-первых, искусством, умением и сообразительностью, с какими в общем применяется его труд, и, во-вторых, отношением между числом тех, кто занят полезным трудом, и числом тех, кто им не занят. Каковы бы ни были почва, климат или размеры территории того или иного народа, обилие или скудость его годового снабжения всегда будет зависеть в таком случае от этих двух условий.

Обилие или скудость этого снабжения зависит, по-видимому, в большей степени от первого из этих условий, чем от второго. У диких народов, охотников и рыболовов каждый человек, способный к труду, более или менее занят полезным трудом и старается по мере сил добывать все необходимое для жизни для самого себя или для тех лиц из своего семейства и племени, которые по своей старости, молодости или слабости не могут заниматься охотой и рыбной ловлей. Такие народы, однако, бывают так ужасно бедны, что нужда подчас вынуждает их, – или, по крайней мере, они думают, что она вынуждает их, – прямо убивать своих детей, стариков и страдающих хроническими болезнями или же покидать их на голодную смерть и на съедение диким зверям. Напротив, у народов цивилизованных и процветающих, – хотя у них большое число людей совсем не работает причем многие неработающие потребляют продукты в десять, а часто и в сто раз большего труда, чем большинство работающих, – продукт всего труда общества в целом так велик, что часто все бывают в изобилии снабжены им, так что работник даже низшего и беднейшего разряда, если он бережлив и трудолюбив, может пользоваться большим количеством предметов необходимости и удобств жизни, чем какой бы то ни было дикарь.

Причины этого прогресса в области производительности труда и порядок, в соответствии с которым его продукт естественным образом распределяется между различными классами и группами людей в обществе, составляют предмет первой книги настоящего исследования.

Каково бы ни было состояние искусства, умения и сообразительности применяемых при работе данным народом, обилие или скудость годового снабжения должны зависеть, при неизменности этого состояния, oт соотношения между числом людей, занятых полезным трудом, я числом лиц. не занимающихся им, Число полезных и производительных рабочих, как это будет выяснено в дальнейшем, зависит везде от количества капитала, затрачиваемого на то, чтобы дать им работу, и от особого способа его употребления. Поэтому вторая книга рассматривает природу капитала, способы его постепенного накопления, а также изменения в количествах труда, приводимых им в движение, в зависимости от различных способов его применения.

Народы, довольно далеко подвинувшиеся вперед в отношении искусства умения и сообразительности в применении своего труда, употребляли весьма различные методы для того, чтобы придать труду известный характер или направление, причем не все применявшиеся ими методы были одинаково благоприятны для умножения их продукта. Политика одних народов особенно сильно поощряла земледелие, политика других – городскую промышленность. Вряд ли хотя бы одна народ относился одинаково ко всем родам промышленности. Со времени падения Римской империи политика Европы более благоприятствовала ремеслам, мануфактуре и торговле, – одним словом, городской промышленности, чем земледелию – труду сельскому. Обстоятельства, которые, повидимому, повели к такой политике и упрочили ее, объяснены в третьей книге.

Хотя эти различные методы были, может быть, обусловлены частными интересами и предрассудками отдельных групп населения, которые не принимали во внимание или не предусматривали возможных последствий от этого для благосостояния общества в целом, однако они послужили основанием для весьма различных теорий политической экономии; при этом одни из последних особенно подчеркивают значение городской промышленности, другие – сельской. Эти теории имели значительное влияние не только на мнения образованных людей, ни и на политику государей и государственной власти. В четвертой книге я пытался возможно полнее и точнее объяснить эти различные теории и главные результаты, к которым они приводили в разные века и у различных народов.

В задачу первых четырех книг, таким образом, входит выяснение того, в чем состоял доход главной массы народа или какова была природа тех фондов, которые в различные века и у различных народов составляли их годовое потребление. Пятая, последняя, книга рассматривает доход государя или государства. В этой книге я старался показать, во-первых, каковы необходимые расходы государя или государства, какие из этих расходов должны покрываться за счет сборов со всего общества и какие – только определенною частью общества или отдельными его членами; во-вторых, каковы различные методы привлечения всего общества к покрытию расходов, падающих на все общество, и каковы главные преимущества и невыгоды каждого из этих методов; и, в-третьих, наконец, какие причины и соображения побуждали почти все современные правительства отдавать часть своих доходов в долгосрочный залог или заключать долги и какое влияние имели эти долги на действительное богатство общества, на годовой продукт его земли и его труда.

Глава I «О разделении труда»

Величайший прогресс в развитии производительной силы труда и значительная доля искусства, умения и сообразительности, с какими он направляется и прилагается, явились, по-видимому, следствием разделения труда. Результаты разделения труда для хозяйственной жизни общества в целом легче всего уяснить себе, если ознакомиться с тем, как оно действует в каком-либо отдельном производстве. Обыкновенно полагают, что дальше всего оно проведено в некоторых мануфактурах, имеющих второстепенное значение. В действительности оно, может быть, и не идет там так далеко, как в других, более крупных; но в небольших мануфактурах, предназначенных обслуживать небольшой спрос лишь незначительного числа людей, общее число рабочих должно быть по необходимости невелико; и потому рабочие, занятые различными операциями в данном производстве, часто могут быть соединены в одной мастерской и находиться все сразу на виду. Напротив, в тех крупных мануфактурах, которые предназначены удовлетворять обширный спрос большого количества людей, каждая отдельная часть работы занимает столь значительное число рабочих, что уже представляется невозможным соединить их всех в одной и той же мастерской. Здесь нам приходится видеть вместе только рабочих, занятых одною частью работы. И потому, хотя в таких крупных мануфактурах разделение труда может быть в действительности проведено гораздо дальше, чем в мануфактурах меньшего значения, в них оно не так заметно и ввиду этого гораздо меньше обращало на себя внимание.

Для примера возьмем поэтому весьма маловажную отрасль промышленности, но такую, в которой разделение труда очень часто отмечалось, а именно производство булавок. Рабочий, не обученный этому производству (разделение труда сделало последнее особой профессией) и не умеющий обращаться с машинами, употребляемыми в нем (толчок к изобретению последних, вероятно, тоже был дан этим разделением труда), едва ли может, пожалуй, при всем своем старании сделать одну булавку в день и, во всяком случае, не сделает двадцати булавок. Но при той организации, которую имеет теперь это производство, оно само в целом не только представляет собою особую профессию, но и подразделяется на ряд специальностей, из которых каждая в свою очередь является отдельным специальным занятием. Один рабочий тянет проволоку, другой выпрямляет ее, третий обрезает, четвертый заостряет конец, пятый обтачивает один конец для насаживания головки; изготовление самой головки требует двух или трех самостоятельных операций; насадка ее составляет особую операцию, полировка булавки – другую; самостоятельной операцией является даже завертывание готовых булавок в пакетики. Таким образом, сложный труд производства булавок разделен приблизительно на восемнадцать самостоятельных операций, которые в некоторых мануфактурах все выполняются различными рабочими, тогда как в других один и тот же рабочий нередко выполняет две или три операции. Мне пришлось видеть одну небольшую мануфактуру такого рода, где было

Во всяком другом ремесле и мануфактуре последствия разделения труда подобны описанным в этом весьма маловажном производстве, хотя во многих из них труд не может быть в такой степени разделен и сведен к таким простым операциям. Однако разделение труда в любом ремесле, в каких бы размерах оно ни было введено, вызывает соответствующее увеличение производительности труда. По-видимому, отделение друг от друга различных профессий и занятий вызывалось этим преимуществом. Вместе с тем такое выделение обыкновенно идет дальше в странах, достигших более высокой ступени промышленного развития: то, что в диком состоянии общества составляет работу одного человека, в более развитом обществе выполняется несколькими. Во всяком развитом обществе фермер обыкновенно занимается только фермерством, владелец мануфактуры занят только своей ма нуфактурой. Труд, необходимый для производства какого-нибудь законченного предмета, тоже почти всегда распределяется между большим количеством людей. Сколько различных профессий занято в каждой отрасли производства полотна или сукна, начиная с тех, кто выращивает лен и овец, доставляющих шерсть, и кончая теми, которые заняты белением и лощением полотна или крашением и аппретурою сукна!

Правда, земледелие по самой природе своей не допускает ни такого многообразного разделения труда, ни столь полного отделения друг от друга различных работ, как это возможно в мануфактуре. Невозможно вполне отделить занятие скотовода от занятия хлебопашца, как это обычно имеет место с профессиями плотника и кузнеца. Прядильщик и ткач почти всегда два разных лица, тогда как работник, который пашет, боронит, сеет и жнет, часто представляет собою одно лицо. Ввиду того, что эти различные виды труда должны выполняться в различные времена года, невозможно, чтобы каждым из них в течение всего года был постоянно занят отдельный работник. Невозможность столь полного выделения всех различных видов труда, практикуемых в земледелии, является, пожалуй, причиной того, что увеличение производительности труда в этой области не всегда соответствует росту ее в промышленности. Самые богатые народы, конечно, обыкновенно идут впереди своих соседей как в области земледелия, так и промышленности, но их превосходство обычно больше проявляется в промышленности, чем в земледелии. Их земля, по общему правилу, лучше обработана, и ввиду того, что в нее вложено больше труда и издержек, она производит больше, чем это соответствовало бы ее размеру и естественному плодородию. Но это увеличение производительности редко превосходит добавочное вложение труда и издержек. В земледелии богатой страны труд не всегда значительно, более производителен, чем в бедной стране, или, во всяком случае, это различие в производительности никогда не бывает так значительно, как это обыкновенно наблюдается в промышленности. Поэтому хлеб богатой страны при равном качестве не всегда продается на рынке дешевле хлеба страны бедной. Хлеб из Польши стоит столько же, сколько французский хлеб того же качества, несмотря на большее богатство и техническое превосходство Франции. Хлеб во Франции, в хлебородных провинциях, столь же хорош и почти всегда имеет ту же цену, что и хлеб Англии, хотя по богатству и уровню техники Франция, наверное, стоит ниже Англии. А между тем поля Англии возделываются лучше полей Франции, а поля Франции, как утверждают, лучше возделываются, чем поля Польши. Но хотя бедная страна, несмотря на худшую обработку земли, может в известной мере соперничать с богатой страной в отношении дешевизны и качества своего хлеба, она не может претендовать на такую конкуренцию в отношении продуктов своих мануфактур, по крайней мере, если последние соответствуют почвенным условиям, климату и географическому положению богатой страны. Шелка Франции лучше и дешевле шелков Англии, так как шелковая промышленность менее соответствует климату Англии, особенно при существующих ныне высоких ввозных пошлинах на шелк-сырец. Но железные товары и грубые сукна Англии несравненно превосходят французские, а также много дешевле их при одинаковом качестве. В Польше, как сообщают, отсутствует какая бы то ни было промышленность, исключая той небольшой грубой домашней промышленности, без которой не может существовать ни одна страна.

Такое значительное увеличение количества работы, которое может выполнить в результате разделения труда одно и то же число рабочих, зависит от трех различных условий: во-первых, от увеличения ловкости каждого отдельного рабочего; во-вторых, от сбережения времени, которое обыкновенно теряется на переход от одного вида труда к другому; и, наконец, от изобретения большого количества машин, облегчающих и сокращающих труд и позволяющих одному человеку выполнять работу нескольких.

I. Развитие ловкости рабочего обязательно увеличивает количество работы, которое он в состоянии выполнить, а разделение труда, сводя работу каждого рабочего к какой-нибудь простой операции и делая эту операцию единственным занятием всей его жизни, необходимо в значительной мере увеличивает ловкость рабочего. Обыкновенный кузнец, хотя и привычный к работе молотом, но никогда не выделывавший гвоздей, в случае поручения ему этой работы вряд ли окажется в состоянии, я в этом уверен, выделать больше 200 или 300 гвоздей в день, и притом очень плохих. Кузнец, привыкший изготовлять гвозди, но не занимавшийся исключительно или преимущественно этим делом, редко может при крайнем старании выделать больше 800 или 1 000 гвоздей в день. Я видел многих юношей, не достигших 20 лет, которые никогда не занимались другим делом, кроме выделки гвоздей, и которые при напряженном труде могли выделывать каждый свыше 2 300 гвоздей в день. А между тем выделка гвоздей отнюдь не является одною из простейших операций. Один и тот же рабочий раздувает мехи, по мере нужды сгребает или разгребает жар, раскаливает железо и кует отдельно каждую часть гвоздя; притом при ковании шляпки ему приходится менять инструменты. Различные операции, на которые расчленяется работа по выделке булавки или металлической пуговицы, гораздо более просты; и ловкость рабочего, работа которого в течение всей жизни сводилась к одной этой операции, обыкновенно бывает гораздо больше. Быстрота, с которой выполняются некоторые операции в этих мануфактурах, превосходит всякое вероятие, и кто не видел этого собственными глазами, не поверит, что рука человека может достигнуть такой ловкости.

II. Выгода, получаемая от сбережения времени, обыкновенно затрачиваемого на переход от одного вида работы к другому, значительно больше, чем мы в состоянии с первого взгляда представить себе. Невозможно очень быстро переходить от одного вида работы к другому, поскольку она выполняется в другом месте и с совершенно иными инструментами. Деревенский ткач, обрабатывающий небольшую ферму, должен терять очень много времени на переход от своего станка в поле и с поля к станку. Когда две различные работы могут выполняться в одной и той же мастерской, потеря времени, несомненно, значительно меньше. Однако даже и в этом случае она весьма значительна. Рабочий обыкновенно делает небольшую передышку, переходя от одного вида работы к другому. Когда он принимается за новую работу, он редко проявляет сразу большое усердие и внимание; его голова, как выражаются, занята еще другим, и некоторое время он смотрит по сторонам, но не работает, как следует. Привычка глазеть по сторонам и работать небрежно, естественно или, вернее, неизбежно приобретаемая каждым деревенским работником, который вынужден каждые полчаса менять работу и инструменты и ежедневно приноравливаться в течение всей своей жизни к двадцати различным занятиям, почти всегда делает его ленивым и нерадивым и неспособным ко всякому напряженному труду даже в случаях настоятельной необходимости. Независимо поэтому от недостатка у него ловкости одна эта причина должна всегда значительно уменьшать количество труда, которое он способен выполнить.

III. Наконец, всем должно быть понятно, как облегчается и сокращается труд благодаря применению надлежащих машин. Нет необходимости приводить примеры. Должен только заметить поэтому, что изобретение всех машин, облегчающих и сокращающих труд, следует, по-видимому, приписывать разделению труда. Люди скорее открывают более легкие и быстрые способы для достижения какого-нибудь результата, когда все внимание их умственных способностей направлено к одной лишь определенной цели, чем когда оно рассеивается на большое количество разных предметов. Но вследствие разделения труда все внимание каждого работника естественно направляется на какой-нибудь один очень простой предмет. Естественно поэтому ожидать, что кто-либо из тех, кто занят в каждой специальной операции, скорее откроет более легкий и быстрый способ выполнения своей специальной работы, поскольку ее характер допускает это. Значительная часть машин, употребляемых в тех мануфактурах, где проведено наибольшее разделение труда, была первоначально изобретена простыми рабочими, которые, будучи заняты каждый какой-нибудь весьма простой операцией, естественно прилагали свои усилия к тому, чтобы найти более легкие и быстрые способы их выполнения. Те, кому приходилось часто посещать такие мануфактуры, должны были видеть весьма хорошие машины, изобретенные самими рабочими в целях ускорения и облегчения выполняемой ими специальной работы.

К первым паровым машинам постоянно приставлялся подросток для того, чтобы попеременно открывать и закрывать сообщение между котлом и цилиндром в зависимости от приподнимания и опускания поршня. Один из этих мальчиков, любивший играть со своими товарищами, подметил, что, если привязать веревку от рукоятки клапана, открывающего это сообщение, к другой части машины, клапан будет открываться и закрываться без его помощи, и это позволит ему свободно забавляться с товарищами. Таким образом, одно из важнейших улучшений, сделанных в паровой машине с тех пор, как она была изобретена, было придумано подростком, который хотел сократить свой собственный труд.

Однако далеко не все усовершенствования машин явились изобретением тех, кому приходилось работать при машинах. Многие усовершенствования были произведены благодаря изобретательности машиностроителей, когда производство машин сделалось особой отраслью промышленности, а некоторые – теми, кого называют учеными или теоретиками, профессия которых состоит не в изготовлении каких-либо предметов, а в наблюдении окружающего и которые в силу этого в состоянии комбинировать силы наиболее отдаленных друг от друга и несходных предметов. С прогрессом общества наука, или умозрение, становится, как и всякое другое занятие, главной или единственной профессией и занятием особого класса граждан. Подобно всякому иному занятию, она тоже распадается на большое число различных специальностей, из которых каждая доставляет занятие особому разряду или классу ученых; и такое разделение занятий в науке, как и во всяком другом деле, увеличивает умение и сберегает время. Каждый отдельный работник становится более опытным и/сведущим в своей особой специальности; в целом производится больше работы, и значительно возрастают достижения науки. Получающееся в результате разделения труда значительное увеличение производства всякого рода предметов приводит в обществе, надлежащим образом управляемом, к тому всеобщему благосостоянию, которое распространяется и на самые низшие слои народа. Каждый работник может располагать значительным количеством продуктов своего труда сверх того количества, которое необходимо для удовлетворения его собственных потребностей; и поскольку все остальные работники находятся точно в таком же положении, он оказывается в состоянии обменивать большое количество своих продуктов на большое количество изготовляемых ими продуктов, или, что то же самое, на цену этих продуктов. Он с избытком снабжает их тем, в чем они нуждаются, а они в той же мере снабжают его тем, в чем он нуждается, и таким образом достигается общее благосостояние во всех слоях общества.

Присмотритесь к домашней обстановке большинства простых ремесленников или поденщиков в цивилизованной и богатеющей стране, – и вы увидите, что невозможно даже перечислить количество людей, труд которых, хотя бы в малом размере, был затрачен на доставление всего необходимого им. Шерстяная куртка, например, которую носит поденный рабочий, как бы груба и проста она ни была, представляет собою продукт соединенного труда большого количества рабочих. Пастух, сортировщик, чесальщик шерсти, красильщик, прядильщик, ткач, ворсировщик, аппретурщик и многие другие – все должны соединить свои различные специальности, чтобы выработать даже такую грубую вещь. А сколько, кроме того, купцов и грузчиков должно было быть занято для доставки материалов от одних из этих рабочих к другим, живущим часто в весьма отдаленных частях страны! Сколько нужно было торговых сделок и водных перевозок, сколько, в частности, нужно было судостроителей, матросов, выделывателей парусов, канатов, чтобы доставить различные материалы, употребляемые красильщиком и нередко привозимые из самых отдаленных концов земли! А какой разнообразный труд необходим для того, чтобы изготовить инструменты для этих рабочих! Не говоря уже о таких сложных машинах, как судно матроса, валяльная мельница и даже станок ткача, подумаем только, какой разнообразный труд необходим для того, чтобы изготовить тот весьма простой инструмент – ножницы, которыми пастух стрижет шерсть. Рудокоп, строитель печи для руды, дровосек, угольщик, доставляющий древесный уголь для плавильной печи, выделыватель кирпича, каменщик, рабочий при плавильной печи, строитель завода, кузнец, ножевщик – все они должны соединить свои усилия, чтобы изготовить ножницы. Если мы таким же образом рассмотрим все различные предметы обстановки и одежды упомянутого простого ремесленника или поденщика, – грубую холщовую рубаху, которую он носит на теле, обувь на его ногах, постель, на которой он спит, и все различные части ее в отдельности, плиту, на которой он приготовляет свою пищу, уголь, употребляемый им для этой цели, добытый из глубин земли и доставленный ему, может быть, морем и затем по суше с далекого расстояния, всю остальную утварь его кухни, все предметы на его столе – ножи и вилки, глиняные и оловянные блюда, на которых он ест и режет свою пищу; если подумаем о всех рабочих руках, занятых изготовлением для него хлеба и пива, оконных стекол, пропускающих к нему солнечный свет и тепло и защищающих от ветра и дождя, если подумаем о всех знаниях и ремеслах, необходимых для изготовления этого прекрасного и благодетельного предмета, без которого эти северные страны света вряд ли могли бы служить удобным местом для жилья; об инструментах всех различных работников, занятых в производстве этих различных предметов необходимости и удобств; если мы рассмотрим все это, говорю я, и подумаем, какой разнообразный труд затрачен на все это, мы поймем, что без содействия и сотрудничества многих тысяч людей самый бедный обитатель цивилизованной страны не мог бы вести тот образ жизни, который он обычно ведет теперь и который мы весьма неправильно считаем весьма простым и обыкновенным. Конечно, в сравнении с чрезвычайной роскошью богача его обстановка должна казаться крайне простой и обыкновенной, и, тем не менее, может оказаться, что обстановка европейского государя не всегда настолько превосходит обстановку трудолюбивого и бережливого крестьянина, насколько обстановка последнего превосходит обстановку многих африканских царьков, абсолютных владык жизни и свободы десятков тысяч нагих дикарей.