Перевод с китайского, предисловие, комментарии академика Николая Конрада

© Н. И. Конрад (наследник), перевод, предисловие, комментарии, 2017

© ООО «Издательство АСТ», 2017

От переводчика

Среди огромной и разнообразной литературы, оставленной нам старым Китаем, особое место занимает литература по военному искусству. При этом, подобно широко известным классикам философии, и эта литература имеет своих классиков: древнему конфуцианскому «Пятикнижию» и «Четверокнижию» здесь соответствует свое «Семикнижие».

Это «Семикнижие» образовалось в результате продолжавшегося много веков отбора из очень большой военной литературы тех произведений, которые постепенно приобрели авторитет в вопросах войны и военного дела. Свою окончательную форму этот отбор получил при сунской династии в последней четверти XI в. С тех пор эти произведения заняли положение общепризнанных классиков.

Этих трактатов семь, но наибольшее значение имеют два из них, поставленные на первом месте: «Сунь-цзы» и «У-цзы», названные так по именам тех древних стратегов, которым традиция приписывает авторство если не самих этих сочинений непосредственно, то, во всяком случае, тех положений, которые там высказаны. Если «Семикнижие» в целом считается «каноном военной науки» (у-цзин), то основу этого канона составляют эти два трактата. Кстати сказать, они являются и наиболее древними: историческая традиция считает, что деятельность Сунь-цзы как полководца падает на конец VI и начало V в. до н. э.; деятельность У-цзы – на начало IV в. до н. э. Репутация этих двух трактатов такова, что уже с давних пор и в Китае, и в Японии принято было считать, что вообще военное искусство старого Китая есть «военное искусство Сунь-У» (Сунь-У бин фа).

Однако недаром из этих двух трактатов на первом месте поставлен «Сунь-цзы». Этот трактат создал основы военной науки старого Китая. В конце Минской эпохи, т. е. в первой половине XVII в., Мао Юань-и говорил, что, возможно, и были трактаты по военному искусству до Сунь-цзы, но, во-первых, они до нас не дошли, а во-вторых, самое существенное, что в них имелось, вошло в состав учения Сунь-цзы; после Сунь-цзы появился ряд сочинений в этой области, но все они в конечном счете либо прямо развивают те или иные идеи Сунь-цзы, либо находятся под его влиянием. Поэтому, заключает Мао, строго говоря, вся военная наука в Китае целиком заключается в «Сунь-цзы».

Эти слова свидетельствуют прежде всего о том ореоле непререкаемого авторитета, которым было окружено имя Сунь-цзы даже в столь поздние времена, т. е. когда военная наука в Китае насчитывала уже множество сочинений. Конечно, Мао не прав: не все трактаты «Семикнижия» повторяют «Сунь-цзы» или исходят из него. Вполне оригинальными по содержанию могут быть признаны трактаты «У-цзы», «Вэй Ляо-цзы», «Сыма фа» и некоторые другие, но совершенно бесспорно, что по значению никто, даже прославленный «У-цзы», не может быть поставлен рядом с «Сунь-цзы».

Под знаком «Сунь-цзы» идет вся позднейшая, по крайней мере с III в. н. э., военно-теоретическая литература старого Китая.

Эта роль «Сунь-цзы» не ограничивается одним Китаем. Совершенно такое же положение занимал трактат Сунь-цзы и в прежней Корее, и в феодальной Японии: и там это был авторитет во всех основных вопросах, касающихся войны.

Новое время не отвергло «Сунь-цзы». И в XIX и XX вв. как в Китае, так и в Японии «Сунь-цзы» изучается специалистами военного дела наравне со старыми классиками военной научно-теоретической мысли других народов.

Изучение трактата Сунь-цзы всегда составляло в этих странах необходимый элемент высшего военного образования. События же последних 20–25 лет1
Работа вышла в 1950 г. – Примеч. ред.

Пробудили новый, еще более широкий интерес к этому памятнику. На своей родине, в Китае, трактат Сунь-цзы оказался в сфере внимания непосредственных руководителей борьбы китайского народа против своих угнетателей и иностранных захватчиков.

Нельзя, с другой стороны, пройти мимо того факта, что за последние десятилетия трактат Сунь-цзы привлекал к себе усиленное внимание и в противоположном лагере, прежде всего – среди японских реакционных военных деятелей. Свидетельством этому являются новые издания трактата, вышедшие в 1935, 1940 и 1943 гг. и рассчитанные на широкого читателя. Поскольку эта популяризация древнего памятника имела место в те годы, когда японский империализм вел (с 1931 г.) разбойничью, захватническую войну в Китае и готовился к нападению на СССР, постольку ясно, что правящие круги империалистической Японии стремились использовать многие воззрения Сунь-цзы в своих целях и превратить трактат Сунь-цзы, соответственным образом прокомментированный, в одно из средств милитаристской пропаганды.

Несомненно, в учении Сунь-цзы, обусловленном своей исторической эпохой, есть много черт, привлекавших к нему тех, кто вел захватнические войны. Военная идеология, нашедшая свое яркое выражение в трактате Сунь-цзы, являлась идеологией господствующих классов Древнего Китая и в дальнейшем прочно вошла в военно-идеологический арсенал феодальных властителей Китая и Японии. Эта военная идеология – если рассматривать ее историческую роль на протяжении многих веков – была идеологией, необходимой тем, кто вел несправедливые, захватнические, грабительские войны. Но вместе с тем это учение никогда не пережило бы настолько свой век, если бы в нем не содержались и иные черты, делающие возможным обращение к нему и тех, кто вел и ведет борьбу против захватчиков. Освободительная борьба такого характера и размаха, какая никогда еще не наблюдалась в истории Китая и которая привела к победе народно-демократических сил, свидетельствует, что ряд положений Сунь-цзы, критически освоенных применительно к иной исторической обстановке и иным целям вооруженных действий, оказался пригодным и в борьбе народа против его угнетателей. Эти стороны учения Сунь-цзы, несомненно, представляют для нас особый интерес.

Таким образом, есть все основания для перевода этого древнего сочинения по военному искусству на русский язык. Этим самым вниманию специалистов, изучающих памятники военной науки, предлагается трактат Сунь-цзы – древнейшее и в то же время одно из наиболее широко известных произведений военной литературы в Китае, Корее, Японии. Этим самым появляется своего рода военно-теоретический комментарий к военной истории указанных стран, облегчающий изучение – с точки зрения характерного для ряда стран Дальнего Востока стратегического и тактического искусства – важнейших войн и сражений, которые там велись. Ввиду же того что Сунь-цзы и в Китае, и в Японии не отброшен новой военной наукой, стремящейся извлечь из его воззрений их рациональное зерно, знание этого трактата может быть небесполезным и для понимания некоторых сторон стратегии и тактики армий этих стран не только в прошлом, но и в новое время.

Есть одна специфическая сторона этого трактата, которой он в значительной мере обязан своей широкой известностью. Многие из его общих положений всегда легко переносились из области войны в область политики и дипломатии. Поэтому трактат Сунь-цзы имеет известное значение для понимания поступков не только военных деятелей, но и политиков упомянутых стран

Дальнего Востока, и притом отнюдь не только в отдаленные исторические времена.

Перевод трактата, предназначенный для современного советского читателя, неминуемо должен сопровождаться комментарием. Это необходимо прежде всего для того, чтобы вскрыть мысль Сунь-цзы, часто облеченную в такую форму, которая делает ее малопонятной для человека XX в. Не нужно забывать, что манера, в которой Сунь-цзы излагает свои мысли, отличается от стиля, которым пишутся привычные нам теоретические работы. Сунь-цзы не доказывает, не разъясняет. Он только высказывает свои положения, и высказывает обычно в сжатой, афористической форме. Поэтому понять его мысль по ее буквальному выражению часто нелегко, и переводчику, не желающему превращать перевод в распространенный пересказ, нередко приходится предоставлять разъяснение этой мысли комментарию. Далее, нужно помнить, что Сунь-цзы употреблял слова и выражения своего времени, во многих случаях непонятные даже его китайским читателям позднейших времен. Поэтому перед переводчиком, не желающим европеизировать и модернизировать язык и стиль древнего китайского стратега, встает необходимость, оставив в переводе слова и выражения по мере возможности такими, каковы они в оригинале, разъяснять их в особом комментарии. И наконец, трактат Сунь-цзы принадлежит древней китайской культуре: все его содержание укладывается в круг понятий этой культуры, связано с определенной исторической обстановкой. Советский читатель может этой обстановки не знать, а без этого знания трактат Сунь-цзы не может быть полностью понят. А это означает, что переводчик должен представить те или иные положения Сунь-цзы в свете китайской истории той эпохи.

Все эти причины и привели к тому, что к русскому переводу оказался присоединенным обширный комментарий, поясняющий фразу за фразой весь текст трактата. Переводчик стремился разъяснить смысл его отдельных понятий, смысл его положений и правил, а также установить внутреннюю связь между отдельными высказываниями и частями трактата в целом.

Составляя свой комментарий, автор старался вскрыть мысль Сунь-цзы, как она должна была представляться в его время. Ключ к идеям и положениям Сунь-цзы, конечно, пришлось искать, как только что было сказано, прежде всего в его эпохе. Этой эпохой, по убеждению автора, был так называемый период «Пяти гегемонов» (У ба), т. е. VII–VI вв. до н. э., точнее, конец VI – начало V в., т. е. время, когда древний рабовладельческий Китай состоял из самостоятельных, боровшихся между собой царств. Именно тогда и сложилась доктрина Сунь-цзы как учение о захватнической войне в интересах рабовладельцев.

Конкретное историческое содержание той эпохи, общий ход исторического процесса того времени, как он раскрывается в свете нашей исторической науки, и определили понимание основных положений трактата. При изучении этой эпохи автор обратился к особому, до сих пор не привлекавшемуся материалу: к сочинениям по военному искусству, возникшим в ближайшие к эпохе Сунь-цзы времена – в период Чжаньго (403–221), именно – к трактатам «У-цзы», «Вэй Ляо-цзы» и «Сыма фа», а также к литературе хотя и значительно более поздней, но тесно связанной с трактатом Сунь-цзы, как, например, к известным «Диалогам» Ли Вэй-гуна. Поэтому читатель найдет в книге ряд цитат из этих, а также и других трактатов «Семикнижия», цитат, призванных разносторонне осветить то или иное положение Сунь-цзы.

Эпоха Сунь-цзы, рассмотренная с привлечением указанной специальной литературы, послужила первым материалом для русского комментария трактата. Огромную помощь в деле разъяснения трактата оказали, конечно, и китайские комментаторы. Как известно, комментарии на трактат Сунь-цзы стали появляться уже в древности; есть сведения о существовании таких комментариев уже в эпоху Хань (206 г. до н. э. – 220 г. н. э.). Они не дошли до нас, и наиболее ранний из известных нам – комментарий Цао-гуна относится к началу III в. н. э. Комментирование интенсивно продолжалось и дальше, так что трактат постепенно оброс целой толковательной литературой. В конце концов в XI в. был окончательно установлен список наиболее важных и авторитетных комментариев из числа появившихся с III по XI в. включительно. Таких оказалось десять, авторами которых были: Цао-гун, Ду Му, Мэй Яо-чэнь, Ли Цюань, Ван Чжэ, Хэ Янь-си, Мэн-ши, Чэнь Хао, Цзя Линь, Чжан Юй. К ним обычно присоединяют еще и одиннадцатого – Ду Ю. Эти комментарии и стали сопровождать в дальнейшем всякое издание трактата, так как без них он для китайского читателя позднейших времен уже был во многом непонятен.

Ценность этих комментариев огромна. Авторы их – знатоки военного дела – дают богатейший материал для понимания той или иной мысли Сунь-цзы. Поэтому всякий переводчик, составляя свой комментарий, обязан пользоваться этим материалом. При этом комментирование трактата велось не только в Китае; Сунь-цзы, ставший классиком военного искусства на всем Дальнем Востоке, вызвал внимание и японских военных писателей. Это было и в феодальной Японии, это наблюдается и в современной.

Переводчик привлек только один из японских комментариев: старое толкование Опо Сорай (1750). Новейшими японскими комментариями автор не пользовался, так как, по его мнению, в них нет ничего, что заслуживало бы внимания с точки зрения раскрытия подлинного содержания учения Сунь-цзы. Поэтому читатель не найдет в настоящей работе никаких ссылок на этих комментаторов, хотя они автору хорошо известны.

Составляя русский комментарий трактата, автор ни в коем случае не исходил из какого-нибудь одного из этих комментаторов. Исходить из одного значило бы подчиниться его концепции. Но концепция каждого комментатора всегда отражает его эпоху, его личность. Автор же стремился, как сказано выше, понять мысль Сунь-цзы адекватно эпохе, в которую жил и действовал Сунь-цзы, и той социальной среде, интересы и чаяния которой он представлял, – насколько, конечно, наши исторические знания позволяют решить такую задачу. Автор постарался расширить эти знания привлечением нового, указанного выше материала: перечисленной выше древней китайской литературы по военному искусству. Старые китайские комментаторы привлекались лишь при филологическом изучении текста, необходимом для русского перевода. Как уже было сказано, многие слова и выражения трактата очень трудны для понимания, и не только для современного читателя: не забудем, что уже в эпоху вэйского Цао-гуна, т. е. в III в., понадобился комментарий, без которого этот трактат, очевидно, был малопонятен даже тогда. При этом самое беглое знакомство с комментаторской литературой убеждает нас в том, что различные комментаторы по-разному, иногда прямо противоположно понимали те или иные слова и выражения трактата, по-своему истолковывали смысл многих его фраз. Переводчик мог, конечно, предложить тот перевод, который с первого взгляда представляется как будто само собой разумеющимся. Однако долгий опыт работы над китайскими классиками убедил в том, как легко при таком неосторожном подходе вложить в исследуемый текст содержание, которого в нем никогда не было. Поэтому каждую версию предлагаемого перевода необходимо было всегда проверять. Основным методом проверки правильности перевода того или иного места трактата было сопоставление этого перевода с переводом других мест, соприкасающихся по теме, материалу, мысли. Кроме того, возможность такого именно перевода оценивалась в свете общей концепции трактата, той системы взглядов, которая, по убеждению исследователя, в нем заложена. Но каждое установленное таким путем понимание переводчик сопоставлял с данными различных китайских комментариев, стремясь проверить допустимость данного им лексического и грамматического толкования вообще. Однако для плодотворности этой работы было необходимо подвергнуть этих китайских комментаторов серьезному критическому рассмотрению, которое нашло свое отражение частично в основной части труда – разборе учения Сунь-цзы, частично в «Примечаниях». Если привести всю проделанную работу полностью, получился бы труд узкоспециального синологического характера. А именно этого автор и не хотел делать, так как он обращается в первую очередь к военному специалисту вообще, к историку военно-теоретической мысли. При этом, как уже сказано, китайские комментаторы во многом по-разному понимают своего автора, очень часто не согласны друг с другом. Их работы представляют род развернувшейся в истории китайской военно-теоретической мысли дискуссии по вопросам военной науки, а также своего рода историю развития этой мысли в Китае вообще. Но изучение этой истории – задача особая, не входящая в рамки данной работы.

Многие положения Сунь-цзы, вероятно, вызовут у читателя-специалиста ассоциации с отдельными мыслями и даже с общими взглядами тех или иных писателей по вопросам военного искусства или полководцев различных стран. Но автор настоящей работы этого не затрагивает: во-первых, это – особая тема, выходящая за рамки настоящей работы, а во-вторых, автор не является специалистом по истории военно-теоретической мысли и не считает себя вправе делать какие бы то ни было сопоставления и выводы в этой области. По его мнению, это могут сделать и, как автор надеется, сделают наши военные специалисты, осветив, таким образом, место Сунь-цзы в истории древней военно-теоретической мысли и древнего военного искусства. Именно для такой совершенно особой работы автор и дает свой материал.

Автор не имел также возможности указать, как изучался трактат Сунь-цзы в кругах военных специалистов в Китае и Японии в Новейшее время. Автор знает, что трактат Сунь-цзы входил в систему военного образования этих стран, и обращает на этот факт внимание своих читателей-специалистов. Более того, именно этот факт и заставил автора взяться за изучение этого древнего памятника. Но исследование того, что именно из воззрений Сунь-цзы вошло в военную доктрину правящих кругов империалистической Японии, старого императорского и гоминь-дановского Китая, не входило в задачу автора, так как это также является темой особой работы, требующей для своего освещения специальных знаний, которыми автор не располагает. Но именно для того, чтобы помочь соответствующим специалистам разобраться в этом вопросе, автор и проделал свою историко-филологическую работу.

Эти разъяснения необходимы для того, чтобы заранее предупредить читателя о том, что именно автор считал входящим в задачу его труда и что он мог в нем дать в меру своих возможностей.

В заключение автор позволяет себе выразить надежду, что предлагаемый материал окажется небесполезным для историка военно-теоретической мысли. И если Сунь-цзы будет включен у нас в число авторов, более подробно изучаемых в плане истории военной науки, цель данной работы будет достигнута. Сунь-цзы на это имеет право не только потому, что он основоположник и важнейший классик старой военной науки в Китае и Японии, не утративший своего значения и в наше время, но и потому, что он наиболее древний из военных писателей мира, мысли которого дошли до нас в форме более или менее законченного трактата.

Н. Конрад

Июнь 1949 г.

Введение

1. Трактат Сунь-цзы

Как известно, основным и, в сущности, единственным по своему значению источником наших сведений о Сунь-цзы является его биография, помещенная Сыма Цянем (145–86/74) в его «Ши-цзи» – «Исторических записках». В них сообщается, что имя Сунь-цзы было У, что родился он в царстве Ци, служил одно время в царстве У в качестве военачальника, затем вернулся в родное царство и там вскоре умер.

Эта биография не имеет особого значения для науки, так как рассказы о Сунь-цзы, которые в ней приводятся, по своему характеру относятся скорее к историческим анекдотам, создавшимся вокруг имени знаменитого стратега древности, чем к историческим фактам. Собственно говоря, приводится лишь один, ставший хорошо известным рассказ: о демонстрации Сунь-цзы – во время пребывания его в царстве У – своего искусства на примерном сражении двух отрядов, составленных из царских наложниц. Этот рассказ изложен в комментарии к VIII главе и, конечно, интересен только как иллюстрация того, как представляли себе последователи Сунь-цзы некоторые положения его учения, в данном случае – положение об абсолютной власти полководца, когда он на войне, – иллюстрация, ради большей значительности соединенная с именем автора. Был ли этот случай в действительности, это не имеет никакого значения. Для науки в этой биографии важно только то, что из нее мы узнаем о времени жизни Сунь-цзы, о том, что он был стратег – полководец или военный советник на службе в царстве У и что он был, кроме того, автором трактата, вошедшего в историю китайской культуры под его именем.

Время жизни Сунь-цзы определяется данными этой его биографии. Как передает Сыма Цянь, главная деятельность Сунь-цзы протекала в царстве У в то время, когда там правил Хо-люй. Если следовать принятой хронологии, правление Хо-люя падает на 514–495 гг. до н. э. Таким образом, мы можем установить самое важное для нас – эпоху, в которую Сунь-цзы жил: это конец так называемого периода Чуньцю (770–403).

Это обстоятельство уже само по себе проливает свет на его личность. Сунь-цзы находился на службе у князя Хо-люя, согласно Сыма Цяню, в качестве полководца, и в качестве такового он действовал с большим успехом. Сыма Цянь сообщает, что Сунь-цзы разгромил царство Чу, находившееся к западу от У, овладел даже его столицей – городом Ин; на севере нанес поражение двум другим царствам – Ци и Цзинь. Именно его победам царство У обязано усилением своего могущества и укреплением своего положения среди прочих царств. Находившееся на юго-восточной окраине тогдашнего Китая, это владение считалось «варварским» и сначала не входило в качестве полноправного члена в систему владений, из которых слагалось государство того времени, возглавляемое царями династии Чжоу. Лишь после побед Сунь-цзы владетель этого царства вошел в состав «чжухоу», т. е. официально признаваемых правителей самостоятельных владений.

Искусство войны Сунь Цзы – является старейшим пособием о ведении военных действий дошедший до наших времен. Тракт «Искусство войны» написан примерно в конце 6 начале 5 века до нашей эры величайшем полководцем того времени Сунь Цзы проживавшем в царстве Ци. До сих пор не ясно является ли Сунь Цзы реальным историческим лицом и автором произведения «Искусство войны», исходя из последних исследований возможным автором мог быть полководец Сунь Бинь. Не смотря на то, что автор точно не известен книга вошла в историю как – «Искусство войны» Сунь Цзы, так же встречаются названия: «тракт о военном искусстве» Сунь Цзы, «Законы войны (военные методы) почтенного (учителя) Суня».

Философия «Искусства войны»

Сама книга Искусство войны состоит из 13 глав, в которых описываются основные этапы ведения войны. Вот эти главы:

  • Предварительные расчеты
  • Ведение войны.
  • Стратегическое.
  • Боевая форма.
  • Мощь.
  • Полнота и пустота.
  • Борьба на войне.
  • Девять изменений.
  • Поход.
  • Формы местности.
  • Девять местностей.
  • Огневое нападение.
  • Использование шпионов.

Сама книга переполнена конфуцианской философией и нужно отметить, что суть книги «Искусство войны» Сунь Цзы сводится к тому, что войну нужно избегать. А применять боевые действия стоит ради процветания государства и народа. Именно эта глубокая жизненная философия делает книгу не только актуальной и спустя тысячи лет с момента написания, но и позволяет её применять и в других жизненных сферах, например в бизнесе.

Применение «Искусства войны»

Наибольшее распространение Искусство войны Сунь Цзы получило на востоке, причем, в том числе за пределами Китая. В частности тракт о военном искусстве получил широкое применение в Японии. Во многих странах он используется до сих пор при обучении офицеров, например в армии США и Китая. Так же есть множество не подтверждённых историй что «Искусства войны» применялось известными полководцами прошлого, в частности Наполеоном и фашистской Германией.

Поскольку большая часть книги написана о том, как вести войну без применения силовых методов книга получила широкое применение в сферах не связанных с армией, особенно в , а так же в спорте. Написано множество современной бизнес литературы посвященной практическому использованию советов описанных в «Искусстве войны». Одной из самых известных является история про наложниц.

История про Наложниц

Однажды князь попросил Сунь Цзы продемонстрировать свои способности на деле. Для этого он предложил ему в распоряжение свой гарем. Это был хитрый ход, но Сунь Цзы не отказался, он разделил гарем на два отряда, раздал женщинам алебарды и назначил во главе отрядов двух любимых наложниц князя.

Отряды заняли боевое построение. Когда Сунь Цзы стал командовать «направо», «налево», «вперёд» - женщины начали смеяться и не выполнять приказ. Сунь Цзы сказал: «отряд не выполнил приказ, значит, нужно его повторить», что он и сделал.

Но наложницы не выполнили приказ снова, тогда Сунь Цзы произнес «если приказ не выполнен повторно, это вина командиров, поскольку полководец разъяснил приказ два раза». И приказал казнить двух любимых наложниц.

Князь, осознав серьезность ситуации решил отменить приказ, на что Сунь Цзы сказал что на войне приказ полководца никто не вправе отменять и наложницы были казнены. После этого наложницы стали выполнять все приказы с первого раза.

Цитаты из книги «искусство войны»

В книге Сунь Цзы Искусство войны есть множество известных цитат, они применяются уже многие века среди полководцев. Но в 21 веке эти цитаты часто применяются и в мирных сферах. Наиболее известные цитаты из книги «Искусство войны» вы можете прочитать ниже:

«Война – это великое дело для государства, это почва жизни и смерти, это путь существования и гибели. Это нужно понять»

«Мощь – это умение применять тактику, сообразуясь с выгодой»

«Никогда еще не бывало, чтобы война продолжалась долго и это было бы выгодно государству. Поэтому тот, кто не понимает до конца всего вреда от войны, не может понять до конца и всю выгоду от войны»

«Война любит победу и не любит продолжительности»

«Находясь в порядке, ждут беспорядка; находясь в спокойствии, ждут волнений; это и есть управление сердцем»

«Бывают дороги, по которым не идут; бывают армии, на которые не нападают; бывают крепости, из за которых не борются; бывают местности, из за которых не сражаются; бывают повеления государя, которых не выполняют»

«Сущность войны - обман. Искусный должен изображать неумелость. При готовности атаковать демонстрируй подчинение. Когда ты близок - кажись далёким, но когда ты очень далеко - притворись, будто ты рядом»

«Одержать сто побед в ста битвах - это не вершина воинского искусства. Повергнуть врага без сражения - вот вершина»

«Осмелюсь спросить: а если противник явится в большом числе и полном порядке, как его встретить? Отвечаю: захвати первым то, что ему дорого. Если захватишь, он будет послушен тебе»

Сунь Цзы (кит. трад. 孫子, упр. 孙子, пиньинь: sūnzi) - китайский стратег и мыслитель, предположительно, живший в VI или, по другим источникам, в IV веке до н. э. Автор знаменитого трактата о военной стратегии «Искусство войны».

Родился Сунь Цзы в царстве Ци. Он служил наемным полководцем в царстве У. Князь Хо Люй попросил его поговорить о военном деле. Сунь Цзи должен был продемонстрировать свои навыки. Он попросил передать князя гаремы, которые разделил на два отряда. Во главе каждого отряда он поставил по главной наложнице и дал им алебарды. ОН стал объяснять им военные команды. Отряды заняли боевое построение, но когда Сунь Цзы начал отдавать такие команды, как «вперед», «налево», «направо» - никто их не исполнял. Так продолжалось несколько раз. Сунь Цзы сказал, что если не исполняются команды – это вина командиров. Он велел казнить двух наложниц, что стояли во главе отрядов. Князь понял, что это не шутки, он попросил отменить казнь, но Сунь Цзы был непреклонен. Он сказал, что никто на войне не имеет права ослушаться командира. Так наложницы были казнены. После этого инцидента женщины старательно исполняли команды. Когда же князя позвали на осмотр войск он - не появился. Сунь Цзы его упрекнул в том, что тот только болтает о военном деле.

Когда возникла опасность для царства У, князь позвал Сунь Цзы на помощь. Ему было доверено войско, с которым Сунь Цзы одержал крупные победы. Он разбил царство Чу и захватил город Ин. Также разгромил царства Цзинь и Ци. Именно благодаря Сунь Цзы царство У укрепило свои позиции. Это царство стало частью цивилизованного Китая. По просьбе князя Хо Люя Сунь Цзы написал знаменитый трактат «Искусство войны». Затем Сунь Цзы вернулся в свое родное царство и очень скоро умер. Однако в течение веков китайцы, а позже монголы, учились по «Искусству войны». Первый перевод всего трактата сделали японцы, но трактат не привлек внимания исследователей с запада. Однако в 1722 году миссионер в Пекине перевел трактат и опубликовал его в Париже. Новый перевод был сделан в 1782 году. Вскоре «Искусство войны» перевели на многие языки мира. Этот трактат – первая известная попытка поставить стратегию и тактику на рациональную основу. Многие советы автора выглядят довольно простыми. История войны показывает, что очень часто нарушаются одни из самых основных принципов военного искусства.

Согласно Сунь Цзы, вступление в битву – это последнее средство. Перед тем, как опрометчиво кинуться в бой надо попробовать и другие методы. Например, пустить слухи во вражеском лагере, подкупить влиятельных руководителей и сделать все возможное, чтобы подорвать боевой дух врага. Сунь Цзы написал трактат для ведения войны в обычных условиях, но им пользовались как надежным пособием по ведению партизанских войн. Во время вьетнамской войны английский перевод книги быстро сметали с прилавков. Написана книга Сунь Цзы просто и читается легко. Она доступна для изучения, как офицерам, так и солдатам. На военную историю Сунь Цзы оказал колоссальное влияние.


«Искусство войны. Законы войны почтенного учителя Суня» — наиболее известный древнекитайский трактат на тему военной стратегии и политики, основополагающий текст «школы военной философии». Этот трактат применялся в военных действиях такими полководцами как Во Нгуен Зиап и Такэда Сингэн, а также применяется в процессе военного обучения в армии США, включая военно-морские силы.

Автором трактата является стратег и военачальник Сунь Цзы. Изначально трактат был датирован концом VI – началом V веков до н.э., однако после того как в захоронении начала эпохи Хань в 1972 году была обнаружена его расширенная версия некоторые исследователи стали считать, что он был создан во второй половине V до н.э. В любом случае, данный трактат является очень важным историческим документом, и большое счастье, что сегодня у каждого человека есть возможность с ним ознакомиться.

Сунь Цзы – китайский мыслитель, стратег, который жил, предположительно, в VI веке до н.э. Он занимал должность наёмного полководца князя Хо Люя, правившего в царстве У, сумел разгромить сильнейшее царство Чу и захватить его столичный город Ин, а также нанести поражение царствам Цзинь и Ци. Именно заслуги Сунь Цзы сделали царство У очень могущественным и позволили ему стать частью цивилизованного Китая.

Выполняя просьбу князя Хо Люя, Сунь Цзы и написал трактат о военном искусстве «Искусство войны. Законы войны почтенного учителя Суня», после чего вернулся в родное царство Ци, где и прожил остаток своих дней. Кстати, на происхождение от Сунь Цзы много лет спустя претендовали члены клана Суней – Сунь Цюань, Сунь Цэ и Сунь Цзянь, которые жили в эпоху Троецарствия.

Краткое содержание трактата «Искусство войны. Законы войны почтенного учителя Суня»

Трактат состоит из тринадцати глав, каждая из которых посвящена определённому аспекту ведения военных действий. Ниже вы можете прочитать некоторые положения нескольких разделов трактата.

Предварительные расчёты

Война является крайне важным процессом в жизни любого государства, и чтобы прийти к пониманию её перспектив, необходимо осознать пять её составляющих и ответить на семь вопросов.

Пятью составляющими войны являются:

  • «Путь» — отношение народа к своему правителю, доверие к нему, готовность умереть за него. Сюда относятся человеческие ресурсы и , которой обладает правитель
  • «Небо» — то время, которое есть в распоряжении воюющей стороны
  • «Земля» — недостатки и преимущества, которыми обеспечивает полководца местность
  • «Полководец» — войск, его мужество, беспристрастность и ум
  • «Закон» — всё, напрямую касающееся войск: подготовка, уровень офицерского состава и т.д.

Вопросы, на которые нужно дать ответ:

  • Кому из правителей свойственен наиболее ярко выраженный «Путь»?
  • Кого из полководцев можно назвать талантливым?
  • Кто из полководцев уже имеет опыт в использовании «Неба» и «Земли»?
  • Чья армия является наиболее дисциплинированной?
  • Чья армия является лучше обученной?
  • Кто из полководцев лучше понимает, что происходит в его войсках: кто достоин награды, а кого следует наказывать?

Ведение войны

В процессе ведения войны требуется самым тщательным образом вести , как очевидных, так и транспортных, ремонтных, бытовых. Важно понимать, какого вреда следует ждать от войны, чтобы иметь возможность оценить пользу, которую принесёт война.

Если войну затягивать, то все воюющие стороны будут нести убытки. Грамотный полководец, сумевший правильно рассчитать потребности, только единожды набирает солдат и запасается провиантом.

Стратегическое нападение

Сражение и победа – это далеко не лучшее, что способен сделать для своего государства правитель, и гораздо грамотнее одержать победу, вообще избежав сражения. Эффективнее всего сохранить государство врага и его вооружённые силы. Побеждающий без разрушений, осад и сражений может рассчитывать на гораздо большее, чем он имел изначально.

Правитель, который управления армией, может оказаться большой проблемой для всего государства. А победу можно одержать, если полководец умеет выбирать момент для сражения и момент, когда его нужно избежать, способен вести сражения с использованием как крупных, так и мелких армий, умеет выжидать и использовать неосторожности врага, способен самостоятельно управлять войском.

Форма

Важно уметь различать победу и непобедимость. Непобедимость является умением сохранять себя, а значит, зависит от того, кто намерен быть непобедимым. На возможность победить влияют врага, исходя из чего, не существует гарантированных побед. Победа связана с наступлением, а непобедимость – с обороной.

Умный предводитель изначально всё просчитывает, и лишь после этого вступает в схватку – это является предопределением его победы. Неграмотный предводитель изначально вступает в бой, и только после этого рассуждает на тему того, что требовалось сделать для победы – это является предопределением поражения.

Мощь

Не столь важно, управляет предводитель мелкими отрядами или многочисленными армиями, гораздо важнее правильное ведение боя и эффективность маневра. Если бой ведётся правильно, будет обеспечен эффективный маневр, обеспечивающий победу, т.к. появляется великое множество вариантов ведения боя.

Также важно брать в расчёт мощь и степень рассчитанности удара. Мощь является собиранием силы и управлением ей, а рассчитанность – на цели. Во время схватки мощь должна соответствовать изменяющейся обстановке, а рассчитанность гарантирует осуществление молниеносной атаки.

Полнота и пустота

Оказавшийся на поле боя раньше противника экономит огромное количество сил, а тому предводителю, который направляет войска в бой сразу по окончании марша, придётся управлять усталым войском, пусть даже до этого оно было сильнее войска врага.

Сильный должен быть обессилен, имеющий провиант , укрепившийся должен быть вынужден двигаться. Для дезориентации врага необходимо изначально выступить в том направлении, в котором он и ожидает, а затем сменить направление и идти другим путём. Если даже на длинном пути не будет засады, армия придёт к полю боя полной сил.

Для эффективной атаки требуется нападать на незащищённое место. Для эффективной обороны требуется защищать место, на которое не нападают. Когда враг не знает, где будет проведена атака, и где нужно защищаться, он будет рассеивать свои силы.

Борьба на войне

Борьба во время войны является сложной, и самым сложным в ней является умение сделать так, чтобы извлечь выгоду из бедствия, а обходной путь превратить в прямой. При движении по обходному пути требуется отвлекать врага, заманивая его выгодой, тем самым заставив сбросить темп. Борьба во время войны является опасной, ведь, пытаясь извлечь выгоду, можно понести потери, а армия, у которой нет запасов, скорее всего, погибнет.

Важность информации не может быть переоценена. Если не знаешь замыслов потенциальных союзников, не следует заключать соглашение с ними. Если не знаешь обстановку и рельеф, невозможно направлять войска и добиться преимуществ на местности.

Пять опасностей

Особенности местности должны быть учтены всегда. Лагерь не нужно разбивать в центре бездорожья, не нужно долго стоять там, где отсутствует вода, лес и естественные укрытия. В тех местах, где соединяется множество путей, нужно заключать союзы с соседями, дабы предотвратить неожиданное нападение на каком-либо из путей.

Пятью опасностями полководца являются:

  • Желание умереть во что бы то ни стало – полководца могут убить
  • Желание выжить во что бы то ни стало – полководца могут пленить
  • – полководца могут начать презирать
  • Чрезмерная чувствительность – полководец может слишком многим быть оскорблён
  • Чрезмерное человеколюбие – полководец может быстро остаться без сил

Данные опасности являются не просто недостатками полководца, но и бедой для всей армии.

Вместо заключения

Конечно же, мы упомянули лишь о немногих идеях, о которых рассказывает в своём трактате «Искусство войны. Законы войны почтенного учителя Суня» Сунь Цзы. Но в этом есть своё преимущество – желание изучить эту уникальную работу становится ещё сильнее, и это далеко не случайно.

Две с половиной тысячи лет – это огромный срок для любой книги. А та книга, которую используют в качестве учебника различные люди на протяжении всего этого времени – воистину уникальнейший случай, если, конечно, не рассматривать различные священные писания. Но даже с ними «Искусство войны» может посоревноваться в популярности – каждый абзац этой книги скрывает в себе бесценный опыт выдающегося философа и полководца, который может пригодиться не только на войне, но и в обычной мирной жизни.

«Искусство войны» — один из первых трактатов, посвящённых военной стратегии, тактическим приёмам и самой философии войны. Автором книги был китайский полководец и философ Сунь Цзы, живший в VI веке до н. э. Его концепции и рекомендации легли в основу военной практики большинства азиатских стран. В начале XVIII века «Искусство войны» стали переводить на европейские языки. Известно, что трактат был настольной книгой Наполеона Бонапарта, также изложенные в «Искусстве войны» идеи заинтересовали руководство нацистской Германии. А в наши дни труд Сунь Цзы используется для обучения офицерского состава армии США.

Личность Сунь Цзы и история написания трактата

Вплоть до III века до н. э. Китай не был единым государством. На территории Поднебесной располагалось несколько независимых царств, находящихся в состоянии перманентной войны друг с другом. Сунь Цзы родился приблизительно в середине VI века до н. э. в царстве Ци. Он сделал блестящую военную карьеру и стал наёмным полководцем при князе Хэлюе, возглавлявшем царство У. При дворе князя Сунь Цзы прославился своей мудростью и прозорливостью. По просьбе Хэлюя полководец и написал «Искусство войны», где изложил все свои знания.

Однако Сунь Цзы прославился не только как теоретик, но и как практик. Благодаря его таланту, царство У сумело подчинить себе соседние княжества.

Ключевые идеи

Представления Сунь Цзы о войне отличаются своей целостностью. Его труд очень последователен и обстоятелен. Единые, законченные идеи пронизывают каждую главу текста. Основные мысли Сунь Цзы заключаются в следующем:

  • Война — это всегда убытки. Поэтому любой конфликт нужно решать, в первую очередь, дипломатически.
  • Спешка и эмоции — верный путь к гибели. Военачальник должен быть сдержан и полагаться только на здравый смысл.
  • Основная задача полководца — добиться управления противником.
  • Главное на войне — не удача, а владение информацией.
  • Боеспособная армия — это та армия, в которой солдаты обеспечены всем необходимым, чётко знают свою цель и строго подчиняются командирам.

«Искусство войны» состоит из 13 глав, каждая из которых рассматривает те или иные аспекты подготовки войны и ведения боя.

Предварительные расчёты

Сунь Цзы подчёркивает, что выиграть войну без тщательной подготовки невозможно. Прежде чем начинать войну, правитель и полководец должны проанализировать пять главных элементов войны.

  • Во-первых, нужно оценить «Путь» — то есть, состояние общества, отношение народа к власти и возможным военным действиям.
  • Вторая важная составляющая — это «Небо» — время, которым может располагать воюющая сторона.
  • Третий элемент — «Земля» — местность, на которой будет вестись война, время года и погодные условия.
  • Четвёртая составляющая — сам «Полководец». Необходимо понять, насколько талантлив человек, возглавляющий войско, способен ли он действовать разумно и беспристрастно.
  • И, наконец, пятый важный элемент — «Закон». Сюда относится всё, что касается непосредственно армии (уровень подготовки солдат и офицеров, провизия, вооружение, форма и многое другое).

Ведение войны

Полководец должен не только предугадать возможные тактические ходы противника, но также подчитать убытки, которые повлечёт за собой война, и потенциальные приобретения. Нельзя затевать войну без подробной сметы, где учитывались бы расходы на нужды армии. При этом талантливый военачальник сумеет избежать излишнего затягивания боевых действий и, тем самым, убережёт государство от дополнительных трат, а солдат — от голода, болезней и лишений.

Планирование нападения

Сунь Цзы советует полководцам не спешить с началом боевых действий. Битва — это самое последнее средство ведения войны. Прежде чем переходить к сражению, нужно испробовать дипломатию, подкуп, запугивание, дезинформацию и шпионаж. Противник должен быть лишён союзников и сбит с толку. Только после этого можно переходить к быстрой и решительной атаке.

Для того чтобы война окончилась победой, каждый человек¸ находящийся на поле брани, начиная от простого солдата и заканчивая правителем, должен преследовать общую цель.

Форма

Полководец должен уметь найти ту точку, на которой он сможет закрепиться при неудаче. Как только его армия достаточно окрепнет, можно будет начать продвижение вперёд.

Мощь

Задача полководца — перехватить стратегическую инициативу и заставить противника двигаться в нужном направлении. Для того чтобы овладеть этой инициативой, военачальник должен уметь правильно вести бой и маневрировать. Каждый манёвр приближает противника к ловушке, всё больше запутывая вражескую армию.

Полнота и пустота

В этой главе Сунь Цзы вновь напоминает о важности предварительных расчётов. Победа будет гарантирована тому, кто первый придёт на поле боя. Опоздание же грозит катастрофой. Полководец должен успеть изучить местность, занять более выгодные позиции, возвести укрепления и дать отдохнуть своим солдатам.

Также главнокомандующий должен понимать логику, которой руководствуется противник, знать все слабые и сильные места врага. От этих сведений напрямую зависит план наступления и все последующие маневры армии.

Борьба на войне

Даже самые быстрые и мощные атаки ничего не дадут, если в стане врага царят порядок и дисциплина. Полководец должен уметь измотать и деморализовать своего противника. Только после этого наступление увенчается успехом.

Излишняя спешка на войне обычно приводит к гибели. Лучше потратить время на изучение дорог и общение с местными жителями, чем перейти к атаке, которая быстро разобьётся об укрепления противника.

В то же время полководец должен следить и за порядком в своём лагере. Только единство и дисциплина приведут к цели.

Девять изменений

В этой главе Сунь Цзы отмечает, что причинами поражения могут быть не только успешные действия противника или неудачное место дислокации, но и неумение полководца контролировать свои эмоции.

Некоторые военачальники ведут себя на поле боя слишком отчаянно и безрассудно, стремясь к смерти, а некоторые — трусят и в результате попадают плен. Часть полководцев слишком сурова к своим солдатам, а часть — обходится с ними слишком мягко. В обоих случаях армия перестаёт подчиняться своему командующему. Также губительно и чрезмерное честолюбие главнокомандующего. Это чувство может привести к тому, что полководец забудется во время боя и потеряет своё хладнокровие.

Поход

В этом сугубо практическом разделе Сунь Цзы, опираясь на свой опыт, рассказывает, как нужно вести военные действия на разных типах местности, правильно форсировать реку, двигаться по горам, какие точки следует выбирать для начала боя. Также он уделяет внимание поведению противника и поясняет, как следует трактовать те или иные действия врага.

Формы местности

Сунь Цзы немного дополняет предыдущую главу, рассказывая о ведении боя в тех или иных природных условиях. Но большая часть раздела посвящена отношениям между полководцем и солдатами. Сунь Цзы считает, что командир должен уметь поддерживать баланс при общении со своими подчинёнными. Обычно солдаты готовы умереть за полководца, который их любит и о них заботится. Но у слишком мягкого главнокомандующего армия может легко выйти из-под контроля.

Девять местностей

Данная глава раскрывает специфику ведения боя на своей и вражеской земле. Сунь Цзы рассказывает о том, в каких случаях лучше захватывать новые территории, а в каких — будет рациональнее отступить. Также в тексте присутствует описание местностей, наиболее подходящих для атаки, отступления или окружения.

Огневое нападение

В главе рассказывается об уничтожении складов, полей, припасов и вооружённых сил противника. При этом Сунь Цзы призывает руководствоваться не злобой и жаждой мести, а исключительно благоразумием.

Использование шпионов

Сунь Цзы подчёркивает, что даже самый лучший план тактического наступления не стоит ничего, если полководец не имеет сведений о противнике. Использование шпионов нужно не только для того, чтобы знать всё о стане врага, но и для того, чтобы сам противник получал ложную информацию.