В День Победы в Симферополе крымскотатарские ветераны почтили память воинов, погибших в Великую Отечественную войну, и возложили цветы к мемориальной доске дважды героя Советского Союза, лётчика-аса, уроженца Алупки Аметхана Султана. Крымскотатарские ветераны и участники партизанского движения в Крыму приняли участие и в возложении цветов к другим памятным местам, связанным с Великой Отечественной войной, и к вечному огню в парке имени Юрия Гагарина. Общеизвестно, что в тот момент, когда лучшие сыны и дочери крымскотатарского народа ещё продолжали борьбу с врагом и шли к Берлину, их семьи и весь крымскотатарский народ обвинили в предательстве и выслали из Крыма в мае 1944 года. Многие из них, погибая за родину, ещё об этом не знали.
Горечь случившегося и обида за несправедливость до сих пор не даёт покоя крымскотатарским ветеранам, которых также выслали в места депортации и они были лишены права возвращаться в Крым. Этого права были лишены и семь героев Советского Союза из числа крымских татар. Некоторые крымскотатарские историки считают, что в процентном отношении к численности крымских татар из их числа больше всего награждённых звездой героя. Генерал-лейтенант Абляким Гафаров в годы войны был председателем комитета героической обороны Сталинграда, награждён четырьмя орденами Ленина, руководил отделом обороны ЦК ВКП(б) (КПСС). На этом посту его сменил будущий министр обороны СССР Дмитрий Устинов. По неофициальным данным, на фронт ушло 60 тысяч крымских татар, 20 тысяч из которых погибло. Эти цифры для народа, численность которого в те годы составляла чуть больше 200 тысяч, заставляют задуматься.
Партизанская война крымских татар в Крыму обошлась им очень дорого. Гитлеровцами было сожжено и стёрто с лица земли более ста крымскотатарских деревень вблизи лесов за помощь партизанам. Разведчицу и радистку Алиме Абденнанову зверски замучили и убили гитлеровцы, а выдала её в руки гестаповцев С.Гуляченко (украинка!). Подпольную группу Абдуллы Дагджи в Симферополе выдали тоже не татары, а русские. Бургомистрами крымских городов в годы войны тоже были не татары, а русские или украинцы. Имена подпольщиков-крымских татар после войны советская власть тоже скрывала. Алиме Абденнанова стала Аней, Абдулла Дагджи - дядей Володей, Шефика Абибуллаева - Шурой и т.д. О том, что это были крымские татары, не упоминалось, иначе миф о предательстве крымских татар можно было поставить под сомнение.
Во время оккупации нацисты расстреляли 12 тысяч крымских татар. За связь с партизанами нацисты сожгли на полуострове 127 деревень, из них 105 - крымскотатарских. Среди крымских татар 7 Героев Советского Союза, а один из них - Аметхан Султан - этого звания удостоен дважды. Героем Польши стал крымский татарин Уме́р Акмолла Адаманов. Среди крымских татар во время войны было 4 генерала, 85 полковников, 100 подполковников, 35 крымских татар стали кавалерами ордена Славы, в том числе 34 - трёх степеней.
Во время оккупации все полицаи в городах Крыма были из числа нетатарского населения - то ли не доверяли немцы татарам, то ли не оставалось мужчин-татар на полуострове: все ушли на фронт или в партизаны. Вот фамилии назначенных германским командованием бургомистров крымских городов: в Симферополе - Севостьянов, в Севастополе - Супрягин, в Керчи - Токарев, в Евпатории - Епифанов, в Старом Крыму - Арцышевский, в Джанкое - Польский, и т.д. А в татарских деревнях представители оккупационных войск вручали шестнадцатилетним мальчишкам старые русские трёхлинейные винтовки и велели именоваться местными полицейскими. Многие из этих мальчишек после этого бежали в лес к партизанам.
За последние годы в крымской прессе было опубликовано достаточно материалов, свидетельствующих о том, что немцы в оккупированном Крыму смогли сформировать только шесть так называемых "мусульманских батальонов" (согласно телеграмме №636 от 31 октября 1943 года, отправленной в Москву командиром Южного соединения партизан Крыма М.Македонским; эта же цифра фигурирует в материалах суда над главными военными преступниками в Нюрнберге). Если в батальоне 150 человек, то, следовательно, в этих (используемых немцами в качестве охранных) частях состояло всего 900 человек. Да и национальный состав этих отрядов был весьма пёстрым, большинством из них командовали русские люди. Так что едва ли половина из этих 900 человек была крымскими татарами. Кстати, "добровольцев" в эти батальоны немцы набирали в лагерях советских военнопленных, которым предлагалось на выбор - идти служить немцам или отправляться в концлагеря.
Советская пропаганда перевернула всё с ног на голову. Сейчас опубликованы сведения о том, как в советские времена в Крыму предателей, какой бы национальности они ни были, превращали в татар, а геройски сражавшихся с врагами татар превращали в русских. Вот несколько примеров:
Командир разведгруппы партизанского отряда "Севастополь-Балаклава" Сейдали Агаев во всех публикуемых материалах упоминается как С.Агеев.
Командир разведгруппы 17-го партизанского отряда Северного соединения Сейдали Курсеитов стал С.Курсаковым.
Руководитель самой крупной подпольной организации в Симферополе Абдулла Дагджи проходит только как "дядя Володя" (подпольная кличка).
Руководитель Сарайменской подпольной организации "Молодая гвардия" на Керченском полуострове, резидент военной разведки Алиме Абденнанова - Аня.
Руководитель Феодосийской подпольной организации "Але́в" ("Пламя") Асие Аметова - Ася.
Комиссар Восточного соединения крымских партизан Рефат Мустафаев - Лагутин.
Комиссар Ялтинского партизанского отряда Южного соединения Сераджедин Менаджиев - Сергей М.
Руководитель подпольной группы Сарайменской подпольной организации Наджие Баталова - Батаева.
Знаменитый партизанский командир Мишка-татар, Герой Польши Уме́р Акмолла Адаманов - Михаил Атаманов. Последний, только благодаря сходству своей фамилии с фамилией истинного героя, даже был удостоен открытия дома-музея в Набережных Челнах, а родные и близкие крымского татарина Уме́ра Акмоллы Адаманова в это время погибли от голода и малярии в ссылке.
Одними из первых, кто стал посылать на Большую землю информацию о "предательстве" крымских татар, стали руководители партизанского движения в Крыму Алексей Мокроусов и ему подобные. Таким образом они стремились скрыть свои ошибки в руководстве и провале партизанского движения в первые годы войны. По сути, Крым, как и многие оккупированные территории СССР, не был готов к обороне. Даже такой укреплённый район, как Севастополь, после долгой обороны был брошен на произвол судьбы, руководство армии бежало, эвакуировавшись самолётом вглубь страны, оставив солдат без какого-либо командования. Что говорить о простых людях, жителях Крыма, оказавшихся в лапах врага. И тем не менее, борьба с врагом в Крыму не затихала ни на минуту, а организаторами и участниками её было прежде всего местное население. Советские войска вошли в Крым 12-13 апреля 1944 года, народ встречал победителей с радостью, но через месяц, 18 мая 1944 года, всех крымских татар выслали из Крыма, обвинив в якобы предательстве. На самом деле война стала очень удобным поводом для реализации плана "Крым - без крымских татар!", вынашивавшегося ещё Екатериной II.
На самом деле одной из причин выселения крымских татар в 1944 году было стремление СССР овладеть проливами Босфор и Дарданеллы, чтобы идти дальше на Турцию. Крымские татары, видимо, мешали этим планам. Это предположение подтверждает и высылка турок-месхетинцев из Грузии, живших на приграничной с Турцией территории, других тюркских народов Кавказа: карачаевцев, балкарцев, а также чеченцев. Несмотря на войну, советское руководство нашло и средства, и эшелоны, чтобы начать массовое выселение народов, направленное на истребление этих народов.
Вот почему многие ветераны-крымские татары каждый год, празднуя Великую Победу, в которую они вложили и свой вклад, встречают её с двояким чувством победителей. Победителей, проливавших кровь за свою малую родину, которая у них уже была отнята, а их семьи были отправлены на верную гибель в пески Средней Азии, леса Урала и Марийской АССР (ныне - Республика Марий Эл).
По материалам сайта tatar-inform.ru

Крымские татары наравне с другими народами принимали участие в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов, а факты, подтверждающие это, были умышленно искажены советской властью.

Не секрет, что вокруг участия крымских татар в Великой Отечественной войне существует различная информация, порой противоречивая. При этом источники различные.

Вряд ли кто мне возразит, что эта война была самой жестокой и кровопролитной войной в истории человечества. И, конечно же, в нашей памяти победы над фашизмом этот день – праздник Победы, остается символом героизма, силы духа, стойкости, мужества и отваги.

Вторая мировая война обошлась крымскотатарскому народу очень дорогой ценой. В этой войне участвовало около 60 тысяч крымских татар, из числа которых более 36 тысяч погибло (более чем каждый второй). Кроме того, 17 тысяч парней и девушек были активистами партизанского движения, 7 тысяч участвовали в подполье. Более 20 тысяч крымских татар были насильно угнаны фашистами в Германию. Сожжены дома и стерты с лица земли 127 крымскотатарских сел и деревень.

В своё время, крымские татары в своём «Заявлении-1984» на имя Политбюро ЦК КПСС писали, что весь крымскотатарский народ с первых же дней нападения фашистской Германии, по зову партии, наряду с другими народами СССР, встал на защиту отчизны. Десятки тысяч сыновей и дочерей крымскотатарского народа с оружием в руках защищали честь и независимость отчизны. Тысячи воинов - крымских татар были удостоены высших наград Родины. Сегодня известны имена Героев Советского Союза и полных кавалеров Орденов Славы. За массовое сопротивление в тылу врага 12 тысяч крымских татар было уничтожено фашистскими карательными отрядами. На всех фронтах Отечественной войны крымские татары показали образцы героизма и стойкости.

Славный сын, гордость крымскотатарского народа, дважды Герой Советского Союза, лауреат Государственной премии, известный советский ас, заслуженный летчик-испытатель СССР Аметхан Султан показал в Великой Отечественной войне чудеса летного мастерства, бесстрашие и героизм. Он доказал беспредельную верность родине и народу.

Сейчас в Крыму проводится ряд мероприятий, посвященных Герою Советского Союза Абдуле Тейфуку. Это уроженец Партенита, который проявил невероятный героизм при переправе Днепра, не позволял фашистам бомбить советские войска, которые переправлялись через реку, за что был удостоен звания Героя Советского Союза.

Также Героями Советского Союза признаны Узеир Абдураманов, Фетислям Абилов, Абдураим Решидов, Сейтнафе Сейтвелиев, Абдуль Тейфук, Сейтибраим Мусаев, полными кавалерами Орденов Славы стали Сеит-Неби Абдураманов и Насибулла Велиляев.

Автомат вместо пера

Не остались безучастными поэты и писатели крымскотатарского народа. Они показали чудеса героизма и отваги, как на фронтах, так и в тылу врага. Сменив свои перья на автоматы, крымскотатарские писатели и поэты защищали родину и народ. Из 15 поэтов и писателей – участников войны 12 погибли. Прежде всего, это поэт Халиль Джемилевич Кадыров, известный под псевдонимом Ыргат Кадыр. Ыргат Кадыр с первого же дня войны был на фронте. Четырежды был ранен. Неоднократно был награжден. В 1945 году воевал в Восточной Пруссии. 24 января 1945 года гвардии старший лейтенант Ыргат Кадыр был тяжело ранен. Умер Ыргат Кадыр 26 января 1945 года в госпитале. Похоронен он в братской могиле недалеко от деревни Попендорф в Восточной Пруссии. Жена и сын Ыргата Кадыра живут в Москве.

Погиб на фронте и поэт Амди Алим. Начиная с 1927 года, в печати стали появляться патриотические произведения Алима. Перед самым началом войны был издан сборник стихов Алима под заглавием «Рапорт». Но Амди Алим больше известен как поэт-переводчик. Он перевел на крымскотатарский язык «Отелло» Шекспира, «Как закалялась сталь» Николая Островского, «Витязь в тигровой шкуре» Шота Руставели и многие другие произведения.

Погиб на фронте и поэт Осман Амит. Он так же, как и Амди Алим, знакомил крымскотатарский народ с произведениями русских и украинских классиков, переводил на крымскотатарский язык произведения Пушкина, Крылова, Лермонтова, Шевченко. В 1939 году был призван в Красную Армию. С самого начала войны оказался на фронте. Погиб в 1942 году.

Память крымскотатарского народа хранит имя и Максуда Сулеймана - выпускника Симферопольского пединститута. Перед войной были изданы два сборника стихов Сулеймана. Он работал ответственным секретарем журнала «Совет эдебият» («Советская литература»). На фронте был тяжело ранен. Скончался после тяжелых мук в госпитале.

При обороне Севастополя в 1942 году погиб писатель Мамут Дибаг. Погиб за свою Родину и поэт Азам Амет, сражавшийся с 1941 года на фронте в чине офицера.

В 26-летнем возрасте погиб при обороне Севастополя поэт и художник Меннан Решитов. В 1938 году он был призван в Черноморский флот. Служил в Севастополе политработником. С первых же минут войны защищал Севастополь. Имел 17 боевых наград. В 1942 году московское радио передавало об отделении политработника Решитова, о его героической борьбе против гитлеровцев в Севастополе. Но почему-то то же самое московское радио молчит о поэте - защитнике Севастополя Меннане Решитове (Джаманаклы).

А поэту Бекир Ваапу суждено было дойти до Берлина и там погибнуть. В 1942 году в расцвете творческих сил был зверски убит фашистами писатель и педагог Абляй Шамиль Чонгарлы. Погиб на фронте, в 1942 году, учитель и поэт Таир Усеин, поэт и командир взвода. В первые же дни войны погиб, защищая Крым, писатель и художник Эннан Алимов. В 1943 году в Крыму был расстрелян писатель и журналист Осман Батыров. Оказавшись в тылу врага, Батыров включился в подпольную борьбу против оккупантов, за что 6 ноября 1943 года был расстрелян фашистами.

Партизаны

Крымские татары сражались против гитлеровской Германии не только на фронтах Второй мировой войны, но также принимали активное участие в партизанском движении против оккупантов. В Крыму действовали три партизанских соединения: Южное, Северное и Восточное. И каждое соединение состояло из бригад: Южное и Восточное из двух, Северное - из трех. Из трех партизанских соединений в двух комиссарами были крымские татары. Комиссарами крымские татары были также в двух бригадах из семи и в десяти отрядах из 28. Наиболее крупным по составу было Южное соединение - комиссаром был Мустафа Селимов. Комиссаром Восточного соединения был Рефат Мустафаев.

Крымские татары в своем Обращении к XXIII съезду КПСС писали: «Только в одном Южном соединении партизанских отрядов Крыма, в составе которого было 2300 бойцов, около 30 процентов составляли крымские татары. Как всему партизанскому движению Крыма, так и всему нашему народу хорошо известны имена комиссаров партизанских соединений Мустафы Селимова, Рефата Мустафаева; бессмертные подвиги героически погибшего командира Мемета Аппазова; известны подвиги комиссара Мемета Молочникова; навек прославил себя отважный командир и боевой разведчик партизан Аширов; известны всему Крыму разведчики Смаил Велиев, Ибраим Аметов, Бекир Османов, за головы которых немецкое командование обещало огромные суммы денег; ратными делами прославились разведчики Мухтеремов, Мазинов и многие другие. Их было много - замечательных партизан, чьи боевые дела вызывают гордость и восхищение, служат ярким примером отваги, героизма и верности...»

Следует отметить, что, согласно составу, численность населения девяти деревень Крыма составляла 11647 человек, из них мужчин призывного возраста было 2558 человек. Из этих девяти деревень были призваны в армию и воевали на фронтах - 1830 человек, а в партизанских отрядах сражались 382 человека и в подполье 129 человек. Таким образом, данные исследования показывают, что все способные носить оружие крымские татары активно сражались против фашизма.

Женщины-воины

Отдельно следует сказать о женщинах - крымских татарках, которые сражались против фашистов как на фронтах Второй мировой войны, так и в партизанах и в подполье. Только по мобилизации на фронтах воевали 1820 женщин, в партизанах их численность составляла 1797 человек, в подполье – 1774 женщины. Как правило, это были врачи, медсестры, связистки, разведчицы, подпольщицы. О таких славных дочерях крымскотатарского народа, как 19-летняя разведчица Отдельной Приморской армии Алиме Абденнанова, которая была зверски замучена фашистами, о подпольщицах Найме Велиевой, Хатидже Чапчакчи, Абибе Асановой, Гульзаде Софу и многих других, погибших в застенках гестапо, крымские татары будут помнить всегда.

Женщины - крымские татарки сражались против оккупантов не только в Крыму, но и на всех фронтах Второй мировой войны: 19-летняя Халисе Умерова добровольно, с первых же дней войны, пошла на фронт медсестрой. В Севастополе Умерова была тяжело ранена и числилась в списке погибших. Комсомольский билет Умеровой, пробитый пулей, находится в музее в Севастополе. Однако она победила смерть, после госпиталя снова пошла на фронт. И закончила свой боевой путь у стен Рейхстага.

Еще более трагично сложилась судьба Зейнеп Ибрагимовой, тоже родом из Севастополя. Зейнеп, проводив мужа па фронт, оставив маленькую дочь у родных, пошла служить на флот. 250 дней участвовала в защите Севастополя. Служила на корабле «Эльбрус». Команда звала Зейнеп не по имени, а называла Черноморочкой. В начале 1944 года Зейнеп Ибрагимова получила извещение о смерти мужа. В мае 1944 года Ибрагимова на том же корабле «Эльбрус» участвовала в освобождении Севастополя. Зейнеп Ибрагимова награждена многими медалями Отечественной войны.

Несколько слов о майоре медицины Суваде Куюмджи. С первых же дней войны Суваде Куюмджи вместе с мужем (тоже врачом) была мобилизована на фронт. Начала свой путь Суваде Куюмджи с Одессы, участвовала в Керченском десанте, в Сталинградской битве. За героизм, проявленный в боях под Сталинградом, она вместе с другими воинами была вызвана в Москву. И лично Калинин приколол тогда Суваде на грудь орден «Красной Звезды». Участвовала в освобождении Венгрии, Польши, Чехословакии и Германии и 9 мая была в Берлине. Демобилизовалась Суваде Куюмджи из армии в 1947 году.

Майре Ахаеву и Зеру Аметову угнали в Германию как рабочую силу. Угнанных в Германию, как и военнопленных, держали в лагерях. Им удалось с небольшой группой бежать из лагеря. Так они попали к партизанам Югославии. День Победы 9 мая девушки праздновали в Белграде.

Такова была участь многих женщин-татарок - участниц войны. Многие женщины-воины и по сей день не знают о судьбе своих детей, отцов и матерей. Не знают даже, где находятся их могилы.

Кроме того, имеющиеся в распоряжении Областного комитета ВКП(б) факты свидетельствуют о том, что татарское население многих деревень не только сочувственно относилось к партизанам, но активно помогало им. А десантные части, прибывшие в январе месяце 1942 года в Судак, целиком снабжались продовольствием окружающими татарскими селами этого района. Отряд Селезнева 4 месяца стоял в районе деревни Бешуй и снабжался продовольствием.

Приведу также один пример проявленного крымским татарином героизма в Польше. Своими дерзкими налетами на оккупантов легендарный командир советского партизанского отряда им. Котовского, красноармеец, крымский татарин из-под Ялты вошел в польскую историографию под именем «лейтенанта Атаманова» («псевдоним Мишка - татар»). За его голову гестапо установило вознаграждение в сто тысяч злотых. Он погиб 1 июня 1943 года в бою за освобождение лесного городка Юзефува Билгорайского от карателей. Благодарные за свое спасение горожане назвали его именем улицу, а на месте гибели воздвигли памятник. Это был Умер Адаманов, который посмертно был награжден самой высокой наградой Польши орденом «Крест Грюнвальда».

Подводя итог, следует отметить, что имели место искажения информации. Доказано, что было все наоборот.

Ремзи ИЛЬЯСОВ , председатель Постоянной комиссии ВР АРК по межнациональным отношениям и проблемам депортированных граждан, заместитель председателя Меджлиса крымскотатарского народа.



КРЫМСКИЕ ТАТАРЫ. НА СЛУЖБЕ У ГИТЛЕРА. ИСТОРИЯ ПРЕДАТЕЛЬСТВА.

Крымские татары. История предательства.

На службе у Гитлера

Для нас большая честь иметь возможность бороться под руководством фюрера Адольфа Гитлера — величайшего сына немецкого народа… Наши имена позже будут чествовать вместе с именами тех, кто выступил за освобождение угнетённых народов.
Из речи председателя Татарского комитета Джеляла Абдурешидова на торжественном собрании 3 января 1942 года в Симферополе

Накануне Великой Отечественной войны крымские татары составляли меньше одной пятой населения полуострова. Вот данные переписи 1939 года :

Русские 558481 49,6%
Украинцы 154120 13,7%
Армяне 12873 1,1%
Татары 218179 19,4%
Немцы 51299 4,6%
Евреи 65452 5,8%
Болгары 15353 1,4%
Греки 20652 1,8%
Прочие 29276 2,6%
Всего: 1126385 100,0%

Тем не менее, татарское меньшинство ничуть не было ущемлено в своих правах по отношению к русскоязычному населению. Скорее наоборот. Государственными языками Крымской АССР являлись русский и татарский. В основу административного деления автономной республики был положен национальный принцип. В 1930 году были созданы национальные сельсоветы: русских — 207, татарских — 144, немецких — 37, еврейских — 14, болгарских — 9, греческих — 8, украинских — 3, армянских и эстонских — по 2. Кроме того, были организованы национальные районы. В 1930 году было 7 таких районов: 5 татарских (Судакский, Алуштинский, Бахчисарайский, Ялтинский и Балаклавский), 1 немецкий (Биюк-Онларский, позже Тельманский) и 1 еврейский (Фрайдорфский) . Во всех школах дети нацменьшинств обучались на своём родном языке.

Более того, зачастую «коренизация» проводилась принудительным образом. Так произошло, например, в населённом преимущественно болгарами Ново-Царицынском сельсовете, где крымские власти попытались перевести преподавание на болгарский язык. Однако против этого решительно выступило само болгарское население:

«Категорически заявляем, что не желаем калечить своих детей, и преподавание болгарского языка в наших школах считаем не нужным. Наши дети, изучая болгарский язык, не успевают по русскому, а, не умея читать и писать по-русски, не могут учиться в средних и высших учебных заведениях. В Болгарию нам ехать уже не придётся, да и незачем» .

В результате не понимающие линии партии «несознательные» болгары решили просить районный отдел народного образования прислать им русских учителей.

После начала Великой Отечественной войны многие крымские татары были призваны в Красную Армию. Однако служба их оказалась недолгой. Стоило фронту приблизиться к Крыму, как дезертирство и сдача в плен среди них приняли массовый характер. Стало очевидным, что крымские татары ждут прихода германской армии и не хотят воевать. Немцы же, используя сложившуюся обстановку, разбрасывали с самолётов листовки с обещаниями «решить, наконец, вопрос об их самостоятельности» — разумеется, в виде протектората в составе Германской империи.


Из числа татар, сдавшихся в плен на Украине и других фронтах, готовились кадры агентуры, которые забрасывались в Крым для усиления антисоветской, пораженческой и профашистской агитации. В результате части Красной Армии, укомплектованные крымскими татарами, оказались небоеспособными и после вступления немцев на территорию полуострова подавляющее большинство их личного состава дезертировало . Вот что говорится об этом в докладной записке заместителя наркома госбезопасности СССР Б.З.Кобулова и заместителя наркома внутренних дел СССР И.А.Серова на имя Л.П.Берии, датированной 22 апреля 1944 года:

«… Все призванные в Красную Армию составляли 90 тыс. чел., в том числе 20 тыс. крымских татар… 20 тыс. крымских татар дезертировали в 1941 году из 51-й армии при отступлении её из Крыма...» .

Как мы видим, дезертирство крымских татар было практически поголовным. Это подтверждается и данными по отдельным населённым пунктам. Так, в деревне Коуш из 132 призванных в 1941 году в Красную Армию дезертировали 120 человек .

Затем началось прислужничество оккупантам.

«С первых же дней своего прихода немцы, опираясь на татар- националистов, не грабя их имущество открыто, так, как они поступали с русским населением, старались обеспечить хорошее отношение к себе местного населения», — писал начальник 5-го партизанского района Красников .

А вот красноречивое свидетельство немецкого фельдмаршала Эриха фон Манштейна:

«… большинство татарского населения Крыма было настроено весьма дружественно по отношению к нам. Нам удалось даже сформировать из татар вооружённые роты самообороны, задача которых заключалась в охране своих селений от нападений скрывавшихся в горах Яйлы партизан. Причина того, что в Крыму с самого начала развернулось мощное партизанское движение, доставлявшее нам немало хлопот, заключалась в том, что среди населения Крыма, помимо татар и других мелких национальных групп, было всё же много русских» .

«Татары сразу же встали на нашу сторону. Они видели в нас своих освободителей от большевистского ига, тем более что мы уважали их религиозные обычаи. Ко мне прибыла татарская депутация, принёсшая фрукты и красивые ткани ручной работы для освободителя татар “Адольфа Эффенди”» .
11 ноября 1941 года в Симферополе и ряде других городов и населённых пунктов Крыма были созданы так называемые «мусульманские комитеты». Организация этих комитетов и их деятельность проходила под непосредственным руководством СС. Впоследствии руководство комитетами перешло к штабу СД. На базе мусульманских комитетов был создан «татарский комитет» с централизованным подчинением Крымскому центру в Симферополе с широко развитой деятельностью по всей территории Крыма .

Уже в октябре 1941 года немцы начали привлекать крымских татар для борьбы с партизанами и формировать из них роты самообороны. Поначалу создание отрядов самообороны носило неорганизованный характер и зависело от инициативы местных немецких начальников . После того, как фюрер дал добро на массовое использование крымских татар, учёт татарских добровольцев был поручен начальнику оперативной группы «Д» полиции безопасности и СД на юге оккупированной территории СССР оберфюреру СС Отто Олендорфу , впоследствии казнённому по приговору Нюрнбергского военного трибунала .

Как сказано в справке Главного командования сухопутных войск Германии:
«3 января 1942 г. под его (Олендорфа — И.П.) председательством состоялось первое официальное торжественное заседание татарского комитета в Симферополе по случаю начала вербовки. Он приветствовал комитет и сообщил, что фюрер принял предложение татар выступить с оружием в руках на защиту их родины от большевиков. Татары, готовые взять в руки оружие, будут зачислены в немецкий вермахт, будут обеспечиваться всем и получать жалованье наравне с немецкими солдатами.

В ответной речи председатель татарского комитета сказал следующее: “Я говорю от имени комитета и от имени всех татар, будучи уверен, что выражаю их мысли. Достаточно одного призыва немецкой армии и татары все до одного выступят на борьбу против общего врага. Для нас большая честь иметь возможность бороться под руководством фюрера Адольфа Гитлера — величайшего сына немецкого народа. Заложенная в нас вера придаёт нам силы для того, чтобы мы без раздумывания доверились руководству немецкой армии. Наши имена позже будут чествовать вместе с именами тех, кто выступил за освобождение угнетённых народов”.
После утверждения общих мероприятий татары попросили разрешение закончить это первое торжественное заседание — начало борьбы против безбожников — по их обычаю, молитвой, и повторили за своим муллой следующие три молитвы:

1-я молитва: за достижение скорой победы и общей цели, а также за здоровье и долгие годы фюрера Адольфа Гитлера.

2-я молитва: за немецкий народ и его доблестную армию.

3-я молитва: за павших в боях солдат немецкого вермахта.

На этом заседание закончилось» .

Многие татары использовались в качестве проводников карательных отрядов. Отдельные татарские подразделения посылались на Керченский фронт и частично на Севастопольский участок фронта, где участвовали в боях против Красной Армии.

В вопросах карательной деятельности крымско-татарским формированиям была предоставлена большая самостоятельность. Татарские добровольческие отряды являлись исполнителями массовых расстрелов советских граждан. На обязанности татарских карательных отрядов лежало выявление советского и партийного актива, пресечение деятельности партизан и патриотических элементов в тылу у немцев, охранная служба в тюрьмах и лагерях СД, лагерях военнопленных .

В эту работу татарские националисты и оккупационные власти вовлекали широкие слои татарского населения. Как правило, местные «добровольцы» использовались в одной из следующих структур:

1. Крымско-татарские соединения в составе германской армии.
2. Крымско-татарские карательные и охранные батальоны СД.
3. Аппарат полиции и полевой жандармерии.
4. Аппарат тюрем и лагерей СД .

Лица татарской национальности, служившие в карательных органах и войсковых частях противника, обмундировывались в немецкую форму и обеспечивались оружием. Лица, отличившиеся в своей предательской деятельности, назначались немцами на командные должности .

Как отмечалось в уже цитированной справке Главного командования германских сухопутных войск, составленной 20 марта 1942 года:

«Настроение у татар хорошее. К немецкому начальству относятся с послушанием и гордятся, если им оказывают признание на службе или вне. Самая большая гордость для них — иметь право носить немецкую униформу.

Много раз высказывали желание иметь русско-немецкий словарь. Можно заметить, какую они испытывают радость, если оказываются в состоянии ответить немцу по-немецки» .

Помимо службы в добровольческих отрядах и карательных органах противника, в татарских деревнях, расположенных в горно-лесной части Крыма, были созданы отряды самообороны, в которых состояли татары, жители этих деревень. Они получили оружие и принимали активное участие в карательных экспедициях против партизан.

Как сказано в той же справке:

«В отношении испытания татар в боях с партизанами могут служить сведения о татарских ротах самозащиты, в общем, эти сведения можно считать вполне положительными. Такая оценка может быть дана всем военным акциям, в которых принимали участие татары. Получены хорошие сведения при выполнении различных мероприятий разведывательного характера. В отношении дисциплины и темпов передвижения на марше роты показали себя с хорошей стороны. В столкновениях с партизанами и в небольших боях войсковые части вели бои уверенно, полностью или частично уничтожая партизан или обращая их в бегство, как, например, в районе Бахчисарая, Карабогаза и Судака. В последнем случае велись бои с регулярными русскими войсками. О боевом духе могут свидетельствовать потери — около 400 убитых и раненых. Следует отметить, что из общего числа — 1600 человек только один перебежал к партизанам и один не вернулся из отпуска» .

Во многих случаях татарские отряды в жестокости превосходили регулярные части СД. Например, в Судакском районе в 1942 году группой самооборонцев-татар был ликвидирован разведывательный десант Красной Армии, при ликвидации десанта самооборонцами были пойманы и сожжены живыми 12 советских парашютистов .

Столь же зверски расправлялись крымско-татарские отряды и с мирным населением. Доходило до того, что, спасаясь от расправы, русскоязычные жители Крыма зачастую обращались за помощью к немецким властям — и находили у них защиту!

Подобное рвение не осталось без награды. За прислужничество немцам многие сотни крымских татар были награждены особыми знаками отличия, утверждёнными Гитлером — «За храбрость и особые заслуги, проявленные населением освобождённых областей, участвовавших в борьбе с большевизмом под руководством германского командования» .

Весьма интересно пролистать издававшуюся в оккупированном Крыму с 1942 по 1944 год газету «Азат Крым» («Освобождённый Крым»). Вот некоторые типичные цитаты .

3 марта 1942 года:
После того как наши братья-немцы перешли исторический ров у ворот Перекопа, для народов Крыма взошло великое солнце свободы и счастья.

10 марта 1942 года:
Алушта. На собрании, устроенном мусульманским комитетом, мусульмане выразили свою благодарность Великому Фюреру Адольфу Гитлеру-эфенди за дарованную им мусульманскому народу свободную жизнь. Затем устроили богослужение за сохранение жизни и здоровья на многие лета Адольфу Гитлеру-эфенди.

В этом же номере:
Великому Гитлеру — освободителю всех народов и религий! 2 тысячи татар дер. Коккозы и окрестностей собрались для молебна… в честь германских воинов. Немецким мученикам войны мы сотворили молитву… Весь татарский народ ежеминутно молится и просит Аллаха о даровании немцам победы над всем миром. О, великий вождь, мы говорим Вам от всей души, от всего нашего существа, верьте нам! Мы, татары, даем слово бороться со стадом евреев и большевиков вместе с германскими воинами в одном ряду!.. Да благодарит тебя Господь, наш великий господин Гитлер!

20 марта 1942 года:
Совместно со славными братьями-немцами, подоспевшими, чтобы освободить мир Востока, мы, крымские татары, заявляем всему миру, что мы не забыли торжественных обещаний Черчилля в Вашингтоне, его стремления возродить жидовскую власть в Палестине, его желания уничтожить Турцию, захватить Стамбул и Дарданеллы, поднять восстание в Турции и Афганистане и т.д. и т.п. Восток ждёт своего освободителя не от солгавшихся демократов и аферистов, а от национал-социалистической партии и от освободителя Адольфа Гитлера. Мы дали клятву идти на жертвы за такую священную и блестящую задачу.

10 апреля 1942 года. Из послания Адольфу Гитлеру, принятого на молебне более 500 мусульман г. Карасубазара:
Наш освободитель! Мы только благодаря Вам, Вашей помощи и благодаря смелости и самоотверженности Ваших войск, сумели открыть свои молитвенные дома и совершать в них молебны. Теперь нет и не может быть такой силы, которая отделила бы нас от немецкого народа и от Вас. Татарский народ поклялся и дал слово, записавшись добровольцами в ряды немецких войск, рука об руку с Вашими войсками бороться против врага до последней капли крови. Ваша победа — это победа всего мусульманского мира. Молимся Богу за здоровье Ваших войск и просим Бога дать Вам, великому освободителю народов, долгие годы жизни. Вы теперь есть освободитель, руководитель мусульманского мира — газы Адольф Гитлер.

В этом же номере:
Освободителю угнетённых народов, сыну германского народа Адольфу Гитлеру.

Мы, мусульмане, с приходом в Крым доблестных сынов Великой Германии с Вашего благословения и в память долголетней дружбы стали плечом к плечу с германским народом, взяли в руки оружие и начали до последней капли крови сражаться за выдвинутые Вами великие общечеловеческие идеи — уничтожение красной жидовско- большевистской чумы до конца и без остатка.

Наши предки пришли с Востока, и мы ждали освобождения оттуда, сегодня же мы являемся свидетелями того, что освобождение нам идёт с запада. Может быть, первый и единственный раз в истории случилось так, что солнце свободы взошло с запада. Это солнце — Вы, наш великий друг и вождь, со своим могучим германским народом.

Президиум Мусульманского Комитета.

Как мы видим, «общечеловеческие идеи» посещали не только Горбачёва — у него был достойный предшественник!

Что же могут возразить на это защитники «униженных и оскорблённых» народов? Основной их выглядит следующим образом:

«Обвинение в предательстве, действительно совершенном отдельными группами крымских татар, было необоснованно распространено на весь крымско-татарский народ» .

Дескать, не все татары служили немцам, а лишь «отдельные группы», в то время как другие боролись с оккупантами на фронте, в подполье или в партизанских отрядах. Однако в Германии тоже существовало антигитлеровское подполье. Так что же, записывать немцев в наши союзники по Великой Отечественной войне?

Давайте сосчитаем количество крымских татар, воевавших на каждой из сторон. Вот что говорится в цитированной выше справке Главного командования сухопутных войск Германии о формировании из них вспомогательных войск:

«Вербовка добровольцев проводилась следующим образом:

1. Вся территория Крыма была разбита на округа и подокруга.

2. Для каждого округа были образованы одна или несколько комиссий из представителей оперативных групп Д и подходящих татар- вербовщиков.

Зачисленные добровольцы на месте подвергались проверке. В этапных лагерях набор проводился таким же образом.

а) в населённых пунктах — около 6000 добровольцев;

б) в лагерях — около 4000 добровольцев.

Всего — около 10 000 добровольцев.

По данным татарского комитета, старосты деревень организовали ещё около 4000 человек для борьбы с партизанами. Кроме того, наготове около 5000 добровольцев для пополнения сформированных воинских частей.

Таким образом, при численности населения около 200 000 человек татары выделили в распоряжение нашей армии около 20 000 человек. Если учесть, что около 10 000 человек были призваны в Красную Армию, то можно считать, все боеспособные татары полностью учтены» .

В дневнике боевых действий находившейся в Крыму 11-й немецкой армии приводятся более детальные сведения о вербовке татар по состоянию на 15 февраля 1942 года:

«Результаты рекрутирования татар:
1. Город Симферополь — 180 человек;
2. Округ северо-восточнее Симферополя — 89;
3. Южнее Симферополя — 64;
4. Юго-западнее Симферополя — 89;
5. Севернее Симферополя — 182;
6. Район Джанкоя — 141;
7. Евпатории — 794;
8. Зайтлер-Ички — 350;
9. Сарабуса — 94;
10. Биюк-Онлара — 13;
11. Алушты — 728;
12. Карасубазара — 1000;
13. Бахчисарая — 389;
14. Ялты — 350;
15. Судака (ввиду высадки десанта русских данные проверяются) — 988;
16. Лагерь военнопленных в Симферополе — 334;
17. в Биюк-Онларе — 22;
18. Джанкое — 281;
19. Николаеве — 2800;
20. Херсоне — 163;
21. Дополнительно в Биюк-Онларе — 204.
Всего 9255 человек...» .

Поступившие на службу к немцам крымские татары были распределены следующим образом:

«Оперативной группой были сформированы 14 татарских рот для самозащиты общей численностью 1632 добровольца. Остаток был использован различным образом: большая часть была разделена на маленькие группы по 3-10 человек и распределена между ротами, батареями и другими войсковыми частями: незначительная часть — в закрытых войсковых частях — присоединена к отрядам, например одна рота вместе с кавказской ротой присоединена к 24-му сапёрному батальону» .

Разумеется, защитники «репрессированных народов» всё это старательно замалчивают. Тем не менее, факты настолько очевидны, что добросовестные исследователи вынуждены их приводить. Например, на страницах весьма специфического издания («Книга составляет документальную историческую основу проводимых в Российской Федерации мер по реабилитации поруганных и наказанных народов» ) его автор Н.Ф.Бугай, чьи работы я уже цитировал, честно сообщает, что «в подразделениях немецкой армии, дислоцировавшейся в Крыму, состояло, по приблизительным данным, более 20 тыс. крымских татар» .

А вот образчик официозной перестроечной пропаганды:

«Разумеется, нельзя отрицать сам факт сотрудничества лиц крымско — татарского происхождения с фашистским военным командованием и спецслужбами, их прямое участие в полицейско-карательных операциях, в борьбе с партизанами и в боях против Советской Армии. Однако даже если исходить из приведённых выше цифровых данных (около 20 тыс. человек из примерно 200-тысячного крымско-татарского населения), то общее число таких бойцов составит менее 10%. Все это позволяет говорить о том, что в предательский союз с гитлеровскими оккупантами вступила не основная масса, а лишь сравнительно небольшая часть крымских татар» .

Замечательная логика! Остаётся лишь применить её к Третьему Рейху. В 1939 году население Германии составляло 80,6 млн человек . Из них в вооружённые силы и войска СС с 1 июня 1939 года по 30 апреля 1945 года было призвано всего лишь 17,9 млн человек . Всё это позволяет говорить о том, что в вероломном нападении на нашу страну участвовала не основная масса, а лишь сравнительно небольшая часть немецкого народа. В то время как остальной немецкий народ, надо полагать, сплошь состоял из убеждённых антифашистов.

Если же не заниматься дешёвой демагогией, то приходится признать, что практически всё крымско-татарское население призывного возраста служило в тех или иных немецких формированиях. О чём и было сказано прямым текстом в процитированной мною ранее немецкой справке.

А сколько крымских татар воевало на нашей стороне? Сразу же отбросим фантастические цифры, высасываемые из пальца радетелями «поруганных и наказанных народов»:

«Всего награждено около 50 тысяч крымских татар, и число это могло бы быть значительно бо2льшим, если бы массовые награждения в основном проводились не на заключительном этапе войны — в 1944-1945 годах, когда крымских татар к высоким наградам уже не представляли» .

«Клеймо “предателя” с дьявольским искусством было наложено на весь народ, хотя из 60 тысяч призванных на фронты Великой Отечественной войны крымских татар каждый второй погиб смертью храбрых» .

Действительность, как мы видели из процитированных выше документов, куда скромнее. Согласно немецкой справке, в ряды Красной Армии было призвано 10 тысяч крымских татар, согласно докладной записке Б.З.Кобулова и И.А.Серова на имя Л.П.Берии — 20 тысяч. При отступлении советских войск из Крыма подавляющее большинство из них дезертировало, оставшись на территории, оккупированной немцами.

Для полноты картины остаётся ещё выяснить, сколько крымских татар оказалось среди партизан. На 1 июня 1943 года в крымских партизанских отрядах было 262 человека, из них 145 русских, 67 украинцев и… 6 татар . На 15 января 1944 года, по данным партийного архива Крымского обкома Компартии Украины, в Крыму насчитывалось 3733 партизана, из них русских — 1944, украинцев — 348, татар — 598 человек . Наконец, согласно справке о партийном, национальном и возрастном составе партизан Крыма на апрель 1944 года, среди партизан было: русских — 2075, татар — 391, украинцев — 356, белорусов — 71, прочих — 754 человека .

Итак, даже если взять максимальную из приведённых цифр — 598, то соотношение татар в немецкой армии и в партизанах будет больше чем 30 к 1.

Какова же была судьба крымских татар, поступивших на службу к «Гитлеру-эфенди»? На основе рот самообороны были развёрнуты батальоны вспомогательной полиции . К ноябрю 1942 года было сформировано восемь крымско-татарских батальонов, носивших номера с 147-го по 154-й, весной-летом 1943 года — ещё два (155-й и 156-й) .

В апреле-мае 1944 года крымско-татарские батальоны сражались против освобождавших Крым советских войск. Так, 13 апреля в районе станции Ислам-Терек на востоке Крымского полуострова против частей 11-го гвардейского корпуса действовали три крымско-татарских батальона (по- видимому, 148-й, 151-й и 153-й), потерявшие только пленными 800 человек. 149-й батальон упорно сражался в боях за Бахчисарай .

Остатки крымско-татарских батальонов были эвакуированы морем. В июле 1944 года в Венгрии из них был сформирован Татарский горно- егерский полк СС, вскоре развёрнутый в 1-ю Татарскую горно-егерскую бригаду СС численностью до 2500 человек под командованием штандартенфюрера СС В.Фортенбаха . Некоторое количество крымских татар было переброшено во Францию и включено в состав запасного батальона Волжско-татарского легиона. Другие, в основном необученная молодёжь, были зачислены в состав вспомогательной службы противовоздушной обороны .
Возмездие

После освобождения Крыма советскими войсками наступил час расплаты:

«Государственный Комитет Обороны
товарищу Сталину И.В.

Органами НКВД и НКГБ проводится в Крыму работа по выявлению и изъятию агентуры противника, изменников Родине, пособников немецко- фашистских оккупантов и другого антисоветского элемента.

В годы Великой Отечественной войны бок о бок сражались представители всех народов большой страны. Сто шестьдесят один татарин получил высокое звание Героя Советского Союза. Как правило, на фронт они шли 20-30 летними людьми, выросшими в годы Советской власти, относившейся отрицательно к любой религии. При этом воины, в большинстве своем, выросли в татарских деревнях, где мировоззрение, отношения между соседями, понятия о чести и честности, справедливости и долге всегда основывались на традициях Ислама. Перед началом сражений, по воспоминаниям очевидцев, из уст красноармейцев-мусульман часто звучали суры Священного Корана.

Гитлер и его соратники полагали, что несколько десятилетий борьбы с религией превратило советский народ в аморфную толпы недовольных, озлобленных и беспринципных «недочеловеков». Однако советские мусульмане с первых дней войны проявили патриотизм.

Известно, что 5-17 мая 1942 года прошел съезд мусульманского духовенства в Уфе, в котором участвовали представители верующих со всей страны. На съезде было принято «Обращение представителей мусульманского духовенства к верующим по поводу немецко-фашистской агрессии», в котором говорилось: «Немецко-фашистские захватчики, не объявляя войны, вероломно напали на Советский Союз… Великий Аллах в Коране говорит: «Сражайтесь на пути Аллаха с теми, кто сражается против вас, но не преступайте границы дозволенного. Воистину, Аллах не любит преступников » (Коран, 2:190) / «Истребляйте их, где не застигнете; изгоняйте их, откуда они вас изгнали; мятежи и искушение губительнее убийства » (Коран, 2:191).

Нет ни одного правоверного, чей сын, брат или отец не дрались бы сегодня с немцами, отстаивая с оружием в руках нашу общую Родину, так же, как и нет, наверное, ни одного, кто бы в тылу не помогал делу победы своим трудом на фабриках и заводах. Мы, мусульмане Советского Союза, хорошо помним слова великого Пророка Мухаммада (да благословит его Аллах и приветствует): «Хуббуль ватан миналь иман», что означает: «Любовь к Родине исходит из веры ». Помощь вооружением воину, идущему на фронт, равносильна участию в сражении. Даже мирный труд мужчин и женщин, занявших должность ушедших на фронт воинов, равносилен участию в бою». Это обращение, переведенное на языки разных народов, распространялось в местах компактного проживания мусульман. Представителям мусульманского духовенства были предоставлены страницы газет и эфир радио для проповедей и обращений к верующим, в которых они призывали их достойно выполнять свой гражданский и религиозный долг.

В годы Великой Отечественной войны сто шестьдесят один татарин получил высокое звание Героя Советского Союза. Около 70 тысяч татар были отмечены боевыми наградами. Имена многих из них, звучащие как русские, искаженно записанные татарские: Вениамин – от Ибнамин, либо Борис – от Барый. Отдельно стоят имена крещенных татар (кряшенов): майора, участника обороны Брестской крепости в 1941 году Петра Гаврилова, генерала Дмитрия Карбышева, участника боев с японскими захватчиками у озера Хасан Евгения Бикбова. Великий подвиг Александра Матросова (он же, по мнению современных историков, татарин Шакирьян Мухаметьянов) повторили и другие герои – сыновья татарского народа: Газиннур Гафиятуллин, Барый Шавалеев, Абдулла Салимов, Ахмет Мухамметов, Мансур Валиуллин. Среди крупных военачальников были генералы Фатых Булатов, Заки Кутлин, Гани Сафиул-лин. Почти половина членов Союза писателей республики Татарстан вместе с председателем Мусой Джалилем ушли на фронт. На полях сражений и в плену героически погибли такие татарские писатели и поэты, как Фатих Карим, Мифтах Вадуд, Мансур Гаяз, Нур Баян, Гадель Кутуй.

Расскажем о бессмертном подвиге великого татарского поэта Мусы Джалиля (Мусы Мустафовича Залилова). Он родился в татарской деревне Мустафино Оренбургской губернии 2 февраля 1906 года в крестьянской семье. Его мать Рахима-апа была дочерью муллы. В их доме кроме Священного Корана были и другие мусульманские книги. С детства Муса воспитывался в духе Ислама. В Оренбургском медресе «Хусайния», как и все, он изучал религиозные предметы и, по словам его товарищей, знал наизусть многие суры Корана.

Находясь под впечатлением от проявлений насилия и жестокости в годы гражданской войны, двенадцатилетний Муса всем сердцем приветствовал Советскую власть и коммунизм, как ему казалось, принесшие мир и справедливость. Вернувшись после смерти отца в родную деревню, он активно включился в общественную жизнь. Осенью 1922 года Джалиль переехал в Казань. Здесь он работал переписчиком в газете «Кызыл Татарстан» («Красный Татарстан»), учился на рабфаке при Восточном педагогическом институте, познакомился с наиболее яркими представителями татарской советской поэзии. Все свободное время он отдавал творчеству, печатался в казанских газетах и журналах. Позже в Москве Джалиль учился на литературном факультете МГУ и работал редактором детских журналов. Он публиковал в периодической печати статьи о тружениках первых пятилеток, писал стихи. Его стихи сочетали в себе железную волю с мягкой лиричностью, великий гнев с нежной любовью. В 1935 году Мусу Джалиля назначили заведующим литературной частью татарской студии при Московской государственной консерватории им. П.И. Чайковского. Студия должна была готовить национальные кадры для создания в Казани первого оперного театра. Джалиль написал либретто к операм «Алтынчэч» («Златоволосая»), «Девушка-рыбачка».

23 июня 1941 года, на второй день войны Джалиль отнес в военкомат заявление с просьбой направить его на фронт, а 13 июля надел военную форму. Окончив краткосрочные курсы политработников, он прибыл на Волховский фронт корреспондентом армейской газеты «Отвага».

В первые недели Отечественной войны Джалиль написал цикл стихотворений «Против врага», куда вошли боевые песни, марши, страстные патриотические стихи, построенные как взволнованный поэтический монолог. В июне 1942 года фронтовой корреспондент армейской газеты «Отвага» на Волховском фронте Муса Джалиль попал в окружение и, тяжелораненый, оказался в плену.

Из военнопленных представителей поволжских народов, в основном из татар, гитлеров-цы сформировали подразделение Вермахта – Волжско-татарский легион «Идель-Урал». Идея создания этого националистического легиона была предложена эсэсовскими экспертами, находившимися под некоторым влиянием известного турецкого пантураниста Нури Киллигиля. Предполагалось отделить всех тюркских и мусульманских военнопленных от остальных советских военнопленных и создать для них особый лагерь, впоследствии организовав боевые отряды для использования в своих целях.

Узнав, что Муса Гумеров (так Джалиль назвал себя в плену) – известный поэт, немцы включили его в состав «Комитетом Идель-Урал». Джалиль, согласившись, организовал подпольную группу, задачей которой стала противостояние планам гитлеровцев. Действия татарских подпольщиков привели к тому, что из всех национальных батальонов именно татарские были для немцев самыми ненадежными, и именно они меньше всех воевали против советских войск. Первый же батальон, отправленный во фронт, восстал и перешел на сторону партизан. Аналогичное произошло и с другими батальонами. Фашисты вынуждены были отказаться от идеи использования легионов на восточном фронте.

Гестапо с помощью предателя удалось раскрыть подпольную организацию. Муса Джа-лиль с соратниками был брошен в Моабитскую тюрьму. Там (1942-1944) были создан его известный сборник из 110 стихотворений – «Моабитские тетради».

Мулла Усман, сын Галима, попал в Германию после плена во время Первой мировой войны и исполнял в 1944 году обязанности имама в татарском комитете. Он пришел за час до казни проститься с татарскими узниками с Кораном: «Когда я вошёл, все подняли головы, посмотрели на меня. Ожидание последних минут жизни было бесконечно тяжело. Меня охватила дрожь, сначала меня бросило в холод, потом в жар. Первым я протянул Коран Алишу, он положил руку на Коран и заплакал. Я подходил ко всем, протягивал Коран, и все, положив руку на него, произносили слова прощения: «Бэхиль, бэхиль». Последний, к кому я подошел, был Муса. Я протянул ему Коран. Он, положив руку, прошептал: «Прощайте, это судьба».

25 августа 1944 года в военной тюрьме Плётцензее в Берлине за участие в подпольной организации были гильотинированы 11 легионеров-татар: Гайнан Курмаш, Фуат Сайфульму-люков, Абдулла Алиш, Фуат Булатов, Муса Джалиль, Гариф Шабаев, Ахмет Симаев, Абдулла Батталов, Зиннат Хасанов, Ахат Аднашев, Салим Бухаров. Все они были молодыми, приблизи-тельно 25-27 лет, и все предстали перед смертью. Самому старшему среди них, Мусе, было 38 лет. В советскую эпоху Джалиль был комсомольцем, вступил в Коммунистическую партию, пренебрегал религией, однако в час смерти вернулся к вере в Аллаха. Прощальный экземпляр Корана стал самым ценным экспонатом музея Мусы Джалиля в Казани.

Хасан Хусаинов

Список татар – Героев Советского Союза

Батыршин, Гильфан Абубекерович (01.01.1914-11.12.1947)

Бикбов, Евгений Архипович (14.08.1914-14.07.1983)

Богданов, Хамзя Салимович (15.11.1904-29.06.1983)

Вазетдинов, Гимазетдин Вазетдинович (1907-08.03.1940)

Валеев, Абдулла Хабиевич (1922-04.01.1944)

Валеев, Салих Шайбакович (22.10.1912-12.10.1970)

Валиев, Акрам Искандарович (17.04.1924-10.08.1975)

Габайдулин, Геннадий Габайдулович (15.06.1914-14.05.1981)

Габдрахманов, Бари Галеевич (25.05.1912-23.01.1944)

Габдрашитов, Фазулла Габдуллинович (25.10.1903-05.04.1975)

Гаврилов, Пётр Михайлович (17.06.1900-26.01.1979)

Гадельшин, Хамит Габдуллович (10.07.1923-10.01.2000)

Гайнутдинов, Махметин Галентинович (17.08.1921-07.05.1993)

Гайнутдинов, Вячеслав Карибулович (06.11.1947-17.08.1980)

Галиев, Нургали Мухаметгалиевич (25.05.1914-28.04.1977)

Галимзянов, Салимзян Галимзянович (25.09.1915-12.07.2005)

Гатауллин, Анвар Анварович (23.02.1923-1994)

Гафиатуллин, Газинур Гафиатуллович (13.01.1913-14.01.1944)

Украина уже не в первый раз пытается представить на музыкальном конкурсе "Евровидение" песню с политической подоплекой, в то время как этот конкурс позиционирует себя, как свободный от любой политической, религиозной или иной идеологии.

Крымские татары на службе вермахта

"Песня просто не может пройти отбор", - передает слова музыкального продюсера радиостанции YLE Radio Suomi Йормы Хиетамяки портал YLE. Финский продюсер намекает на то, что по правилам конкурса, в композициях нельзя напрямую высказывать политическую позицию или взгляды.

Тематикой украинской композиции под лаконичным названием "1944" является депортация крымских татар по указу Сталина. Автор слов и мелодии – певица Джамала, которая сама является крымской татаркой. Она исполняет песню частично на английском, частично - на татарском языке.

Представитель Yle Чьель Экхольм, который с 2002 по 2010 год являлся одним из членов международной отборочной группы песенного конкурса, говорит, что судьбу украинской композиции решит отборочное жюри. Он припоминает лишь один случай, когда оригинальная песня была отвергнута жюри конкурса из-за ее отчетливых политических коннотаций. Это была композиции Грузии 2009 года под названием We Don’t Wanna Put In, которую сочли попыткой уколоть Владимира Путина, который на тот момент занимал пост премьер-министра.

Украина уже дважды приковывала к себе пристальное внимание руководства песенного конкурса.

В первый раз Украине пришлось объясняться по поводу композиции 2007 года под названием Dancing Lasha Tumbai, которую исполнял комик Андрей Данилко, выступавший под творческим псевдонимом Верка Сердючка. Многие считали, что бессмысленное Lasha Tumbai на самом деле означало Russia Goodbye ("Прощай, Россия") и это был намек на политическую ситуацию, сложившуюся на тот момент.

В 2005 году Украина, будучи организатором "Евровидения", намеревалась представить на конкурсе композицию "Разом нас багато", которая прямо намекала на Оранжевую революцию и тогдашнего президента Виктора Ющенко. В итоге из финальной версии конкурса были убраны все намеки на президента.

Постараемся объективно и непредвзято осветить вопрос о крымских татарах и их действиях во время войны нацистской Германии и СССР. Просто история и факты.

Накануне Великой Отечественной войны крымские татары составляли меньше одной пятой населения полуострова. Вот данные переписи 1939 года:

Русские 558481 49,6%
Украинцы 154120 13,7%
Армяне 12873 1,1%
Татары 218179 19,4%
Немцы 51299 4,6%
Евреи 65452 5,8%
Болгары 15353 1,4%
Греки 20652 1,8%
Прочие 29276 2,6%
Всего: 1126385 100,0%

Тем не менее, татарское меньшинство ничуть не было ущемлено в своих правах по отношению к русскоязычному населению. Скорее наоборот. Государственными языками Крымской АССР являлись русский и татарский. В основу административного деления автономной республики был положен национальный принцип. В 1930 году были созданы национальные сельсоветы: русских - 207, татарских - 144, немецких - 37, еврейских - 14, болгарских - 9, греческих - 8, украинских - 3, армянских и эстонских - по 2. Кроме того, были организованы национальные районы. В 1930 году было 7 таких районов: 5 татарских (Судакский, Алуштинский, Бахчисарайский, Ялтинский и Балаклавский), 1 немецкий (Биюк-Онларский, позже Тельманский) и 1 еврейский (Фрайдорфский). Во всех школах дети нацменьшинств обучались на своём родном языке.

Более того, зачастую «коренизация» проводилась принудительным образом. Так произошло, например, в населённом преимущественно болгарами Ново-Царицынском сельсовете, где крымские власти попытались перевести преподавание на болгарский язык. Однако против этого решительно выступило само болгарское население:

«Категорически заявляем, что не желаем калечить своих детей, и преподавание болгарского языка в наших школах считаем не нужным. Наши дети, изучая болгарский язык, не успевают по русскому, а, не умея читать и писать по-русски, не могут учиться в средних и высших учебных заведениях. В Болгарию нам ехать уже не придётся, да и незачем».

В результате не понимающие линии партии «несознательные» болгары решили просить районный отдел народного образования прислать им русских учителей.

После начала Великой Отечественной войны многие крымские татары были призваны в Красную Армию. Однако служба их оказалась недолгой. Стоило фронту приблизиться к Крыму, как дезертирство и сдача в плен среди них приняли массовый характер. Стало очевидным, что крымские татары ждут прихода германской армии и не хотят воевать. Немцы же, используя сложившуюся обстановку, разбрасывали с самолётов листовки с обещаниями «решить, наконец, вопрос об их самостоятельности» - разумеется, в виде протектората в составе Германской империи.

Из числа татар, сдавшихся в плен на Украине и других фронтах, готовились кадры агентуры, которые забрасывались в Крым для усиления антисоветской, пораженческой и профашистской агитации. В результате части Красной Армии, укомплектованные крымскими татарами, оказались небоеспособными и после вступления немцев на территорию полуострова подавляющее большинство их личного состава дезертировало. Вот что говорится об этом в докладной записке заместителя наркома госбезопасности СССР Б.З.Кобулова и заместителя наркома внутренних дел СССР И.А.Серова на имя Л.П.Берии, датированной 22 апреля 1944 года:

«...Все призванные в Красную Армию составляли 90 тыс. чел., в том числе 20 тыс. крымских татар... 20 тыс. крымских татар дезертировали в 1941 году из 51-й армии при отступлении её из Крыма...».

Как мы видим, дезертирство крымских татар было практически поголовным. Это подтверждается и данными по отдельным населённым пунктам. Так, в деревне Коуш из 132 призванных в 1941 году в Красную Армию дезертировали 120 человек.

Затем началось прислужничество оккупантам.

«С первых же дней своего прихода немцы, опираясь на татар- националистов, не грабя их имущество открыто, так, как они поступали с русским населением, старались обеспечить хорошее отношение к себе местного населения», - писал начальник 5-го партизанского района Красников.

А вот красноречивое свидетельство немецкого фельдмаршала Эриха фон Манштейна:

«...большинство татарского населения Крыма было настроено весьма дружественно по отношению к нам. Нам удалось даже сформировать из татар вооружённые роты самообороны, задача которых заключалась в охране своих селений от нападений скрывавшихся в горах Яйлы партизан. Причина того, что в Крыму с самого начала развернулось мощное партизанское движение, доставлявшее нам немало хлопот, заключалась в том, что среди населения Крыма, помимо татар и других мелких национальных групп, было всё же много русских».

«Татары сразу же встали на нашу сторону. Они видели в нас своих освободителей от большевистского ига, тем более что мы уважали их религиозные обычаи. Ко мне прибыла татарская депутация, принёсшая фрукты и красивые ткани ручной работы для освободителя татар “Адольфа Эффенди”».

11 ноября 1941 года в Симферополе и ряде других городов и населённых пунктов Крыма были созданы так называемые «мусульманские комитеты». Организация этих комитетов и их деятельность проходила под непосредственным руководством СС. Впоследствии руководство комитетами перешло к штабу СД. На базе мусульманских комитетов был создан «татарский комитет» с централизованным подчинением Крымскому центру в Симферополе с широко развитой деятельностью по всей территории Крыма.

Уже в октябре 1941 года немцы начали привлекать крымских татар для борьбы с партизанами и формировать из них роты самообороны. Поначалу создание отрядов самообороны носило неорганизованный характер и зависело от инициативы местных немецких начальников. После того, как фюрер дал добро на массовое использование крымских татар, учёт татарских добровольцев был поручен начальнику оперативной группы «Д» полиции безопасности и СД на юге оккупированной территории СССР оберфюреру СС Отто Олендорфу, впоследствии казнённому по приговору Нюрнбергского военного трибунала .

Как сказано в справке Главного командования сухопутных войск Германии:

«3 января 1942 г. под его (Олендорфа - И.П.) председательством состоялось первое официальное торжественное заседание татарского комитета в Симферополе по случаю начала вербовки. Он приветствовал комитет и сообщил, что фюрер принял предложение татар выступить с оружием в руках на защиту их родины от большевиков. Татары, готовые взять в руки оружие, будут зачислены в немецкий вермахт, будут обеспечиваться всем и получать жалованье наравне с немецкими солдатами.

В ответной речи председатель татарского комитета сказал следующее: “Я говорю от имени комитета и от имени всех татар, будучи уверен, что выражаю их мысли. Достаточно одного призыва немецкой армии и татары все до одного выступят на борьбу против общего врага. Для нас большая честь иметь возможность бороться под руководством фюрера Адольфа Гитлера - величайшего сына немецкого народа. Заложенная в нас вера придаёт нам силы для того, чтобы мы без раздумывания доверились руководству немецкой армии. Наши имена позже будут чествовать вместе с именами тех, кто выступил за освобождение угнетённых народов”.

После утверждения общих мероприятий татары попросили разрешение закончить это первое торжественное заседание - начало борьбы против безбожников - по их обычаю, молитвой, и повторили за своим муллой следующие три молитвы:

1-я молитва: за достижение скорой победы и общей цели, а также за здоровье и долгие годы фюрера Адольфа Гитлера.
2-я молитва: за немецкий народ и его доблестную армию.
3-я молитва: за павших в боях солдат немецкого вермахта.

На этом заседание закончилось».

Многие татары использовались в качестве проводников карательных отрядов. Отдельные татарские подразделения посылались на Керченский фронт и частично на Севастопольский участок фронта, где участвовали в боях против Красной Армии.

В вопросах карательной деятельности крымско-татарским формированиям была предоставлена большая самостоятельность. Татарские добровольческие отряды являлись исполнителями массовых расстрелов советских граждан. На обязанности татарских карательных отрядов лежало выявление советского и партийного актива, пресечение деятельности партизан и патриотических элементов в тылу у немцев, охранная служба в тюрьмах и лагерях СД, лагерях военнопленных.

В эту работу татарские националисты и оккупационные власти вовлекали широкие слои татарского населения. Как правило, местные «добровольцы» использовались в одной из следующих структур:

1. Крымско-татарские соединения в составе германской армии.
2. Крымско-татарские карательные и охранные батальоны СД.
3. Аппарат полиции и полевой жандармерии.
4. Аппарат тюрем и лагерей СД.

Лица татарской национальности, служившие в карательных органах и войсковых частях противника, обмундировывались в немецкую форму и обеспечивались оружием. Лица, отличившиеся в своей предательской деятельности, назначались немцами на командные должности.

Как отмечалось в уже цитированной справке Главного командования германских сухопутных войск, составленной 20 марта 1942 года:

«Настроение у татар хорошее. К немецкому начальству относятся с послушанием и гордятся, если им оказывают признание на службе или вне. Самая большая гордость для них - иметь право носить немецкую униформу.

Много раз высказывали желание иметь русско-немецкий словарь. Можно заметить, какую они испытывают радость, если оказываются в состоянии ответить немцу по-немецки».

Помимо службы в добровольческих отрядах и карательных органах противника, в татарских деревнях, расположенных в горно-лесной части Крыма, были созданы отряды самообороны, в которых состояли татары, жители этих деревень. Они получили оружие и принимали активное участие в карательных экспедициях против партизан.

Как сказано в той же справке:

«В отношении испытания татар в боях с партизанами могут служить сведения о татарских ротах самозащиты, в общем, эти сведения можно считать вполне положительными. Такая оценка может быть дана всем военным акциям, в которых принимали участие татары. Получены хорошие сведения при выполнении различных мероприятий разведывательного характера. В отношении дисциплины и темпов передвижения на марше роты показали себя с хорошей стороны. В столкновениях с партизанами и в небольших боях войсковые части вели бои уверенно, полностью или частично уничтожая партизан или обращая их в бегство, как, например, в районе Бахчисарая, Карабогаза и Судака. В последнем случае велись бои с регулярными русскими войсками. О боевом духе могут свидетельствовать потери - около 400 убитых и раненых. Следует отметить, что из общего числа - 1600 человек только один перебежал к партизанам и один не вернулся из отпуска».

Во многих случаях татарские отряды в жестокости превосходили регулярные части СД. Например, в Судакском районе в 1942 году группой самооборонцев-татар был ликвидирован разведывательный десант Красной Армии, при ликвидации десанта самооборонцами были пойманы и сожжены живыми 12 советских парашютистов.

Столь же зверски расправлялись крымско-татарские отряды и с мирным населением. Доходило до того, что, спасаясь от расправы, русскоязычные жители Крыма зачастую обращались за помощью к немецким властям - и находили у них защиту!

Подобное рвение не осталось без награды. За прислужничество немцам многие сотни крымских татар были награждены особыми знаками отличия, утверждёнными Гитлером - «За храбрость и особые заслуги, проявленные населением освобождённых областей, участвовавших в борьбе с большевизмом под руководством германского командования».

Весьма интересно пролистать издававшуюся в оккупированном Крыму с 1942 по 1944 год газету «Азат Крым» («Освобождённый Крым»). Вот некоторые типичные цитаты.

3 марта 1942 года:
После того как наши братья-немцы перешли исторический ров у ворот Перекопа, для народов Крыма взошло великое солнце свободы и счастья.

10 марта 1942 года:
Алушта. На собрании, устроенном мусульманским комитетом, мусульмане выразили свою благодарность Великому Фюреру Адольфу Гитлеру-эфенди за дарованную им мусульманскому народу свободную жизнь. Затем устроили богослужение за сохранение жизни и здоровья на многие лета Адольфу Гитлеру-эфенди.

В этом же номере:
Великому Гитлеру - освободителю всех народов и религий! 2 тысячи татар дер. Коккозы и окрестностей собрались для молебна... в честь германских воинов. Немецким мученикам войны мы сотворили молитву... Весь татарский народ ежеминутно молится и просит Аллаха о даровании немцам победы над всем миром. О, великий вождь, мы говорим Вам от всей души, от всего нашего существа, верьте нам! Мы, татары, даем слово бороться со стадом евреев и большевиков вместе с германскими воинами в одном ряду!.. Да благодарит тебя Господь, наш великий господин Гитлер!

20 марта 1942 года:
Совместно со славными братьями-немцами, подоспевшими, чтобы освободить мир Востока, мы, крымские татары, заявляем всему миру, что мы не забыли торжественных обещаний Черчилля в Вашингтоне, его стремления возродить жидовскую власть в Палестине, его желания уничтожить Турцию, захватить Стамбул и Дарданеллы, поднять восстание в Турции и Афганистане и т.д. и т.п. Восток ждёт своего освободителя не от солгавшихся демократов и аферистов, а от национал-социалистической партии и от освободителя Адольфа Гитлера. Мы дали клятву идти на жертвы за такую священную и блестящую задачу.

10 апреля 1942 года. Из послания Адольфу Гитлеру, принятого на молебне более 500 мусульман г. Карасубазара:
Наш освободитель! Мы только благодаря Вам, Вашей помощи и благодаря смелости и самоотверженности Ваших войск, сумели открыть свои молитвенные дома и совершать в них молебны. Теперь нет и не может быть такой силы, которая отделила бы нас от немецкого народа и от Вас. Татарский народ поклялся и дал слово, записавшись добровольцами в ряды немецких войск, рука об руку с Вашими войсками бороться против врага до последней капли крови. Ваша победа - это победа всего мусульманского мира. Молимся Богу за здоровье Ваших войск и просим Бога дать Вам, великому освободителю народов, долгие годы жизни. Вы теперь есть освободитель, руководитель мусульманского мира - газы Адольф Гитлер.

В этом же номере:

Освободителю угнетённых народов, сыну германского народа Адольфу Гитлеру.
Мы, мусульмане, с приходом в Крым доблестных сынов Великой Германии с Вашего благословения и в память долголетней дружбы стали плечом к плечу с германским народом, взяли в руки оружие и начали до последней капли крови сражаться за выдвинутые Вами великие общечеловеческие идеи - уничтожение красной жидовско- большевистской чумы до конца и без остатка.
Наши предки пришли с Востока, и мы ждали освобождения оттуда, сегодня же мы являемся свидетелями того, что освобождение нам идёт с запада. Может быть, первый и единственный раз в истории случилось так, что солнце свободы взошло с запада. Это солнце - Вы, наш великий друг и вождь, со своим могучим германским народом.

Президиум Мусульманского Комитета.

Как мы видим, «общечеловеческие идеи» посещали не только Горбачёва - у него был достойный предшественник!
Что же могут возразить на это защитники «униженных и оскорблённых» народов? Основной их выглядит следующим образом:
«Обвинение в предательстве, действительно совершенном отдельными группами крымских татар, было необоснованно распространено на весь крымско-татарский народ».
Дескать, не все татары служили немцам, а лишь «отдельные группы», в то время как другие боролись с оккупантами на фронте, в подполье или в партизанских отрядах. Однако в Германии тоже существовало антигитлеровское подполье. Так что же, записывать немцев в наши союзники по Великой Отечественной войне?

Давайте сосчитаем количество крымских татар, воевавших на каждой из сторон. Вот что говорится в цитированной выше справке Главного командования сухопутных войск Германии о формировании из них вспомогательных войск:

«Вербовка добровольцев проводилась следующим образом:

1. Вся территория Крыма была разбита на округа и подокруга.

2. Для каждого округа были образованы одна или несколько комиссий из представителей оперативных групп Д и подходящих татар- вербовщиков.

Зачисленные добровольцы на месте подвергались проверке. В этапных лагерях набор проводился таким же образом.

а) в населённых пунктах - около 6000 добровольцев;
б) в лагерях - около 4000 добровольцев.
Всего - около 10 000 добровольцев.

По данным татарского комитета, старосты деревень организовали ещё около 4000 человек для борьбы с партизанами. Кроме того, наготове около 5000 добровольцев для пополнения сформированных воинских частей.

Таким образом, при численности населения около 200 000 человек татары выделили в распоряжение нашей армии около 20 000 человек. Если учесть, что около 10 000 человек были призваны в Красную Армию, то можно считать, все боеспособные татары полностью учтены».

В дневнике боевых действий находившейся в Крыму 11-й немецкой армии приводятся более детальные сведения о вербовке татар по состоянию на 15 февраля 1942 года:

«Результаты рекрутирования татар:
1. Город Симферополь - 180 человек;
2. Округ северо-восточнее Симферополя - 89;
3. Южнее Симферополя - 64;
4. Юго-западнее Симферополя - 89;
5. Севернее Симферополя - 182;
6. Район Джанкоя - 141;
7. Евпатории - 794;
8. Зайтлер-Ички - 350;
9. Сарабуса - 94;
10. Биюк-Онлара - 13;
11. Алушты - 728;
12. Карасубазара - 1000;
13. Бахчисарая - 389;
14. Ялты - 350;
15. Судака (ввиду высадки десанта русских данные проверяются) - 988;
16. Лагерь военнопленных в Симферополе - 334;
17. в Биюк-Онларе - 22;
18. Джанкое - 281;
19. Николаеве - 2800;
20. Херсоне - 163;
21. Дополнительно в Биюк-Онларе - 204.
Всего 9255 человек...».

Поступившие на службу к немцам крымские татары были распределены следующим образом:

«Оперативной группой были сформированы 14 татарских рот для самозащиты общей численностью 1632 добровольца. Остаток был использован различным образом: большая часть была разделена на маленькие группы по 3–10 человек и распределена между ротами, батареями и другими войсковыми частями: незначительная часть - в закрытых войсковых частях - присоединена к отрядам, например одна рота вместе с кавказской ротой присоединена к 24-му сапёрному батальону».

Разумеется, защитники «репрессированных народов» всё это старательно замалчивают. Тем не менее, факты настолько очевидны, что добросовестные исследователи вынуждены их приводить. Например, на страницах весьма специфического издания («Книга составляет документальную историческую основу проводимых в Российской Федерации мер по реабилитации поруганных и наказанных народов») его автор Н.Ф.Бугай, чьи работы я уже цитировал, честно сообщает, что «в подразделениях немецкой армии, дислоцировавшейся в Крыму, состояло, по приблизительным данным, более 20 тыс. крымских татар».

А вот образчик официозной перестроечной пропаганды:

«Разумеется, нельзя отрицать сам факт сотрудничества лиц крымско - татарского происхождения с фашистским военным командованием и спецслужбами, их прямое участие в полицейско-карательных операциях, в борьбе с партизанами и в боях против Советской Армии. Однако даже если исходить из приведённых выше цифровых данных (около 20 тыс. человек из примерно 200-тысячного крымско-татарского населения), то общее число таких бойцов составит менее 10%. Все это позволяет говорить о том, что в предательский союз с гитлеровскими оккупантами вступила не основная масса, а лишь сравнительно небольшая часть крымских татар».

Замечательная логика! Остаётся лишь применить её к Третьему Рейху. В 1939 году население Германии составляло 80,6 млн человек. Из них в вооружённые силы и войска СС с 1 июня 1939 года по 30 апреля 1945 года было призвано всего лишь 17,9 млн человек. Всё это позволяет говорить о том, что в вероломном нападении на нашу страну участвовала не основная масса, а лишь сравнительно небольшая часть немецкого народа. В то время как остальной немецкий народ, надо полагать, сплошь состоял из убеждённых антифашистов.

Если же не заниматься дешёвой демагогией, то приходится признать, что практически всё крымско-татарское население призывного возраста служило в тех или иных немецких формированиях. О чём и было сказано прямым текстом в процитированной мною ранее немецкой справке.

А сколько крымских татар воевало на нашей стороне? Сразу же отбросим фантастические цифры, высасываемые из пальца радетелями «поруганных и наказанных народов»:

«Всего награждено около 50 тысяч крымских татар, и число это могло бы быть значительно большим, если бы массовые награждения в основном проводились не на заключительном этапе войны - в 1944–1945 годах, когда крымских татар к высоким наградам уже не представляли».

«Клеймо “предателя” с дьявольским искусством было наложено на весь народ, хотя из 60 тысяч призванных на фронты Великой Отечественной войны крымских татар каждый второй погиб смертью храбрых».

Действительность, как мы видели из процитированных выше документов, куда скромнее. Согласно немецкой справке, в ряды Красной Армии было призвано 10 тысяч крымских татар, согласно докладной записке Б.З.Кобулова и И.А.Серова на имя Л.П.Берии - 20 тысяч. При отступлении советских войск из Крыма подавляющее большинство из них дезертировало, оставшись на территории, оккупированной немцами.

Для полноты картины остаётся ещё выяснить, сколько крымских татар оказалось среди партизан. На 1 июня 1943 года в крымских партизанских отрядах было 262 человека, из них 145 русских, 67 украинцев и... 6 татар. На 15 января 1944 года, по данным партийного архива Крымского обкома Компартии Украины, в Крыму насчитывалось 3733 партизана, из них русских - 1944, украинцев - 348, татар - 598 человек. Наконец, согласно справке о партийном, национальном и возрастном составе партизан Крыма на апрель 1944 года, среди партизан было: русских - 2075, татар - 391, украинцев - 356, белорусов - 71, прочих - 754 человека.

Итак, даже если взять максимальную из приведённых цифр - 598, то соотношение татар в немецкой армии и в партизанах будет больше чем 30 к 1.

Какова же была судьба крымских татар, поступивших на службу к «Гитлеру-эфенди»? На основе рот самообороны были развёрнуты батальоны вспомогательной полиции. К ноябрю 1942 года было сформировано восемь крымско-татарских батальонов, носивших номера с 147-го по 154-й, весной-летом 1943 года - ещё два (155-й и 156-й).

В апреле-мае 1944 года крымско-татарские батальоны сражались против освобождавших Крым советских войск. Так, 13 апреля в районе станции Ислам-Терек на востоке Крымского полуострова против частей 11-го гвардейского корпуса действовали три крымско-татарских батальона (по- видимому, 148-й, 151-й и 153-й), потерявшие только пленными 800 человек. 149-й батальон упорно сражался в боях за Бахчисарай.

Остатки крымско-татарских батальонов были эвакуированы морем. В июле 1944 года в Венгрии из них был сформирован Татарский горно- егерский полк СС, вскоре развёрнутый в 1-ю Татарскую горно-егерскую бригаду СС численностью до 2500 человек под командованием штандартенфюрера СС В.Фортенбаха. Некоторое количество крымских татар было переброшено во Францию и включено в состав запасного батальона Волжско-татарского легиона. Другие, в основном необученная молодёжь, были зачислены в состав вспомогательной службы противовоздушной обороны.