Разведка госбезопасности

Одним из первых начальников ИНО ВЧК был Соломон Григорьевич Могилевский , занявший этот пост через год после организации Иностранного отдела . Но уже в августе 1921 года ИНО возглавил Михаил (Меир) Абрамович Трилиссер , остававшийся на этом посту 9 лет. Никто не превзошел его в длительности пребывания на такой "скользкой" и ответственной должности.

Он родился в 1883 году. Профессиональный революционер, почти 10 лет провел в тюрьмах и ссылках. В годы Гражданской войны комиссарил в крупных войсковых соединениях. После ухода с поста начальника ИНО , Трилиссер был членом Президиума Коминтерна. В 1940 году арестован и расстрелян.

За это время в большинстве европейских стран, в Китае и США были созданы нелегальные резидентуры ИНО и развернуты агентурные сети. В 1926 году сформирована так называемая Особая группа - параллельная ИНО служба для глубокого внедрения агентуры и подготовки диверсий в Западной Европе, Турции и Китае. Ею руководил более 10 лет Яков Исаакович , кадровый разведчик и опытный нелегал.

Эти агенты впоследствии добились весьма высокого общественного и служебного положения. К примеру, Ким едва не возглавил английскую разведку и был одним из создателей ЦРУ. "Кембриджская пятерка" считается одной из самых результативных агентурных групп в истории советского шпионажа.

С 1933 по 36 г.г. - резидент в Лондоне. Затем Орлов становится руководителем советской разведки в Испании и одновременно - советником республиканского правительства по вопросам безопасности. Действовал весьма успешно, о чем свидетельствуют ордена Ленина и Красного Знамени.

В 1938 году Орлов получил приказ выехать в Москву. Но, зная, что там идет повальное уничтожение закордонной агентуры, он с женой и дочерью бежит в Америку. Одновременно, специальным письмом извещает Сталина , что в случае попыток убрать его, будут разоблачены все агенты в Европе. А поскольку в Москве знали, что Орлов в курсе состава большинства шпионских групп, его оставили в покое. После смерти Сталина , он опубликовал сенсационную книгу Тайная история Сталинских преступлений . Умер Орлов в США в 1973 году.

После бегства Орлова агентурную деятельность в Испании возглавил его заместитель Наум Исаакович . Он родился в 1898 году в Могилеве. С 1919 года - сотрудник ВЧК, окончил военную академию.

С 1925 года на нелегальной работе, сначала в Китае, затем в Турции и наконец - в Испании. По возвращении в Москву получил задание любой ценой уничтожить Льва Троцкого , который тогда жил в Мексике. организовал два покушения, в результате второго Троцкий был убит Рамоном .

Только недавно стало известно о еврейском происхождении одного из самых выдающихся партизанских командиров Великой Отечественной войны Героя Советского Союза полковника Дмитрия Николаевича Медведева. Он родился в 1898 году в Бежице и работал в органах ВЧК - НКВД с 1920 по 1935 годы. Затем был уволен и репрессирован. В начале войны Медведева освободили, и он стал командиром особого диверсионно-разведывательного отряда, действовавшего на Украине . Этот отряд, в частности, служил базой для легендарного диверсанта Николая Кузнецова .

Необходимо также, хотя бы и кратко, остановиться на боевой деятельности другого диверсанта Великой Отечественной войны , еврея Юрия Колесникова . В отличие от дел Кузнецова, описанных в книгах Медведева "Сильные духом" и "Это было под Ровно", подвиги Колесникова мало известны, хотя по значимости и не уступают им. Юрия Колесникова трижды представляли к званию Героя Советского Союза, но только в 1995 году он стал Героем России и получил Золотую Звезду из рук Ельцина .

Еще в ходе войны перед шпионами НКВД была поставлена задача добывания секретов атомной бомбы, над которой работали в США. Одним из главных организаторов этой операции был Гриммель Маркович . Он родился в Риге в 1899 году, стал советским агентом в 1922, шпионил в Турции, Италии, Франции, США.

Ему повезло: когда он был отозван в Москву и приказал его арестовать, этот приказ почему-то не был выполнен. И в 1941 году направили в США, он создал здесь разветвленную агентурную сеть, очень пригодившуюся для проникновения в урановый проект.

После ареста супругов Розенбергов, Коэны и сумели бежать в СССР. Еще раньше туда вернулся . В 1947-49 годах он был заместителем ответственного секретаря Еврейского антифашистского комитета (). Когда весь состав был арестован, то , один из немногих, избежал расстрела. Он получил 25 лет тюрьмы, но был освобожден после смерти Сталина . Однако пытки и нравственные муки сломили этого закаленного агента, и он вскоре умер.

Судьба Коэнов была не намного благополучней. Их переподготовили и в 1954 году забросили в Лондон, где они работали с известным шпионом Кононом . После разоблачения в 1961 году, Коэн ы получили по 25 лет заключения, но были обменены в 1969. На удивление, сначала Леонтина, потом и Моррис стали Героями России, правда - посмертно - в 1994 и 97 годах.

Думается, рассказ будет неполным, если обойти поистине фантастические дела литовского караима Иосифа , который, будучи матерым советским шпионом, умудрился стать послом республики Коста-Рика в Италии и Ватикане. Это произошло в 1950 году. А в 1953 его спешно отозвали в Москву и изгнали из разведки МГБ в рамках кампании ее повального "очищения" от лиц еврейской национальности .

В то время в тюрьмах сидели или были казнены поголовно все евреи - сотрудники центрального аппарата и агентурные работники. И после 1953 года в разведслужбах госбезопасности пресловутый "еврейский вопрос" был решен окончательно и бесповоротно

Главное разведуправление генштаба ( )

Задолго до ВЧК, разведывательные структуры уже функционировали в Красной Армии. В системе ее Полевого штаба 8 ноября 1918 года было создано Регистрационное управление (Региструпр), которое и приняло руководство всей системой военной разведки . Его начальником в июне 1919 года был назначен Сергей . На самом деле его звали Яковом Давидовичем , который стал большевиком еще в 1896 году. В годы Гражданской войны он командовал Московским сектором обороны, был членом военных советов фронтов и Реввоенсовета республики (РВСР).

На посту начальника Региструпра Гусев работал до начала 1920 года. Затем военной разведкой вплоть до 1935 года руководил Ян Карлович , латыш. Его сменил комкор Семен Петрович . Он родился в г. Черкассы в 1895 году. В Гражданской войне командовал кавалерийской бригадой, окончил Военную академию и был направлен в Германию на нелегальную работу.

По возвращении командовал дивизией и стрелковым корпусом. Затем - начальник . С 1937 года - Командующий войсками Московского военного округа. Арестован и в августе 1938 года расстрелян.

С сентября 1937 г. по май 1938 военную разведку возглавлял другой еврей Семен Григорьевич . Затем он был арестован и в феврале 1939 года расстрелян. Такая же участь постигла и почти всех заместителей начальника , руководителей отделов и направлений евреев: Абрамова, Александровского (Юкельзона), Аркуса, Аскова, Боровича (Розеншталя), Бронина (Лихтеншталя), Вайнберга, Вайнера, Волла. Все они были обвинены в предательстве и казнены в черные 1937-1939 годы.

Но и кроме них, еще около 50 евреев, руководителей зарубежных резидентур, агентов-нелегалов были вызваны в Москву и казнены. Надо добавить, что они - лишь часть всего кадрового состава военной разведки , который был уничтожен в это время по приказу Сталина . Все эти люди были опытными профессиональными разведчиками, как правило, имевшими дореволюционный стаж нелегальной работы.

Зондеркоманда была сформирована по приказу осенью 1941 года в связи с резкой активизацией нелегальных радиопередатчиков в Западной Европе. Зондеркоманда была оснащена новейшими по тем временам радиопеленгаторами, которые позволяли с высокой точностью засекать местоположение действующих раций. Ее подразделения отслеживали все передачи в самой Германии и оккупированных ею странах. А там действовали 5 нелегальных разведывательных групп, состоявших из агентов советской военной разведки . Можно сказать - сакраментально, что руководителями всех этих групп были евреи . Первым надо отметить Леопольда , который родился в 1904 году в галицийском городке Нови-Тарг.

Совсем молодым парнем он примкнул к сионистам и в 1924 году эмигрировал в Палестину, там вступил в компартию, через 5 лет выехал во Францию. Был завербован агентами Коминтерна и в 1932 году переправлен в Москву, где стал сотрудником военной разведки . В 1937 году нелегально приехал в Бельгию и завербовал там группу агентов, которая активизировалась после германской оккупации. Основу этой группы составляли местные евреи . В августе 1940 года выехал во Францию. Там он стал резидентом местной агентурной группы и развернул работу по добыванию сведений в штабах оккупационных войск. Отправляемая им в Центр информация получала весьма высокую оценку.

В 1939 году из Москвы в Брюссель прибыл офицер Анатолий Маркович . Он родился в Харькове в 1913 году, завербован военной разведкой в 1936, участник Гражданской войны в Испании. В Бельгии принял руководство резидентурой от , действовал под псевдонимом "Кент". организовал фирму резиновых изделий "Симэкско", завел связи в деловых кругах и среди офицеров вермахта, покупавших продукцию его фирмы. Ее филиалы открылись в Париже, Берлине, Праге, Марселе и других городах, которые объезжал, собирая информацию. Эта информация была важной и достоверной, сеть радиостанций позволяла отправлять ее в Центр своевременно.

Между тем Москва требовала все новых и новых данных. Чтобы передать их, рации в Париже и Брюсселе работали почти бесперерывно. Тем самым они нарушали элементарные правила конспирации, предоставляя мобильным радиопеленгаторам немцев идеальные условия для засечки. Что и произошло вскоре.

13 декабря 1941 года подразделение зондеркоманды "Красная капелла" во главе с Фрицем совершило налет на рацию в Брюсселе и захватило двух радистов и шифровальщицу и - самое ужасное! - шифровки, которые подпольщики не успели уничтожить. Брюссельская радиоквартира была ликвидирована, а сам только чудом сумел избежать ареста.

Более того, по расшифрованным радиограммам гестапо смогло установить подлинные адреса берлинской агентурной сети и арестовало около 130 её членов. Почти все они были казнены или погибли в концлагерях. Провалы продолжались. В июне 1942 года были арестованы радисты в Париже, схвачены агенты в Голландии.

Но главной целью зондеркоманды был арест руководителей - и , о которых следователи узнали из допросов арестованных. И в ноябре 1942 года гестаповцы арестовали , а через несколько дней - и . Всего же во Франции, Бельгии, Голландии и Германии за год было арестовано более 200 нелегальных агентов советской военной разведки , захвачено 12 раций. Это был, пожалуй, самый крупный успех германской контрразведки в борьбе с советским шпионажем. Более тяжкий удар смог нанести только Сталин , уничтоживший во много раз большее число самых опытных своих разведчиков.

Используя захваченных радистов и их рации, германская контрразведка развернула самый лакомый вид операций - радиоигры с московским Центром, которые давали возможность дезинформировать советское командование о немецких планах, о дислокации и передвижениях войск. Но эти радиоигры имели только частичный успех - в самом начале операции, потому что и , и сумели сообщить, что рации контролируются противником.

Шпиёны

На мой взгляд, тактика выборочного уничтожения руководителей террора неоправданна и неэффективна. Она напоминает террор народовольцев в царской России. Считаю, что основным методом борьбы против терроризма в Израиле должно быть уничтожение целых населенных пунктов палестинцев, вместе с жителями. Это наглядно продемонстрирует террористам неадекватность их действий и породит страх перед возмездием у самих арабов, а не у евреев.

Евреи и еврейство более двадцати лет занимали центральное место в мировоззрении и деятельности Гитлера. Он считал их нацией разрушителей и бесповоротно связал себя, свою партию и судьбу немецкого народа с преследованием евреев, а затем и с поголовным их истреблением в Германии и в Европе. Получив власть, Гитлер от слов перешел к делу – спорадические преследования евреев обрели юридическое обоснование. 15 сентября 1935 года на съезде нацистской партии в Нюрнберге были приняты два закона, немедленно и безоговорочно утвержденные рейхстагом: “Закон о гражданстве рейха” и “Закон об охране германской крови и германской чести”. Эти законы и последующие 12 постановлений были совершенно откровенно направлены против евреев Германии. Отныне евреем считался каждый, у которого? часть крови была еврейской, то есть – хотя бы один дедушка или одна бабушка были евреями. Такие люди автоматически лишались германского гражданства. Сексуальные отношения между евреями и арийцами преследовались как уголовное преступление…

С самого зарождения нацизма гитлеровцы утверждали, что евреи и еврейки представляют для Германии опасность в сексуальном плане. Главный орган антисемитов, журнал “Штюрмер”, издававшийся патологическим юдофобом Юлиусом Штрейхером, твердил, что мужские способности арийца могут сильно пострадать от связи с еврейкой. А уж немку, уличенную в сексе с евреем, в “Штюрмере” объявляли преступницей еще задолго до Нюрнберга. И дело не ограничивалось журнальной пропагандой. Уже в конце 30-х годов немок, вступивших в сексуальную связь с евреями, принуждали носить на груди табличку с надписью: “Я совершила мерзость”. Если же немка беременела от еврея, то ее вынуждали делать аборт. Ее обольстителю вешали на шею такую же табличку, отличавшуюся лишь шестиконечной звездой. Нередки бывали и случаи стерилизации их. С принятием Нюрнбергского кодекса такие отношения были запрещены законом. Любопытно, что после “Хрустальной ночи” 10 ноября 1938 года, когда нацисты убили немало евреев и изнасиловали множество евреек, их не карали за убийства, но за изнасилования наказывали, как за деяние, нарушавшее закон “О чистоте арийской крови”. Евреи же, нарушившие этот закон, карались нередко и смертной казнью. А уж каторга в таких случаях была наказанием неизбежным. Кстати, некоторые из таких дел становились предметом интереса самого фюрера, который требовал, чтобы судебные материалы присылались в рейхсканцелярию. Процессов же о нарушении законов расовой чистоты было немало: только за первый год после принятия Нюрнбергского кодекса их насчитывалось более 500.

Согласно этому кодексу брак с евреем или еврейкой считался для арийца преступлением, и они принуждались к разводу, что нередко заканчивалось трагедиями. Так, известнейший германский актер Иоахим Готшалк предпочел покончить жизнь самоубийством, нежели расстаться со своей женой-еврейкой. Она, впрочем, тут же застрелилась, убив и своего 8-летнего сына. Арийцы карались даже за связи с полуеврейками. Более того, одного немца осудили за то, что он мастурбировал, глядя на обнаженную еврейку. А чтобы еврей не смог “снять” проститутку-немку под покровом темноты, ему запрещалось выходить из дома после 8 часов вечера. Нацизм возобновил запреты времен Средневековья. С сентября 1937 года в Германии законодательно было запрещено вскармливать детей евреев арийским кормилицам. Аналогичный запрет касался и кормилиц-евреек. Из ноты министра юстиции, Гитлер узнал, что одна из них продавала свое молоко в клинику немецкого педиатра. Судебное дело против нее было возбуждено тайно, “чтобы не травмировать родителей-арийцев”. Аналогичный запрет еще более категорично касался еврейской донорской крови. Многие пациенты не соглашались на переливание без официальной справки, что кровь арийская.

Для нацистов было немыслимо даже пожать еврею руку. В 1942 году гауляйтер Кубе пожал руку одному минскому еврею за то, что тот вывел его шикарный “Хорьх” из горящего гаража. Немедленно последовал донос в Берлин от одного из приближенных гауляйтера, и ему пришлось оправдываться перед Гимлером. Начиная с 1936 года на всех скамейках в общественных местах были помещены таблички “Только для арийцев”. А для евреев скамейки были окрашены в ярко-желтый цвет, они устанавливались с немецкой педантичностью: на 40 “арийских” – одна “еврейская”.

В Берлине с 1934 года стал функционировать специальный антропологический институт расовых исследований, который занимался установкой стандартов расовой чистоты. В этом институте проводились антропометрические тесты на все органы человека, чтобы установить конкретные параметры арийца и еврея. К примеру, только для ушей существовали 22 таких параметра. Еще больше параметров касалось “семитского” носа. Считалось, что он крючковат и по нему легко отличить еврея. Один из создателей расовой теории, Розенберг, опубликовал целое пособие для молодежи, обучавшее ее распознаванию евреев по их внешним признакам, среди которых главным считался нос. Гитлер также категорично заявлял: “Есть черта, общая для всех евреев от варшавского гетто до марокканских базаров: агрессивный нос с жестоким и порочным разрезом ноздрей”. Еще один корифей расовой теории, доктор Вершауэр, утверждал, что у евреев бегающие глаза и большие оттопыренные уши. Считалось также, что у типичного еврея обязательно черные волосы, потому-то в нацистской Германии быть брюнетом не рекомендовалось. Как понимаете, в этой стране еврей со всеми приписываемыми ему отталкивающими чертами, особенно по сравнению с арийской стандартной внешностью, был существом заведомо безобразным внешне. В довершение, нацисты обвинили евреев в исходящем от них дурном запахе. Сам фюрер активно поддерживал миф о зловонии евреев. В речи, произнесенной 29 ноября в Мюнхене, он заявил: “Расовый инстинкт арийцев позволял им отличить еврея по дурному запаху и препятствовал половым связям с этими недочеловеками. Но они изобрели духи, чтобы пахнуть как все и не отталкивать немецких женщин. На это и рассчитывали евреи”. Нацисты искали научное объяснение “еврейским испарениям” и нашли их в том, что они аналогичны запаху негров. Нацистские антропологи утверждали, что “еврей это всего лишь побеленный чернокожий… Специфический запах евреев выдает их негроидные корни”. Этот миф использовался нацистами, прежде всего, чтобы внушить отвращение к половым контактам с евреями. С этой же целью распространялось гитлеровцами измышление, что арийские женщины заражаются спермой евреев при половых сношениях.

Юлиус Штрейхер в новогоднем номере “Штюрмера” за 1935 год опубликовал “исследование”, в котором доказывалось, что одного соития с евреем достаточно, чтобы все дети у немки рождались уродливыми, слабыми и болезненными. А Гитлер являлся одним из самых верных сторонников идей Штюрмера, которые были положены в основу Нюрнбергских законов расовой чистоты. Впрочем, задолго до них фюрер писал в “Майн Кампф”: “Еврей оскверняет арийку своей кровью, при половом акте он отравляет ее кровь”. Чтобы сильней разжечь ненависть к евреям, нацисты возродили миф об их безудержной похотливости, который восходит к Средневековью. Этот миф получил самое широкое распространение в ходе антисемитских кампаний в Германии 30-х годов. Штюрмер издал специальную книгу для детей под названием “Ядовитый гриб”, в которой они предостерегались от малейших контактов с евреями, ибо все они – сексуальные маньяки, только и мечтающие о насилии над арийским девочками и мальчиками. В других сочинениях евреям приписывались невероятная сексуальность и извращенность. В берлинском вполне солидном медицинском издании 1936 года можно было прочесть статью под аршинным заголовком: “Врачи-евреи насилуют пациенток, находящихся под наркозом”. В статье перечислялись фамилии врачей, сосланных в концлагерь за “осквернение юных ариек”. Еще одним измышлением против евреев было их якобы нежелание служить в армии во время Первой мировой войны. Во многих газетах помещались материалы бывших фронтовиков, утверждавших, что евреи, окопавшиеся в тылу, развлекались с женами и дочерьми тех, кто сражался на фронтах. Гитлер писал в “Майн Кампф”, что “Евреи, после ухода немцев на фронт, немедленно заняли их места в освободившихся постелях”. Кстати, сегодня есть вполне достоверные данные, что Гитлер был весьма скудно наделен природой в сексуальном плане и, естественно, люто завидовал евреям, которые, по его мнению, чересчур щедро оснащены сексуально. В той же “Майн Кампф” он писал: “Прогуливаясь по улицам Вены, я наблюдал множество носатых евреев, к которым льнули прекрасные немки… При виде их по спине пробегал холодок, и меня охватывала ярость”. В выступлениях и частных беседах фюрера одним из главных его обвинений против евреев, были их явные и тайные сексуальные извращения. Во всеобъемлющей антисемитской кампании, развернутой нацистами, сексуальный аспект занимал весьма значительное место и внес немалую долю в разжигание ненависти и презрения к немецким евреям. Этот аспект отлично сочетался с крутыми административными мерами и в определенной мере служил для них основанием и оправданием.

Уже в 1936 году евреи не имели права занимать государственные должности, особенно же – служить в армии. Нееврейскими стали почти все профессии, свобода передвижения их была ограничена, и вскоре началась конфискация недвижимого имущества. В Германии была создана всеохватывающая структура для выявления лиц еврейского происхождения. К тому же, в стране во всю свирепствовала агентура гестапо, охватившая общество повальной слежкой и доносительством. По скрупулезным исследованиям специальной службы гестапо, лиц, которые по Нюрнбергским законам являлись евреями, в Германии было около полумиллиона. Уже вскоре после прихода к власти Гитлера, евреи стали покидать Германию. Расовые же законы вызвали и вовсе повальное бегство. По данным иерусалимского института Яд ва-Шем, к сентябрю 1939 года из Германии уехали 360 тысяч евреев, после чего шлагбаум опустился. Наконец, 9 октября 1942 года Мартин Борман подписал постановление, гласившее: “постоянное устранение евреев с территории Германии не может далее осуществляться путем эмиграции, но только применением безжалостной силы в специальных лагерях на Востоке”. По данным директора института Яд ва-Шем профессора Ицхака Арада, в таких лагерях было истреблено более 150 тысяч немецких евреев. Еще до этого около 30 тысяч погибло в концлагерях на территории Германии. Таким образом, собственно Германия, первой из европейских стран, была полностью очищена от людей с четвертинкой еврейской крови, стала “юденфрай” по циничному выражению нацистов. (Из статьи ”Сексуальный Холокост” – А.З.)

Почему такое название претенциозное – «Еврейский щит СССР»? Почему не украинский щит СССР, грузинский, татарский или узбекский щиты того же Советского Союза? Да прежде всего, потому, что таких щитов не создавали представители этих этносов. В годы Великой отечественной войны евреи руководили значительной частью военной промышленности. Евреи же, в основном, после войны создали ядерный, термоядерный, ракетные щиты ПВО и ПРО. Они же составили значительную часть теоретиков и конструкторов в стратегическом ракетостроении, военных отраслях авиастроения и кораблестроения, военной электротехнике, химии и др. Чтобы убедиться в справедливости такого категоричного утверждения, достаточно прочитать мою книгу… Считаю, что рассказ об этих евреях и составляет большое достоинство книги. Я мог бы здесь приводить сведения из моей книги, которые свидетельствуют о том что евреи воевали доблестно, что среди них было множество героев, но остановлюсь на высших командирах. Генералами и адмиралами в ходе войны стали 235 евреев. Из них непосредственно руководили боевыми действиями 110. Полководцами были около 100 генералов и адмиралов – евреев, имена которых по большей части неизвестны даже еврейскому населению СССР. Корпусами командовали 14 евреев, в разное время они возглавляли 23 корпуса. Армиями командовали 8 евреев: генералы Малиновский, Крейзер, Колпакчи, Сквирский, Дашевский, Броуд, Городинский и Прусс. Евреи – 25 генералов и Маршал Советского Союза руководили боевыми действиями фронтов. В органах Ставки Верховного служили 16 генералов и адмиралов – евреев, которые, таким образом, прямо причастны к стратегическому руководству войной в целом.
О всех этих полководцах – евреях в книге рассказано. Но наиболее подробно – о Маршале Советского Союза Родионе Малиновском, генералах – армии Владимире Колпакчи и Якове Крейзере, генерал – полковниках Льве Котляре и Александре Цирлине, генерал- лейтенантах Марке Шевелеве, Ароне Карпоносове и некоторых других.
В книге также подробно рассказано о деятельности выдающихся разведчиков Яна Черняка, Леопольда Треппера, Шандора Радо и Рахили Дюбендорф; крупнейших диверсантов Якова Серебрянского и Евгения Волянского, партизана Александра Печерского и других, имена которых неведомы большинству советских граждан, не говоря уж об иностранцах…

В книге рассказано об особенностях военной службы евреев в мирное время. Особенности эти сводились в основном к дискриминации их во всех аспектах службы. На солдат – евреев обрушивалась «дедовщина» особой жестокости. Офицеры сталкивались с невозможностью поступить в академию, их всячески зажимали в продвижении по службе и присвоении очередных званий, загоняли в самые страшные по климатическим условиям гарнизоны, без перспективы перевода в более цивилизованные места. Притом, что офицеры-евреи, как правило, служили вполне добросовестно, выделялись исполнительностью, инициативой, отвагой и мужеством при выполнении самых опасных заданий.
В таких условиях стать генералами и адмиралами удалось немногим евреям. За 46 послевоенных лет «лампасы» получили 79 офицеров. Но уже в 1990 году во всей Советской Армии их осталось только трое. Два из них – Лев Рохлин и Александр Руцкой – участвовали в Афганской войне, выдающимся флотоводцем был адмирал Лев Чернавин. Каждому из этих военачальников в книге посвящен отдельный очерк.
Особую важность, считаю, имеет часть Третья, в которой рассказано о евреях – творцах вооружения Советской Армии в послевоенное время. И в первую очередь – о тех, кто создал ядерное и термоядерное оружие. Кроме рассказа о 36-ти непосредственых участниках этого процесса – отдельные очерки о трижды Героях Социалистического труда Борисе Ванникове, Юлии Харитоне, Якове Зельдовиче и Ефиме Славском. Символично, кстати, что всего звание трижды Героя Соцтруда было присвоено 12 ученым и конструкторам, четверо из них – евреи!
Почти никакой информации не найдете вы о евреях– создателях стратегических ракет. К примеру, кто слышал о начальнике первого ракетного НИИ – 88 генерал- майоре Герое Соцтруда Льве Рувимовиче Гоноре? А ведь сам Королев был в НИИ-88 поначалу всего лишь начальником отдела. Думается, не более известно о выдающейся роли в стратегическом ракетостроении Семена Косберга, Бориса Чертока, Бориса Шапошника, Матуса Бисновата. Все они – Герои Соцтруда, Генеральные и Главные конструкторы ракетной техники. О них – отдельные очерки, но и многих других ракетостроителях – евреях рассказано тоже. Широко известны евреи создатели боевых самолетов Семен Лавочкин и Михаил Гуревич, вертолетов – Михаил Миль. Думается, однако, мало кто знает, что было еще четыре еврея Генеральных авиаконструктора: Герои Соцтруда Матус Бисноват, Давид Хорол, Исаак Иосилович и Евгений Фельснер. А также Главные конструкторы: Марк Вайнберг, Наум Черняков, Александр Борин, Семен Вигдорчик, Зельман Ицкович и другие. В книге о них – очерки и подробная информация. Но уж что наверняка неизвестно – это выдающаяся роль евреев с послевоенном военном кораблестроении СССР. В моей книге специальный очерк посвящен Абраму Самуиловичу Кассациеру, Генеральному конструктору первого советского атомного ракетного подводного крейсера стратегического назначения проекта 667А (класс «Навага»). Другие очерки рассказывают о творце первого в мире боевого корабля на воздушной подушке Владимире Израйлевиче Левкове, о Борисе Купенском – Генеральном конструкторе атомного крейсера «Петр Великий» – нынешнего флагмана российского надводного флота. Думается, мало кто знает, что во главе создания современных систем противоздушной и противоракетной обороны стояли евреи. Самый выдающийся, пожалуй, дважды Герой Социалистического Труда, лауреат множества Сталинских, Ленинских и Государственных премий Лев Вениаминович Люльев. Именно Люльев создал практически почти все советские, а ныне – российские – зенитно – ракетные комплексы: «Круг», «Куб», «Бук», «С-300В», «Антей-2500». Как видим, почти все современные зенитно – ракетные комплексы, которыми сегодня гордится и широко торгует Россия, созданы Львом Люльевым. Анатолий Леонидович Лившиц. Имя его было засекречено, потому что именно Анатолий Лифшиц был Генеральным конструктором систем ПВО и ПРО Советского Союза, при нем и при его участии были сделаны пояса защиты городов Москвы и Ленинграда, Дальнего Востока, которые функционируют и в наши дни. Еще один Лифшиц, но Михаил Ильич и его коллеги Локтев Лев Абрамович, Залман Михайлович Бененсон и другие – создатели не только зенитно-ракетного оружия, но и всех систем управления ПВО и ПРО Советского Союза.
Коллектив СпецКБ, возглавляемый Александром Эммануиловичем Нудельманом сконструировал почти все авиапушки – основное оружие боевых самолетов Советской армии. Большинство разработанных Нудельманом видов вооружения состоит на снабжении российской армии и сегодня. Он дважды Герой Социалистического Труда, дважды лауреат Сталинской, трижды лауреат Государственной, лауреат Ленинской премий.
Чтобы не перегружать интервью, назову лишь имена тех евреев, которые являлись крупнейшими из всех творцов боевых средств Советских Вооруженных сил. К ним относится Жозеф Яковлевич Котин. Он возглавлял в течение 30 послевоенных лет создание всех тяжелых танков и других боевых бронемашин. Генерал-полковник. Герой Социалистического Труда, четырежды лауреат Государственной премии СССР.
К числу творцов современной военной радиотехники следует отнести в первую очередь Александра Львовича Минца. Герой Социалистического Труда, две Сталинские, Ленинская и Государственные премии. Кабачник Мартин Израилевич – создатель советских нервно – паралитических боевых отравляющих веществ, а также бинарных ОВ. Герой Социалистического Труда, Государственная и Ленинская премии.
Как видим, этих деятелей важнейших отраслей науки и военной промышленности, государственный антисемитизм коснулся намного меньше. По той же причине – заменить таких евреев было некем. Именно этим и объясняется их выдающаяся, подчас – определяющая роль в советском ВПК после Великой отечественной войны. Уверен – до конца этого десятилетия могущество России, как военной державы, будет базироваться на вооружении, которое создали люди, о которых рассказано в моей книге…Многие факты, которые касаются вклада евреев в победу над фашизмом и послевоенный арсенал СССР скрывались раньше и не полностью известны и сейчас. Старт такой гнусной политике дал Сталин, который в годы войны заявил: «Евреи неполноценные солдаты… Да, евреи плохие солдаты». И хотя в этой войне еврейские воины показали величайщую доблесть, но приказ тирана был услышан, понят и принят на вооружение, тем более, что по душе был исполнителям – юдофобам. Подтверждением служит хотя бы страшная судьба Мирры Железновой – литературный псевдоним Мирьям Айзенштадт, обозревателя единственной в военное время еврейской газеты СССР «Эникайт» . Она получила, по официальному запросу, данные о евреях – Героях Советского Союза и опубликовала эти данные в своей газете. Сто тридцать пять Героев Советского Союза евреи! Списки из газеты перепечатала европейская и американская пресса и резонанас от этих данных был немал: это в корне меняло сложившееся мнение о евреях как воинах Советской Армии. Простить такое журналистке, ни Сталин, ни его юдофобское окружение не смогли. Вот и не простили, затаившись до поры, в 1950 году арестовали и расстреляли. Справка о численности и процентном соотношениий евреев, удостоенных боевых наград во время Великой отечественной, была выдана Министерством вооруженных сил СССР заместителю ответственного секретаря Еврейского антифашистского комитета Соломону Шпигельглясу. Через два месяца Соломона Шпигельгляса нашли мертвым. Судя по всему, не обошлось без «спецов» НКГБ. Какие же криминальные сведения таились в этом документе? Сказано в нем было, что на 1.4.1946 года взято на статистический учет награждений, произведенных за время Великой отечественной войны 123 822 еврея или 1,4 процента к общему числу награждений. Таким образом, Справка вполне официально свидетельствовала, что по боевым наградам евреи заняли пятое место среди титульных национальностей и этнических групп Советского Союза. Почти два десятилетия отделяет нас от момента крушения СССР. Сменилось за это время немало российских лидеров, но не изменилась государственная и общественная позиция недооценки и прямого отрицания военной деятельности евреев. Их принято обвинять в трусости, неумении и нежелании служить в армии. Тем более – сражаться с оружием в руках. А уж говоря о мирных временах, евреев просто вычеркнули из истории вооруженных сил, военной науки и промышленности. В России появились десятки сочинений, которые всячески обесценивают военную составляющую истории советских евреев. Старт такого рода измышлениям дал А. Солженицын в «Двести лет вместе». К нему присоединились Платонов, Филатов, Мухин, Мишин, Владимиров, Жевахов, Грибанов, Глазунов и иже с ними, клеветнические и лживые сочинения которых переполняют прилавки книжных магазинов. Книг, опровергающих эти грязные наветы и клевету, нет ни одной. «Еврейский щит СССР» – первая. Она очень нужна на фоне потока клеветы, которая обрушивается на наш народ непрерывно. (Из интервью в журнале ”Чайка” № 11/190 1.06.2011 – А.З.)

Это необычная книга, книга-факсимиле. Собрана она, как в калейдоскопе, из различных кусочков: кусочков жизни необычного человека.Одессит Марк Штейнберг проживает сегодня в израильском городе Петах-Тиква. А его мелодии звучали и звучат и в сибирских городках, и в зале Кремля, в столице Беларуси, и, конечно, в Одессе и Израиле. Я рад, что мне посчастливилось встретиться с этим человеком и поработать в творческом тандеме.Роман Айзенштат, член Союза писателей Израиля, поэт

Марк Штейнберг: «Я родом из Одессы»

Навстречу юбилею – 80-летию со дня рождения

Мужество композитора

Имя композитора Марка Штейнберга, как принято говорить, на слуху у многих людей – особенно людей старшего поколения, еще со времен особого интереса к джазу, долгие годы гонимому советскими властями. Штейнберг любил и много исполнял джаз. Но пришел он к джазу не сразу. Прежде были и война – Марк ещё ребенком был ранен – и военная школа музыкальных воспитанников, стремление учиться дальше, и многие препоны – нередко искусственные. Тяжелые операции, болезнь, инвалидность…

Всё это человек преодолел мужественно и с честью и стал тем, кем и стремился быть – классным исполнителем, композитором. Стал однажды и продолжает быть до сих пор, несмотря ни на что, ни на какие жизненные трудности. Многие планы спутала тяжелая болезнь…

Но, потеряв физическую возможность воспроизводить на инструменте свои музыкальные творения, композитор записывает их на нотных листах. Марк Штейнберг – человек огромной воли. Борясь с тяжелым недугом, он упорно продолжает работать, писать прекрасную музыку. Сотни стихов знаменитых и малоизвестных поэтов обрели новое звучание, новую жизнь благодаря переложению их композитором на музыку. Песни эти исполняют во многих странах.

Вот что рассказывает о Марке Штейнберге поэт Михаил Ринский из израильского города Рамат-Гана. Этим вступлением он как бы дает зачин всему нашему рассказу.

– В «титрах» моих воспоминаний израильского периода жизни Марк Штейнберг – автор многих прекрасных песен не только на русском языке, но и на языке идиш, автор музыкальных сборников, статей и рассказов. О Марке Штейнберге нередко пишут в израильской, украинской и американской прессе.

Когда меня представили этому талантливому музыканту, я принял это как большую честь. Нас познакомил столь же талантливый и интересный его коллега Юрий Кремер. Союз наш скрепило согласие этих людей написать песни и романсы на мои стихи. Мне по душе была работа с композиторами, столь органичными в совместном творчестве. Перенесший тяжелые операции и поэтому ограниченный в своих физических возможностях, Марк называет Юрия, помогающего ему в обработке и исполнении произведений, «мой добрый ангел».


Познакомившись ближе со Штейнбергом, я счел просто необходимым для себя попросить коллег-музыковедов рассказать об этом не только творчески интересном, но и мужественном человеке, о неординарном становлении этой талантливой личности.

Этап первый – школа музыкантских воспитанников

Мальчиком Марик Штейнберг стал воспитанником Одесской военной школы музыкантских воспитанников, что сродни суворовскому училищу. Готовили в ней военных музыкантов. В то же время, там были все положенные средней школе общеобразовательные предметы. Школа находилась под особым вниманием маршала Г.К.Жукова, так как именно он предложил Сталину идею основать эти учебные заведения, а попросту хоть немногих детей спасти от голода и вырвать их из паутины беспризорности.

1947 год. Марк принимает участие в военном параде в Одессе. Маршал Георгий Жуков приветствует своих любимых воспитанников.

«Жуков часто приезжал к нам в школу проверить быт. Ведь с его легкой руки были созданы 13 школ музыкантских воспитанников по всей стране», – вспоминает Штейнберг. «И вот какой однажды был случай. На последней репетиции перед парадом подходит к нашей коробке Жуков – а мы открываем парад – и посмотрев, во что мы одеты, очень разгневался. «Что это за войско? Начальника гарнизона ко мне, немедленно!», – приказывает он. Мы были одеты ужасно, даже не у всех были сапоги, некоторые в обмотках.

«Начальник гарнизона, где румыны?», – продолжает уже кричать Жуков.

«По дороге в Дальник, товарищ командующий», – отрапортовал начальник гарнизона. Дальник – это район Одессы. «Догнать, раздеть и пошить форму моим суворовцам!».

Уже вечером тридцать портных начали работать и работали всю ночь до утра в нашем дворе. Утром все было готово, мы выглядели блестяще. На параде, объезжая войска, маршал подъехал к нам и, кажется, был доволен! На этот раз в красивой форме, с лампасами, гордо чеканя шаг, под дробь барабанов и торжественные звуки труб мы открывали парад!

Не так давно я прочел в современной газете «Одесский листок», которая продолжает традиции газеты 19-го века с аналогичным названием, сообщение о том, что будет отмечаться 60-летие двух одесских спецшкол – военно-морской и военно-воздушной. И сразу нахлынули воспоминания… Ведь по такому же образцу в 1937 году в Одессе была создана и наша военно-музыкальная школа (ОВМШ), воспитанником которой я был в 1947-1951 годах.

Хорошо помню своих друзей по школе и замечательных преподавателей, обучавших нас музыкальному искусству, строевой подготовке, уставам и другой премудрости, необходимой будущим военным музыкантам. Среди преподавателей были и женщины, окружавшие нас материнской заботой, любовью, согревавшие теплом своих сердец. Многим из нас одесская военно-музыкальная спасла жизнь, оберегла от страшных последствий войны.

Жизнь разбросала в разные стороны тех, кто вместе со мной постигал азы нотной грамоты и воинской дисциплины. Но крепка наша солдатская дружба…

Юбилейная встреча

В 1976 году в помещении обычной одесской школы, где прежде размещалась наша военно-музыкальная, собрались выпускники ОВМШ разных лет. На юбилейной встрече каждый рассказывал о своих успехах за прошедшие 25 лет. Народ явился с жёнами, в президиуме – наши преподаватели. Почтили память ушедших в мир иной. Мне предложена была честь начать торжественную часть встречи. Первым делом я поблагодарил свою жену Светочку за помощь в организации сбора. «Я же ничем не помогала!» – вырвалось у неё. «Ты помогала тем, что не мешала мне заниматься любимым делом!». Все бурно зааплодировали, выражая моей жене одобрение. Для меня это была незабываемая, счастливая минута в жизни.

Нашу встречу сопровождал духовой оркестр войсковой части 18798 под руководством капитана Александра Фирсова. Тот самый оркестр, в котором в 1956 году я служил солистом у дирижера Алексея Васильевича Зайцева.

…Всякие случаи бывали у нас в школе, бывали иногда и малоприятные: бывшие детдомовцы, воспитанники В. Лисица, Т. Гончаров, А. Курбатов обокрали кассу школы. Их, конечно, вскоре поймали на том, что у них появились конфеты. Дело до трибунала не допустил начальник школы, чем отодвинул на два года своё повышение в звании…

Запомнились слова завуча Г.Т.Солтановского: Эти три фамилии выникогда не забудете, и через многие годы при встрече скажете: «Как не помнить? Это те, что кассу обокрали»…

И действительно, мы эти фамилии помним через годы: Лисица стал доцентом Одесской консерватории, Гончаров был тренером олимпийской сборной СССР по тяжёлой атлетике, Курбатов работал главным инженером знаменитого завода АЗЛК, выпускал полюбившиеся народу «Москвичи», а затем он работал на «РАФе». Минувшая война заставила полуголодных мальчишек воровать. Но были, к счастью, рядом с нами взрослые, которые прекрасно понимали это и верили, что из нас все же вырастут настоящие люди, поэтому и не дали сломать ребятам жизнь, даже ценою собственной карьеры…».

Памятны годы учёбы в военно-музыкальной школе Одессы встречами со многими выдающимися людьми, которые организовывал наш начальник – прекрасный воспитатель по фамилии Палумбо. У нас были в гостях Королёв – чемпион мира по боксу, герои Советского Союза, Александр Свешников – знаменитый хормейстер, прославленные музыканты И.О.Дунаевский, А.И.Хачатурян, Д.Д.Шостакович, М.Л.Ростропович, Р.М.Глиэр.

В большую музыкальную жизнь

3 июля 1951 года из нас, воспитанников ОВМШ поступления 1947 года, выпускался целиком оркестр, который готовил к дальнейшей оркестровой службе Ю.П.Бондовский. Именно на нашем курсе обучение было переведено с 3-х на 4-годичное. Естественно, для продолжения учёбы руководство и педсовет оставили самых «подвижных» – в смысле, хорошо успевающих. Выдали нам свидетельства. За четыре дня все разъехались по назначению. Сделали общее фото. Я как отличник имел право выбора и выбрал с большим удовольствием оркестр старшего лейтенанта Зайцева. Руководимый им оркестр занимал 1-е место в конкурсе оркестров Одесского военного округа.

Привезли нас в военный лагерь под Одессой «Чабанка». Я был, как и остальные, настолько подготовлен, что уже вечером в строю исполнял «Зарю». Жили в палатках по 10 человек, подъём в 6.00, а в 8.00 мы уже репетировали на обрыве, над морем, вальс А.К.Глазунова из балета «Раймонда».

Я был посажен в ряд кларнетистов третьим от флейтистов, то есть исполнял партию первого кларнета. Впереди двое – солист-сверхсрочник Владимир Соколов и его помощник, тоже сверхсрочник Вадим Цветковский. Подходит соло-дуэт кларнетов, у Вадима (из-за похмелья) «кикс», а я от него получаю по шее, вроде кикс у меня.

Дирижёр повторяет эпизод, и вновь кикс… Опять очередная порция по шее, и здесь я проявил свой независимый характер – запустил в море с обрыва свой кларнет. Зайцев понял, в чём дело, и приказал всему оркестру нырять в море, вылавливать кларнет. Когда его вытащили, уже все подушечки отлетели. Зайцев приказал взять в инструменталке другой кларнет, я выполнил приказ и возвратился в оркестр, но он меня (воспитанника) усадил солистом, а сверхсрочники были посажены в помощники.

Вскоре прошёл новый очередной конкурс, снова первое место, солировал я. Оскорблённый в чувствах Соколов перевёлся на службу в оркестр академии имени Фрунзе.

Я прослужил в оркестре шесть лет – воспитанником, срочником, сверхсрочником. В этот оркестр, при том, что менялись дирижёры, в 1955 году всё же вернулся после службы за рубежом, уже майором, Зайцев. К сожалению, ненадолго, в конце 1956 года на трамвайной остановке он скоропостижно скончался…

Первым своими учителем в музыке Марк называет преподавателя игры на кларнете Петра Семеновича Глушкина, считает его главным учителем в своей жизни. Были, конечно, и многие другие, память о которых тоже жива в сердце, – например, Зиновий Борисович Пятигорский. Но именно Петру Семеновичу Марк обязан любовью к музыке. У Глушкина было много талантливых учеников. Одесситы говорят, что только Одесса может рождать таких талантливых преподавателей.

…После училища Марк служил в военном оркестре до 1957 года, когда, как он пишет, «заболел» джазом. В центральном одесском кинотеатре «Украина» был прекрасный джаз-оркестр, которым руководил известный джазист, гитарист Евгений Танцюра. Марк играл в оркестре на саксофоне и кларнете. А с 1977 года в течение десяти лет уже Марк Штейнберг руководил этим оркестром.

Израильская муза. Откликаясь на доброе и трагичное

Композитор откликается своим творчеством на все доброе и всё трагичное, что происходит в Израиле. Памяти жертв теракта в «Дельфинариуме» посвящена его песня «Дрожит душа». Марком Штейнбергом написана песня, посвящённая 120-летию города Петах-Тиква, в котором он сейчас живет. Марк сотрудничает с городским клубом «Одессит». Пишет музыку на стихи местных самодеятельных поэтов. Регулярно «озвучивает» стихи, присылаемые ему из Одессы, превращая их в песни.

Тесно сотрудничает Марк с поэтессой Сарой Зингер. В содружестве с Юрием Кремером и Сарой Зингер им записано немало песен на идише.

Конец ознакомительного фрагмента.

А кто Вы, Марк Штейнберг?

С 1970 по 1982 г.г. – начальник специальной службы штаба Туркестанского военного округа. Полковник в отставке. За какие заслуги поставили в 1970г. еврея на такую должность на границе и продержали на ней аж 12 лет, когда евреям уже давно не было доверия даже на более мелких постах? Боюсь, что за очень большие и низменные заслуги. Далее выходит в отставку. И становится независимым журналистом в самом логове врага – АМЕРИКЕ. Перековался или пробрался, вот в чем вопрос? Впрочем, не в этом дело, таких сменивших шкуру тут пруд пруди околачивается на государственных харчах. Сидит-то в логове классового врага, но закалка у независимого видна, не подкачала. «Гвозди бы делать из этих людей, не было бы в мире прочнее гвоздей», хотя и не про homo sovieticus это написано было, а про английский флот. Сапер Штейнберг идет впереди наступающей колонны советско-российской пропаганды! Кто-то всегда должен идти впереди, готовить почву, формировать сознание.

Восхищается Штейнберг агентом ИНО ОГПУ в Палестине и главой «террористической группы Яши», травивший людей ядами, Яковом Серебрянским. Так вот пишет в конце статьи “ТРАГЕДИЯ ВЕЛИКОГО ДИВЕРСАНТА»:

Заслуги Серебрянского в годы Великой Отечественной войны безмерны. Но и до войны он проводил поистине фантастические операции. Кто не слыхал сегодня о Джеймсе Бонде, о Штирлице, не видел фильмов об их подвигах! То, что совершал Яков Серебрянский, превосходило эти выдуманные истории во много раз. Но до самого последнего времени мало кто знал о его жизни и деятельности. Лишь недавно на российском телевидении появился документальный фильм, лаконично повествующий о некоторых подвигах разведчика, который был человеком среднего роста, внешность имел обыкновенную и всю жизнь любил одну женщину – свою жену Полину Натановну.

Подумать только, одну жену любил и внешность имел непримечательную! Действительно заслуги! Мог бы 10 иметь, при такой сумасшедшей жизни, ведь приходилось многих убивать, травить ядами, душить разными способами, а он, какой скромник – одну, слышите, - о-д-н-у всего имел. Что уж это за женщина была, можно только гадать, не каждая может делить судьбу и ложе с таким исчадием ада. И сама принимала участие непосредственное в убийствах, сопровождала его как верная подруга. Чекистка всегда чекистка.

И если вы думаете, что одну статью такому убийце посвятил, вы ошибаетесь. Посвятил и другие, например:

“ТРАГЕДИЯ СУДЕБ В КОНТЕКСТЕ ЭПОХИ”. Вот канва судьбы сталинского сокола, стахановца по уничтожению людей:

В 1920 году Яков стал сотрудником Особого отдела так называемой Персидской Красной армии, которая оккупировала иранскую провинцию Гилян. После эвакуации этой армии Серебрянский уезжает в Москву, поступает в Электротехнический институт, работает в газете «Известия». Но в декабре 1923 года известный террорист, сотрудник ВЧК Яков Блюмкин завербовал Серебрянского в свою группу, направлявшуюся для нелегальной работы в Палестину. С этого момента и становится Яков Серебрянский разведчиком – его зачислили в Иностранный отдел ОГПУ, занимавшийся шпионажем.

В Палестине Яков создает глубоко законспирированную сеть из 30 нелегалов , в числе которых было немало членов боевой еврейской организации Хаганы. Именно среди них он подобрал несколько человек, ставших его надежными помощниками в последующей диверсионной деятельности: И. Кауфмана, А. Турыжникова, Р. Рачковского.
По указанию начальника ИНО ОГПУ М.Трилиссера, в Яффо была отправлена Полина, жена Якова. И хотя она не являлась официальным сотрудником ИНО, всегда сопровождала мужа в его зарубежных командировках.

В декабре 1925 года Серебрянского перебросили в Бельгию, затем – в Париж, где он стал резидентом разведки и действовал до апреля 1929 года. По возвращении в Москву его назначают начальником отделения ИНО ОГПУ, в состав которого вошла созданная им же боевая нелегальная группа, получившая неофициальное название «группа Яши». Она предназначалась для глубокого внедрения на объекты военно – стратегического характера Америки, Европы и Азии на случай войны, для проведения диверсионно–террористических операций в тылу врага. Группа была независимым оперативным подразделением, подчинявшимся лично начальнику ОГПУ.
Созданная Серебрянским агентурная сеть охватывала США, Скандинавию, Прибалтику, Балканы, Францию, Германию, Китай, Японию, Палестину и др. страны. Яков лично завербовал в ее члены около 200 человек. И это были не только коммунисты, но и просоветски настроенные русские эмигранты. Впрочем, для вербовки он использовал не только идеологический фактор, но и материальный, а иногда и откровенный шантаж.
Примером деятельности группы может послужить похищение генерала Александра Кутепова, возглавлявшего Российский общевоинский союз – наиболее активно действующую против СССР белогвардейскую организацию. Получив задание похитить Кутепова, летом 1930 года Серебрянский вместе с Турыжниковым и Рачковским прибывают в Париж. Оперативно изучив обстановку, определив местожительство и привычки генерала, они среди бела дня схватили Кутепова, затолкали в машину и вывезли за пределы города. Но вывезти генерала в СССР им не удалось – от перенесенного шока он скончался.

Исчезновение главы организации практически блокировало ее деятельность. Проникновение белогвардейцев в СССР резко пошло на убыль и во второй половине 30– х почти прекратилось. За эту операцию Яков Серебрянский был награжден орденом Красного Знамени.
В 1934 году, после создания НКВД, «Группа Яши» была подчинена лично наркому внутренних дел и получила совсекретное наименование СГОН – Специальная группа особого назначения. При ней Серебрянский сформировал школу диверсантов, некоторые выпускники которой во время войны с Германией прославились своими действиями в тылу гитлеровцев. К сожалению, гораздо больше было таких, кого уничтожили сталинские палачи в ходе довоенных репрессий.

Суд» проходил через две недели после начала войны, когда выявилось, что разведывательно–диверсионная деятельность советской стороны оказалась почти полностью парализованной, ибо штатных диверсионных подразделений ни в Красной Армии, ни в органах НКВД теперь не было. А главное – бывшие руководители таких формирований и почти все их члены, подготовленные задолго до войны, были полностью уничтожены. Скажем прямо, если бы это сделали гитлеровцы, то лучшего подспорья успеху вторжения они не могли бы и придумать. Поэтому возникает вопрос – на кого работали Ежов и Берия?

На вопрос Штейнберга ответить просто: они работали на Сталина и на свою карьеру. На него же, а впоследствии на других тиранов, работал сам Штейнберг. Вопрос его подразумевает шпионаж в пользу Гитлера, но тогда на кого работал сам Сталин?

Бедняге Якову, заплечных дел мастеру, умерщвлявших других, пришлось отведать собственной медицины:

В ходе следствия Якова заставляли признаться о связях с французской разведкой и подготовке покушения на кремлевских вождей. Его подвергли печально известному «конвейерному методу» дознания. Но Яков отвергал все клеветнические обвинения. И тогда Берия лично принял участие в допросе, который вели руководители следственного отдела НКВД Богдан Кобулов и Виктор Абакумов. Они избивали Серебрянского резиновыми дубинками, а когда он терял сознание – отливали ледяной водой и снова били. Щадили только правую руку, чтоб подписал протокол. И Яков подписал...
2,5 года томился он в лубянских подвалах, ожидая суда. Но на суде категорически отказался от своих признаний, заявив, что вынужден был сделать их под зверскими пытками. Однако все равно был приговорен к расстрелу, а Полина – к 10 годам каторги. В тот же день высшую меру получили соратники Серебрянского Самуил Перевозников и секретарь школы СГОН Вера Сыркина, - их расстреляли сразу же после судебного заседания. Альберта Сыркина и Андрея Турыжникова казнили еще раньше - за год до войны.

Но палачу повезло - Еще нужен был другим палачам. И он встает в строй – убивать дальше, кого прикажут. Чекист всегда чекист, как террорист всегда террорист. Сегодня – немцев, а завтра – евреев. Кого партия и ЧК-НКВД-КГБ прикажут.

9 августа, меньше чем через месяц после вынесения приговора, супруги Серебрянские были амнистированы, восстановлены в партии, им вернули имущество, а Якову – звания и награды.
В октябре 1941 года Особая группа была реорганизована и вскоре стала Управлением наркомата. Основная задача – формирование и заброска в немецкий тыл разведывательно–диверсионных групп (РДГ), а также руководство их деятельностью. За годы войны было заброшено более двух тысяч РДГ общей численностью почти 45 тысяч хорошо подготовленных диверсантов–разведчиков. Они уничтожили более 157 тысяч немцев и их местных пособников, ликвидировали 87 генералов и высокопоставленных чиновников, обезвредили более двух тысяч агентурных групп, вывели из строя сотни военных и промышленных объектов, подорвали множество воинских эшелонов.
И в успехе этой масштабной деятельности неоценима роль Якова Серебрянского. Пять боевых орденов – награды Якова Исааковича за его успешную диверсионную деятельность в годы Великой Отечественной войны.

Чувствуете тон: уже не какой-то товарищ Серебрянский, а по семейному, по русскому обычаю, п.ч. у евреев не зовут по имени отчеству, - Яков Исакович. Заслужил!

В 1946 году министром госбезопасности стал Виктор Абакумов – тот самый палач, который избивал Серебрянского, вынуждая подписывать поклеп на самого себя. Служить под его началом Яков не мог и вынужден был уйти на пенсию «по состоянию здоровья». Он пробыл в отставке 7 лет. За это время Абакумова расстреляли, Сталин умер и в мае 1953 года Серебрянского вернули на службу. Но и это возвращение в органы продлилось недолго и завершилось трагически.

Виктор Авакумов – палач. Почему? Да потому, что бил палача Серебрянского, а не потому, что бил Мерецкова и других невинных людей. Обычно после избиения возвращаются на службу и продолжают работу на благо партии – “токмо волею пославшей мя жены”, но Серебрянский затаил обиду, закапризничал и не смог работать – бить и убивать других. А потом тиран подох, Абакумова расстреляли и идеалист Яша Серебрянский вернулся в родные органы. Но и тут не повезло –опять трагедия. Греческая или шекспировская.

Через четыре месяца по лживому обвинению в участии в «заговоре Берии » полковник Серебрянский был арестован, однако связать его с с этим заговором не удалось. Тогда был сделан еще более подлый шаг: реанимировали дело 1938 года. В декабре 1954 года отменили решение об амнистии, принятое в августе 1941 года. И начались бесконечные допросы. Этого не выдержало даже сердце закаленного разведчика-диверсанта. 30 марта 1956 года на допросе у следователя военной прокуратуры Цареградского с Яковом случился сердечный приступ, от которого он и скончался.

“Погиб чекист, невольник чести,(прошу прощения у М.Ю. Лермонтова) пал оклеветанный молвой”. Но успел прожить 65 кровавых лет. Сколько крови он пролил, сколько душ загубил, сколько сирот оставил, и самое главное - сколько среди них еврейских душ было? Этот вопрос Штейнберга не беспокоит. Но нас с вами должен беспокоить!

Штейнберг пишет о евреях в разведке и армии, зачисляя в них чисто русских бандитов (Судоплатов) или английских предателей, подстилок коммунистов (Ким Филби и всю пятерку из Кембриджа), переводит в евреи адмирала Нахимова и пр. известных военных деятелей. Неприятно: у нас, к сожалению, своих предателей и бандитов хватает. И адмиралов хватает вместе с генералами. Но это просто ревизизионизм истории, важна совсем другое: кто же это все пишет. И настало задать вопрос наподобие “Так кто же вы Рихард Зорге?” У Зорге выхода не было: приходилось шпионить на несколько держав. А что скажет нам уважаемый полковник запаса, прославившийся своей книгой “Евреи в войнах тысячелетий”, Марк Штейнберг?

10 июня на сайте Миши Гольденберга появилась статья Штейнберга “Кто вы, Ариэль Шарон?” Мы знаем, кто есть Ариэль Шарон, а вот кто есть Марк Штейнберг, пока не совсем ясно.

6 лет тому назад на одном из выступлений в Нью-Йорке один местный журналист спросил его: «Расскажите, пожалуйста, о том, как вы тренировали палестинских, сирийских и прочих мусульманских террористов». Штейнберг ответил: «На этот вопрос я отвечать не буду». Ответ говорит сам за себя.

AI&PIISRAEL

С лужба внешней разведки России является наследницей череды шпионских центров ВЧК - ОГПУ - НКВД - КГБ. Первым таким Центром был Иностранный отдел (ИНО). Правда, еще до его организации была создана военная разведка - так называемый Региструпр - Регистрационное управление Полевого штаба Реввоенсовета республики, предшественник нынешнего Главного разведуправления генштаба. Так эти два основных российских шпионских ведомства и дошли до наших дней.
Разными были их задачи, не всегда похожими операции и методы действий. Но существовал один фактор, объединявший историю разведки военной и разведки госбезопасности: на протяжении более 35 лет их существования весьма значительную роль в деятельности этих разведслужб сыграли евреи.

Разведка госбезопасности

Одним из первых начальников ИНО ВЧК был Соломон Григорьевич Могилевский,занявший этот пост через год после организации Иностранного отдела. Но уже в августе 1921 года ИНО возглавил Михаил (Меир) АбрамовичТрилиссер, остававшийся на этом посту 9 лет. Никто не превзошел его в длительности пребывания на такой "скользкой" и ответственной должности.
Он родился в 1883 году. Профессиональный революционер, почти 10 лет провел в тюрьмах и ссылках. В годы Гражданской войны комиссарил в крупных войсковых соединениях. После ухода с поста начальника ИНО, Трилиссер был членом Президиума Коминтерна. В 1940 году арестован и расстрелян.
Годы его руководства разведкой госбезопасности ознаменованы в основном борьбой с белоэмигрантскими организациями. При помощи ложных подпольных групп были проведены операции "Синдикат", "Трест", "Синдикат-2", ставшие хрестоматийными для обучения советских шпионов. Они позволили заманить в СССР и уничтожить ряд наиболее активных белоэмигрантских деятелей - Савинкова, Сиднея Рейли и др.
За это время в большинстве европейских стран, в Китае и США были созданы нелегальные резидентуры ИНО и развернуты агентурные сети. В 1926 году сформирована так называемая Особая группа - параллельная ИНО служба для глубокого внедрения агентуры и подготовки диверсий в Западной Европе, Турции и Китае. Ею руководил более 10 лет Яков Исаакович Серебрянский, кадровый разведчик и опытныйнелегал.
Параллельной ИНО шпионской службой был также Отдел международных связей Коминтерна - (ОМС). Его создал Иосиф Аронович Пятницкий. Профессиональный революционер в прошлом, он руководил этой мощной разведывательной и подрывной организацией до 1934 года. Затем Иосиф Пятницкий работал в апарате ЦК ВКП(б), а в 1937 году был арестован и расстрелян.
Кстати, в составе ВЧК еще в 1922 году было создано отделение контрразведки,предшествовавшее известному 2-му Управлению КГБ. Его первым начальником стал одесский еврей, известный террорист Яков Григорьевич Блюмкин, которому в то время было всего 20 лет. Затем он много лет действовал нелегально в Монголии, Индии, Сирии, Египте и Палестине. В 1929 году его вызвали из Турции в Москву и за связь с Троцким расстреляли.

При Трилиссере была сформирована основная система управления закордонной разведки: шесть региональных направлений, которая в принципе сохранилась и сегодня. Одним из первых руководителей Английского направления был Иосиф Яковлевич Красный (Ротштадт). Он создал в 1923 году в Лондоне нелегальную резидентуру, завербовал агентов. Вместе с ним работала и его жена Елена Адольфовна. В 1925-1928 годах она была начальником Английского направления. В 1938 году супругов Красных расстреляли.
Опытным нелегалом был Бертольд Карлович Ильк, венский еврей, который велагентурную работу в Австрии и Германии еще до приезда в СССР в 1926 году. Его снова направили в Берлин в качестве резидента. Вдвоем с Морицем Иосифовичем Вайнштейном они сформировали агентурные группы не только в Германии, но и в Варшаве, Данциге и Риге.
Затем Ильк был направлен в Лондон и завербовал там целый ряд журналистов и чиновников. В 1930 году он снова стал нелегальным резидентом в Берлине. Одним из его важнейших достижений в то время стала вербовка полицейского комиссара Лемана, который впоследствии служил в Гестапо, имел высокий эсэсовский чин. Его агентурный псевдоним был "Брайтенбах", и это он послужил прототипом семеновского Штирлица.

Теперь речь пойдет о "Великом Нелегале". Именно так называют спецслужбыАрнольда Генриховича Дейча. Он родился в 1904 году в семье словацких евреев. Стал агентом ОМС в Вене в 1928 году. Через 4 года перешел на службу в ИНО НКВД, шпионил в Париже, Вене и Лондоне.
В октябре 1933 года Дейч осел в Англии и проработал там почти пять лет. За это время он завербовал более 20 молодых представителей английского истеблишмента. Из них особую роль в дальнейших шпионских операциях советской разведки сыграла знаменитая "кембриджская пятерка": Ким Филби, Д.Маклин, Э.Блант, Г.Берджесс, Д.Кернкросс.
Эти агенты впоследствии добились весьма высокого общественного и служебного положения. К примеру, Ким Филби едва не возглавил английскую разведку и был одним из создателей ЦРУ. "Кембриджская пятерка" считается одной из самых результативных агентурных групп в истории советского шпионажа.
В конце 1937 года Дейч возвратился в Москву. В это время шел настоящий разгром советских спецслужб. Их руководители сменялись чуть ли не ежемесячно, агенты отзывались и уничтожались. Дейча спасло то, что его уволили из НКВД. Он сидел без работы, получая мизерное содержание и просил, чтобы его вернули к нелегальной деятельности.
Между тем, на планете вовсю грохотала Вторая мировая война, немцы вторглись в СССР. Но лишь в ноябре 1942 года Дейча направили для агентурной работы в Америку. Он плыл на пароходе "Донбасс". Судно было торпедировано в Атлантике германской подлодкой и Дейч погиб. Так завершилась жизнь и служба "Великого Нелегала".
Когда Дейч работал в Лондоне, резидентом там был другой выдающийся советский разведчик Александр Орлов. На самом деле его звали Лейб Лазаревич Фельдбин. Он родился в 1885 году в Бобруйске. С 1920 года - в ВЧК. Нелегалом стал в 1926 году, работал в Париже, затем с 1930 года был начальником отделения экономической разведки ИНО.
С 1933 по 36г.г. - резидент в Лондоне. Затем Орлов становится руководителем советской разведки в Испании и одновременно - советником республиканского правительства по вопросам безопасности. Действовал весьма успешно, о чем свидетельствуют ордена Ленина и Красного Знамени.

В 1938 году Орлов получил приказ выехать в Москву. Но, зная, что там идет повальное уничтожение закордонной агентуры, он с женой и дочерью бежит в Америку. Одновременно, специальным письмом извещает Сталина, что в случае попыток убрать его, будут разоблачены все агенты в Европе. А поскольку в Москве знали, что Орлов в курсе состава большинства шпионских групп, его оставили в покое. После смерти Сталина, он опубликовал сенсационную книгу "Тайная история Сталинских преступлений". Умер Орлов в США в 1973 году.
После бегства Орлова агентурную деятельность в Испании возглавил его заместитель Наум Исаакович Эйтингон. Он родился в 1898 году в Могилеве. С 1919 года - сотрудник ВЧК, окончил военную академию.
С 1925 года на нелегальной работе, сначала в Китае, затем в Турции и наконец - в Испании. По возвращении в Москву получил задание любой ценой уничтожить Льва Троцкого, который тогда жил в Мексике. Эйтингон организовал два покушения, в результате второго Троцкий был убит Рамоном Меркадером.
В годы Великой отечественной войны Наум Эйтингон был заместителем Судоплатова и непосредственно руководил разведывательно-диверсионной деятельностью органов НКВД в германском тылу. Награжден пятью орденами, стал генерал-майором. Активно участвовал в похищении атомных секретов.
Тем не менее, Наум Эйтингон в 1951 году был арестован по обвинению в сионизме. Но после смерти Сталина освобожден. И вновь арестован в том же году после казни Берия. Отсидел 11 лет, умер в 1981 году.

Еще более трагичен финал карьеры Якова Серебрянского, руководившего Особойгруппой, которая проводила диверсии против белоэмигрантов. Его люди обеспечивали также поставку советской боевой техники испанским республиканцам в 1936-1937 году, за что Серебрянский получил орден Ленина. Но в 1938 году его отозвали в Москву, зверскими пытками добились признания в предательстве и приговорили к смерти. Но почему-то не расстреляли.
Началась война и опытного диверсанта выпустили из тюрьмы. Его забрал в свою группу Судоплатов и Серебрянский снова занялся знакомым делом - на этот раз в германском тылу. Действовали его отряды весьма успешно, он был неоднократно награжден, но после войны немедленно уволен в отставку.
Однако после смерти Сталина Серебрянского восстановили на службе, но после казни Берия опять арестовали и осудили на 10 лет. Через три года Яков Серебрянский умер в тюрьме.
В 30-х годах закордонной разведкой НКВД руководил Абрам Аронович Слуцкий.Он родился в 1898 году, участвовал в Гражданской войне и с 1920 года служил в органах ВЧК-ОГПУ. С 1930 года - в ИНО НКВД, нелегальный резидент в Берлине.
С 1934 года Абрам Слуцкий возглавлял ИНО. Это было время самых страшных репрессий против агентов и руководителей отдела. И в феврале 1938 года Абрам Слуцкий был отравлен прямо в кабинете Ежова и скончался на месте.
Его заместителями были два еврея, опытные нелегалы. Сначала старший майор госбезопасности (комбриг) Моисей Савельевич Горб, которого арестовали и расстреляли в 1937 году. Затем - Сергей Миронович Шпигельглас, который с 1922 года шпионил во Франции, истреблял белоэмигрантов в Европе, действовал в республиканской Испании. В 1937-38 годах Шпигельглас был заместителем Слуцкого, а после его гибели - стал начальником ИНО. Однако в 1939 году и он был арестован и расстрелян.

К этому времени практически большинство зарубежной агентуры НКВД было вызвано в Москву и погибло в подвалах Лубянки. Среди немногих, кто сумелвозвратиться в свои резидентуры, был Борис Николаевич Рыбкин. Его настоящее имя - Борух Аронович Рывкин. Это был опытнейший разведчик, действовавший в Иране, в Финляндии, где имел дипломатическое прикрытие, вместе со своей женой Зоей Рыбкиной, впоследствии известной писательницей Воскресенской.
Во время Второй мировой войны эти супруги работали под "крышей" советского посольства в Швеции. После войны Рыбкин стал резидентом в Чехословакии, где и погиб при весьма странных обстоятельствах в 1947 году.
Планомерное истребление закордонной агентуры и руководства ИНО сталинскими палачами перед Великой Отечественной войной привело к тому, что в ходе ее разведслужба НКВД практически не располагала сколько-нибудь эффективными организациями или группами в самой Германии и оккупированных ею странах.
Гораздо более успешно действовали диверсионные отряды, сформированные 2-м отделом НКВД, начальником которого был генерал Павел Судоплатов. Одним из сотрудников его отдела был полковник Исидор Маклярский, руководитель операции "Березино", в ходе которой он провел масштабную радиоигру с германским командованием в 1944-45г.г.
Ее считают наиболее эффективной за всю войну. Она позволила перехватить множество германских агентов и военных грузов, сброшенных для фиктивной "группировки Шерхорна". Впрочем, за столь успешную операцию полковник Маклярский наград не получил. Более того, в 1951 году был арестован и из тюрьмы вышел лишь после смерти Сталина.

Только недавно стало известно о еврейском происхождении одного из самыхвыдающихся партизанских командиров Великой Отечественной войны Героя Советского Союза полковника Дмитрия Николаевича Медведева. Он родился в 1898 году в Бежице и работал в органах ВЧК-НКВД с 1920 по 1935 годы.
Затем был уволен и репрессирован. В начале войны Медведева освободили, и он стал командиром особого диверсионно-разведывательного отряда, действовавшего на Украине. Этот отряд, в частности, служил базой для легендарного диверсанта Николая Кузнецова.
Необходимо также, хотя бы и кратко, остановиться на боевой деятельности другогодиверсанта Великой Отечественной войны, еврея Юрия Колесникова. В отличие от дел Кузнецова, описанных в книгах Медведева "Сильные духом" и "Это было под Ровно", подвиги Колесникова мало известны, хотя по значимости и не уступают им.
Юрия Колесникова трижды представляли к званию Героя Советского Союза, но только в 1995 году он стал Героем России и получил Золотую Звезду из рук Ельцина.

Еще в ходе войны перед шпионами НКВД была поставлена задача добывания секретов атомной бомбы, над которой работали в США. Одним из главных организаторов этой операции был Гриммель Маркович Хейфец. Он родился в Риге в 1899 году, стал советским агентом в 1922, шпионил в Турции, Италии, Франции, США.
Ему повезло: когда он был отозван в Москву и Ежов приказал его арестовать, этот приказ почему-то не был выполнен. И в 1941 году Хейфеца направили в США, он создал здесь разветвленную агентурную сеть, очень пригодившуюся для проникновения в урановый проект.
Хейфец действовал в Сан-Франциско и сумел завязать связи в кругах ученых-атомщиков. Главным помощником Хейфеца в этом был Семен Михайлович Семенов (Самуил Таубман), рижский еврей, еще в 1937 году завербованный в Латвии.
Затем он был переброшен в США, окончил Массачусетский технологический институт и был в сущности единственным кадровым агентом, который профессионально разбирался в научных проблемах. Остальных специалистов он и Хейфец завербовали уже в Штатах.
В их сеть входила группа "Волонтеры" - супруги Моррис и Леонтина Коэн, Юлиус и Этель Розенберг. Здесь нет возможности да и необходимости сколько-нибудь подробно рассказывать о их работе. Приведу лишь пример: через 12 дней после сборки первой атомной бомбы, в Москве было получено детальное описание ее устройства. Кстати, заслуга в этом принадлежит и еще одному еврею - итальянскому ученому Бруно Понтекорво.
После ареста супругов Розенбергов, Коэны и Понтекорво сумели бежать в СССР. Еще раньше туда вернулся Хейфец. В 1947-49 годах он был заместителем ответственного секретаря Еврейского антифашистского комитета (ЕАК).
Когда весь состав ЕАК был арестован, то Хейфец, один из немногих, избежал расстрела. Он получил 25 лет тюрьмы, но был освобожден после смерти Сталина. Однако пытки и нравственные муки сломили этого закаленного агента, и он вскоре умер.
Судьба Коэнов была не намного благополучней. Их переподготовили и в 1954 году забросили в Лондон, где они работали с известным шпионом Кононом Молодыем. После разоблачения в 1961 году, Коэны получили по 25 лет заключения, но были обменены в 1969. На удивление, сначала Леонтина, потом и Моррис стали Героями России, правда - посмертно - в 1994 и 97 годах.

Думается, рассказ будет неполным, если обойти поистине фантастические делалитовского караима Иосифа Григулевича, который, будучи матерым советским шпионом, умудрился стать послом республики Коста-Рика в Италии и Ватикане. Это произошло в 1950 году. А в 1953 его спешно отозвали в Москву и изгнали из разведки МГБ в рамках кампании ее повального "очищения" от лиц еврейской национальности.
В то время в тюрьмах сидели или были казнены поголовно все евреи - сотрудники центрального аппарата и агентурные работники. И после 1953 года в разведслужбах госбезопасности пресловутый "еврейский вопрос" был решен окончательно и бесповоротно.

Главное разведуправление генштаба (ГРУ)

Задолго до ВЧК, разведывательные структуры уже функционировали в КраснойАрмии. В системе ее Полевого штаба 8 ноября 1918 года было создано Регистрационное управление (Региструпр), которое и приняло руководство всей системой военной разведки. Его начальником в июне 1919 года был назначен Сергей Гусев.
На самом деле его звали Яковом Давидовичем Драбкиным, который стал большевиком еще в 1896 году. В годы Гражданской войны он командовал Московским сектором обороны, был членом военных советов фронтов и Реввоенсовета республики (РВСР).
На посту начальника Региструпра Гусев работал до начала 1920 года. Затемвоенной разведкой вплоть до 1935 года руководил Ян Карлович Берзин, латыш. Его сменил комкор Семен Петрович Урицкий. Он родился в г.Черкассы в 1895 году. В Гражданской войне командовал кавалерийской бригадой, окончил Военную академию и был направлен в Германию на нелегальную работу.
По возвращении командовал дивизией и стрелковым корпусом. Затем - начальник ГРУ. С 1937 года - Командующий войсками Московского военного округа. Арестован и в августе 1938 года расстрелян.

С сентября 1937г. по май 1938 военную разведку возглавлял другой еврей Семен Григорьевич Гендин. Затем он был арестован и в феврале 1939 года расстрелян. Такая же участь постигла и почти всех заместителей начальника ГРУ, руководителей отделов и направлений евреев: Абрамова, Александровского (Юкельзона), Аркуса, Аскова, Боровича (Розеншталя), Бронина (Лихтеншталя), Вайнберга, Вайнера, Волла. Все они были обвинены в предательстве и казнены в черные 1937-1939 годы.
Но и кроме них, еще около 50 евреев, руководителей зарубежных резидентур, агентов-нелегалов были вызваны в Москву и казнены. Надо добавить, что они - лишь часть всего кадрового состава военной разведки, который был уничтожен в это время по приказу Сталина. Все эти люди были опытными профессиональными разведчиками, как правило, имевшими дореволюционный стаж нелегальной работы.
Таким образом, накануне Второй мировой войны в СССР руками сталинских палачей была уничтожена не только структура ИНО НКВД, но и военной разведки. По исследованиям последних 15 лет в пламени этих репрессий было ликвидировано около 90 процентов кадровых разведчиков, действовавших за рубежом нелегально и под дипломатическим прикрытием.
Естественно, это крайне губительно отразилось на количестве и достоверности информации, абсолютно необходимой для принятия обоснованных решений, от которых зависела политика и военная стратегия руководства СССР. Более того, обвальные поражения первых лет Великой Отечественной войны напрямую связаны с дефицитом оперативной разведывательной информации и слепым недоверием Сталина и его клевретов к тем данным, которые тяжкой ценой удавалось раздобыть немногим уцелевшим нелегалам.

Но еще более знаменательно, что этими немногими были в основном военные разведчики-евреи. Именно они сумели сохранить единственную сеть нелегальной агентуры в странах Западной Европы. В Германии ее основы заложил Макс Максимов (Фридман), во Франции - Яков Рудник и Семен Урицкий, в Швейцарии - Леонид Анулов.
Эту сеть нередко называют "Красной капеллой". На самом деле это не так. "Красной капеллой" называлась зондеркоманда гестапо, начальником которой был штурмбанфюрер СС Фридрих Панцигер.
Зондеркоманда была сформирована по приказу Гейдриха осенью 1941 года в связи с резкой активизацией нелегальных радиопередатчиков в Западной Европе. Зондеркоманда была оснащена новейшими по тем временам радиопеленгаторами, которые позволяли с высокой точностью засекать местоположение действующих раций. Ее подразделения отслеживали все передачи в самой Германии и оккупированных ею странах.
А там действовали 5 нелегальных разведывательных групп, состоявших из агентов советской военной разведки. Можно сказать - сакраментально, что руководителями всех этих групп были евреи. Первым надо отметить Леопольда Треппера, который родился в 1904 году в галицийском городке Нови-Тарг.
Совсем молодым парнем он примкнул к сионистам и в 1924 году эмигрировал в Палестину, там вступил в компартию, через 5 лет выехал во Францию. Был завербован агентами Коминтерна и в 1932 году переправлен в Москву, где стал сотрудником военной разведки.
В 1937 году Треппер нелегально приехал в Бельгию и завербовал там группу агентов, которая активизировалась после германской оккупации. Основу этой группы составляли местные евреи. В августе 1940 года Треппер выехал во Францию. Там он стал резидентом местной агентурной группы и развернул работу по добыванию сведений в штабах оккупационных войск. Отправляемая им в Центр информация получала весьма высокую оценку.

В 1939 году из Москвы в Брюссель прибыл офицер ГРУ Анатолий МарковичГуревич. Он родился в Харькове в 1913 году, завербован военной разведкой в 1936, участник Гражданской войны в Испании. В Бельгии принял руководство резидентурой от Треппера, действовал под псевдонимом "Кент".
Гуревич организовал фирму резиновых изделий "Симэкско", завел связи в деловых кругах и среди офицеров вермахта, покупавших продукцию его фирмы. Ее филиалы открылись в Париже, Берлине, Праге, Марселе и других городах, которые Гуревич объезжал, собирая информацию. Эта информация была важной и достоверной, сеть радиостанций позволяла отправлять ее в Центр своевременно.
Между тем Москва требовала все новых и новых данных. Чтобы передать их, рации в Париже и Брюсселе работали почти бесперерывно. Тем самым они нарушали элементарные правила конспирации, предоставляя мобильным радиопеленгаторам немцев идеальные условия для засечки. Что и произошло вскоре.
13 декабря 1941 года подразделение зондеркоманды "Красная капелла" во главе с Фрицем Панцигером совершило налет на рацию Гуревича в Брюсселе и захватило двух радистов и шифровальщицу и - самое ужасное! - шифровки, которые подпольщики не успели уничтожить. Брюссельская радиоквартира была ликвидирована, а сам Гуревич только чудом сумел избежать ареста.
Более того, по расшифрованным радиограммам гестапо смогло установить подлинные адреса берлинской агентурной сети ГРУ и арестовало около 130 ее членов. Почти все они были казнены или погибли в концлагерях. Провалы продолжались. В июне 1942 года были арестованы радисты в Париже, схвачены агенты в Голландии.
Но главной целью зондеркоманды был арест руководителей - Треппера и Гуревича, о которых следователи узнали из допросов арестованных. И в ноябре 1942 года гестаповцы арестовали Гуревича, а через несколько дней - и Треппера.
Всего же во Франции, Бельгии, Голландии и Германии за год было арестовано более 200 нелегальных агентов советской военной разведки, захвачено 12 раций. Это был, пожалуй, самый крупный успех германской контрразведки в борьбе с советским шпионажем. Более тяжкий удар смог нанести только Сталин, уничтоживший во много раз большее число самых опытных своих разведчиков.
Используя захваченных радистов и их рации, германская контрразведка развернула самый лакомый вид операций - радиоигры с московским Центром, которые давали возможность дезинформировать советское командование о немецких планах, о дислокации и передвижениях войск. Но эти радиоигры имели только частичный успех - в самом начале операции, потому что и Треппер, и Гуревич сумели сообщить, что рации контролируются противником.
А потом Треппер сделал немыслимое - он сбежал. Это произошло в сентябре 1943 года и гестаповцам так и не удалось его схватить, как и главного радиста парижской резидентуры И.Венцеля, который совершил побег через месяц после Треппера.
В середине 1944 года Гуревич сумел завербовать своего контролера, штурмфюрера СС Паннвица и радиоигра немцев стала приносить им явный ущерб, ибо в ответ получали они хорошо подготовленную дезинформацию.

Таким образом даже в тех экстремальных условиях руководители парижской и брюссельской групп советской разведки сумели как-то работать на Победу. Как же отблагодарила их советская власть? После освобождения Парижа в январе 1945 года Леопольд Треппер на специальном самолете вылетел в Москву.
Прямо у трапа он был арестован и препровожден на Лубянку. А тамошние палачи быстро заставили его признаться в работе на немцев. Треппер получил 15 лет тюрьмы и вышел на свободу только после смерти Сталина. Он выехал в Польшу, затем в Израиль, где и умер в 1981 году.
Гуревич оставался в плену до конца войны. Затем он с завербованными им гестаповцами Паннвицем, Стлучкой и Кемпа, захватив множество докуметов зондеркоманды "Красная капелла", прибыл в Москву. Там его постигла судьба Треппера, освобожден Гуревич был в 1955 году. Но он не уехал, ведь был советским гражданином, а стал добиваться реабилитации. И в 1958 году его снова арестовали, продержали два года в тюрьме и выпустили, так и не реабилитировав.
Остальные три группы ГРУ в Западной Европе действовали дольше и успешнее, чем парижская и брюссельская.

Другую мощную разведгруппу в Швейцарии создал Леонид Абрамович Анулов, молдавский еврей, родившийся в 1897 году, кадровый сотрудник ГРУ, работавший в центральном аппарате и в нелегальных резидентурах. Но в 1938 году он был отозван в Москву, арестован и получил 15 лет тюрьмы. Просидел 17 - и выжил, слава Богу! Освобожден инвалидом и прожил на свободе еще почти 20 лет, не получив никакой награды за свою работу.
А его резидентуру в Швейцарии принял другой еврей, венгерский, которого звалиШандор Радо. Агентом ГРУ он стал в 1935 году, вел нелегальную работу в Европе, обосновался в Швейцарии, после ареста Анулова возглавил его группу, получившую наименование "Дора".
Эта группа располагала тремя мощными радиостанциями, получала сведения из Германии и Италии, действовала весьма успешно, давая Центру множество ценной оперативной и стратегической информации.
Разумеется, столь активная работа подпольных раций на территории Швейцарии не могла не встревожить германскую контрразведку. Ее агенты определили основной круг лиц, входивших в группу "Дора" и стали предпринимать шаги по их нейтрализации. С этой целью они передали швейцарцам свои радиопеленгаторы, и уже в октябре 1943 года в Женеве начались аресты. Весной 1944 года швейцарская полиция практически разгромила "Дору", и ее шеф Ш.Радо вынужден был бежать во Францию.
5 января 1945 года он вместе с Треппером вылетел в Москву. Но Радо отлично сознавал, зачем его везут в советскую столицу и на промежуточной посадке в Каире сбежал. Однако в августе был задержан англичанами и выдан советскому посольству в Египте. В декабре 1946 года Радо получил 10 лет тюрьмы и на свободу вышел только в 1954, уехал в Венгрию, где и умер в 1980 году.

Сравнительно более благополучной была судьба Яна Петровича (ЯнкеляПинхусовича) Черняка, который родился в 1909 году в Австро-Венгрии. Советским военным разведчиком он стал в 1930 году. С 1935 по 1946г.г. возглавлял созданную им же наиболее эффективную агентурную группу в Германии, носившую кодовое наименование "Крона".
К началу Второй мировой войны ее члены занимали видные позиции в руководстве Рейха, и полученная от них информация стратегического и военно-технического характера высоко ценилась в Москве. Специально подчеркнем - ни один агент Черняка никогда не был разоблачен гестапо, да и сегодня о них ничего конкретно не известно.
После Победы Черняк был отозван в Москву и в 1950 году уволен из военной разведки. Как родившийся за рубежом, он не имел права на военное звание и стал работать переводчиком в ТАСС. Но в 1995 году о Черняке вспомнили и в честь 50-летия Победы присвоили звание Героя России. Это произошло в феврале, когда он лежал в районной больнице Москвы. Ян Черняк так и не узнал о столь высокой чести, ибо умер, не приходя в сознание.
Если уж говорить о высоких наградах, то единственным разведчиком-евреем, ставшим Героем Советского Союза, был Лев Ефимович Маневич, полковник ГРУ, вплоть до 1936 года занимавшийся активной нелегальной разведкой в Западной Европе. Был арестован итальянской контрразведкой и осужден на 12 лет, погиб в 1945 году. И только в 1965 году в честь 20-летия Победы Лев Ефимович Маневич стал Героем, посмертно.

Однако, справедливости ради, следует рассказать и о тех евреях, которые в СССР получили генеральские звания и занимали в годы войны достаточно высокие позиции в военной разведке.
Рафаил Павлович Хмельницкий родился в Кременчуге в 1895 году. В Красной Армии с 1918 года, окончил Военную академию, командовал знаменитой Пролетарской дивизией. Генерал-лейтенант с 1940 года. В войну был начальником разведывательного отдела Центрального штаба партизанского движения до 1943 года, когда его отозвали в распоряжение наркома обороны и уволили в отставку в 1948 году.
Роман Самуилович Пекурин родился в Белоруссии в 1896 году. В Красной Армиис 1918 года. Специалист по дальней радиосвязи, руководил Центром связи ГРУ ГШ с 1936 по 1946 годы, то есть тогда, когда этот Центр обеспечивал своевременное поступление всей агентурной информации.
Видимо, Роман Самуилович успешно справлялся со своими обязанностями, если был удостоен 7 боевых орденов и стал генерал-майором. Тем не менее, уже в 1946 году генерал Пекурин был переведен из ГРУ ГШ на другую работу.
Наум Семенович Соркин родился в 1899 году в Запорожье. С 1919 года - в Красной Армии. Его военная судьба напрямую связана с Дальним Востоком. Во время Великой отечественной войны генерал-майор Наум Соркин был начальником разведывательного отдела 1-го Дальневосточного фронта. Награжден 6 боевыми орденами, с 1947 года - на преподавательской работе в военных академиях.
Дольше всех в военной разведке удержался Михаил Абрамович Мильштейн, который родился в 1910 году. С 1930 года - сотрудник Главного разведуправления и в Великой отечественной войне был заместителем начальника Западного направления ГРУ ГШ, генерал-лейтенант, кавалер 6 орденов. В 1950 году направлен на преподавательскую работу в военные академии.
Как видим, эти четыре генерала были последними евреями, служившими в военной разведке после войны. Слава Богу, их не расстреляли, не посадили в тюрьму, как поступили в свое время с руководителями разведки МГБ, просто отчислили. Но еще до этого репрессии в военной разведке похозяйничали вдоволь и среди евреев, как видно из очерка.
Ликвидация такой мощной когорты разведчиков перед Великой Отечественной войной является одной из главных причин обвальных поражений Красной Армии в ее ходе. Но не меньше поражает и вопиющая неблагодарность руководства, проявленная к тем, кто ценой страшного риска, тяжких испытаний и великого напряжения всех своих сил и возможностей, сумели все-таки добывать всю необходимую информацию, без чего Победа над гитлеровцами была бы вообще невозможной.
М. Штейнберг