— сознательная саморегуляция поведения, преднамеренная мобилизация поведенческой активности для достижения целей, осознаваемых субъектом как необходимость и возможность.

Это способность человека к самодетерминации и саморегуляции.

Воля — социально опосредованный механизм регуляции человеческого поведения: побуждение к совершается на основе социально сформированных понятий и представлений. Волевое действие ориентировано на будущее, эмансипировано, в отличие от эмоций, от текущей ситуации. Как писал И. М. Сеченов, человек мало-помалу эмансипируется в своих действиях от непосредственных влияний материальной среды; в основу действия кладутся уже не одни чувственные побуждения, но мысль и моральное чувство; само действие получаст через это определенный смысл и становится поступком.

Поведение животных импульсивно стимулируется актуализированной потребностью. Цель деятельности человека прямо не связана с его текущими желаниями. Так, если хищное животное охотится только будучи голодным, то человек убирает урожай, не испытывая голода в данный момент, абстрагируясь от всех других отвлекающих желаний. В волевой регуляции человеческая деятельность соотнесена с познанием мира, объективными его закономерностями.

Возникновение воли первоначально связано с общением ребенка со взрослым. Как отмечает Л. С. Выготский, вначале взрослый отдает приказ («возьми мяч», «возьми чашку») и ребенок действует согласно внешнему приказу. По мере овладения речью ребенок начинает сам себе давать речевые команды. Так ранее разделенная между людьми функция становится способом самоорганизации произвольного поведения отдельного индивида.

Воля является социально сформированным психорегуляционным фактором. В основе волевой регуляции лежат объективные условия деятельности, понимание человеком необходимости определенного поведения. Все волевые действия сознательны. В волевом акте подавляются текущие эмоции: человек осуществляет власть над собой. И мера этой власти зависит как от его сознания, так и от системы его психорегуляционных качеств.

Важнейшее проявление воли — способность индивида к волевым усилиям, длительному волевому напряжению. Но воля не связана лишь с подавлением эмоций. Сам образ желаемого будущего результата эмоционально насыщен. Воля как сознательная регуляция жизнедеятельности имеет специфический энергетический источник — чувство социально ответственного поведения.

Высоконравственная личность имеет, как правило, и твердую волю. Но не всякий волевой человек нравственен. Отдельные волевые качества могут быть присущи альтруисту и эгоисту, правопослушному человеку и преступнику. Но чем выше нравственные ценности, которыми регулируется поведение человека, тем выше внутренняя согласованность его поведения и, следовательно, его волевая саморегуляция.

В случаях десоциализации личности индивидуалистические потребности отрываются от потребностей социума, индивид становится жертвой непосредственных влечений. Такое поведение становится трагическим: оно отделяет человека от человечества. Быть человеком — значит быть социально ответственным. Чем больше социально необходимое отдалено от актуально переживаемых потребностей, тем большее волевое усилие требуется для его реализации, тем большее значение приобретают базовые социальные ценности, включенные в сверхсознание личности, образующие смысловой контекст ее поведения.

Каждый волевой акт сопровождается определенной мерой волевых усилий по преодолению внешних и внутренних препятствий.

Трудности в достижении цели могут быть объективными и субъективными. Иногда степень волевого усилия не соответствует объективной трудности. Так, стеснительный человек затрачивает большое усилие при выступлении на собрании, тогда как у уверенного в себе человека это не связано с большим напряжением. Способность к волевому усилию зависит в некоторой мере от силы, подвижности и уравновешенности нервных процессов. Но в основном эта способность зависит от сформированности у человека навыка подчинения своего поведения объективной необходимости.

Социализированная личность предвидит и эмоционально переживает оценку своего возможного поведения. Это влияет на самодетерминацию ее поведения. Недостаточная развитость предвосхищающей и оценочной деятельности индивида — один из факторов его дезадаптивного (не приспособленного к среде) поведения.

Волевая активность субъекта, приводящая к социально значимым результатам, называется деянием. Человек отвечает за свои деяния, даже за тс, которые выходят за пределы его намерений. (Отсюда в юриспруденции существуют две формы вины — умысел и неосторожность.)

Настойчивое и систематическое преодоление трудностей в достижении одобряемых обществом целей, завершение начатых дел во что бы то ни стало, избегание малейшего безволия, безответственности — таков путь формирования и укрепления воли.

Волевая регуляция деятельности — динамика психических состояний. У одних людей определенные психические состояния бывают более устойчивыми, у других — менее устойчивыми. Так, устойчивое состояние инициативности и решительности может сочетаться с менее устойчивым состоянием настойчивости. Все волевые состояния взаимосвязаны с соответствующими волевыми качествами личности. Длительный опыт пребывания в отдельных волевых состояниях приводит к формированию соответствующих качеств личности, которые затем сами влияют на волевые состояния.

Итак, поведение человека не определяется инстинктивными импульсами, а опосредуется сознанием личности, ее ценностной направленностью. Воля индивида системно организует все его психологические процессы, трансформируя их в соответствующие волевые состояния, обеспечивающие достижение поставленных целей. Как социально обусловленное психическое образование воля формируется в социальной практике, трудовой деятельности, во взаимодействии с людьми, условиях систематического социального контроля над социально значимым поведением личности. Формирование воли — переход внешнего социального контроля к внутреннему самоконтролю личности.

Структура волевой регуляции деятельности

Деятельность человека осуществляется системой действий. Действие — структурная единица деятельности. Различаются перцептивные, умственные, мнемические и практические действия. В каждом действии можно выделить ориентировочную, исполнительную и контрольную части. Действие является произвольным, преднамеренным, психически опосредованным актом. Преднамеренность проявляется в том, что перед каждым действием субъект предварительно решает, что сформированный им психический образ действия и будущего результата-цели соответствует его собственному мотивационному состоянию; действие приобретает для субъекта личностный смысл, у субъекта формируется целевая установка. Цели деятельности определяют характер и последовательность действий, а конкретные условия действий — характер и последовательность операций. Операция — структурная единица действия. В сложной деятельности отдельные действия выполняют роль операций. Конкретные условия деятельности определяют способы реализации отдельных действий, выбор средств и орудий действия.

Приступая к той или иной деятельности, человек предварительно ориентируется в ее условиях, обследует обстановку в целях выработки плана действий. При этом устанавливаются отношения между элементами ситуации, определяются их значение, возможности их комбинации для достижения цели.

Система представлений индивида о цели, порядке ее достижения и необходимых для этого средствах называется ориентировочной основой деятельности . Эффективность деятельности человека зависит от содержания ее ориентировочной основы. Успех деятельности обеспечивается лишь полной ориентировочной основой, которая специально формируется при обучении индивида.

При осуществлении деятельности субъект вступает во взаимодействие с предметным (реальным или мысленным) миром: происходит преобразование предметной ситуации, достигаются определенные промежуточные результаты, значимость которых подвергается эмоциональной и логической оценке. Каждая операция в структуре действия определяется условиями изменяющейся ситуации, а также навыками и умениями субъекта деятельности.

Умение — освоенный субъектом способ выполнения действия, основанный на совокупности имеющихся у него знаний и навыков .

Умение реализуется как в привычных, так и в измененных условиях деятельности.

Навык — стереотипизированный способ совершения отдельных действий, операций, сформировавшийся в результате многократною повторения и отличающийся свернутостью (сокращенностью) его сознательного контроля .

Различаются перцептивные, интеллектуальные, двигательные навыки и навыки поведения. Перцептивные навыки — одномоментное, стереотипизированное отражение опознавачельных признаков хорошо знакомых предметов. Интеллектуальные навыки — стереотипизированные способы решения задач определенного класса. Двигательные навыки — стереотипизированные действия, система хорошо отлаженных движений, автоматизированное использование привычных орудий действий. Навыки поведения — стереотипы поведения.

Навыки характеризуются различной степенью обобщенности — широтой охвата тех или иных ситуаций, гибкостью, готовностью к быстрой реализации. Действие на уровне навыка отличается свернутостью (снятием) некоторых регуляционных его компонентов. Здесь потребности, мотивы и цели слиты воедино, а способы выполнения стереотипизированы. Так. навык письма не требует обдумывания того, как его совершать. Благодаря тому, что многие действия закрепляются в качестве навыков и переходят в фонд автоматизированных актов, сознательная деятельность человека разгружается и может направляться на решение более сложных задач.

Большинство повседневных действий относятся к числу навыков. Действие на уровне навыка совершается быстро и точно. По мере выработки навыка зрительный контроль над выполнением физического движения ослабляется и заменяется мышечным (кинестезическим) контролем. Так, опытная машинистка может печатать, не глядя на клавиши, тогда как начинающий печатать человек постоянно отыскивает букву глазами.

Навык характеризуется меньшей затратой сил, объединением отдельных движений, избавлением от лишних движений. Но ни один навык не осуществляется полностью автоматически. Изменение привычной обстановки действий, возникновение непредвиденных препятствий, несоответствие полученных результатов ранее поставленной пели немедленно включают частично автоматизированное действие в сферу сознательного контроля, происходит сознательная корректировка действий. Так, в следственной практике встречаются попытки обвиняемого умышленно исказить свои функциональные особенности, проявляющиеся в различных навыках — почерке, походке и т. и. В этих случаях соответствующий навык берется обвиняемым под сознательный контроль. Для демаскировки таких приемов следователь использует различные ситуации, затрудняющие сознательный контроль навыка: ускорение темпа диктовки контрольного текста, организация отвлекающих действий и т. п.

Навыки могут быть частными (навыки вычисления, решения типовых задач и т. п.) и общими (навыки сравнения, обобщения и др.). Ранее сформированные навыки затрудняют формирование новых, родственных по содержанию навыков — происходит интерференция (от лат. inter — между и ferentis — несущий) навыков. Сформировать новый навык легче, чем переделать ранее сформированный, отсюда трудности переучивания. Наличие навыка готовности к определенному действию создает операциональную установку.

Нейрофизиологической основой навыков является динамический стереотип — индивидуальная система условно-рефлекторных ответов на определенные пусковые раздражители .

Индивидуально своеобразны не только внешние исполнительские действия, но и внутренние, ориентировочно-интеллектуальные. Действия человека ориентируются и контролируются ценностными эталонами, схемами, поведенческими образцами. В поведении закрепляется операционально-стерео- типизированный поведенческий механизм, формируются целевые и операциональные установки. Все это дает возможность идентифицировать личность по комплексу (синдрому) поведенческих особенностей. Так, преступник может не оставить еле- дон рук и ног на месте преступления, но он обязательно оставит там свой неповторимый поведенческий «отпечаток».

Деятельность индивида — устойчивая система его взаимосвязей с миром, основанная на концептуальном образе мира и стереотипизированном поведенческом фонде.

Сознательное поведение человека направляется сложным комплексом побуждений.

Отвечая на вопрос, почему индивид пришел в состояние активности, мы обращаемся к источникам мотивационной активности - потребностям, интересам, установкам и т. д.

Отвечая на вопросы, на что направлена активность индивида, почему избраны данные акты поведения и соответствующие средства, мы обращаемся к механизму сознательной регуляции поведения, его мотивам.

Мотивы поведения преступника — система осмысленных побуждений к совершению различных преступных актов, основанная на обшей криминальной направленности личности преступника. В сложной системе криминальной мотивации (установочные, эмоционально-импульсивные побуждения) мотив выступает как система осмысленных, сознательных побуждений, связанная с личностным обоснованием смысла совершаемого преступного деяния .

В мотивах преступных деяний проявляется антисоциальная личностная направленность преступника, иерархическая система его ценностных ориентации.

Преступное поведение обретает для личности преступника положительный смысл, который и трансформируется в систему конкретных осмысленных поведенческих побуждений. Все криминальные поведенческие решения основаны на мотивационном их обосновании, т. е. на личностном механизме их принятия.

Беспринципность, корыстолюбие, цинизм, эгоцентризм и многие другие личностные пороки лежат в основе общей мотивационной направленности преступника.

Но эти негативные качества личности преступника нельзя назвать мотивами преступления.

В правоведческой доктрине и практике судопроизводства сформировалась номенклатура преступных мотивов (агрессивность, корысть, мстительность, ревность, хулиганские побуждения и т. п.). При этом понятие конкретного поведенческого мотива смешивается с понятием мотивационной направленности личности преступника. Выявляя мотивы преступного поведения, необходимо уяснять, на какие конкретные преступные цели накладываются указанные негативные качества личности. Мотив — личностное оправдание, обоснование конкретной пели действия, указание на то, какие внешние обстоятельства входят в ноле мотивационной направленности личности преступника, какие способы и средства избирает преступник для достижения конкретной преступной цели.

Степень тяжести преступления измеряется не «тяжестью» мотива, а его «сцеплением» с конкретными обстоятельствами. Большинство преступных деяний поли мотивированно, связано с иерархией мотивов. Преступник может совершать кражу не только «по мотиву корысти», но и из стремления утвердиться в криминальной среде, а также по другим причинам.

В юридической литературе нередко используется термин «бессознательные мотивы». Бессознательных мотивов поведения не существует. Мотив — сознательное, рассудочно обоснованное побуждение к конкретному действию. Однако преступные деяния могут совершаться не только на сознательном уровне, но и на уровне подсознательных и мало осознаваемых мотивационных состояний. К ним относятся установки, влечения, страсти, ситуативно возникшие эмоции и др. К субъективной стороне преступлении следует относить как вполне осознаваемые мотивы, так и многочисленные актуально не осознаваемые мотивационные состояния. В хулиганских действиях, как правило, нельзя выявить специально сформированных мотивов — они совершаются на установочном уровне, в силу мало- культурности и безответственности личности хулигана. Нельзя выявить мотив преступления, совершенного в состоянии аффекта. Аффективные деяния автоматически направлены на нанесение ущерба аффектору или фрустратору.

Все деяния, в том числе преступные, мотивационно обусловлены. Но мотивация и мотив не одно и то же.

Люди с пониженной саморегуляцией отличаются преобладанием ситуативной мотивации. Сама доступность обстановки нередко провоцирует у них актуализацию соответствующей мотивации.

Традиционно сложившаяся в юриспруденции однонаправленная схема человеческого поведения «мотив-цель-способ- результат» в действительности более сложна. Необходимо преодолеть упрощенное понимание мотива преступного деяния как изолированного пускового психического акта.

В механизме совершения преступления побуждения индивида коррелируют с личностно принятыми способами поведения. Между элементами схемы «мотив-цель-способ» существуют не односторонние, а двусторонние, обратные связи: мотив цель <=* способ.

Системообразующими элементами этой системы являются не только мотив, но и привычный способ поведения. Привычные генерализованные действия личности так же, как и мотив, определяют направленность человеческого поведения. Фонд отработанных у человека действий определяет в значительной мере всю систему его целеполаганий. Не владея обобщенным способом действия, индивид не поставит соответствующей цели и мотивационно ее не санкционирует. Центральным компонентом поведения является не отдельный мотив сам по себе, а мотивационная сфера личности преступника, в которой значительную роль играют обобщенные способы поведения индивида. Но актуализация способов поведения индивида, его операционально-исполнительских возможностей предопределяется условиями среды, реальными возможностями их осуществления. Как только внешняя среда создаст возможность для реализации личностных устремлений, мотивационная сфера дает необходимую санкцию.

При анализе механизма преступного деяния существенно выявление его повода.

Повод преступления — внешнее обстоятельство, приводящее в действие общественно опасную направленность личности преступника . Являясь начальным моментом преступного деяния, повод преступления показывает, с каким обстоятельством сам преступник связал свое деяние. Повод не имеет самостоятельного значения. Повод лишь разряжает ранее сформировавшуюся причину. Однако повод преступления в значительной мере характеризует личность преступника, его склонности, социальные позиции, мотивы и цели преступления.

Ни одна ситуация сама по себе не толкает человека на преступный путь. Каким путем идти, зависит от меры социализи- рованности человека. Значимость той или иной ситуации для поведения личности свидетельствует о ее устойчивых свойствах.

Объективное содержание, значение ситуации всегда соотносится с ее личностным смыслом для индивида.

Поведение социализированного человека обусловлено прежде всего личностно, а не ситуативно. Этим человеческое поведение отличается от поведения животных. От личности зависит, как она отражает ситуацию и какие действия предпринимает. Гипертрофирование криминогенного значения ситуаций, их провоцирующего и содействующего преступлению характера объективно ведет к априорному уменьшению ответственности личности за свое поведение.

В самых тяжелых, критических ситуациях высоконравственные люди находят достойные выходы. И если есть свобода выбора, то сама личность ответственна за тот вариант поведения, который избирает. Ситуация лишь лакмусовая бумажка, выявляющая сущность личности. Никакие способствующие преступлению условия не могут служить оправданием преступного поведения. Ситуация возникновения преступных действий — лишь показатель того, в каких условиях данная личность способна совершить преступление.

В случаях, когда обстоятельства влияют на формирование преступного умысла, они выступают как целеобразующие механизмы поведения данной личности, а не как причинный механизм поведения.

Ситуация совершения преступления — показатель личностного порога социальной адаптированности индивида.

Кульминационным актом в генезисе преступного деяния является принятие решения — окончательное утверждение избранного преступного варианта поведения.

Принятие решений — сознательный выбор определенного действия в ситуации неопределенности. Решение охватывает образ будущего результата действия в данных информационных условиях. Оно связано с мысленным перебором возможных вариантов действия, концептуальным обоснованием принимаемого к реализации действия.

В решении цель мысленно объединяется с условиями се реализации, принимается оперативный план действия на основе переработки всей исходной информации.

Решения о совершении конкретного преступления могут быть обоснованными - транзитивными и малообоснованными - нетранзитивными , не учитывающими всех условий их реализации.

Однако в своей основе любое решение о совершении того или иного преступления нетранзитивно — оно не учитывает социальной вредности действия и неотвратимости наказания за него.

Но многие преступные деяния не транзитивны и в отношении их операциональной реализации — они совершаются без обоснованного расчета, без учета возможностей реализации преступного умысла. Это связано с низким интеллектуальным уровнем многих преступников, ограниченностью их оперативного мышления. Значительная часть правонарушителей — нерасчетливые, недальновидные люди с существенными дефектами в мотивационно-регуляционной сфере. Угроза наказания ими актуально не осознается или недооценивается. Их преступные решения часто возникают внезапно, детерминизируются низменными чувствами — завистью, местью, корыстью, эгоизмом, агрессивностью. Мышление преступника оказывается привязанным к асоциальным привычным способам поведения.

К обстоятельствам, содействующим принятию решении о совершении преступного деяния, относятся:

  • провоцирующее поведение потерпевших;
  • давление со стороны преступной группы;
  • расчет на поддержку соучастников;
  • ослабление сознательного контроля в конфликтных эмоциональных состояниях;
  • преуменьшение грозящей опасности разоблачения;
  • наличие субъективно трактуемой возможности сокрытия преступления;
  • алкогольное и наркотическое опьянение.

После принятия решения индивид становится связанным собственным решением; он может недооценить даже те вновь возникшие обстоятельства, которые имели бы для него значение на стадии предрешения. Принятие решения формирует намерение — устойчивое стремление к реализации намеченной программы действий, установку на совершение определенною действия . Эта установка ограничивает избирательные возможности индивида. У индивида формируется мотивация достижения цели. Так, принятое решение об убийстве определенного лица приводится, как правило, в исполнение даже тогда, когда ситуация становится неблагоприятной: повышается возможность опознания и задержания преступника.

Нет ни одного преступного деяния, которое всецело соответствовало бы всем критериям оптимальности действия.

Однако, приступая к исполнению преступного деяния, преступник анализирует обстановку его совершения, проявляет повышенный интерес ко всему, что может помешать реализации преступного умысла или облегчить совершение деяния.

Если обстановка совершения преступления соответствует ожиданиям преступника, его действия осуществляются стереотипно, привычными и характерными для него способами.

В ходе исполнения преступления могут значительно расшириться возможности реализации преступной мотивации, сформироваться дополнительные и новые цели преступления, окрепнуть решимость действовать более интенсивно.

Механизм исполнения преступления — система используемых преступником способов действий .

Известно, что способ совершения преступления дает ключ к его расследованию. В связи с этим необходимо психологически обоснованное, концептуальное определение сущности способа совершения преступления. При определении способа совершения преступлений недостаточно перечисления отдельных его орудийных компонентов (например, «проникновение в хранилище произошло способом подбора ключей», «убийство произошло способом применения холодного оружия»).

Способ — система приемов действия, операциональных комплексов, обусловленных целью и мотивами действия, психическими и физическими особенностями действующего лица . В способе действия проявляются психофизиологические и характерологические особенности человека, его знания, умения, навыки, привычки и отношение к различным сторонам действительности. У каждого человека существует система обобщенных способов действий, свидетельствующих о его индивидуальных особенностях.

При структурно-системном, психологическом подходе должны быть выделены существенные индивидуальные особенности поведения преступника, психологическая специфичность его криминального поведения.

обшение, но и мышление есть функция речи, а потому последняя и является механизмом мыслительной деятельности , Напри­мер, в экспериментах, проведенных уче­никами и последователями Рубинштейна, показано, что внешняя причина (подсказка экспериментатора) помогает испытуемому решать мыслительную задачу лишь в меру


сформированности внутренних условий его мышления, т. е. в зависимости от того, насколько он самостоятельно продвинулся вперед в процессе анализа и синтеза ре­шаемой задачи. Если это продвижение незначительно, испытуемый не сможет адекватно использовать помощь извне, со стороны другого человека. И наоборот, если он глубже и правильнее анализирует проблемную ситуацию и задачу, он стано­вится более подготовленным к пониманию и принятию данной извне подсказки .

Итак, отчетливо выступает активная роль внутренних условий, опосредствую­щих все внешние воздействия и тем са­мым определяющих, какие из внешних причин участвуют в едином процессе де­терминации всей жизни субъекта. В таком смысле внешнее, действуя через внутрен­нее, сушественно зависит от него. Следо­вательно, для Рубинштейна и его школы нет противопоставления и альтернативы между двумя формулами детерминизма: 1) внешнее через внутреннее и 2) внутрен­нее через внешнее .

В этом проявляется своеобразная диа­лектика умственного развития субъекта, вообще его самоопределения: чем ближе сам индивид подошел к успешному реше­нию задачи, тем, казалось бы, ему меньше нужна помощь извне, но тем легче ее ре­ализовать; и наоборот, чем дальше он на­ходится от верного решения, тем больше ему необходима помощь со стороны, но тем труднее ему ее использовать. Данный парадокс саморазвития объясняется и раз­решается благодаря непрерывному взаимо­действию общественного и индивидуаль­ного в ходе формирования психики чело­века. Например, помошь со стороны (в виде подсказок и т. д.) открывает возмож­ность индивиду ответить на вопрос, кото­рый он уже сам себе поставил. Это одно из проявлений тех внутренних условий как основания развития, через которые пре­ломляются все внешние воздействия.

При объяснении любых психических явлений личность выступает как целост­ная система внутренних условий, необхо­димо и существенно опосредствующих все внешние причины (педагогические, про­пагандистские и т.д.). Иначе говоря, не



4.1. Психология субъекта и его деятельности

личность низводится до уровня якобы пассивных внутренних условий (как ино­гда думают), а, напротив, последние все более формируются и развиваются в ка­честве единой многоуровневой системы - личности, вообще субъекта. Формируясь и изменяясь в процессе развития, внутрен­ние условия обусловливают тот специфи­ческий круг внешних воздействий, кото­рым данное явление, процесс и т. д. могут подвергнуться. Отсюда важнейшая роль собственной деятельности, вообще актив­ности всех людей в процессе их воспита­ния и обучения.

Проблему обучения многие психологи теперь конкретизируют посредством поня­тия зоны ближайшего развития, разрабо­танного Выготским. По его мнению, на­ходясь в этой зоне, школьники получают педагогическую помощь от взрослых и потому в сотрудничестве с ними намного лучше учатся и развиваются. Например, они успешно осваивают научные понятия, принципиально отличающиеся от житей­ских, т. е. таких, которые формируются у дошкольников спонтанно, без помощи взрослых .

Понятие такой зоны означает, что все дети и вообще обучаемые делятся на две группы - получающие и не получающие педагогическую помощь от обучающих. Тем самым подразумевается, что те, кому эта помощь предоставлена, непременно и успешно ее используют (независимо от внутренних условий, опосредствующих ее использование). Здесь социальность пони­мается - осознанно или неосознанно - лишь как однонаправленное и безуслов­ное влияние общества на ребенка, вообще на индивида, беззащитного и пассивного объекта подобных внешних воздействий. / Но с позиций рубинштейновского принципа детерминизма «внешнее только через внутреннее» (т. е. через основание развития) ребенок - это подлинный субъ­ект, опосредствующий своей активностью любые педагогические влияния, а потому сугубо избирательно к ним восприимчи­вый, открытый для них, но не «всеядный» и не беззащитный. Следовательно, недо­статочно подразделять обучаемых на 1) получающих и 2) не получающих по­мощь извне. Нужна дальнейшая диффе-


ренциация первых из них на тех, кто а) хочет и может и, наоборот, б) не хочет, не может и т. д. использовать в процессе саморазвития помощь извне (подсказки, советы и т. д.), поскольку она действует не безусловно, не прямо и непосредственно, а только через внутренние условия, вооб­ще через обучаемого субъекта . Любая личность может быть объектом подлинного воспитания лишь постольку, поскольку она вместе с тем является субъ­ектом этого воспитания, все более стано­вящегося самовоспитанием. Конечно, формирование личности осуществляется в процессе усвоения всей человеческой культуры, но такое усвоение не отрицает, а, напротив, предполагает самостоятель­ную и все более активную деятельность (игровую, учебную, трудовую и т. д.) каж­дого ребенка, подростка, юноши, взрос­лого.

Список литературы

Абульханова К.А. О субъекте психической дея­тельности. М., 1973.

Абульханова-Славская К.А. Социальное мыш­ление личности//Психол. журн. 1994. № 4.

Абульханова-Славская К.А., Брушлин-ский А.В. Философско-психологическая концепция С.Л. Рубинштейна. М., 1989.

Богомолова Е.М. Доминанта в естественном поведении животных//Успехи физиолог, наук. 1992. № 2.

Брушлинский А.В. Проблемы психологии субъекта. М., 1994.

Брушлинский А.В. Субъект: мышление, уче­ние, воображение. Москва; Воронеж, 1996.

Брушлинский А.В., Поликарпов В.А. Мыш­ление и общение. Минск, 1990.

Выготский Л.С. Собр. соч.: В 6 т. М., 1982-1984.

Гельфанд И.М., Розенфельд Б.И., Шиф-р и н М. А. Очерки о совместной работе математиков и врачей. М., 1989.

Гуманистические проблемы психологической тео­рии. М., 1995.

Деятельность: теории, методология, проблемы. М., 1990.

Есенин-Вольпин А.С. Об антитрадиционной программе оснований математики//Вопр. филосо­фии. 1996. № 8.

Знаков В.В. Правда и ложь в сознании русско­го народа и современной психологии понимания. М., 1993.

Коул М. Культурно-историческая психология. М., 1997.



4. ПСИХИЧЕСКАЯ РЕГУЛЯЦИЯ ПОВЕДЕНИЯ

Курочкин Ю.А. Систематический анализ пери­натального периода жизни лося: Автореф. дис. ... канд. биол. наук. М., 1989.

Леонтьев А.Н. Деятельность, сознание, лич­ность. М., 1975.

Леонтьев А.Н. О творческом пути Л.С. Выгот-ского//Выготский Л.С. Собр. соч. М., 1982. Т. 1.

Ломов Б.Ф. Методологические и теоретичес­кие проблемы психологии. М., 1984.

Ломов Б.Ф., Беляева А.В., Носуленко В.Н. Вербальное кодирование в познавательных процес­сах. М., 1986.

Митькин А.А., Корж Н.Н. Сенсорно-перцеп­тивные процессы в структуре психики//Психол. журн. 1992. №4.

Московичи С. Социальное представление: ис-тор. взгляд//Психол. журн. 1995. № 1-2.

Мышление: процесс, деятельность, общение. М., 1982.

Налимов В.В., Дрогалина Ж.А. Реальность нереального. М., 1996.

Пиаже Ж. Речь и мышление ребенка. М., 1932.

Пиаже Ж. Избранные психологические труды. М., 1969.

Процес мышления и закономерности анализа, синтеза и обобщения: Эксперимент. исслед./Под ред. С.Л.Рубинштейна. М., 1960.

Психологическая наука в России XX столетия. М., 1997.

Психологический словарь. М., 1996.

Психология и марксизм («круглый стол»)//Психол. журн. 1993. № 1.

Рубинштейн С.Л. Принцип творческой само­деятельности: Учен. зап. Высшей школы Одессы, 1922//Вопр. психологии. 1986. № 4.

Рубинштейн С.Л. Основы психологии. М., 1935.

Рубинштейн С.Л. О мышлении и путях его исследования. М., 1958.

Рубинштейн С.Л. Избранные философско-психологические труды: Основы онтологии, логики и психологии. М., 1997.

Сергиенко Е.А. Антиципация в раннем онто­генезе человека. М., 1992.

Сеченов И.М. Избранные философские и пси­хологические произведения. М., 1947.

Сознание личности в кризисном обществе. М., 1995.

Чайлахян Л.М. Истоки происхождения психики. Пущине, 1992.

38. Ярошевский М.Г. Л.С. Выготский и марк­сизм в советской психологии//Психол. журн. 1992. № 5; 1994. № 1.

Doise W. Logiques sociales dans la rainsonnement. Neuchatel; Paris, 1993.

Farr R., Moscovici S. (Eds.). Social represen­tations. Cambridge, 1984.

Pavard B. (Ed.). Systemes cooperatifs: de lamode-lisation a la conception. Toulouse, 1994.

Pieron H. Aux sources de la connaissance: la sen­sation guide de vie. Paris, 1955.

Suchman L. Plans and situated actions. Cam­bridge, 1987.


4.2. Мотивация и эмоции?v н^?

Введение

Под мотивацией в психологии понима­ется совокупность факторов, энергетизи-рующих и направляющих поведение. Про­блема мотивации, таким образом, сводится к созданию некоторой теории, позволяю­щей определить исходные причины, а также группы переменных (как внешних, так и внутренних), задающих то или иное на­правление, траекторию поведения инди­вида.

Эмоции в свою очередь являются субъ­ективной стороной, переживанием удов­летворения/неудовлетворения потребности, внутренним индикатором степени дости­жения цели.

Мотивационные и эмоциональные процессы относятся к разряду регулятив­ных компонентов психического функцио­нирования, к тому, что инициирует пове­денческий акт и придает ему внутреннюю, субъективную окраску.

В данном разделе будут рассмотрены основные психологические теории моти­вации и эмоций вместе с полученными в рамках каждого из подходов теоретичес­кими и эмпирическими результатами - эффектами и закономерностями.

4.2.2. Теории мотивации

Бихевиоризм: теории научения. Одним из классических подходов к проблемам мотивации в психологии является подход с позиций теорий научения, представлен­ный в работах бихевиористов и необихе-виористов. Основой активности индивида с точки зрения бихевиоризма является некоторая потребность, нужда организма, вызванная отклонением физиологических параметров от оптимального уровня. Эта нужда в свою очередь создает побуждение, приводящее организм в состояние актив­ности.

Если речь идет о врожденных, фикси­рованных формах поведения типа простых рефлексов, то эта активность носит доста­точно специфический, определенный ха-


4.2. Мотивация и эмоции

рактер: мы моргаем, когда в глаз попадает инородное тело, отдергиваем руку от горя­чего относительно независимо от нашего жизненного опыта, характера образования и т. п.

В то же время в случаях, когда рефлек­торное реагирование является недостаточ­ным для удовлетворения возникшей по­требности, ликвидации актуальной нужды, активность организма первоначально имеет неспецифический, ненаправленный харак­тер. В таких случаях нужда обеспечивает только общую энергетизацию поведения. При этом для формирования специфичес­кой реакции необходимо научение или обучение, и характер самого поведения, его направленность уже зависят от внеш­них факторов.

Необходимо пояснить, что основным механизмом функционирования мотива­ции, с точки зрения большинства бихевио-ристов (см., например: }, яв­ляется стремление организма снять, сни­зить напряжение, вызванное возникшей нуждой. Если та или иная форма поведе­ния привела к снятию напряжения, к удов­летворению некоторой потребности, то вероятность воспроизведения этой формы поведения в дальнейшем (при возникно­вении соответствующей нужды) растет ""закон эффекта).

Организм стремится избавиться от на­пряжения, связанного с возникновением нужды, вновь привести значения физио­логических показателей в норму, и именно это является основной и по существу един­ственной движущей силой поведения. Данный механизм функционирования имеет название принципа гомеостаза: при отклонении от нормы система стремится вернуться в исходное состояние.

Процесс научения, или выработки не- второго варианта поведения, возможен при наличии двух основных условий: на­личия потребности и подкрепления, т. е. того, что эту потребность способно удов-тетворить. Голодная крыса мечется по клетке в поисках еды, случайно нажимает на педаль, вслед за этим открывается кор-чушка и голодное животное получает еду. В дальнейшем при возникновении пище­вой потребности вероятность нажатия этой крысой на педаль при условии получения


вслед за этим подкрепления (еды) будет все больше и больше. В конце концов животное выработает устойчивой поведе­ние: хочется есть - крыса бежит к педали и нажимает на нее. Легко видеть, что спе­цифика поведения определяется не самой по себе потребностью, а особенностями среды, подкреплением: если бы для того, чтобы получить еду, необходимо было встать на задние лапы, крыса научилась бы в итоге делать и это. Таким образом, спо­соб поведения не связан однозначно с той потребностью, на удовлетворение которой он направлен: поведение формируется под влиянием факторов среды, структуры под­креплений, а инициируется возникнове­нием физиологической нужды типа жажды, голода, сексуальной депривации и т. п.

Возникает вполне естественный во­прос: как можно объяснить такие формы поведения, как помощь другим, сочине­ние романов или занятие теоретической физикой? Неужели теми же физиологичес­кими нуждами? Да, теми же, считают бихевиористы. Физиологические нужды являются первичными побуждениями, над которыми надстраиваются вторичные. Тер­мин «вторичные» довольно условен: це­почка может быть сколь угодно длинной. Человек помогает другим, потому что в этом случае вероятнее всего они помогут ему в аналогичной ситуации, что будет не­сомненно способствовать его выживанию, а значит, удовлетворению его базовой физиологической потребности. Или - сложнее: человек помогает другим, потому что это способствует благорасположению окружающих, что позволит ему в дальней­шем занять более высокое социальное положение, пользоваться относительно беспрепятственно разного рода благами, а значит, легко удовлетворять возникаю­щие физиологические нужды. (Такая трак­товка мотивации восходит к воззрениям И.П. Павлова, который полагал, что боль­шинство форм поведения можно объяс­нить, основываясь на механизме условного рефлекса. Над условным рефлексом пер­вого порядка надстраиваются условные рефлексы более высоких порядков.)

Другой принципиальной особенностью бихевиоризма вообще и мотивационных теорий научения в частности является то.

Субъектность человека по своему исходному основанию связана со способностью индивида превращать собственную жизнедеятельность в предмет практического преобразования. Сущностными свойствами этого процесса является способность человека управлять своими действиями, реально-практически преобразовывать действительность, планировать способы действий, реализовывать намеченные программы, контролировать ход и оценивать результаты своих действий.

Практическое отношение человека к действительности включает в себя три составляющие:

1) субъект, наделенный активностью и направляющий ее на объекты или на других субъектов;

2) объект, на который направлена активность субъектов;

3) активность, выражающаяся в том или ином способе действия субъекта с объектом.

В роли субъектов деятельности могут выступать: а) конкретный индивид, б) социальная группа, в) общество в целом. В зависимости от этого выделяют индивидуальную деятельность, коллективную, или групповую, деятельность и общественно-историческую деятельность, или практику. Психология имеет дело преимущественно с первыми двумя формами деятельности.

Становление субъекта деятельности есть процесс освоения индивидом ее основных структурных образующих: смысла, цели, задач, способов преобразования человеком объективного мира.

Целостная деятельность имеет следующие составляющие: потребности - мотивы - цели - условия достижения цели (единство цели и условий составляет задачу) и соотносимые с ними: деятельность - действия - операции.

Первый пласт деятельности (потребности, мотивы, цели, условия) составляет ее предметное содержание. Это внутренний план ее осуществления, ее образ, то, на основе чего она строится. Второй пласт деятельности (отдельная деятельность, действия, операции) составляют ее структурные элементы. Это реализация деятельности, сама деятельность во плоти. В своем единстве оба эти пласта деятельности составляют ее психологическое содержание.

В деятельности есть и третий пласт: взаимные переходы и превращения ее отдельных структурных элементов (мотива - в цель и, соответственно, деятельности - в действие; цели - в условие ее реализации и т.д.). Это уже динамика деятельности, ее трансформация.

Содержание целостной деятельности соотносимо с понятиями потребности и мотива, с процессом определения их предметного содержания. Поэтому анализ конкретной деятельности человека можно осуществить только тогда, когда будут определены потребности и мотивы этой деятельности при достаточно четком формулировании их предметного содержания. И, наоборот, если речь идет о потребности и конкретизирующих ее мотивах при определении их предметного содержания, то этим психологическим образованиям должна соответствовать та или иная деятельность, направленная на их удовлетворение.


Источником активности человека, его деятельности выступают многообразные потребности. Потребность - это состояние человека, выражающее его зависимость от материальных и духовных предметов и условий существования, находящихся вне индивида. В психологии потребности человека рассматриваются как переживание нужды в том, что необходимо для поддержания жизни его организма и развития его личности.

Переживаемая человеком нужда (потребность) побуждает его к совершению деятельности, к поиску предмета ее удовлетворения. Предмет потребности есть ее действительный мотив. Мотив - это форма проявления потребности, побуждение к определенной деятельности, тот предмет, ради которого осуществляется данная деятельность. Мотив - это побуждение к деятельности, в которое выливается данная потребность. Мотив - это опредмеченная потребность. Или - что то же самое - предмет потребности есть мотив. На основе одной и той же потребности могут образовываться мотивы к различным деятельностям. Одна и та же деятельность может вызываться различными мотивами, отвечать различным потребностям.

Тот или иной мотив побуждает человека к постановке задачи, к выявлению той цели, которая, будучи представлена в определенных условиях, требует выполнения действия, направленного на создание или получение предмета, отвечающего требованиям мотива и удовлетворяющего потребность. Цель - это представляемый или мыслимый результат деятельности.

Деятельность как целое - это единица жизни человека, активность, отвечающая определенной потребности, мотиву. Деятельность всегда соотносится с определенным мотивом.

Действие выступает как составная часть деятельности. Оно отвечает осознаваемой цели. Любая деятельность осуществляется в форме действий или цепи действий. Это значит, что когда мы наблюдаем какой-либо внешний или внутренний процесс активности человека, то по отношению к ее мотиву эта активность есть деятельность, а по отношению к цели - или отдельное действие, или совокупность, цепь действий. Деятельность и действие жестко не связаны. Одна и та же деятельность может реализовываться разными действиями, и одно и то же действие может входить в различные виды деятельности.

Действие, имея определенную цель, осуществляется разными способами в зависимости от тех условий, в которых это действие совершается. Способы осуществления действия называются операциями.Операции - это преобразованные действия, действия, ставшие способами осуществления других, более сложных действий.

Например, когда ребенок учится писать буквы, то написание буквы является для него действием, направляемым сознательной целью - правильно написать букву. Но, овладев этим действием, ребенок использует написание букв как способ для написания слов (более сложного действия) и, следовательно, написание букв превращается из действия в операцию.

Умения и навыки являются характеристиками выполнения человеком различных действий. Согласно первой из них, умения и навыки рассматриваются как ступени, уровни овладения человеком теми или иными действиями, выполняемыми на основе знаний. Умение при этом рассматривается как первая ступень овладения каким-либо действием, а навык - как вторая ступень, означающая уже хорошее, вполне успешное, безошибочное выполнение этого действия. Умение означает, что индивид усвоил соответствующее знание и может его применять, контролируя каждый свой шаг в соответствии с этим знанием.

Навык же означает, что применение этого знания приобрело автоматизированный характер. "Навык, - указывал С. Л. Рубинштейн, - возникает как сознательно автоматизируемое действие и затем функционирует как автоматизированный способ выполнения действия. То, что данное действие стало навыком, означает, собственно, что индивид в результате упражнения приобрел возможность осуществлять данную операцию, не делая ее выполнение своей сознательной целью".

Важнейшая функция психики - регуляция, управление по­ведением и деятельностью живого существа. В изучение зако­номерностей деятельности человека большой вклад внесли оте­чественные лсихологи: А. Н. Леонтьев, Л. С. Выготский. Дей­ствия человека, его активность существенно отличаются от дей­ствий, поведения животных.

Главная отличительная особенность психики человека - наличие сознания, а сознательное отражение - это такое отра­жение предметной действительности, в котором выделяются ее объективные устойчивые свойства вне зависимости от отноше­ний к ней субъекта (А. Н. Леонтьев). Ведущими факторами воз­никновения были труд и язык.

Всякий совместный труд людей предполагает разделение труда, когда разные члены коллективной деятельности выпол­няют разные операции; одни операции сразу приводят к биоло­гически полезному результату, другие операции такого резуль

Под поведением в психологии принято понимать внешние проявления психической деятельности человека. К фактам поведения можно отнести:

    отдельные движения и жесты (например, поклон, кивок, сжимание руки);

    внешние проявления физиологических процессов, связанных с состоянием, деятельностью, общением людей (например, поза, мимика, взгляды, покраснение лица, дрожь и тому подобное);

    действия, которые имеют определенный смысл;

    поступки, которые имеют социальное значение и связаны с нормами поведения.

Поступок – действие, выполняя которое человек осознает его значение для других людей, то есть, его социальный смысл.

Деятельность - это дина­мическая система взаимодействия субъекта с миром. В процессе этого взаимодей­ствия происходит возникновение психического образа и его воплощение в объек­те, а также реализация субъектом своих отношений с окружающей реальностью.

Главной характеристикой деятельности является ее предметность. Под предметом имеется в виду не просто природный объект, а предмет культуры, в котором зафиксирован определенный общественно выработанный способ действия с ним. Этот способ воспроизводится всякий раз, когда осуществляется предметная деятельность. Другая характеристика деятельности – ее социальная, общественно-историческая природа. Самостоятельно открыть формы деятельности с предметами человек не может. Это делается с помощью других людей, которые демонстрируют образцы деятельности и включают человека в совместную деятельность. Переход от деятельности, разделенной между людьми и выполняемой во внешней (материальной) форме, к деятельности индивидуальной (внутренней) и составляет основное направление формирования психологических новообразований (знаний, умений, способностей, мотивов, установок и так далее).

Деятельность всегда носит опосредованный характер. В роли средств выступают орудия, материальные предметы, знаки, символы и общение с другими людьми. Осуществляя любой акт деятельности, мы реализуем в нем определенное отношение к другим людям, если они даже реально и не присутствуют в момент совершения деятельности.

Человеческая деятельность всегда целенаправленна, подчинена цели как сознательно представляемому запланированному результату, достижению которого она служит. Цель направляет деятельность и корректирует ее ход.

Деятельность всегда носит продуктивный характер, то есть, ее результатом являются преобразования как во внешнем мире, так и в самом человеке: его знания, мотивы, способности. В зависимости от того, какие изменения играют главную роль или имеют наибольший удельный вес, выделяются разные типы деятельности: трудовая, познавательная, коммуникативная и другие.

Лекция 9. Психология малых групп и коллективов

План:

    Понятие малой группы в психологии.

    Социально-психологические процессы в малых группах.

    Социальный феномен власти в коллективе.

    Межгрупповые отношения и взаимодействия.

Литература:

    Агеев Д.С. Межгрупповое взаимодействие. Социально-психологические проблемы. М. 2010.

    Психология. Учебник для технических вузов/ Под общ. ред. В.Н. Дружинина. – СПб.: Питер, 2006.

    Андреева Т.В. Семейная психология: Учеб. пособие. – СПб.: Речь, 2008.

Семинар №2.

1) Понятие психики

Еще в глубокой древности

физическая форма отражения сознанием.



2) Структура психики .

1. Психические процессы

а) познавательные

б) эмоциональные (эмоции и чувства);

в) волевые (воля).

2. Психические состояния

3. Психические свойства

4. Психические образования



Функции психики.

.

Семинар №2.

1) Понятие психики

Еще в глубокой древности было обнаружено, что наряду с миром вещественным, предметным, внешним, объектив­ным существуют явления невещественные, внутренние, субъективные - человеческие чувства, желания, воспоми­нания и т.д. Каждый человек наделен психической жизнью.

Психика – это свойство высокоорганизован­ной материи отражать объективную реальность, создавать психические образы и регулировать деятельность человека и его поведение.

Психика - это субъективное, сигнальное, социально обусловленное отражение действительности в системе иде­альных образов, на основе которых осуществляется актив­ное взаимодействие человека со средой.

Отражение выражает в себе способность материальных объектов в процессе взаимодействия воспроизводить в сво­их изменениях особенности и черты воздействующих на них объектов. Форма отражения зависит от формы суще­ствования материи.

В природе можно выделить три основ­ных формы отражения. Низшему уровню организации жизни соответствует физическая форма отражения , характерная для взаимодействия объектов неживой природы. Более вы­сокому уровню соответствует физиологическая форма отра­жения. Следующий уровень приобретает форму наиболее сложного и развитого психического отражения со специфи­ческой для человеческой психики наивысшей ступенью от­ражения - сознанием.

Психика человека формируется и проявляется в его деятельности. Человеческая деятельность служит и дви­жущей силой общественно-исторического прогресса, и средством психического развития человека. В процессе формирования психики человека его внешние действия с материальными объектами преобразуются в умствен­ные действия. Благодаря способности действовать в уме человек научился моделировать различные отношения между объектами, предвидеть результаты своих действий.

Психика человека - социально обусловленный фено­мен, а не естественный продукт мозга. Однако реализуется она мозгом. Психику нельзя отрывать от работы мозга, но ее нельзя и сво­дить к нейрофизиологическим процессам.

Специфика работы человеческого мозга состоит в осо­бом способе кодирования поступающей извне информации. Психическое отражение действительности человеком - это отражение, опосредованное словесным знаком, челове­ческим понятием, сформированным в общественно-исто­рической практике.

Психика представляет собой весьма сложную систему, состоящую из отдельных подсистем, ее элементы иерархи­чески организованы и очень изменчивы.

2) Структура психики .

Всё многообразие форм существования психического обычно объединяют в следующие группы:

1. Психические процессы - это элементарные психи­ческие явления, обеспечивающие первичное отражение и осознание человеком воздействий окружающей дейст­вительности (длятся от доли секунд до десятков минут и более). Как правило, имеют четкое начало, определенное течение и ярко выраженный конец.

Психические процессы подразделяются на:

а) познавательные (ощущение, восприятие, внимание, представление, воображение, память, мышление, речь);

б) эмоциональные (эмоции и чувства);

в) волевые (воля).

2. Психические состояния более продолжительны по сравнению с психическими процессами (могут продол­жаться в течение нескольких часов, дней или даже недель) и более сложны по структуре и образованию.

Они выражаются в определенном уровне, работоспособ­ности и качестве функционирования психики человека, свойственных для него в определенный момент времени. К ним относятся состояния активности или пассивности, бодрости или подавленности, работоспособности или уста­лости, раздражительности, рассеянности, хорошее или плохое настроение.

3. Психические свойства - наиболее устойчивые и посто­янно проявляющиеся особенности личности, обеспечиваю­щие определенный качественно-количественный уровень поведения и деятельности, типичный для данного челове­ка. К ним относятся направленность (что хочет человек?), темперамент и характер (как проявляется человек?), спо­собности (что может человек?).

4. Психические образования - это то, что становится результатом работы психики человека, ее развития и само­развития; это психические явления, формирующиеся в процессе приобретения человеком жизненного и професси­онального опыта. К ним следует относить приобретенные знания, навыки и умения, привычки, установки, взгляды, убеждения и др.

5. Социально-психологические явления - это психоло­гические феномены, обусловленные взаимодействием, общением, взаимовлиянием людей друг на друга и их при­надлежностью к определенным социальным общностям (классам, этносам, малым и большим группам, религиоз­ным конфессиям и т.д.).

Психическая регуляция поведения и деятельности.

Под поведением в психологии принято понимать внешние проявления психической деятельности человека. К фактам поведения можно отнести:

  • отдельные движения и жесты (например, поклон, кивок, сжимание руки);
  • внешние проявления физиологических процессов, связанных с состоянием, деятельностью, общением людей (например, поза, мимика, взгляды, покраснение лица, дрожь и тому подобное);
  • действия, которые имеют определенный смысл;
  • поступки, которые имеют социальное значение и связаны с нормами поведения.

Поступок – действие, выполняя которое человек осознает его значение для других людей, то есть, его социальный смысл.

Деятельность - это дина­мическая система взаимодействия субъекта с миром. В процессе этого взаимодей­ствия происходит возникновение психического образа и его воплощение в объек­те, а также реализация субъектом своих отношений с окружающей реальностью.

Главной характеристикой деятельности является ее предметность. Под предметом имеется в виду не просто природный объект, а предмет культуры, в котором зафиксирован определенный общественно выработанный способ действия с ним. Этот способ воспроизводится всякий раз, когда осуществляется предметная деятельность. Другая характеристика деятельности – ее социальная, общественно-историческая природа. Самостоятельно открыть формы деятельности с предметами человек не может. Это делается с помощью других людей, которые демонстрируют образцы деятельности и включают человека в совместную деятельность. Переход от деятельности, разделенной между людьми и выполняемой во внешней (материальной) форме, к деятельности индивидуальной (внутренней) и составляет основное направление формирования психологических новообразований (знаний, умений, способностей, мотивов, установок и так далее).

Деятельность всегда носит опосредованный характер. В роли средств выступают орудия, материальные предметы, знаки, символы и общение с другими людьми. Осуществляя любой акт деятельности, мы реализуем в нем определенное отношение к другим людям, если они даже реально и не присутствуют в момент совершения деятельности.

Человеческая деятельность всегда целенаправленна, подчинена цели как сознательно представляемому запланированному результату, достижению которого она служит. Цель направляет деятельность и корректирует ее ход.

Деятельность всегда носит продуктивный характер, то есть, ее результатом являются преобразования как во внешнем мире, так и в самом человеке: его знания, мотивы, способности. В зависимости от того, какие изменения играют главную роль или имеют наибольший удельный вес, выделяются разные типы деятельности: трудовая, познавательная, коммуникативная и другие.

Функции психики.

Психика выполняет определенные функции: отраже­ния воздействий окружающей действительности; регу­ляции поведения и деятельности людей; осознания ими своего места в окружающем мире.

1. Отражение воздействий окружающей действительности . Психическое отражение действительности имеет свои особенности:

Это не мертвое, зеркальное, одноактное отражение, а процесс, постоянно развивающийся и совершенству­ющийся, создающий и преодолевающий свои противо­речия;

Внешнее воздействие всегда преломляется через ранее сложившиеся особенности психики и конкрет­ные состояния человека (поэтому одно и то же внешнее воздействие может по-разному отражаться разными людьми и даже одним человеком);

Это правильное, верное отражение действитель­ности (возникающие образы материального мира явля­ются снимками, слепками, копиями существующих предметов, явлений, событий).

2. Регуляция поведения и деятельности. Психика, сознание человека, с одной стороны, отра­жают воздействия внешней среды, адаптируются к ней, а с другой - регулируют этот процесс, составляя внутрен­нее содержание деятельности и поведения.

3. Осознание человеком своего места в окружающем мире . Эта функция психики, с одной стороны, обеспечивает правильную адаптацию и ориентацию человека в объектив­ном мире, гарантируя ему осмысление этого мира и адекватное к нему отношение. С другой стороны, с помощью психики человек осознает себя как личность, наделенную определенными индивидуальными и социально-психологическими особенностями, как пред­ставителя конкретного общества, социальной группы, отличающегося от других людей и находившегося с ними в своеобразных межличностных отношениях. Правильное осознание человеком своих личностных характеристик помогает приспосабливаться к другим людям, правильно строить общение и взаимодействие с ними, достигать общих целей совместной деятельности, поддерживать гар­монию в обществе в целом.

Психика возникла на определенной стадии развития материи - стадии появления животных организмов и представляет собой отражательно-регуляционный механизм их приспособительного поведения. По мере эволюционного развития животных развивалась и их психика. Психика человека, сознание - высший этап разви­тия психики; её возникновение обусловлено трудовой деятельностью человека в условиях коллективного общения.