О том, как ради защиты овец собралось заседание, частично состоявшее из волков, и был принят несправедливый закон, поведает басня «Волки и Овцы» Крылова.

Читать текст басни:

Овечкам от Волков совсем житья не стало,

И до того, что, наконец,

Правительство зверей благие меры взяло

Вступиться в спасенье Овец,-

И учрежден Совет на сей конец.

Большая часть в нем, правда, были Волки;

Но не о всех Волках ведь злые толки.

Видали и таких Волков, и многократ.-

Примеры эти не забыты,-

Которые ходили близко стад

Смирнехонько - когда бывали сыты.

Так почему ж Волкам в Совете и не быть?

Хоть надобно Овец оборонить,

Но и Волков не вовсе ж притеснить.

Вот заседание в глухом лесу открыли;

Судили, думали, рядили

И, наконец, придумали закон.

Вот вам от слова в слово он:

«Как скоро Волк у стада забуянит,

И обижать он Овцу станет,

То Волка тут властна Овца,

Не разбираючи лица,

Схватить за шиворот и в суд тотчас представить,

В соседний лес иль в бор».

В законе нечего прибавить, ни убавить.

Да только я видал: до этих пор, -

Хоть говорят, Волкам и не спускают,-

Что будь Овца ответчик иль истец,

А только Волки все-таки Овец

В леса таскают.

Мораль басни Волки и Овцы:

Мораль басни – глупо доверять принятие законов собственным врагам. Когда заседание окончилось, животные приняли постановление: овца вправе защищаться от напавшего волка. Слабость овец злые хищники в законе не учли. За глупость овечки поплатились – даже после принятия правила Волки продолжали таскать беззащитных животных в лес. Через иронию баснописец напоминает нам: нельзя спускать лицемерия и обелять собственных врагов. К неприятелям нужно относиться строго, и не оправдывать их злодеяний.

Давно замечено, что басни Крылова изображают русскую жизнь и у него даже слоны, львы – животные, не бродящие на просторах России — не мешают его басне оставаться национальной. Не портит «национальную» картину и такое животное, как овца. Немало басен, написанных Крыловым, посвящено именно ей. Овца – одно из популярных в России животных.

Согласно словарю Ожегова, овца – небольшое домашнее парнокопытное жвачное животное, с густой волнистой шерстью; млекопитающее, относящееся к семейству полорогих.

Овца – это животное, являющееся символом кротости, робости, смирения, безропотности, граничащей с недалёкостью и ограниченностью. «Не будь овцой» — так говорят в том случае, когда имеет место бессловесность, глупая покорность.

«Волки и Овцы»
Овечкам от Волков совсем житья не стало,
И до того, что, наконец,
Правительство зверей благие меры взяло
Вступиться в спасенье Овец:
И учрежден Совет на сей конец.
Большая часть в нем, правда, были Волки;
Но не о всех Волках ведь злые толки.
Видали и таких Волков, и многократ, —
Примеры эти не забыты, —
Которые ходили близко стад
Смирнехонько, когда бывали сыты;
Так почему ж Волкам в совете и не быть?
Хоть надобно Овец оборонить,
Но и Волков не вовсе ж притеснить.
Вот заседание в глухом лесу открыли,
Судили, думали, рядили
И, наконец, придумали закон.
Вот вам от слова в слово он:
«Как скоро Волк у стада забуянит
И обижать он Овцу станет,
То Волка тут властна Овца,
Не разбираючи лица,
Схватить за шиворот и в суд тотчас представить,
В соседний лес иль в бор».
В законе нечего прибавить, ни убавить;
Да только я видал до этих пор, —
Хоть говорят, Волкам и не спускают, —
Что будь Овца ответчик иль истец,
А только Волки все-таки Овец
В леса таскают.

Басни Крылова про Овцу – хлёсткие, меткие, как и, собственно говоря, и многие сатирические произведения знаменитого автора.

«Мирская сходка»
Какой порядок ни затей,
Но если он в руках бессовестных людей —
Они всегда найдут уловку,
Чтоб сделать там, где им захочется, сноровку.

В овечьи старосты у льва просился волк.
Стараньем кумушки-лисицы
Словцо о нем замолвлено у львицы;
Но так как о волках худой на свете толк,
И не сказали бы, что смотрит лев на лица, —
То велено звериный весь народ
Созвать на общий сход
И расспросить того, другого,
Что в волке доброго он знает иль худого.
Исполнен и приказ: все звери созваны.
На сходке голоса чин-чином собраны;
Но против волка нет ни слова,
И волка велено в овчарню посадить.
Да что же овцы говорили?
На сходке ведь они уж, верно, были? —

Вот то-то нет! Овец-то и забыли!
А их-то бы всего нужней спросить.

В Отечестве нашем не было другого такого сильного ума, который бы, подобно Крылову, усвоил себе, или, лучше сказать, воплотил в себя самые стихии народной индивидуальности, психологические особенности народа, его воззрения на вещи, весь склад его диалектики, приёмы его мысли и слова. Получив в дар от природы необыкновенный ум, он как бы вторично принял его из богатой сокровищницы народных умственных сил и стал народным писателем не потому уже, что того хотел, а потому что не хотеть этого не мог.

«Пестрые Овцы»
Лев пестрых невзлюбил овец.
Их просто бы ему перевести не трудно;
Но это было бы неправосудно:
Он не на то в лесах носил венец,
Чтоб подданных душить, но им давать расправу;
А видеть пеструю овцу терпенья нет!
Как сбыть их и свою сберечь на свете славу?
И вот к себе зовет
Медведя он с Лисою на совет,
И им за тайну открывает,
Что, видя пеструю овцу, он всякий раз
Глазами целый день страдает,
И что придет ему совсем лишиться глаз,
И как такой беде помочь, совсем не знает.
«Всесильный Лев! — сказал, насупившись, Медведь, —
На что тут много разговоров?
Вели без дальних сборов
Овец передушить. Кому о них жалеть?»
Лиса, увидевши, что Лев нахмурил брови,
Смиренно говорит: «О царь! наш добрый царь!
Ты, верно, запретишь гнать эту бедну тварь —
И не прольешь невинной крови.
Осмелюсь я совет иной произнести:
Дай повеленье ты луга им отвести,
Где б был обильный корм для маток,
И где бы поскакать, побегать для ягняток;
А так как в пастухах у нас тут недостаток,
То прикажи овец волкам пасти.
Не знаю, как-то мне сдается,
Что род их сам собой переведется;
А между тем пускай блаженствуют оне;
И что б ни сделалось, ты будешь в стороне».
Лисицы мнение в совете силу взяло
И так удачно в ход пошло, что, наконец,
Не только пестрых там овец —
И гладких стало мало.
Какие ж у зверей пошли на это толки?
Что Лев бы и хорош, да все злодеи волки!

В Александровскую эпоху Крылов для многих был баснописцем хотя и хорошим, но не первостепенным: признать его таковым мешало уважение к Ивану Ивановичу Дмитриеву. Но всё же истинным своим торжеством в России басня обязана именно Крылову. Но если признание Крылова первенствующим баснописцем в начале его деятельности далеко не было всеобщим, то зато в конце этой деятельности популярность его возрастала чрезвычайно быстро.

«Змея и Овца»
Змея лежала под колодой
И злилася на целый свет:
У ней другого чувства нет,
Как злиться: создана уж так она природой.
Ягненок в близости резвился и скакал;
Он о Змее совсем не помышлял.
Вот, выползши, она в него вонзает жало:
В глазах у бедняка туманно небо стало;
Вся кровь от яду в нем горит.
«Что сделал я тебе?» — Змее он говорит.
«Кто знает? Может быть, ты с тем сюда забрался,
Чтоб раздавить меня», — шипит ему Змея, —
Из осторожности тебя караю я».-
«Ах, нет!» — он отвечал,- и с жизнью тут расстался.

В ком сердце так сотворено,
Что дружбы, ни любви не чувствует оно
И ненависть одну ко всем питает,
Тот всякого своим злодеем почитает.

«Крестьянин и Овца»
Крестьянин позвал в суд Овцу;
Он уголовное взвел на бедняжку дело;
Судья - Лиса: оно в минуту закипело.
Запрос ответчику, запрос истцу,
Чтоб рассказать по пунктам и без крика:
Как было дело, в чем улика?
Крестьянин говорит: «Такого-то числа,
Поутру, у меня двух кур не досчитались:
От них лишь косточки да перышки остались;
А на дворе одна Овца была».
Овца же говорит: она всю ночь спала,
И всех соседей в том в свидетели звала,
Что никогда за ней не знали никакого
Ни воровства,
Ни плутовства;
А сверх того она совсем не ест мясного.
И приговор Лисы вот, от слова до слова:
«Не принимать никак резонов от Овцы:
Понеже хоронить концы
Все плуты, ведомо, искусны;
По справке ж явствует, что в сказанную ночь
Овца от кур не отлучалась прочь;
А куры очень вкусны,
И случай был удобен ей;
То я сужу, по совести моей:
Нельзя, чтоб утерпела
И кур она не съела;
И вследствие того казнить Овцу,
И мясо в суд отдать, а шкуру взять истцу»

В девятнадцатом веке, в то время, как русский самобытный роман, можно сказать, ещё зарождался, русская басня достигла уже высшей степени своего развития под пером Крылова.

«Овцы и Собаки»
В каком-то стаде у Овец,
Чтоб Волки не могли их более тревожить,
Положено число Собак умножить.
Что ж? Развелось их столько, наконец,
Что Овцы от Волков, то правда, уцелели,
Но и Собакам надо ж есть:
Сперва с Овечек сняли шерсть,
А там, по жеребью, с них шкурки полетели,
А там осталося всего Овец пять-шесть, —
И тех Собаки съели.

Волк и Ягненок рисунок

Басня Волк и Ягненок читать текст

У сильного всегда бессильный виноват:
Тому в истории мы тьму примеров слышим
Но мы истории не пишем,
А вот о том как в баснях говорят...

Ягненок в жаркий день зашел к ручью напиться:
И надобно ж беде случиться,
Что около тех мест голодный рыскал Волк.
Ягненка видит он, на добычу стремится;
Но, делу дать хотя законный вид и толк,
Кричит: "Как смеешь ты, наглец, нечистым рылом
Здесь чистое мутить питье Мое
С песком и с илом?
За дерзость такову
Я голову с тебя сорву". -
"Когда светлейший Волк позволит,
Осмелюсь я донесть, что ниже по ручью
От Светлости его шагов я на сто пью;
И гневаться напрасно он изволит:
Питья мутить ему никак я не могу". -
"Поэтому я лгу!
Негодный! Слыхана ль такая дерзость в свете!
Да помнится, что ты еще в запрошлом лете
Мне здесь же как-то нагрубил;
Я этого, приятель, не забыл!" -
"Помилуй, мне еще и от роду нет году". -
Ягненок говорит. - "Так это был твой брат". -
"Нет братьев у меня". - "Так это кум иль сват.
И, словом, кто-нибудь из вашего же роду.
Вы сами, ваши псы и ваши пастухи,
Вы все мне зла хотите,
И если можете, то мне всегда вредите;
Но я с тобой за их разведаюсь грехи". -
"Ах, я чем виноват?" - "Молчи! Устал я слушать.
Досуг мне разбирать вины твои, щенок!
Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать".
Сказал и в темный лес Ягненка поволок.

Мораль басни Ивана Крылова - Волк и Ягненок

В каждой басни содержится краткое нравоучительное заключение – мораль. И эта басня не исключение. Основную мысль И.А.Крылов передает читателям, одну из своих основных тем творчества – бесправность обычного народа, в самом начале басни «У сильного всегда бессильный виноват». К несчастью, данная формулировка актуальна во все времена.

Мораль своими словами, главная мысль и смысл басни Крылова

Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать и Досуг мне разбирать вины твои, щенок! Здесь показана ситуация, когда при наличии силы и власти, можно самому назначать виновных.

Анализ басни Волк и Ягненок, главные герои басни

Волк

Богатого, знатного и имеющего власть человека олицетворяет читателям один из главных героев Волк, который не стыдится злоупотреблять своей властью или можно сказать по-другому - воплощение «власти» в современном мире.
Писатель показывает нам на Волке образец злой силы и ее принцип действия.

Ягненок

В Ягненке наоборот мы видимо бедного и беззащитного человека или же «народ».

Ягненок поначалу диалога не страшится Волка, так как он же никому не мешает, и даже после нелепых обвинений, которые выдвигает Волк Ягненку, он не боится отрицать их, но и пытается сохранить тон своего уважения и почтения. При помощи «закона» Волк пытается обвинить Ягненка, хотя при этом он прекрасно знает, что не прав, это читатели могут увидеть в строках «...Но, делу дать хотя законный вид и толк…». Анализируя ответы Ягненка, складывается впечатление, мол, это он загоняет врага в тупик, в его ответах чувствуется самоуважение и смелость. Но к огорчению Ягненка это не спасает. Каждый стоящий его ответ злит хищника все больше и больше. Вскоре Волк не может найти никаких доводов для обвинений, «…Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать…» - последняя несправедливая и абсурдная реплика с его стороны в сторону Ягненка, после которой происходит неожиданное и ожидаемое одновременно: «Сказал и в темный лес Ягненка поволок». С первых строк было уже ясно, что так оно произойдет или должно было произойти, однако наблюдая за смелостью Ягненка, была надежда, что он докажет свою невиновность и останется в безопасности.

Анализ

Так же и в современном человеческом мире, очень часто можно встретить подобную ситуацию, и это не касается только власти и народа. Подобный случай может случиться где угодно, на работе, в школе или даже в детском саду.

Польза басен

«Подлинная книга народной мудрости» - говорил Н. В. Гоголь про басни И. Крылова. Подобные басни будут полезны не только детям, но и взрослым. С помощью таких придуманных авторами аллегорий, учишься быть честным, справедливым и смелым. Поэтому перечитывать такие произведения и делать выводы из прошлых ошибок очень полезно, чтобы не повторять их в дальнейшем.

Крылатые выражения, которые пошли из басни Волк и Ягненок

  • Делу дать хотя законный вид и толк
  • У сильного всегда бессильный виноват
  • Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать

Слушать Басню Ивана Крылова Волк и Ягненок


ПЕСТРЫЕ ОВЦЫ

Лев пестрых не взлюбил овец.
Их просто бы ему перевести не трудно;
Но это было бы неправосудно -
Он не на то в лесах носил венец,

А видеть пеструю овцу терпенья нет!
Как сбыть их и сберечь свою на свете славу?
И вот к себе зовет

Медведя он с Лисою на совет -
И им за тайну открывает,
Что, видя пеструю овцу, он всякий раз
Глазами целый день страдает,
И что придет ему совсем лишиться глаз,
И, как такой беде помочь, совсем не знает.
«Всесильный Лев!» - сказал, насупяся, Медведь:
«На что тут много разговоров?
Вели без дальних сборов
Овец передушить. Кому о них жалеть?»

Смиренно говорит: «О, царь! наш добрый царь!
Ты верно запретишь гнать эту бедну тварь -
И не прольешь невинной крови.
Осмелюсь я совет иной произнести:
Дай повеленье ты луга им отвести,
Где б был обильный корм для маток


То прикажи овец волкам пасти.
Не знаю, как-то мне сдается,
Что род их сам собой переведется.
А между тем пускай блаженствуют оне;
И что б ни сделалось, ты будешь в стороне».
Лисицы мнение в совете силу взяло,-
И так удачно в ход пошло, что, наконец,
Не только пестрых там овец -
И гладких стало мало.
Какие ж у зверей пошли на это толки?-
Что Лев бы и хорош, да все злодеи волки.

Примечания

XXVII
ПЕСТРЫЕ ОВЦЫ

При жизни Крылова не печаталась; впервые была опубликована В.Кеневичем по рукописи в «Русском архиве», 1867 г., вып. 3,стр. 386-392. Автографы: ПД42, ПД51 (I - 38л., II - 37 л., III - 36л.) . Судя по черновым автографам, эта басня писалась одновременно с баснями «Мельник» и «Змея и Овца», т. е. не позднее 1823 г., и вместе с ними должна была войти в седьмую книгу басен издания 1825 г. Поскольку в седьмой книге оказалось 26, а не 27 басен, как это было объявлено в «Литературных листках» (1824 г., № 4) (см. вступительную заметку к примечаниям), то можно с достаточной уверенностью считать, что эта басня не вошла в седьмую книгу по цензурным причинам и должна быть в нее включена. Из четырех автографов этой басни один чистовой (ПД 51, III - 36 л.) , по нему и печатается текст в настоящем издании.

В. Кеневич высказал предположение, что «Пестрые Овцы» явились откликом на «университетскую историю», «занимавшую в то время общественное мнение» (Примечания, стр. 218). В конце 1821 г. был сделан донос на «вольнодумство» видных профессоров Петербургского университета - Галича, Арсеньева и др. Было произведено специальное расследование их деятельности, руководившееся известными ретроградами: Д. Руничем, М. Магницким и министром духовных дел и просвещения кн. А. Н. Голицыным. Комиссия нашла в лекциях этих профессоров «обдуманную систему неверия - правил зловредных и разрушительных в отношении к нравственности, образу мысли и духу учащихся и к благосостоянию всеобщему». По распоряжению Александра I был отрешен от должности ректор университета, а обвиняемые профессора уволены. Пострадали при этом и многие студенты, уволенные из университета «по неблагонадежности» (см. М. Сухомлинов, Исследования и статьи, т. I, СПБ., 1889, стр. 239-267).

Рукописные варианты:

Черновая редакция (ПД 51 I - л. 38):

Лев не взлюбил овец.
Их просто бы ему перевести не трудно,
Но это было бы неправосудно.

Он не затем носил в лесах венец.
Чтоб подданных душить, но им давать расправу;
Притом сберечь свою он хочет славу.
Что ж Лев придумал наконец?
Придумал - и зверей сзывает на совет.
Друзья, он говорит: <2 неразбр.>
С прискорбием давно я примечал,
Что кто у нас и слаб и мал,
Тому с трудом есть где и приютиться,
Не только что кормиться;
А это не годится.
Кому ж за слабого когда и как вступиться?
Я общий ваш отец.
И для того хочу, чтоб бедненьких овец,
Которых между нас житье бывает тошно,
И покормить и <сохранить?> как можно,
И для того луга им отвести,
Где б был обильный корм для маток,
И где бы поскакать, побегать для ягняток;
А так как в пастухах у нас здесь недостаток,
То волки могут их пасти.

Черновая редакция (ПД 51 II - л. 37):

Лев пестрых не взлюбил овец.
Их прямо перевесть ему не трудно;
Но это было бы неправосудно;
А он был милостив и подданных отец.
Такие бы ему поступки не по нраву.
При том же наблюдал свою он очень славу;
А видеть пеструю овцу - терпенья нет.
В такой кручине и печали
Медведя и Лису зовет он на совет.
Пришли - и рассуждать о царском горе стали.
«Всесильный Лев!», сказал медведь:
«На что тут много разговоров!
Вели без дальних сборов
Их всех передушить; кому о них жалеть?»
[Лишь ты бы был у нас в покое].
Лиса, увидевши, что Лев нахмурил брови,
[Вертя хвостом, смиренно говорит]
Смиренно говорит: «О царь! наш добрые царь!
Ты, верно, гнать не станешь эту тварь,

И не прольешь невинной крови.
Напротив: повели луга им отвести,
Где б был разгул и пища как для маток,
Так и для ягняток;
А так как в пастухах у нас здесь недостаток,
То их вели волкам пасти.
Пускай невинных род овец <селится>
Пускай блаженствуют оне;
А там, что с ними ни случится -
Ты будешь в стороне».



Рукописные варианты (ПД 51 I - 37 л.):