Великий ученый Михаил Алексеевич Лаврентьев скончался 15 октября 1980 года в Москве. Похоронен на Южном кладбище города Новосибирск.

Награды Михаила Лаврентьева

Герой Социалистического Труда (29.04.1967) - за выдающиеся заслуги в развитии науки и организации Сибирского отделения АН СССР

Пять орденов Ленина (19.09.1953; 01.06.1956; 16.11.1960; 29.04.1967; 17.09.1975)

Орден Октябрьской Революции (18.11.1970)

Орден Отечественной войны 2-й степени (01.10.1944)

Четыре ордена Трудового Красного Знамени (10.06.1945; 23.01.1948; 04.01.1954; 20.04.1956)

Орден Почетного легиона степени Командор - 1971 - высшая награда Франции

Орден «Кирилл и Мефодий» I степени (Болгария, 1969)

Ленинская премия (1958) - за работы по созданию артиллерийского атомного заряда

Сталинская премия первой степени (1946) - за разработку вариационно-геометрического метода решения нелинейных задач в теории дифференциальных уравнений с частными производными, имеющего важное значение для гидромеханики и аэромеханики, изложенного в статьях: «О некоторых свойствах однолистных функций с приложениями к теории струй», «К теории квази-конформных отображений», «О некоторых приближенных формулах в задаче Дирихле», «К теории длинных волн» (1938-1943)

Сталинская премия первой степени (1949) - за теоретические исследования в области гидродинамики (1948)

Большая золотая медаль имени М. В. Ломоносова - 1977 - за выдающиеся достижения в области математики и механики

Почетный гражданин города Новосибирска.

Членство в научных сообществах

С 1957 года действительный член АН ЧССР
C 1966 года почетный член АН НРБ
C 1969 года член-корреспондент Германской АН в Берлине
C 1971 года иностранный член Парижской АН
В 1966-1970 годах вице-президент Международного математического союза

Основные Труды Михаила Лаврентьева

Основы вариационного исчисления… / М. Лаврентьев, Л. Люстерник. - М.-Л.: Онти, 1935;

Курс вариационного исчисления / М. А. Лаврентьев, Л. А. Люстерник. - М.-Л.: ГОНТИ, 1938;

Вариационный метод в краевых задачах для систем уравнений эллиптического типа. М., 1962;

Методы теории функций комплексного переменно¬го. 3-е изд. М., 1965 (в соавт.);

Проблемы гидродинамики и их математические модели. - М., 1977;

Наука, технический прогресс. Кадры: Сб. статей и выступлений. Новосибирск, 1980;

Прирастать будет Сибирью. М., 1980.

Память о Михаиле Лаврентьеве

В честь Лаврентьева названы:

Улица Академика Лаврентьева в Долгопрудном (Московская область) и улица в Казани;

Проспект Академика Лаврентьева в Новосибирске, где установлен его бронзовый бюст;

Институт гидродинамики им. М. А. Лаврентьева СО РАН;

Физико-математическая школа при НГУ, аудитория НГУ и лицей № 130;

Научно-исследовательское судно «Академик Лаврентьев»;

Горные пики на Памире и Алтае.

На здании Института гидродинамики в честь М. А. Лаврентьева установлена мемориальная доска. Центром малых планет присвоено название Лаврентина планете № 7322 (в честь академиков Михаила Алексеевича и Михаила Михайловича Лаврентьевых).

Семья Михаила Лаврентьева

Отец - Алексей Лаврентьевич Лаврентьев, профессор механики сначала Казанского, затем Московского университета, (1876-1953).
Мать - Анисия Михайловна (1876-1953).

Жена - Вера Евгеньевна (брак с 1928 года) (урожд. Данчакова, 1902-1995), биолог.
Сын - Михаил (1932-2010), академик РАН, ученый-математик.
Дочь - Вера.

15.10.1980

Лаврентьев Михаил Алексеевич

Российский Математик

Герой Социалистического труда

Михаил Лаврентьев родился 19 ноября 1900 года в городе Казань, Республика Татарстан. Отец мальчика, Алексей Лаврентьевич являлся профессором механики сначала Казанского, а затем Московского университета. Среднее образование парень получил в Казанском коммерческом училище. После его окончания поступил в Казанский университет.

В 1921 году семья Лаврентьевых переехала в Москву. Годом позже, Михаил Алексеевич переведясь из Казанского университета окончил физико-математический факультет Московского государственного университета имени Ломоносова. В столичном вузе Лаврентьев входил в «Лузитанию»: математическую школу профессора Николая Николаевича Лузина. Характерной особенностью Николая Лузина как ученого и педагога являлась неизменная тяга к постановке принципиально новых задач, способность находить новые подходы к старым задачам.

В эти годы под руководством Лузина образовалась московская математическая школа, из которой вышла целая плеяда выдающихся советских математиков, к числу которых принадлежит и Михаил Алексеевич Лаврентьев. С 1923 по 1926 год Лаврентьев выступал аспирантом Лузина по теории функций действительного переменного. Еще будучи студентом, Михаил Алесеевич стал преподавать в Московском высшем техническом училище.

После защиты диссертации в 1927 году Лаврентьев командировался на полгода во Францию для научного совершенствования. Там Михаил общался с видными французскими математиками: Арно Данжуа, Жаком Адамаром, полем Монтелем. Слушал лекции Эдуарда Гурса, Эмиля Бореля и Гастона Жулиа. Участвовал в семинарах по теории функций. За время пребывания в Париже Лаврентьев опубликовал две работы по теории функций в Докладах Французской Академии наук.

В конце 1927 года Лаврентьев стал приват-доцентом Московского государственного университета и членом Московского математического общества. В ту пору Михаил Алексеевич прочитал в МГУ первый курс по теории конформных отображений. К этому же времени относится и начало его исследований по теории квазиконформных отображений. Через год, в составе делегации участвовал в Международном математическом конгрессе в итальянской Болонье. В возрасте около 29 лет Лаврентьев стал заведовать кафедрой и получил звание профессора Московского химико-технологического института.

В 1934 году Михаилу Алексеевичу присудили ученую степень доктора технических наук, а в 1935 году доктора физико-математических наук. Тогда же его пригласили старшим научным сотрудником в Математический институт имени Владимира Стеклова. В институте, работал более 25 лет, где возглавлял отдел, в котором велись сложнейшие исследования в области теории функций. Помимо этого, подготовил большое количество выдающихся ученых, выступая общепризнанным главой отечественной школы теории функций.

С этого периода начинается другой период жизни и деятельности Лаврентьева: период его непосредственного влияния на развитие математики в различных научных центрах Советского Союза. В это время его приглашают в Грузию для чтения лекций и руководства аспирантами.

В 1939 году Лаврентьева избрали действительным членом Академии наук УССР и директором Математического института Академии Наук УССР. На Украине начаты и знаменитые исследования в области взрыва, создана школа, плодотворно работающая и в настоящее время. С 1941 по 1945 год Михаил Алексеевич являлся заведующим Математическим отделением АН УССР.

В грозные годы Великой Отечественной войны, когда все силы народа и науки отданы фронту, Михаил Алексеевич продолжал исследования в области взрывов, успешно решив ряд военно-инженерных задач. В 1945 году Лаврентьев стал вице-президентом Академии наук УССР. На этом посту, знаменовавшем признание научного и организаторского таланта пробыл в течении трех лет. В 1946 году Лаврентьев избран академиком Академии наук СССР и за исследования в области теории функций комплексного переменного и создание теории квазиконформных отображений ему присуждена Государственная премия. В 1949 году удостоен второй Государственной премии за созданную им теорию кумулятивных струй.

В конце 1940-х годов Михаил Алексеевич делает на сессии Академии наук СССР доклад «Пути развития советской математики». Особое внимание в нем уделяется вычислительной математике и технике. Ученый призывал к скорейшему созданию института вычислительной техники. В 1950 году избран директором Института точной механики и вычислительной техники, где в кратчайшие сроки создаются первые образцы электронных счетных машин: родоначальниц современной вычислительной техники. Этим институтом Лаврентьев руководил до 1953 года.

Параллельно, до 1953 года Лаврентьев являлся академиком-секретарем Отделения физико-математических наук АН СССР. Этой деятельности придавал большое значение, исключительное внимание уделяя развитию генеральных направлений науки того времени, ее связи, притом совершенно конкретной, с наиболее острыми нуждами страны. С 1953 по 1955 год работал вместе с знаменитым российским академиком Курчатовым.

В конце весны 1957 года принимается решение о создании Сибирского отделения Академии Наук СССР, и его председателем избран академик Михаил Лаврентьев. Благодаря ему в академическом городке созданы вначале специализированная физико-математическая, а затем химическая школы-интернаты, для ребят с конструкторскими склонностями: клуб юных техников. При активном участии Лаврентьева создавался и Новосибирский университет.

Лаврентьев часто находился за границей, где читал лекции и изучал состояние математики и механики. Михаил Алексеевич с 1962 по 1966 год являлся членом, а с 1966 по 1970 год избрался вице-президентом исполнительного комитета Международного математического союза. Кроме этого, выступал иностранным членом Академии наук Чехословакии, Болгарии, ПНР, Германской АН в Берлине, АН Liopoldinaк, Французской Академии наук, членом Международной Академии астронавтики, а также членом ряда международных и национальных научных организаций.

В 1967 году за выдающиеся заслуги в развитии науки и организации Сибирского отделения АН СССР Михаилу Алексеевичу присвоено звание Героя Социалистического Труда. В 1971 году Лаврентьев удостоен высшей награды Франции: ордена Почетного легиона степени Командор. В 1977 году за выдающиеся достижения в области математики и механики награжден большой золотой медалью имени Михаила Ломоносова.

Михаи́л Алексе́евич Лавре́нтьев (6 (19 ноября) 1900 года , Казань , Российская империя - 15 октября 1980 года , Москва , РСФСР , СССР) - советский математик и механик , основатель Сибирского отделения АН СССР (СО АН СССР) и Новосибирского Академгородка , академик АН УССР (), академик АН СССР () и вице-президент (1957-1976) АН СССР . Кандидат в члены ЦК КПСС (1961-1976). Герой Социалистического Труда.

Биография

Родился в семье преподавателя математики технического учебного заведения, позже профессора механики сначала Казанского, затем Московского университета, Алексея Лаврентьевича Лаврентьева (1876-1953). Мама - Анисия Михайловна (1876-1953).

В 1910-1911 годах вместе с отцом находился в Гёттингене (Германия), где начал посещать среднюю школу. Среднее образование закончил в Казанском коммерческом училище, в 1918 году поступил в Казанский университет , а в 1921 году перевёлся на физико-математический факультет Московского университета , который окончил в 1922 году . Был оставлен в аспирантуре: в - - аспирант Н. Н. Лузина . В 1927 году защитил диссертацию на соискание учёной степени кандидата физико-математических наук и был командирован на полгода во Францию для научного совершенствования.

По возвращении в Москву в конце 1927 года избран приват-доцентом МГУ и членом Московского математического общества . Начал читать в МГУ курс по теории конформных отображений (преобразований пространства, сохраняющих величину углов).

В Киеве продолжал свои исследования в области теории функций , которые привели к созданию новой главы теории функций - теории квазиконформных отображений с её приложениями к газовой динамике и к другим разделам механики сплошных сред . В данной области он создал на Украине школу своих учеников - математиков и механиков Киева .

Лаврентьев и его ученики много внимания уделяли также изучению устойчивости движения твёрдых тел с жидким наполнением с приложением к задачам артиллерии .

На посту вице-президента АН УССР внёс значительный вклад в восстановление научной работы институтов АН УССР после Великой Отечественной войны. Будучи депутатом Верховного Совета УССР, он беспокоился о восстановлении Донбасса, об улучшении работы научных учреждений Украины .

Вошёл в Первоначальный состав Национального комитета СССР по теоретической и прикладной механике ().

Один из главных организаторов Сибирского отделения Российской академии наук (в то время Академии наук СССР). 18 мая 1957 года было принято решение о создании Сибирского отделения АН СССР , и его председателем стал М. А. Лаврентьев. Он возглавлял его до 25 ноября 1975 года . С 1960 года читал лекции в Новосибирском государственном университете .

Семья

Память

В честь М. А. Лаврентьева названы:

  • Улица Академика Лаврентьева в Долгопрудном (Московская область) и улица в Казани ;
  • Проспект Академика Лаврентьева в Новосибирске , где установлен его бронзовый бюст;
  • Физико-математическая школа при НГУ , аудитория НГУ и лицей № 130 ;
  • Научно-исследовательское судно «Академик Лаврентьев»;
  • Горные пики на Памире и Алтае .

На здании Института гидродинамики в честь М. А. Лаврентьева установлена мемориальная доска. Международным центром по малым планетам присвоено название Лаврентина планете № 7322 (в честь академиков Михаила Алексеевича и Михаила Михайловича Лаврентьевых).

Научные интересы

Академик Михаил Алексеевич Лаврентьев - один из крупнейших специалистов в области теории функций комплексного переменного , вариационного анализа и математической физики . Он был не только учёным с мировым именем, но и выдающимся организатором науки, педагогом и воспитателем молодёжи .

Им были получены блестящие результаты в математике и механике, многое сделано для развития советского самолётостроения . Он участвовал в работах по созданию отечественного атомного оружия, основал школу по народнохозяйственному использованию взрыва, стоял у истоков разработки первых советских ЭВМ , участвовал в организации - вуза нового типа. Но главное дело жизни М. А. Лаврентьева - создание нового научного центра на востоке страны . Эта идея, выдвинутая им вместе с академиками С. Л. Соболевым и С. А. Христиановичем , получила широкую поддержку учёных и правительства страны.

Основные труды

Звания и награды

  • Герой Социалистического Труда (29.04.1967) - за выдающиеся заслуги в развитии науки и организации Сибирского отделения АН СССР
  • 5 орденов Ленина (19.09.1953; 01.06.1956; 16.11.1960; 29.04.1967; 17.09.1975)
  • орден Октябрьской Революции (18.11.1970)
  • Орден Отечественной войны 2-й степени (01.10.1944)
  • 4 ордена Трудового Красного Знамени (10.06.1945; 23.01.1948; 04.01.1954; 20.04.1956)
  • орден Почётного легиона степени Командор - - высшая награда Франции
  • Ленинская премия (1958) - за работы по созданию артиллерийского атомного заряда
  • (1946) - за разработку вариационно-геометрического метода решения нелинейных задач в теории дифференциальных уравнений с частными производными, имеющего важное значение для гидромеханики и аэромеханики, изложенного в статьях: «О некоторых свойствах однолистных функций с приложениями к теории струй», «К теории квази-конформных отображений», «О некоторых приближённых формулах в задаче Дирихле», «К теории длинных волн» (1938-1943)
  • Сталинская премия первой степени (1949) - за теоретические исследования в области гидродинамики (1948)
  • Большая золотая медаль имени М. В. Ломоносова - - за выдающиеся достижения в области математики и механики
  • Почётный гражданин города Новосибирска

Членство в научных сообществах

  • С 1957 года действительный член АН ЧССР
  • C 1966 года почётный член АН НРБ
  • C 1969 года член-корреспондент Германской АН в Берлине
  • C 1971 года иностранный член Парижской АН
  • В -1970 годах вице-президент Международного математического союза

Библиография

  • Лаврентьев М. А., Шабат Б. В. Методы теории функций комплексного переменного. - Издание 3-е. - М .: Наука , .
  • Лаврентьев М. А., Шабат Б. В. Методы теории функций комплексного переменного. - Издание 4-е. - М .: Наука , .
  • Лаврентьев М. А., Шабат Б. В. Методы теории функций комплексного переменного. - Издание 5-е, исправленное. - М .: Наука , . - 688 с.
  • Лаврентьев М. А., Шабат Б. В. Проблемы гидродинамики и их математические модели. - М .: Наука , . - 416 с.
  • Lavrent"ev M. A. Variational Methods for Boundary Value Problems: for Systems of Elliptic Equations. - Reprint. - USA: Dover Publications, . - 160 p. - ISBN 0486450783 , 978-0486450780.
  • Лаврентьев М. А. Наука. Технический прогресс. Кадры: Сб. статей и выступлений. 1957-1979 гг. / Ред. Г. И. Марчук; сост. Н. А. Притвиц. Новосибирск: Наука, 1980. 88 c.
  • Лаврентьев М. А. …Прирастать будет Сибирью / Сиб. отд-ние АН СССР; лит. запись Н. А. Притвиц. 2-е изд. М.: Молодая гвардия, 1982. 175 с. (Эврика)

См. также

Напишите отзыв о статье "Лаврентьев, Михаил Алексеевич"

Примечания

  • на официальном сайте РАН
  • в энциклопедии Кругосвет
  • на сайте СО РАН
  • на сайте «Всё о Московском университете»

Отрывок, характеризующий Лаврентьев, Михаил Алексеевич

– Э, э! любезный! поди ка сюда, – сказала она притворно тихим и тонким голосом. – Поди ка, любезный…
И она грозно засучила рукава еще выше.
Пьер подошел, наивно глядя на нее через очки.
– Подойди, подойди, любезный! Я и отцу то твоему правду одна говорила, когда он в случае был, а тебе то и Бог велит.
Она помолчала. Все молчали, ожидая того, что будет, и чувствуя, что было только предисловие.
– Хорош, нечего сказать! хорош мальчик!… Отец на одре лежит, а он забавляется, квартального на медведя верхом сажает. Стыдно, батюшка, стыдно! Лучше бы на войну шел.
Она отвернулась и подала руку графу, который едва удерживался от смеха.
– Ну, что ж, к столу, я чай, пора? – сказала Марья Дмитриевна.
Впереди пошел граф с Марьей Дмитриевной; потом графиня, которую повел гусарский полковник, нужный человек, с которым Николай должен был догонять полк. Анна Михайловна – с Шиншиным. Берг подал руку Вере. Улыбающаяся Жюли Карагина пошла с Николаем к столу. За ними шли еще другие пары, протянувшиеся по всей зале, и сзади всех по одиночке дети, гувернеры и гувернантки. Официанты зашевелились, стулья загремели, на хорах заиграла музыка, и гости разместились. Звуки домашней музыки графа заменились звуками ножей и вилок, говора гостей, тихих шагов официантов.
На одном конце стола во главе сидела графиня. Справа Марья Дмитриевна, слева Анна Михайловна и другие гостьи. На другом конце сидел граф, слева гусарский полковник, справа Шиншин и другие гости мужского пола. С одной стороны длинного стола молодежь постарше: Вера рядом с Бергом, Пьер рядом с Борисом; с другой стороны – дети, гувернеры и гувернантки. Граф из за хрусталя, бутылок и ваз с фруктами поглядывал на жену и ее высокий чепец с голубыми лентами и усердно подливал вина своим соседям, не забывая и себя. Графиня так же, из за ананасов, не забывая обязанности хозяйки, кидала значительные взгляды на мужа, которого лысина и лицо, казалось ей, своею краснотой резче отличались от седых волос. На дамском конце шло равномерное лепетанье; на мужском всё громче и громче слышались голоса, особенно гусарского полковника, который так много ел и пил, всё более и более краснея, что граф уже ставил его в пример другим гостям. Берг с нежной улыбкой говорил с Верой о том, что любовь есть чувство не земное, а небесное. Борис называл новому своему приятелю Пьеру бывших за столом гостей и переглядывался с Наташей, сидевшей против него. Пьер мало говорил, оглядывал новые лица и много ел. Начиная от двух супов, из которых он выбрал a la tortue, [черепаховый,] и кулебяки и до рябчиков он не пропускал ни одного блюда и ни одного вина, которое дворецкий в завернутой салфеткою бутылке таинственно высовывал из за плеча соседа, приговаривая или «дрей мадера», или «венгерское», или «рейнвейн». Он подставлял первую попавшуюся из четырех хрустальных, с вензелем графа, рюмок, стоявших перед каждым прибором, и пил с удовольствием, всё с более и более приятным видом поглядывая на гостей. Наташа, сидевшая против него, глядела на Бориса, как глядят девочки тринадцати лет на мальчика, с которым они в первый раз только что поцеловались и в которого они влюблены. Этот самый взгляд ее иногда обращался на Пьера, и ему под взглядом этой смешной, оживленной девочки хотелось смеяться самому, не зная чему.
Николай сидел далеко от Сони, подле Жюли Карагиной, и опять с той же невольной улыбкой что то говорил с ней. Соня улыбалась парадно, но, видимо, мучилась ревностью: то бледнела, то краснела и всеми силами прислушивалась к тому, что говорили между собою Николай и Жюли. Гувернантка беспокойно оглядывалась, как бы приготавливаясь к отпору, ежели бы кто вздумал обидеть детей. Гувернер немец старался запомнить вое роды кушаний, десертов и вин с тем, чтобы описать всё подробно в письме к домашним в Германию, и весьма обижался тем, что дворецкий, с завернутою в салфетку бутылкой, обносил его. Немец хмурился, старался показать вид, что он и не желал получить этого вина, но обижался потому, что никто не хотел понять, что вино нужно было ему не для того, чтобы утолить жажду, не из жадности, а из добросовестной любознательности.

На мужском конце стола разговор всё более и более оживлялся. Полковник рассказал, что манифест об объявлении войны уже вышел в Петербурге и что экземпляр, который он сам видел, доставлен ныне курьером главнокомандующему.
– И зачем нас нелегкая несет воевать с Бонапартом? – сказал Шиншин. – II a deja rabattu le caquet a l"Autriche. Je crains, que cette fois ce ne soit notre tour. [Он уже сбил спесь с Австрии. Боюсь, не пришел бы теперь наш черед.]
Полковник был плотный, высокий и сангвинический немец, очевидно, служака и патриот. Он обиделся словами Шиншина.
– А затэ м, мы лосты вый государ, – сказал он, выговаривая э вместо е и ъ вместо ь. – Затэм, что импэ ратор это знаэ т. Он в манифэ стэ сказал, что нэ можэ т смотрэт равнодушно на опасности, угрожающие России, и что бэ зопасност империи, достоинство ее и святост союзов, – сказал он, почему то особенно налегая на слово «союзов», как будто в этом была вся сущность дела.
И с свойственною ему непогрешимою, официальною памятью он повторил вступительные слова манифеста… «и желание, единственную и непременную цель государя составляющее: водворить в Европе на прочных основаниях мир – решили его двинуть ныне часть войска за границу и сделать к достижению „намерения сего новые усилия“.
– Вот зачэм, мы лосты вый государ, – заключил он, назидательно выпивая стакан вина и оглядываясь на графа за поощрением.
– Connaissez vous le proverbe: [Знаете пословицу:] «Ерема, Ерема, сидел бы ты дома, точил бы свои веретена», – сказал Шиншин, морщась и улыбаясь. – Cela nous convient a merveille. [Это нам кстати.] Уж на что Суворова – и того расколотили, a plate couture, [на голову,] а где y нас Суворовы теперь? Je vous demande un peu, [Спрашиваю я вас,] – беспрестанно перескакивая с русского на французский язык, говорил он.
– Мы должны и драться до послэ днэ капли кров, – сказал полковник, ударяя по столу, – и умэ р р рэ т за своэ го импэ ратора, и тогда всэ й будэ т хорошо. А рассуждать как мо о ожно (он особенно вытянул голос на слове «можно»), как мо о ожно менше, – докончил он, опять обращаясь к графу. – Так старые гусары судим, вот и всё. А вы как судитэ, молодой человек и молодой гусар? – прибавил он, обращаясь к Николаю, который, услыхав, что дело шло о войне, оставил свою собеседницу и во все глаза смотрел и всеми ушами слушал полковника.
– Совершенно с вами согласен, – отвечал Николай, весь вспыхнув, вертя тарелку и переставляя стаканы с таким решительным и отчаянным видом, как будто в настоящую минуту он подвергался великой опасности, – я убежден, что русские должны умирать или побеждать, – сказал он, сам чувствуя так же, как и другие, после того как слово уже было сказано, что оно было слишком восторженно и напыщенно для настоящего случая и потому неловко.
– C"est bien beau ce que vous venez de dire, [Прекрасно! прекрасно то, что вы сказали,] – сказала сидевшая подле него Жюли, вздыхая. Соня задрожала вся и покраснела до ушей, за ушами и до шеи и плеч, в то время как Николай говорил. Пьер прислушался к речам полковника и одобрительно закивал головой.
– Вот это славно, – сказал он.
– Настоящэ й гусар, молодой человэк, – крикнул полковник, ударив опять по столу.
– О чем вы там шумите? – вдруг послышался через стол басистый голос Марьи Дмитриевны. – Что ты по столу стучишь? – обратилась она к гусару, – на кого ты горячишься? верно, думаешь, что тут французы перед тобой?
– Я правду говору, – улыбаясь сказал гусар.
– Всё о войне, – через стол прокричал граф. – Ведь у меня сын идет, Марья Дмитриевна, сын идет.
– А у меня четыре сына в армии, а я не тужу. На всё воля Божья: и на печи лежа умрешь, и в сражении Бог помилует, – прозвучал без всякого усилия, с того конца стола густой голос Марьи Дмитриевны.
– Это так.
И разговор опять сосредоточился – дамский на своем конце стола, мужской на своем.
– А вот не спросишь, – говорил маленький брат Наташе, – а вот не спросишь!
– Спрошу, – отвечала Наташа.
Лицо ее вдруг разгорелось, выражая отчаянную и веселую решимость. Она привстала, приглашая взглядом Пьера, сидевшего против нее, прислушаться, и обратилась к матери:
– Мама! – прозвучал по всему столу ее детски грудной голос.
– Что тебе? – спросила графиня испуганно, но, по лицу дочери увидев, что это была шалость, строго замахала ей рукой, делая угрожающий и отрицательный жест головой.
Разговор притих.
– Мама! какое пирожное будет? – еще решительнее, не срываясь, прозвучал голосок Наташи.
Графиня хотела хмуриться, но не могла. Марья Дмитриевна погрозила толстым пальцем.
– Казак, – проговорила она с угрозой.
Большинство гостей смотрели на старших, не зная, как следует принять эту выходку.
– Вот я тебя! – сказала графиня.
– Мама! что пирожное будет? – закричала Наташа уже смело и капризно весело, вперед уверенная, что выходка ее будет принята хорошо.
Соня и толстый Петя прятались от смеха.
– Вот и спросила, – прошептала Наташа маленькому брату и Пьеру, на которого она опять взглянула.
– Мороженое, только тебе не дадут, – сказала Марья Дмитриевна.
Наташа видела, что бояться нечего, и потому не побоялась и Марьи Дмитриевны.
– Марья Дмитриевна? какое мороженое! Я сливочное не люблю.
– Морковное.
– Нет, какое? Марья Дмитриевна, какое? – почти кричала она. – Я хочу знать!
Марья Дмитриевна и графиня засмеялись, и за ними все гости. Все смеялись не ответу Марьи Дмитриевны, но непостижимой смелости и ловкости этой девочки, умевшей и смевшей так обращаться с Марьей Дмитриевной.
Наташа отстала только тогда, когда ей сказали, что будет ананасное. Перед мороженым подали шампанское. Опять заиграла музыка, граф поцеловался с графинюшкою, и гости, вставая, поздравляли графиню, через стол чокались с графом, детьми и друг с другом. Опять забегали официанты, загремели стулья, и в том же порядке, но с более красными лицами, гости вернулись в гостиную и кабинет графа.

Раздвинули бостонные столы, составили партии, и гости графа разместились в двух гостиных, диванной и библиотеке.
Граф, распустив карты веером, с трудом удерживался от привычки послеобеденного сна и всему смеялся. Молодежь, подстрекаемая графиней, собралась около клавикорд и арфы. Жюли первая, по просьбе всех, сыграла на арфе пьеску с вариациями и вместе с другими девицами стала просить Наташу и Николая, известных своею музыкальностью, спеть что нибудь. Наташа, к которой обратились как к большой, была, видимо, этим очень горда, но вместе с тем и робела.
– Что будем петь? – спросила она.
– «Ключ», – отвечал Николай.
– Ну, давайте скорее. Борис, идите сюда, – сказала Наташа. – А где же Соня?
Она оглянулась и, увидав, что ее друга нет в комнате, побежала за ней.
Вбежав в Сонину комнату и не найдя там свою подругу, Наташа пробежала в детскую – и там не было Сони. Наташа поняла, что Соня была в коридоре на сундуке. Сундук в коридоре был место печалей женского молодого поколения дома Ростовых. Действительно, Соня в своем воздушном розовом платьице, приминая его, лежала ничком на грязной полосатой няниной перине, на сундуке и, закрыв лицо пальчиками, навзрыд плакала, подрагивая своими оголенными плечиками. Лицо Наташи, оживленное, целый день именинное, вдруг изменилось: глаза ее остановились, потом содрогнулась ее широкая шея, углы губ опустились.
– Соня! что ты?… Что, что с тобой? У у у!…
И Наташа, распустив свой большой рот и сделавшись совершенно дурною, заревела, как ребенок, не зная причины и только оттого, что Соня плакала. Соня хотела поднять голову, хотела отвечать, но не могла и еще больше спряталась. Наташа плакала, присев на синей перине и обнимая друга. Собравшись с силами, Соня приподнялась, начала утирать слезы и рассказывать.
– Николенька едет через неделю, его… бумага… вышла… он сам мне сказал… Да я бы всё не плакала… (она показала бумажку, которую держала в руке: то были стихи, написанные Николаем) я бы всё не плакала, но ты не можешь… никто не может понять… какая у него душа.
И она опять принялась плакать о том, что душа его была так хороша.
– Тебе хорошо… я не завидую… я тебя люблю, и Бориса тоже, – говорила она, собравшись немного с силами, – он милый… для вас нет препятствий. А Николай мне cousin… надобно… сам митрополит… и то нельзя. И потом, ежели маменьке… (Соня графиню и считала и называла матерью), она скажет, что я порчу карьеру Николая, у меня нет сердца, что я неблагодарная, а право… вот ей Богу… (она перекрестилась) я так люблю и ее, и всех вас, только Вера одна… За что? Что я ей сделала? Я так благодарна вам, что рада бы всем пожертвовать, да мне нечем…
Соня не могла больше говорить и опять спрятала голову в руках и перине. Наташа начинала успокоиваться, но по лицу ее видно было, что она понимала всю важность горя своего друга.
– Соня! – сказала она вдруг, как будто догадавшись о настоящей причине огорчения кузины. – Верно, Вера с тобой говорила после обеда? Да?
– Да, эти стихи сам Николай написал, а я списала еще другие; она и нашла их у меня на столе и сказала, что и покажет их маменьке, и еще говорила, что я неблагодарная, что маменька никогда не позволит ему жениться на мне, а он женится на Жюли. Ты видишь, как он с ней целый день… Наташа! За что?…
И опять она заплакала горьче прежнего. Наташа приподняла ее, обняла и, улыбаясь сквозь слезы, стала ее успокоивать.
– Соня, ты не верь ей, душенька, не верь. Помнишь, как мы все втроем говорили с Николенькой в диванной; помнишь, после ужина? Ведь мы всё решили, как будет. Я уже не помню как, но, помнишь, как было всё хорошо и всё можно. Вот дяденьки Шиншина брат женат же на двоюродной сестре, а мы ведь троюродные. И Борис говорил, что это очень можно. Ты знаешь, я ему всё сказала. А он такой умный и такой хороший, – говорила Наташа… – Ты, Соня, не плачь, голубчик милый, душенька, Соня. – И она целовала ее, смеясь. – Вера злая, Бог с ней! А всё будет хорошо, и маменьке она не скажет; Николенька сам скажет, и он и не думал об Жюли.
И она целовала ее в голову. Соня приподнялась, и котеночек оживился, глазки заблистали, и он готов был, казалось, вот вот взмахнуть хвостом, вспрыгнуть на мягкие лапки и опять заиграть с клубком, как ему и было прилично.
– Ты думаешь? Право? Ей Богу? – сказала она, быстро оправляя платье и прическу.
– Право, ей Богу! – отвечала Наташа, оправляя своему другу под косой выбившуюся прядь жестких волос.
И они обе засмеялись.
– Ну, пойдем петь «Ключ».
– Пойдем.
– А знаешь, этот толстый Пьер, что против меня сидел, такой смешной! – сказала вдруг Наташа, останавливаясь. – Мне очень весело!
И Наташа побежала по коридору.
Соня, отряхнув пух и спрятав стихи за пазуху, к шейке с выступавшими костями груди, легкими, веселыми шагами, с раскрасневшимся лицом, побежала вслед за Наташей по коридору в диванную. По просьбе гостей молодые люди спели квартет «Ключ», который всем очень понравился; потом Николай спел вновь выученную им песню.
В приятну ночь, при лунном свете,
Представить счастливо себе,
Что некто есть еще на свете,
Кто думает и о тебе!
Что и она, рукой прекрасной,
По арфе золотой бродя,
Своей гармониею страстной
Зовет к себе, зовет тебя!
Еще день, два, и рай настанет…
Но ах! твой друг не доживет!
И он не допел еще последних слов, когда в зале молодежь приготовилась к танцам и на хорах застучали ногами и закашляли музыканты.

Пьер сидел в гостиной, где Шиншин, как с приезжим из за границы, завел с ним скучный для Пьера политический разговор, к которому присоединились и другие. Когда заиграла музыка, Наташа вошла в гостиную и, подойдя прямо к Пьеру, смеясь и краснея, сказала:
– Мама велела вас просить танцовать.
– Я боюсь спутать фигуры, – сказал Пьер, – но ежели вы хотите быть моим учителем…
И он подал свою толстую руку, низко опуская ее, тоненькой девочке.
Пока расстанавливались пары и строили музыканты, Пьер сел с своей маленькой дамой. Наташа была совершенно счастлива; она танцовала с большим, с приехавшим из за границы. Она сидела на виду у всех и разговаривала с ним, как большая. У нее в руке был веер, который ей дала подержать одна барышня. И, приняв самую светскую позу (Бог знает, где и когда она этому научилась), она, обмахиваясь веером и улыбаясь через веер, говорила с своим кавалером.
– Какова, какова? Смотрите, смотрите, – сказала старая графиня, проходя через залу и указывая на Наташу.
Наташа покраснела и засмеялась.
– Ну, что вы, мама? Ну, что вам за охота? Что ж тут удивительного?

В середине третьего экосеза зашевелились стулья в гостиной, где играли граф и Марья Дмитриевна, и большая часть почетных гостей и старички, потягиваясь после долгого сиденья и укладывая в карманы бумажники и кошельки, выходили в двери залы. Впереди шла Марья Дмитриевна с графом – оба с веселыми лицами. Граф с шутливою вежливостью, как то по балетному, подал округленную руку Марье Дмитриевне. Он выпрямился, и лицо его озарилось особенною молодецки хитрою улыбкой, и как только дотанцовали последнюю фигуру экосеза, он ударил в ладоши музыкантам и закричал на хоры, обращаясь к первой скрипке:
– Семен! Данилу Купора знаешь?
Это был любимый танец графа, танцованный им еще в молодости. (Данило Купор была собственно одна фигура англеза.)
– Смотрите на папа, – закричала на всю залу Наташа (совершенно забыв, что она танцует с большим), пригибая к коленам свою кудрявую головку и заливаясь своим звонким смехом по всей зале.

ЛАВРЕНТЬЕВ , МИХАИЛ АЛЕКСЕЕВИЧ (1900-1980), советский ученый в области математики и механики, организатор науки.

Родился 6 (19 нового стиля) ноября 1900 в Казани в семье преподавателя математики технического учебного заведения, (позже профессора механики сначала Казанского, затем Московского университета). В 1910-1911 вместе с отцом находился в Геттингене (Германия), где ходил в школу. Среднее образование получил в Казанском коммерческом училище, после его окончания поступил в Казанский университет (1918). Наибольшее влияние на Лаврентьева в Казанском университете оказали профессора математики Е.А.Болотов, Д.Н.Зейлигер и Н.Н.Парфентьев. Уже здесь начало сказываться заметное пристрастие Лаврентьев к математике. Преподавал в Казанском университете, работал лаборантом Механического кабинета.

В 1921 вместе с семьей переехал в Москву и перевелся на физико-математический факультет МГУ, в 1922 окончил МГУ.

Еще студентом в 1921 Лаврентьев начал преподавать в Московском высшем техническом училище (ныне МГТУ им. Н.Э.Баумана), продолжал преподавание до 1929.

В Москве Лаврентьев вошел в "Лузитанию" - так шуточно называлась математическая школа, созданная около 1914 выдающимся отечественным математиком Н.Н.Лузиным (исторически Лузитания - провинция римской империи, на территории современных Испании и Португалии, названа по имени населявшего ее древнего племени - лузитанов). Научные интересы Лузина относились к теории множеств и теории функций, интенсивно развивавшихся в то время. Характерной особенностью Лузина как ученого и педагога была коллективная форма проведения исследований, способствующая постановке принципиально новых задач и нахождению новых подходов к старым задачам. Из школы вышла плеяда выдающихся отечественных математиков (И.И.Привалов, В.В.Степанов, П.С.Александров, М.Я.Суслин, Д.Е.Меньшов, А.Я.Хинчин, С.С.Ковнер, П.С.Урысон, В.Н.Вениаминов, А.Н.Колмогоров, В.В.Немыцкий, Л.В.Келдыш (старшая сестра М.В. Келдыша), П.С.Новиков, Н.К.Бари и другие), к их числу принадлежит и Лаврентьев . В 1923-1926 он - аспирант Лузина, занимался исследованиями по теории множеств, топологии (науке об общих свойствах математических пространств, сохраняющихся при непрерывных преобразованиях), дифференциальным уравнениям. Первая опубликованная работа (на французском языке) "Contribution a la theorie des ensembles homeomorphes" (Об исследовании гомеоморфных множеств) вышла во Франции, 1924. Следующие семь его работ, выполненные в период 1924-1927, также были опубликованы на французском языке в западно-европейских (главным образом, французских) научных изданиях - обычная в то время практика советских ученых. С 1928 публиковался, в основном, в отечественных изданиях.

В 1927 защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата физико-математических наук и был командирован на полгода во Францию для научного совершенствования. Общение с видными французскими математиками Данжуа, Адамаром, Монтелем, лекции Гурса, Бореля и Жулиа, участие в семинарах по теории функций стало для него хорошей школой.

По возвращении в Москву (конец 1927) избран приват-доцентом МГУ и членом Московского математического общества. Начал читать в МГУ курс по теории конформных отображений (преобразований пространства, сохраняющих величину углов). С 1927 занялся важной для приложений проблемой приближения функций комплексного переменного (более простыми функциями - многочленами), к этому же времени относится и начало его исследований по теории квазиконформных (близких к конформным) отображений, что объяснялось насущными потребностями аэродинамики возросших скоростей: модель несжимаемой жидкости, использовавшаяся при низких скоростях полета, перестала быть справедливой.

В 1928 в составе советской делегации участвовал в Международном математическом конгрессе в Болонье (Италия) с докладом о квазиконформных отображениях.

С 1929 стал заведовать кафедрой и получил звание профессора Московского химико-технологического института. В том же году начинает работать старшим инженером Центрального аэрогидродинамического института им. профессора Н.Е.Жуковского (ЦАГИ). Сюда его привлек руководитель теоретического отдела ЦАГИ С.А.Чаплыгин. Это были годы бурного расцвета самолетостроения и становления теории полета, исследований аэродинамики крыльев, что сказалось на дальнейшей тематике научно-исследовательской работы Лаврентьева . Именно с этого периода, длившегося шесть лет, началась его деятельность непосредственно в области прикладной математики. Он привлек в ЦАГИ и своих учеников, а затем коллег М.В.Келдыша и Л.И.Седова. В круг интересов Лаврентьева и его группы входили такие разделы гидро-аэродинамики, как теория колеблющегося крыла, движение крыла под поверхностью тяжелой жидкости, удар твердого тела о воду, построение потока, обтекающего дугу заданной формы и ряд других. Полученные результаты в дальнейшем использовались, в частности, при решении проблемы флаттера. Был найден общий метод решения задачи обтекания тонких крыловых профилей произвольной формы; показано, что наибольшей подъемной силой обладает крыло в форме дуги окружности. Прикладные задачи стимулировали дальнейшие исследования по теории вариационных принципов конформных отображений. В 1935 Лаврентьев опубликовал (частично в соавторстве) 16 статей и тезисов докладов, монографию в 2-х томах, программу учебного курса.

В 1931 стал профессором МГУ, связав свою жизнь с университетом на многие годы.

Без защиты диссертации (по совокупности научных работ) Лаврентьеву в 1934 присуждена ученая степень доктора технических наук, а в 1935 - доктора физико-математических наук. В том же стал старшим научным сотрудником в Математического института им. В.А.Стеклова Академии наук СССР, где проработал более 25 лет. Влияние Лаврентьева на это научное учреждение и сейчас ощутимо. С 1934 возглавлял отдел теории функций и воспитал большое количество учеников, ставших в последствии выдающимися учеными, среди них академик А.Ю.Ишлинский, академик Академии педагогических наук А.И.Маркушевич, член-корреспондент АН СССР, академик АН Грузии А.В.Бицадзе. К середине 1930-х Лаврентьев стал общепризнанным главой советской школы теории функций комплексного переменного.

В 1939 избран действительным членом Академии наук Украинской ССР (АН УССР) и директором Математического института АН УССР, переехал в Киев. Здесь он занимался теорией функций комплексного переменного и ее приложениям. На Украине были начаты и исследования Лаврентьева , связанные с механикой взрыва, была создана научная школа. Преподавал в Киевском университете, профессор (1939-1941 и 1945-1949), с 1941 по 1945 - заведующий Математическим отделением АН УССР.

В годы Второй мировой войны вместе с АН УССР Лаврентьев был эвакуирован на Урал в Уфу. Продолжил исследования в области взрывов. Предположив, что при высоких температурах материалы ведут себя подобно вязким жидкостям, разработал гидродинамическую теорию кумуляции (кумулятивный эффект - открытое еще во второй половине 19 в. усиление пробивной способности снаряда при специальном его устройстве, таком, что при соударении снаряда с преградой образуется высокоскоростная (кумулятивная) струя из пороховых газов и продуктов расплава металлической оболочки, прожигающая преграду). Результаты исследований, в том числе важнейший - глубина проникновения струи в преграду, приведены в статье "Кумулятивный заряд и принципы его работы", 1957. Успешно решил ряд военно-инженерных задач, участвовал в создании отечественного кумулятивного снаряда. При исследовании особенностей кумуляции было обнаружено явление сварки металлов взрывом, получившее широкое применение в дальнейшем.

Внимание Лаврентьева привлекла также и теория длинных волн на поверхности жидкости при действии силы тяжести. Полученное первое доказательство существования точного решения уравнений распространения солитона (уединенной поверхностной волны) приведено в статье "К теории длинных волн", 1943, затем в статье "До теорii довгих хвиль" (на украинском языке), 1947.

В феврале 1945 возвратился из эвакуации в Киев, стал вице-президентом АН УССР. На этом посту пробыл до 1948.

В 1946 избран академиком АН СССР. За исследования в области теории функций комплексного переменного и создание теории квазиконформных отображений ему была присуждена Сталинская (Государственная) премия. В 1949 удостоен второй Сталинской премии за созданную им теорию кумулятивных струй.

В связи с проблемой затопления трофейных морских судов изучал воздействие подводного взрыва. Провел экспериментальную проверку развитой им теории на академической базе АН Украины в пригороде Киева Феофании. Было обнаружено образование кумулятивных струй, формирующихся при схлопывании в воде полости из продуктов взрыва. Опубликовал работу "Опыт расчета влияния глубины погружения бомбы в жидкость на ее разрушающую силу", 1946. К этому же периоду относится возникновение идеи об использовании шнуровых зарядов на основе "мокрого пороха", оказавшихся подходящим средством при прокладке траншей, для резки металлов, организации направленных взрывов и т.д.

С 1948 снова работает в МГУ. В этот период на базе МГУ создается новое высшее учебное заведение - Московский физико-технический институт (МФТИ), сыгравший важную роль в деле подготовки высококвалифицированных кадров для новых отраслей науки и техники, возникавших в послевоенные годы. В этом институте Лаврентьев основал специализацию по теории взрывов, заведовал кафедрой физики быстропротекающих процессов (1955-1958). Занимался направленными взрывами. Результаты изложены в работе "О направленном метании грунта при помощи взрывчатого вещества", 1960.

Исследовал уравнения смешанного типа, описывающие течения газа в областях перехода через скорость звука, предложил использовать вместо известного уравнения Трикоми модельное линейное уравнение смешанного типа. В 1950 опубликовал статью (в соавторстве с А.В.Бицадзе) "К проблеме уравнений смешанного типа."

В 1947 сделал на сессии АН СССР доклад "Пути развития советской математики" (опубликовано в 1948). Особое внимание в нем было уделено вычислительной математике и технике. Призвал к скорейшему созданию института вычислительной техники.

В 1950 избран директором Института точной механики и вычислительной техники (созданного в 1948 в Москве), главным конструктором которого стал С.А.Лебедев, специалист в области электротехники и вычислительной техники, впоследствии академик АН СССР. В Институте в кратчайшие сроки создаются первые образцы советских электронных счетных машин - родоначальниц отечественной вычислительной техники. Руководил этим институтом до 1953.

С 1951 по 1953 был академиком-секретарем Отделения физико-математических наук АН СССР этой деятельности придавал большое значение, исключительное внимание уделял развитию главных направлений тогдашней науки, ее конкретной связи с практикой.

С 1953 по 1955 работал вместе с руководителем советского атомного проекта академиком И.В.Курчатовым, был заместителем главного конструктора Министерства среднего машиностроения. В 1958 одним из первых получил Ленинскую премию (по специальной тематике).

В 1955 избран в члены Президиума АН СССР, с 1955 по 1957 вновь - академик-секретарь Отделения физико-математических наук АН СССР.

В 1957 выдвинул, совместно с академиками С.А.Христиановичем и С.Л.Соболевым, идею создания научных комплексов в Сибири, в местах особенно интенсивного развития промышленности и сельского хозяйства. Эта идея была поддержана рядом крупных ученых. 18 мая 1957 было принято правительственное решение о создании Сибирского отделения АН СССР, и его председателем стал Лаврентьев . Возглавлял Сибирское отделение до 1975 (затем был Почетным председателем). Сибирское отделение стало широко известно во всем мире, зарекомендовало себя не только серией фундаментальных разработок, но и приложением их к самым жизненно важным задачам развития Сибири, Дальнего Востока и европейской части страны.

Первым в Сибирском отделении начал работу Институт гидродинамики (ныне им. М.А.Лаврентьева , ИГиЛ), организатором и директором которого стал Лаврентьев . Ему принадлежит выбор организационной структуры института, его научной проблематики, придание им характера и поискового, и прикладного, определение целесообразного сочетания фундаментальных исследований с народнохозяйственными задачами. Руководил Институтом до 1976.

При поддержке Лаврентьева Б.В.Войцеховским, В.В.Митрофановым, М.Е.Топчияном и др. в Институте была разработана теория спиновой детонации (при распространении в круглой трубе фронт детонационной волны такого рода описывает на стенках трубы винтовую линию).

В работе "Об одном принципе создания тяговой силы для движения" (совместно с М.М.Лаврентьевым , 1962) предложил механическую модель (гибкий стержень в канале с жесткими стенками) для исследования перемещения змей, рыб и т.п. Исследовал динамику облака ядерного взрыва, развил теорию автомодельного движения турбулентных вихревых колец. Построил новые модели отрывного обтекания тел с кормовой циркуляционной зоной. Его интересовали также и другие задачи: волны на воде и гашение их дождем; возникновение и развитие гигантских морских волн (цунами), борьба с лесными пожарами, предотвращение загрязнения рек, экология строительства, достоинства различных электронно-вычислительных систем, организация научных исследований, методика преподавания в высшей и средней школе и т.д.

При активном участии Лаврентьева создавался и Новосибирский государственный университет (был организован в 1958, первый учебный год начался в сентябре 1959 лекцией академика С.Л.Соболева). Базой для студенческой практики стали научные институты Новосибирского Академгородка. Читал лекции в Новосибирском университете, профессор университета 1959-1966.

В Новосибирском Академгородке были созданы вначале специализированная физико-математическая, а затем химическая школы-интернаты, клуб юных техников. Официальное открытие первой в стране специализированной физико-математической школы-интерната (ФМШ) при Новосибирском государственном университете состоялось в январе 1963.

Получил звание почетный гражданин Новосибирска (1970).

С 1976 снова работал в Москве. В 1976-1980 Председатель Национального комитета СССР по теоретической и прикладной математике.

Часто бывал за границей, где читал лекции и изучал состояние математики и механики. Был избран в 1962-1966 членом, а в 1966-1970 вице-президентом исполкома Международного математического союза. Избран иностранным членом АН Чехословакии, Болгарии, Польши, Финляндии, Германской АН в Берлине (ГДР), АН Liopoldina (ГДР), Французской АН, членом Международной Академии астронавтики, а также членом ряда других международных и национальных научных организаций.

Написал ряд монографий и учебников.

За выдающиеся заслуги в развитии науки и организации Сибирского отделения АН СССР присвоено звание Героя Социалистического Труда (1967). Награжден пятью орденами Ленина (1953, 1956, 1960, 1967, 1975), орденом Октябрьской Революции (1970), четырьмя орденами Трудового Красного Знамени (1945, 1948, 1953, 1954), орденом Отечественной войны II степени (1944), орденом Почетного легиона степени Командор (высшая награда Франции, 1971), медалями.

Известны 530 трудов Лаврентьева (научные и публицистические статьи, обзоры, рецензии, монографии, учебники, очерки воспоминаний и т.п.) Многие из его учеников стали выдающимися учеными.

В 1922 году окончил физико-математический факультет Московского Государственного Университета, в 1934 году ему присуждена ученая степень доктора технических наук, а в 1935 году — доктора физико-математических наук без защиты диссертации. В 1939 году М.А. Лаврентьев избирается действительным членом АН УССР, а в 1946 году — академиком АН СССР.

В годы Великой Отечественной Войны М.А. Лаврентьев разработал теорию кумуляции при взрыве, что позволило создавать эффективные противотанковые снаряды и мины. Эта теория является классической и создана впервые в мире. Михаил Алексеевич не менее успешно решил и ряд других проблем для отечественной артиллерии.

С 1935 по 1960 годы Михаил Алексеевич бессменно руководил отделом теории функций математического института им. Стеклова и, по общему признанию, являлся главой советской школы теории функций.

Фундаментальное значение имели работы М.В. Келдыша и М.А. Лаврентьева «О движении под поверхностью тяжелой жидкости», позволившие создать суда на подводных крыльях.

Направленный взрыв, сваркавзрывом, гидроимпульсная техника — все эти работы Михаила Алексеевича прочно вошли сегодня в арсенал практических работ.

Михаилу Алексеевичу Лаврентьеву принадлежат крупнейшие теоретические работы в области математики и в первую очередь в теории функций, в теории конформных и квазиконформных отображений, в теории дифференциальных уравнений и других ее направлениях, которые продолжают его многочисленные ученики.

Одной из крупнейших заслуг Михаила Алексеевича является активная пропаганда необходимости быстрейшего развития в нашей стране вычислительной техники. В качестве директора ИТМиВТ Михаил Алексеевич круто изменил тематику института от дифференциальных анализаторов к ЭВМ. За эти годы в кратчайшие сроки были созданы первые образцы отечественных ЭВМ и заложены основы машинной математики.

Михаил Алексеевич Лаврентьев активно участвовал в организации МФТИ и преподавал на одной из его кафедр.

В 1957 году по решению правительства было создано Сибирское отделение АН СССР, и академик Михаил Алексеевич Лаврентьев назначен его председателем.

Михаил Алексеевич Лаврентьев — Герой Социалистического труда, лауреат Ленинской и Государственных премий, член ряда иностранных академий и научных обществ, награжден 5 орденами Ленина, орденом Октябрьской Революции, орденом Отечественной Войны, 3 ордена Красного Знамени и многими медалями, ему присуждена высшая награда АН СССР — золотая медаль им. М.В. Ломоносова.

Теория взрывов

Крупнейшей научной заслугой М.А.Лаврентьева в годы Великой Отечественной Войны явилось создание советской школы по исследованию процессов кумуляции при взрыве. Еще с конца позапрошлого столетия было известно явление усиления локального действия заряда на преграду при наличии в нем на стороне, обращенной на преграду, выемки, но теоретического обоснования этого явления не было. Михаил Алексеевич предложил еще в 40-х годах XX-го века совершенно оригинальную гидродинамическую трактовку явления кумуляции.

На основе этой теории в годы войны были разработаны по указанию ставки и доставлены на фронт сотни тысяч бомб весом всего 1,5 кг. Знаменитый штурмовик ИЛ-2 брал на борт 600 кг таких бомб. А одной такой «малютки» оказывалось достаточно, чтобы броня вражеских танков прожигалась насквозь. Это были бомбы с кумулятивным зарядом и, в частности, именно они определили переломный момент в пользу советских войск во время битвы на Орловско-Курской дуге.

Теория взрывов сыграла огромную роль и в послевоенные годы.

В 1940 году за эту работу М.А. Лаврентьеву присуждена Сталинская премия.

Великий ученый Михаил Алексеевич Лаврентьев скончался 15 октября 1980 года в Москве. Похоронен на Южном кладбище города Новосибирск.

Награды Михаила Лаврентьева

Герой Социалистического Труда (29.04.1967) - за выдающиеся заслуги в развитии науки и организации Сибирского отделения АН СССР

Пять орденов Ленина (19.09.1953; 01.06.1956; 16.11.1960; 29.04.1967; 17.09.1975)

Орден Октябрьской Революции (18.11.1970)

Орден Отечественной войны 2-й степени (01.10.1944)

Четыре ордена Трудового Красного Знамени (10.06.1945; 23.01.1948; 04.01.1954; 20.04.1956)

Орден Почетного легиона степени Командор - 1971 - высшая награда Франции

Орден «Кирилл и Мефодий» I степени (Болгария, 1969)

Ленинская премия (1958) - за работы по созданию артиллерийского атомного заряда

Сталинская премия первой степени (1946) - за разработку вариационно-геометрического метода решения нелинейных задач в теории дифференциальных уравнений с частными производными, имеющего важное значение для гидромеханики и аэромеханики, изложенного в статьях: «О некоторых свойствах однолистных функций с приложениями к теории струй», «К теории квази-конформных отображений», «О некоторых приближенных формулах в задаче Дирихле», «К теории длинных волн» (1938-1943)

Сталинская премия первой степени (1949) - за теоретические исследования в области гидродинамики (1948)

Большая золотая медаль имени М. В. Ломоносова - 1977 - за выдающиеся достижения в области математики и механики

Почетный гражданин города Новосибирска.

Членство в научных сообществах

С 1957 года действительный член АН ЧССР
C 1966 года почетный член АН НРБ
C 1969 года член-корреспондент Германской АН в Берлине
C 1971 года иностранный член Парижской АН
В 1966-1970 годах вице-президент Международного математического союза

Основные Труды Михаила Лаврентьева

Основы вариационного исчисления… / М. Лаврентьев, Л. Люстерник. - М.-Л.: Онти, 1935;

Курс вариационного исчисления / М. А. Лаврентьев, Л. А. Люстерник. - М.-Л.: ГОНТИ, 1938;

Вариационный метод в краевых задачах для систем уравнений эллиптического типа. М., 1962;

Методы теории функций комплексного переменно¬го. 3-е изд. М., 1965 (в соавт.);

Проблемы гидродинамики и их математические модели. - М., 1977;

Наука, технический прогресс. Кадры: Сб. статей и выступлений. Новосибирск, 1980;

Прирастать будет Сибирью. М., 1980.

Память о Михаиле Лаврентьеве

В честь Лаврентьева названы:

Улица Академика Лаврентьева в Долгопрудном (Московская область) и улица в Казани;

Проспект Академика Лаврентьева в Новосибирске, где установлен его бронзовый бюст;

Институт гидродинамики им. М. А. Лаврентьева СО РАН;

Физико-математическая школа при НГУ, аудитория НГУ и лицей № 130;

Научно-исследовательское судно «Академик Лаврентьев»;

Горные пики на Памире и Алтае.

На здании Института гидродинамики в честь М. А. Лаврентьева установлена мемориальная доска. Центром малых планет присвоено название Лаврентина планете № 7322 (в честь академиков Михаила Алексеевича и Михаила Михайловича Лаврентьевых).

Семья Михаила Лаврентьева

Отец - Алексей Лаврентьевич Лаврентьев, профессор механики сначала Казанского, затем Московского университета, (1876-1953).
Мать - Анисия Михайловна (1876-1953).

Жена - Вера Евгеньевна (брак с 1928 года) (урожд. Данчакова, 1902-1995), биолог.
Сын - Михаил (1932-2010), академик РАН, ученый-математик.
Дочь - Вера.

15.10.1980

Лаврентьев Михаил Алексеевич

Российский Математик

Герой Социалистического труда

Михаил Лаврентьев родился 19 ноября 1900 года в городе Казань, Республика Татарстан. Отец мальчика, Алексей Лаврентьевич являлся профессором механики сначала Казанского, а затем Московского университета. Среднее образование парень получил в Казанском коммерческом училище. После его окончания поступил в Казанский университет.

В 1921 году семья Лаврентьевых переехала в Москву. Годом позже, Михаил Алексеевич переведясь из Казанского университета окончил физико-математический факультет Московского государственного университета имени Ломоносова. В столичном вузе Лаврентьев входил в «Лузитанию»: математическую школу профессора Николая Николаевича Лузина. Характерной особенностью Николая Лузина как ученого и педагога являлась неизменная тяга к постановке принципиально новых задач, способность находить новые подходы к старым задачам.

В эти годы под руководством Лузина образовалась московская математическая школа, из которой вышла целая плеяда выдающихся советских математиков, к числу которых принадлежит и Михаил Алексеевич Лаврентьев. С 1923 по 1926 год Лаврентьев выступал аспирантом Лузина по теории функций действительного переменного. Еще будучи студентом, Михаил Алесеевич стал преподавать в Московском высшем техническом училище.

После защиты диссертации в 1927 году Лаврентьев командировался на полгода во Францию для научного совершенствования. Там Михаил общался с видными французскими математиками: Арно Данжуа, Жаком Адамаром, полем Монтелем. Слушал лекции Эдуарда Гурса, Эмиля Бореля и Гастона Жулиа. Участвовал в семинарах по теории функций. За время пребывания в Париже Лаврентьев опубликовал две работы по теории функций в Докладах Французской Академии наук.

В конце 1927 года Лаврентьев стал приват-доцентом Московского государственного университета и членом Московского математического общества. В ту пору Михаил Алексеевич прочитал в МГУ первый курс по теории конформных отображений. К этому же времени относится и начало его исследований по теории квазиконформных отображений. Через год, в составе делегации участвовал в Международном математическом конгрессе в итальянской Болонье. В возрасте около 29 лет Лаврентьев стал заведовать кафедрой и получил звание профессора Московского химико-технологического института.

В 1934 году Михаилу Алексеевичу присудили ученую степень доктора технических наук, а в 1935 году доктора физико-математических наук. Тогда же его пригласили старшим научным сотрудником в Математический институт имени Владимира Стеклова. В институте, работал более 25 лет, где возглавлял отдел, в котором велись сложнейшие исследования в области теории функций. Помимо этого, подготовил большое количество выдающихся ученых, выступая общепризнанным главой отечественной школы теории функций.

С этого периода начинается другой период жизни и деятельности Лаврентьева: период его непосредственного влияния на развитие математики в различных научных центрах Советского Союза. В это время его приглашают в Грузию для чтения лекций и руководства аспирантами.

В 1939 году Лаврентьева избрали действительным членом Академии наук УССР и директором Математического института Академии Наук УССР. На Украине начаты и знаменитые исследования в области взрыва, создана школа, плодотворно работающая и в настоящее время. С 1941 по 1945 год Михаил Алексеевич являлся заведующим Математическим отделением АН УССР.

В грозные годы Великой Отечественной войны, когда все силы народа и науки отданы фронту, Михаил Алексеевич продолжал исследования в области взрывов, успешно решив ряд военно-инженерных задач. В 1945 году Лаврентьев стал вице-президентом Академии наук УССР. На этом посту, знаменовавшем признание научного и организаторского таланта пробыл в течении трех лет. В 1946 году Лаврентьев избран академиком Академии наук СССР и за исследования в области теории функций комплексного переменного и создание теории квазиконформных отображений ему присуждена Государственная премия. В 1949 году удостоен второй Государственной премии за созданную им теорию кумулятивных струй.

В конце 1940-х годов Михаил Алексеевич делает на сессии Академии наук СССР доклад «Пути развития советской математики». Особое внимание в нем уделяется вычислительной математике и технике. Ученый призывал к скорейшему созданию института вычислительной техники. В 1950 году избран директором Института точной механики и вычислительной техники, где в кратчайшие сроки создаются первые образцы электронных счетных машин: родоначальниц современной вычислительной техники. Этим институтом Лаврентьев руководил до 1953 года.

Параллельно, до 1953 года Лаврентьев являлся академиком-секретарем Отделения физико-математических наук АН СССР. Этой деятельности придавал большое значение, исключительное внимание уделяя развитию генеральных направлений науки того времени, ее связи, притом совершенно конкретной, с наиболее острыми нуждами страны. С 1953 по 1955 год работал вместе с знаменитым российским академиком Курчатовым.

В конце весны 1957 года принимается решение о создании Сибирского отделения Академии Наук СССР, и его председателем избран академик Михаил Лаврентьев. Благодаря ему в академическом городке созданы вначале специализированная физико-математическая, а затем химическая школы-интернаты, для ребят с конструкторскими склонностями: клуб юных техников. При активном участии Лаврентьева создавался и Новосибирский университет.

Лаврентьев часто находился за границей, где читал лекции и изучал состояние математики и механики. Михаил Алексеевич с 1962 по 1966 год являлся членом, а с 1966 по 1970 год избрался вице-президентом исполнительного комитета Международного математического союза. Кроме этого, выступал иностранным членом Академии наук Чехословакии, Болгарии, ПНР, Германской АН в Берлине, АН Liopoldinaк, Французской Академии наук, членом Международной Академии астронавтики, а также членом ряда международных и национальных научных организаций.

В 1967 году за выдающиеся заслуги в развитии науки и организации Сибирского отделения АН СССР Михаилу Алексеевичу присвоено звание Героя Социалистического Труда. В 1971 году Лаврентьев удостоен высшей награды Франции: ордена Почетного легиона степени Командор. В 1977 году за выдающиеся достижения в области математики и механики награжден большой золотой медалью имени Михаила Ломоносова.