Приняты следующие сокращения:

IV — Н. Гумилев, Собрание сочинений в четырех томах , т. IV, Вашингтон, 1962;
СП Собрание произведений Р. Хлебникова , т. 1-5, Ленинград, 1929 — 1933;
НП — В. Хлебников, Неизданные произведения , Москва, 1940;
БС Блоковский сборник , 2, Тарту, 1972;
Лившиц — Бенедикт Лившиц, Полутораглазый стрелец , Ленинград, 1933;

РСП — Ю.И. Левин, Д.М. Сегал, Р.Д. Тименчик, В.Н. Топоров, Т.В. Цивьян, «Русская семантическая поэтика как потенциальная культурная парадигма» (Russian literature № 7-8, 1974);
ПЖРФ Первый журнал русских футуристов , Москва, 1914;
РМ — ж. Русская мысль ;
СевЗ — ж. Северные записки , СПб.;
СЗ vs. Современные записки , Париж;
SEER The Slavonic and East European Review .

Примечания

* №1 в Russian Literature 7/8, 1974.
1 SEER , London, 1972, vol. 50, № 118, p. 103. (Моя датировка несколько расходится с той, которая дана публикатором Амандой Хэйт). В сноске к акмеистическому манифесту Гумилев обещал особую статью о футуристах (IV , 171). Еще в письме от 28 марта 1913 к Брюсову по поводу брюсовской статьи о футуристах (РМ 1913 № 3) Гумилев замечал: „Ваш анализ их “открытий” подлинно блестящ. Дай Бог, чтобы они его усвоили ‹...› в № 4 Аполлона появится моя статья, где я отчасти коснусь той же темы”. Такой статьи не появилось.
2 Опубликовано посмертно (видимо, вставлено в корректуре — дата: июль 1921) в: Альманах Цеха поэтов , Петроград, 1921, стр. 85. Ср. шуточную гумилевскую футурологию в воспоминаниях Г. Иванова: „Я себе тогда аэроплан куплю. Скажу: „Паша, подайте мне мой аэроплан” (СЗ , 1931 № 47, стр. 315). К 1920 году относится проект Брега: аэроплан с герметической каютой для космических путешествий.
3 Шкловский писал: „Синие листья Гумилева — это поэтическая метафора. Он был прекрасным поэтом, но не мог предвидеть появления новой науки — астроботаники. Согласно основоположнику этой науки Г.А. Тихову, „синие листья” должны иметь марсианские растения, приспособившиеся за долгие эпохи эволюции к суровым условиям этой планеты. А на Венере как раз по причине того, что там „Солнце пламенней и золотистей”, листва деревьев, по Тихову, должна быть оранжевой и даже красной ‹...›” (Известия , 1961, 13 февраля, веч. вып.). Современная Гумилеву фантастика обычно трактовала этот предмет более “заземленно” — см., напр., главу «Флора Венеры» в “астрономическом романе” Б. Красногорского и Д. Святского Острова эфирного океана (Петербург, 1914): флора каменноугольного периода, хвощи, плауны и „растение, похожее на нашу кузьмичёву траву или „степную малину”.
4 «Потомки Каина» («Жемчуга»). Ср. к возможным ассоциациям с Венерой в этом стихотворении: ‹...› дух печально-строгий, Принявший имя утренней звезды .
5 «Орёл» («Жемчуга»):

Он умер, да! Но он не мог упасть,
Войдя в круги планетного движенья.
Бездонная внизу зияла пасть,
Но были слабы силы притяженья.

6 «Природа» («Костёр»).
7 Ср. К. Мочульский: „Мэтр — Гумилев в «Костре» заключил в строгую формулу задание новой поэзии: Лишь девственные наименования Поэтам разрешаются отсель . Задание явно невыполнимое, но ослепительно дерзкое” (СЗ , 1922 № 11, стр. 371). Подобная программа — собственность не только акмеистов, но всех “преодолевших символизм”. Хлебников писал Крученыху: Пылкие слова в защиту Адама застают вас вдвоем вместе с Городецким. В этом есть смысл: мы пишем после “Цусимы” (НП , 367) . Что же касается языков „жителей планет”, то опять-таки представители фламмарионовской традиции были малоизобретательны — так, в романе Ле Фора и Графиньи (рус. перевод — 1926) язык „венузианцев” очень похож на древнегреческий язык.
8 Ср. звукоподражательное объяснение слова ‘catacombes’ у Шарля Нодье. Этот пример использовал Nyrop (Grammaire historique dе 1a 1angue francaise , IV: Semantique, Copenhagen, 1913). В рус. переводе Влад.Б. Шкловского: „Нельзя найти цепь более живописных звуков для передачи отзвука смерти, который идет и ударяется об острые каменные углы и вдруг замирает между могилами” (Сборники no теории noэтического языка , вып. I, Петербург, 1916, стр. 65). Вл. Шкловский перевел ‘cercueil’ как ‘смерть’, но ср. перевод ‘coffin’ (S. Ullmann, Semantics. An Introduction to the Science of Meaning , Oxford, 1967, p. 89).
9 Там же Мандельштам говорит о „каменном веке” существования слова. О проблематике этих формул см. работы Е.А. Тоддеса и Омри Ронена.
10 А. Белый, Символизм , Москва, 1910, стр. 619. В конце 1900-х годов Гумилев пережил увлечение теософией.
11 Проф. А.Л. Погодин, Язык как творчество . Харьков, 1913 (Воnpoсы теории и психологии творчества , т. 4), стр. 502.
12 Ср. напр., там же , стр. 280 (о словах, звучащих, как иа в одном из полинезийских языков).
13 Это междометие уже раньше появлялось у Гумилева, вызывая удивление сверстников-поэтов: „‹...› наивное, до трогательности наивное, такое странное в устах Гумилева, такое искренне-лирическое „ах”, впорхнувшее в формулу: Солнце духа, ах, беззакатно, / Не земле его побороть ” (А. Полянин (С.Парнок), СевЗ , 1916 № 6, стр. 218).
14 Ю. Лотман, Б.Успенский, Споры о языке в начале XIX в. как факт русской культуры. Труды по русской и славянской филологии , XXIV, Тарту, 1975, стр. 283.
15 Знакомство Гумилева с этой статьей весьма вероятно потому, что в этом же номере напечатаны его стихи и отзывы Брюсова о «Вечере» и «Чужом небе».
16 „Такие вещи, как ‹...› ауо произносятся с напряжением, независимо от напряжения слуха при их восприятии” (Л. Сабанеев, Музыка речи. Эстетическое исследование , Москва, 1923, стр. 105) .
17 Уместно напомнить, что “противочувствие”, присущее по ряду эстетических теорий каждому художественному тексту, у акмеистов было выведено на поверхность текста. О “двухпланности темы” у акмеистов писал Н. Средин (Е. Недзельский) (Центральная Европа , 1929, № 48, стр. 8).
18 А.М. Пешковский, «Принципы и приемы стилистического анализа и оценки художественной прозы » (Ars poetica , I, Москва, 1927, стр. 35-36).
19 Ср. слова А.А. Смирнова о том, что у Гумилева „некоторая вычурность с оттенком манерности” превратилась „в до конца созревшую самобытную манеру” (Творчество , Харьков, 1919. № 3, стр. 27).
20 Н. Харджиев, В. Тренин. Поэтическая культура Маяковского , Москва, 1970, стр. 75.
21 И.А. Бодуэн де Куртенэ, естественно, отозвался на это место декларации замечанием, что ‘е ’ — „не есть гласная, а только сочетание согласной с гласной” (Отклики , 1914, № 8, 27 февраля). Помнил ли об этом Гумилев, предлагая „язык из одних только гласных”?
22 «Дохлая луна » (1913) . Здесь приводим по второму изданию (Москва, 1914, стр. 79). «Высоты» обсуждал Брюсов в статье «Здравого смысла тартарары» (РМ , 1914 № 3, перепечатано в: Валерий Брюсов, Собрание Сочинений , т. 6, Москва, 1975, стр. 425-426), подвергая сомнению „сокровенное значение гласных”, т.к. „в каждом языке гласные произносятся по-разному”.
23 Ср. о „еуы” — „грубое, непроизносимое слово” (Н.П. Розанов, Эго-футуризм , Владикавказ, 1914, стр. 22). “Слова” из одних гласных есть и в других стихах Крученых, напр., в «Го оснег кайд...»: „Сину ае ксель”.
24 А. Крученых, Заумный язык у Сейфуллиной, Вс. Иванова, Леонова, Бабеля, И. Сельвинского, A. Beселого и др . Москва, 1925, стр. 24.
25 Ср. в его письме к Ахматовой летом 1912: „Данте уже читаю, хотя, конечно, схватываю только общий смысл и лишь некоторые выражения” (SEER , 1972, № 118, р. 101). Гумилев был студентом романо-германского отделения. Ср. воспоминания Влад. Шкловского о встречах с ним (Книга и революция , 1922, № 7(19), стр. 57). Культ Данте уже в ту пору был у Лозинского — см. его воспоминания о путешествиях во Флоренцию и Равенну в 1911 и 1913: Нева , 1965, № 5, стр. 202.
26 Перевод А.Г. Габричевского (Данте Алигьери. Малые произведения , Москва, 1968, стр. 213-214).
27 Особенно следует напомнить о “магии гласных” у гностиков. Из научной литературы 10-х годов см.: Franz Dornseiff, Das Alphabet in Mystik und Magie , Leipzig-Berlin, 1922.
28 Виктор Шкловский. Жили-были , Москва, 1964, стр. 259. Шкловскому оппонировал тогда В.К. Шилейко (В. Пяст, Встречи , Москва, 1929, стр. 250, 278).
29 Ср. широко известную, приводимую И.П. Сахаровым (Сказания русского народа , СПб., 1885, стр. 99) т.н. «Песню ведьм на Лысой горе»:

‹...› А.а.а. — о.о.о. — и.и.и. — э.э.э. — у.у.у. — е.е.е.

Ср. также в Фаycтe Гете:

Den Laffen mussen wir erschrecken
A,a! E,e! I,i! O! U!
(«Aufführungen des Fürsten Radziwill in Berlin»).

30 Один из русских переводов «Гласных» принадлежит Гумилеву:

А — черно, бело — Е, У — зелено, О — сине,
И — красно... Я хочу открыть рожденье гласных.
А — траурный корсет под стаей мух ужасных,
Роящихся вокруг, как в падали иль тине.

Мир мрака; Е — покой тумана над пустыней,
Дрожание цветов, взлет ледников опасных;
И — пурпур, сгустком кровь, улыбка губ прекрасных
В их ярости иль в их безумьи пред святыней.

У — дивные круги морей зеленоватых,
Луг пестрый от зверья, покой морщин, измятых
Алхимией на лбах задумчивых людей;

О — звона медного глухое окончанье,
Кометой, ангелом пронзенное молчанье:
— Омега, луч Ее сиреневых очей.

31 Н. Харджиев, В. Тренин, цит. соч. , стр. 33.
32 Весеннее контрагентство муз , Москва, Весна 1915, стр. 95-96. К вопросу о достоверности знакомства Гумилева с альманахами футуристов — в заметке 1913 года он реферирует произведения Хлебникова из «Пощечины общественному вкусу», «Дохлой луны», «Союза молодежи» № 3 (IV , 324-325), оба «Садка Судей» он специально рецензировал (IV , 260-261, 318-319), отрывок из хлебниковской «Смерти Паливоды» („бой запорожцев”), напечатанной в «Рыкающем Парнасе», он намеревался включить по проекту 1915 в антологию новой русской прозы; Первый журнал русских фymypucтов был получен редакцией Аполлона (1914, № 5, стр. 78), где Гумилев брал на рецензию все поэтические сборники; о реакции на Весеннее контрагентство муз (т.е. на помещенные там стихи Пастернака) см. воспоминания Г. Адамовича и Н. Оцупа.
33 См. РСП , стр. 48.
34 Маловероятно знакомство Хлебникова (а может быть, и Гумилева) со следующим текстом — в романе Вильгельма Хейнзе Хильдегард фон Хоэнталь (1796) один из героев излагает свое учение:
„Fur alles, was aus unseren Innern unmittelbar selbst kommt, ist der Vokal der wesentliche Laut. Der Wilde sieht etwas Schones von weitem, und ruft: A! Er nahert sich, erkennt es deutlich, und ruft: Е! Er beruhrt es, wird von ihm beruhrt, und beide rufen: I! Eins will sich des andern bemachtigen, und das, welches Verlust befurchtet, ruft: O! Es unterliegt, leidet Schmerz und ruft: U!” — „Die funf Vokale mit ihren Doppellauten sind die Tonleiter des Alphabets aus der gewohnlichen Aussprache” (цит. no: F. Dornseiff, op. cit . , S. 51).
Однако заметим, что Кузмин, с которым Хлебников интенсивно встречался в 1909 и которого называл учителем (СП , 5, 287), был внимательным читателем Хейнзе (Г.Г. Шмаков, «Блок и Кузмин», БС , стр. 352). Возможно, что Гейзе , которого Хлебников включил в перечисление немецких мыслителей (ПЖРФ , стр. 80; СП, 5, стр. 191, ср. СП, 5, стр. 188) — это описка вместо “Гейнзе”. Если же речь идет об известном филологе Heyse, то отметим, на всякий случай, его рассуждения о гласных (Gustav Gerber, Die Sprache als Kunst ., Berlin, 1885, Bd. I, S. 206).
35 СевЗ , 1914 № I (перепечатано в: Н.О. Лернер, Рассказы о Пушкине , Ленинград, 1929, стр. 180-189).
36 „Слава слова, колеблемая “слева” — Заумьем и “справа” — Всяческой Акмэ, воскресает силою Брентано (Troll, Trilltrall, aus dem Grabe) и Хлебникова” (Борис Лапин, 1922-я книга стихов , Москва, 1923, стр. 54). Ср. его стихотворение «На смерть Хлебникова» (там же, стр. 17) и посвященное Хлебникову «Вчера его лазурный локоть...» (Б. Лапин, Е. Габрилович, Молниянин , Москва, 1922, стр. 18).
37 По свидетельству Н.Я. Мандельштам, особенно запомнились строки:
Там, надкусывая пальцы астрам, Трилль-Тралль целовал цветки...
38 Б. Лапин, 1922-я книга стихов , стр. 41. “Лес” часто выступает у футуристов как мотивировка зауми гласных и игры на междометиях («Финляндия» Елены Гуро и др.). В своей первой статье о футуристах (РМ, 1913 № 3, 2 паг., стр. 129) Брюсов приводит стихи “Жозефины Гант де Орсайль” (псевдоним В. Гнедова, как указал мне А.Е. Парнис): А-и! А-а! Зеленые ветхие ветки .../ А-а! А-а! А-а! У-у-у! Подобные примеры несколько уточняют утверждение Ивана Аксенова: “Междометие, которым так широко пользовались миланцы, заполняя им целые четверостишия (Нодье, кстати сказать, составлял из этого рода речений целые главы), было принято в обиход только Вадимом Шершеневичем и то эпизодически, и то в 1915 году ‹...›” (Печать и революция , 1921, № 3, стр. 91).
39 Ср. стихотворение «Деревья»:

Я знаю, что деревьям, а не нам
Дано величье совершенной жизни,
На ласковой земле, сестре звездам ,
Мы — на чужбине, а они — в отчизне.

40 В утопии «Мы и дома» (СП , 4, 286; ср. помету И и Э на архитектурных рисунках Хлебникова — Наука и жизнь , 1976, № 8, стр. 107), в которой, между прочим, находим и метафору азбуки согласных из железа и гласных из стекла .

41 Ср. V. Markov, The longer роеms of Velimir Khlebnikov , p. 81 („special sonic effects”).
42 «Смерть Владимира Маяковского», Берлин, 1931, стр.7-8. О встречах Хлебникова с Гумилевым см.: СП , 5, стр. 286-7, 327; НП , стр. 198-9, 423-6. Личные взаимоотношения были осложнены (если не прерваны) в январе 1914 после появления манифеста «Идите к черту» (ср. Лившиц , стр. 264). Видимо, поэтому была отложена публикация хлебниковского «Что ты робишь, печенеже...», предназначавшегося для № 8 Гиперборея (Архив М. Лозинского).
43 См. Труды по знаковым системам , 5, Тарту, 1971, стр. 280.
44 Любопытно свидетельство М. Волошина: „Едва ли не первый из современных поэтов, начавший читать Даля, был Вячеслав Иванов. Во всяком случае, современные поэты младшего поколения под его влиянием подписались на новое издание Даля” (Утро России , 1911, № 129, 25 мая).
45 ПЖPФ , стр. 49. Другой вариант в «Рыкающем Парнасе» (СП, 2, 180). Видимо, в авторском произнесении текст строился на антитезе “птичьих звуков” и “человеческого голоса”. Ср.: „Пресытясь глоссолалией, он уходил искать мудрость в силке , в стихию птичьей речи, воспроизводя ее с виртуозностью, о которой не дает никакого представления “нотная запись” в «Рыкающем Парнасе»” (Лившиц , стр. 274). Ср. также воспоминания И. Березарка о Хлебникове: „Умел подражать пернатым и считал, что птичьи голоса чем-то родственны поэзии” (Звезда , 1965, № 12, стр. 173)

46 Ср. в «Ошибке смерти»: Все, от слез до медуницы, / Все земное будет “бя” (СП , 4, 252), в стихотворении «Облаки казались алыми усами...»: Ах !... Мы изнемогли в вечной вечного алчбе! / А дитя, передразнивая нас, пропищало „бе!” , в «Крымском»: Ах ! я устал один таскаться! / А дитя, увидев солнце, закричало: „цаца (СП , 2, стр. 284 и 47).
47 Ср. о языке охотничьего быта в «Педагогических письмах» Анненского (Русская школа , 1892, № 7-8, стр. 165).
48 Ср. вложенное в уста Верлена в «Отходной из стихов» Зенкевича (1926): „Смерть сделала тебе бо-бо, / О, мальчик мой Рембо!” Заметим, что финал «Человека» воспринимался широкой публикой 1910-х годов почти, как футуристский эпатаж — ср. в газетном отчете о лекции Габриэля Гершенкройна (одного из ранних и чутких критиков поэзии Мандельштама): „процитированным стихотворением Анненского, действительно статского советника, директора лицея (так! — Р.Т .), окружного инспектора, которое он заканчивает нечленораздельными звуками, ближе всего напоминающими собачий лай, лектор не убедил, кажется, никого в необходимости такого рода “антитез”” (Одесские новости , № 9688, 25 апреля 1915). Ранее В. Волькенштейн назвал это стихотворение „курьезом” (Современный мир , 1910, № 5, 2 паг., стр. 113).
49 Невольное совпадение с хлебниковскими самонаблюдениями: самовитое слово имеет пяти-лучевое строение (ПЖРФ , стр. 79; СП , 5, стр. 191), Я изучал образчики самовитой речи и нашел, что число пять весьма замечательно для нее; столько же, сколько и для числа пальцев руки (СП , 5, стр. 185; напечатано в Союзе молодежи , № 3, 1913). В числе «Предложений» Хлебникова было и называть числа пятью гласными: а, у, о, е, и ‹...› пятеричное счисление (СП , 5, стр. 158).
50 А. Белый, Символизм , стр. 416; А. Белый, «Жезл Аарона», Скифы , 1, Петроград, 1917, стр. 179, 196.
51 Возможно, Гумилев здесь слегка пародичен — „чрезвычайно характерный для Бальмонта и, пожалуй, ему одному принадлежащий приём — перевод. Он называет слово — и либо раскрывает его этимологическое значение, либо просто переводит на другой язык:
‹...› И вот роса зовется Шан-Чи-Шуй / Что значит: Колдованье высших струй. ‹...› Всклик „Кто как Бог!” есть имя Михаила ” (Д. Выгодский, Летопись , 1917, № 5-6, стр. 254).
52 См. напр.: M. Grammont, Traite de phonetique , Paris, 1933, p. 406. Отнесение и к будущему, а о к прошлому, может быть, перекликается с хлебниковским внутренним склонением слов (СП , 5, стр. 171-2, 205), которое Гумилев излагал в 1913 — „он верит, что каждая гласная заключает в себе не только действие, но и его направление” (IV , 324), а сам Хлебников резюмировал в статье «Наша основа»: Что же касается гласных звуков, то относительно О и Ы можно сказать, что стрелки их значений направлены в разные стороны, и они дают словам обратное значение ‹...› Но гласные звуки менее изучены, чем согласные (СП , 5, стр. 237). Видимо, позднее Хлебников отказался от своих построений 1913 года: и соединяет, а против, о увеличивает рост, е упадок, упадать, у покорность. Так стихотворение полно смысла из одних гласных (СП , 5, стр. 189).
53 Ср. метафору Ф. Шлегеля: согласные — тело, гласные — душа языка (Gustav Gerber, цит. соч ., стр. 201).
54 „Для изображения мира ангелов ‹...› он нашел и вполне подходящую красочную гамму, нежную и радостную, состоящую из светло-синей краски, ликующе-красной, белокурой, светящейся, как медь, и наконец, золотой, обдающей небожителей сияющим блеском” (Р. Мутер, История живописи , ч. I. Пер. с нем. под ред. К. Бальмонта, СПб., 1901, стр. 44)
55 Ср.: „Я помню, как в первом номере ‹...› Гиперборея (1912) Сергей Городецкий негодовал на Н. Гумилева за его неожиданную и эксцентричную для акмеиста любовь к смиренному художеству Фра Беато Анжелико. ‹...› Нет, ты не прав, взалкавший откровения! / Не от Беато ждать явления aдама. ‹...› Акмеист, „взалкавший откровенья” и возлюбивший „смиренную простоту” Фра Анжелико выше страшного совершенства Буонаротти и колдовского хмеля да Винчи... Да, это могло показаться прихотью. На самом деле, здесь было нечто большее” (Б. Эйхенбаум, РМ , 1916 № 2, 3 паг., стр. 17). Возможно, Гумилев приглядывался к Фра Анжелико как кандидату в акмеистский пантеон в связи с идеей “равновесия”; ср.: „обладал редкой равномерностью творческой силы” (Роберт Зайчик, Люди и искусство итальянского Возрождения , СПб., 1906, стр. 230).
56 Ср.: „Это старое положение Мориса Граммона, к нашему удивлению, встречается и у новейших исследователей стиха: „Носовые гласные преобладают у французов главным образом в эротической поэзии. Прононс здесь передает гнусавость, которая возникает при слюноотделении, вызванном любовным томлением (I. Fonagy)”“ (Иржи Левый, Искусство перевода , Москва, 1974, стр. 325).
57 Леф , 1923, № 1, стр. 144.
58 См. стих. Гумилева «Священные плывут и тают ночи...» (конец 1914 года)
59 Л. Рейснер, рецензия на «Гондлу» (Летопись , 1917, № 5-6, стр. 364). Автор рецензии — как будто прототип главной героини, и псевдоним „Лера-Лаик” фонологически зашифровывает имя Лариса (не без воспоминания о пушкинских Лаисах).
60 Стрелец , 1, Петербург, 1915, стр. 58.
61 Мандельштамовской формула, возможно, связана с идеями В.В. Розанова („кроме согласных ничего в Священном Писании!”).
65 Владимир Гиппиус, Лик человеческий. Поэма , Петроград-Берлин, 1922, стр. 189. Можно усмотреть здесь („подсчитано сполна”) выпад в адрес Гумилева, который писал о книге Вл. Гиппиуса Возвращение : „Кажется, поэта больше всего пленяют переливы гласных ‹...› Четыре ‘и’ подряд в двух строках ‹...› неприятно для слуха” (IV , 310-11).
66 К.Д. Бальмонт, Поэзия как волшебство , 1915, стр. 57-58. Примечательно, что Б. Эйхенбаум в рецензии на эту книгу сближает устремления символистов и футуристов: „Если звук-буква сам по себе, отдельно взятый, есть “угадание”, то слова не нужны, потому что тогда они — простые накопления этих звуков, умеющих жить и отдельно. Тогда слова можно и нужно составлять механически, комбинируя отдельные звуки — вне традиций языка, вне его форм. Еще ступень — и звук окажется лишним, а “угаданием” будет буква или знак препинания” (РМ 1916, № 3, 4 паг., стр. 2). В последней фразе намек на чтение Хлебникова 10 января 1914 в Цехе Поэтов, свидетелем которого был Эйхенбаум, о чем он, вероятно, рассказывал Ю.Н. Тынянову («Проблема стихотворного языка», примеч. 21).
67 См.: И. Поступальский, «К вопросу о научной поэзии» (Печать и революция , 1929, № 2-3). Ср. позднюю декларацию Г. Арельского «О проблемах поэзии будущего»: „Акмеизм, который нужно понимать исключительно как переходную ступень от символизма к сциентизму”, „Наука дает нам возможность составить представление об условиях жизни на планетах, а сциентическая поэзия должна нарисовать картины этой жизни ‹...›” (Вестник знания , 1930, № 2, стр. 54).
68 В записке к Льву Горнунгу: „Он хотел быть лишь “совестью” поэзии. Он суд над поэзией, а не сама поэзия ‹...›” Перефразируя известное признание Мандельштама, можно сказать, что в своем предсмертном стихотворении Гумилев „говорит за всех с такою силой ‹...›”
69 Ср.: „звезды, смысл и правда которых в том, что они недосягаемы” (IV , 304). Ср. „недоступные, чужие звезды” в финале «Звездного ужаса», написанного незадолго до «Венеры».
70 Ср. исправление проф. И. Шкловского. К возможной пародичности — ср.: „Бальмонт ради рифмы беззаботно называет звезды планетами” (проф. П. Бицилли, Этюды о русской поэзии , Прага, 1926, стр. 78).
71 См. хотя бы стихи П. Широкова: „И мы желаем лучших совершений / Затем что есть теперь аэро-план”, а также северянинскую „кушетку на блерио”, аэропланные поэзы К. Олимпова, стилизацию эгофутуризма у Нелли-Брюсова: „Если что еще мне нравится, / Это вольный аэроплан. / Хорошо б, как он, направиться / В беспредельность синих стран” и т.п. В июле 1910 Гумилев писал Брюсову: „Я верю, больше того, чувствую, что аэроплан прекрасен, русско-японская война трагична, город величественно-страшен, но для меня это слишком связано с газетами, а мои руки слишком слабы, чтобы оторвать все это от обыденности для искусства”. Одновременно с «На Венере» Гумилев набрасывал стихотворение «Аэроплан»:
Поэтика 78 Ср. о той же арке у Б. Лившица («Дворцовая площадь») : Копыта в воздухе, и свод / Пунцовокаменной гортани . Сближение архитектурного и пейзажного “зияния” (пробел, прогул) с артикуляционным (несмыкание губ) встречается в ряде мандельштамовских текстов.
79 Рискнем высказать предположение, что начальное зияние в слове аониды определяет характер приписанного Музам голосоведения — вокализованного по преимуществу “рыдания” (при возможном, впрочем, подтексте — стихотворении Баратынского «Когда твой голос, о поэт...»: И над умолкшей Аонидой / Рыдая, пепел твой почтит ), так же, как характер начала слова ‘аэроплан’, произнесение которого обсуждалось в 10-е годы (Кн. Сергей Волконский, Выразительное слово , СПб., 1913, стр. 46, 49) отчасти обусловил пристрастие к гласным на Венере (ср. предположение В.А. Никонова о связи имени Аэлита у А.Н. Толстого с аэро — Поэтика и стилистика русской литературы. Памяти акад. В.В. Виноградова , Ленинград, 1971, стр. 416). Ср. в Глоссалолии А. Белого (Берлин, 1922, стр. 46): „Собственно, до-согласная стадия звука есть “а-е-i”: — “Aei” — вечно ”. Отрывки из этой “поэмы о звуке” были напечатаны в альманахе Дракон (Петроград, 1921) и следовательно, известны Гумилеву, — напр.: „В древней-древней Аэрии, в Аэре, жили когда-то и мы, звуко-люди” (Дракон , стр. 64).
80 См. об этом: Kiril Taranovsky, Essays on Mandel"stam , Harvard University Press, 1976, р. 46.

П освящено Елене Карловне Дюбуше , полу-русской, полу-француженке... Она не ответила взаимностью п оэту, а предпочла американского миллионера, вышла за него замуж и укатила за океан На далекой звезде Венере
Солнце пламенней и золотистей,
На Венере, ах, на Венере
У деревьев синие листья.

Всюду вольные звонкие воды,
Реки, гейзеры, водопады
Распевают в полдень песнь свободы,
Ночью пламенеют, как лампады.

На Венере, ах, на Венере
Нету слов обидных или властных,
Говорят ангелы на Венере
Языком из одних только гласных.

Если скажут «еа» и «аи» -
Это радостное обещанье,
«Уо», «ао» - о древнем рае
Золотое воспоминанье.

На Венере, ах, на Венере
Нету смерти терпкой и душной,
Если умирают на Венере -
Превращаются в пар воздушный.

И блуждают золотые дымы
В синих, синих вечерних кущах,
Иль, как радостные пилигримы,
Навещают еще живущих

Конец июля 1921 года В начале 1921г. Гумилев составляет, как и некоторые другие поэты - Ф. Сологуб, М. Кузмин, М. Лозинский, Г. Иванов рукописные сборники своих ненапечатанных стихотворений для продажи их в книжном магазине издательства "Петрополис". Составил следующие сборники: 1."Fantastica"; 2. "Китай"; 3. "Французские песни"; 4. "Персия"; 5. "Канцоны"; 6."Стружки"; 7. Тетрадь, состоявшую из 2-х стихотворений: "Заблудившийся трамвай", "У цыган". Сборники иллюствключенорировались собственными рисунками Н. Гумилева.
Примечание . В составе сборника "Fantastica" включено стихотворение "Ольга" ("Эльга, Эльга!.."). Сборник написан в одном экземпляре. Сборник "Персия" написан 14 февраля: состоял из стихотворений: "Персидская миниатюра", "Пьяный дервиш", "Подражание персидскому" и четырех рисунков.

В апреле - стихотворение "Молитва мастеров".
В начале июля -"Мои читатели".
В конце июля - стихотворение "На далекой звезде Венере...".
1 - 2 августа (?) - стихотворение "Я сам над собой насмеялся..."

На далёкой звезде Венере
Солнце пламенней и золотистей,
На Венере, ах, на Венере
У деревьев синие листья.


Всюду вольные звонкие воды,
Реки, гейзеры, водопады
Распевают в полдень песнь свободы,
Ночью пламенеют, как лампады.


На Венере, ах, на Венере
Нету слов обидных или властных,
Говорят ангелы на Венере
Языком из одних только гласных.


Если скажут «еа» и «аи» -
Это радостное обещанье,
«Уо», «ао» - о древнем рае
Золотое воспоминанье.


На Венере, ах, на Венере
Нету смерти терпкой и душной,
Если умирают на Венере -
Превращаются в пар воздушный.


И блуждают золотые дымы
В синих, синих вечерних кущах,
Иль, как радостные пилигримы,
Навещают ещё живущих.


***
Шестое чувство


Прекрасно в нас влюбленное вино
И добрый хлеб, что в печь для нас садится,
И женщина, которою дано,
Сперва измучившись, нам насладиться.


Но что нам делать с розовой зарей
Над холодеющими небесами,
Где тишина и неземной покой,
Что делать нам с бессмертными стихами?


Ни съесть, ни выпить, ни поцеловать -
Мгновение бежит неудержимо,
И мы ломаем руки, но опять
Осуждены идти все мимо, мимо.


Как мальчик, игры позабыв свои,
Следит порой за девичьим купаньем,
И, ничего не зная о любви,
Все ж мучится таинственным желаньем,


Как некогда в разросшихся хвощах
Ревела от сознания бессилья
Тварь скользкая, почуя на плечах
Еще не появившиеся крылья,


Так, век за веком - скоро ли, Господь? -
Под скальпелем природы и искусства,
Кричит наш дух, изнемогает плоть,
Рождая орган для шестого чувства.


***
О тебе


О тебе, о тебе, о тебе,
Ничего, ничего обо мне!
В человеческой, темной судьбе
Ты - крылатый призыв к вышине.


Благородное сердце твое -
Словно герб отошедших времен.
Освящается им бытие
Всех земных, всех бескрылых племен.


Если звезды, ясны и горды,
Отвернутся от нашей земли,
У йее есть две лучших звезды:
Это - смелые очи твои.


И когда золотой серафим
Протрубит, что исполнился срок,
Мы поднимем тогда перед ним,
Как защиту, твой белый платок.


Звук замрет в задрожавшей трубе,
Серафим пропадет в вышине...


О тебе, о тебе, о тебе,
Ничего, ничего обо мне!


***
Много есть людей, что, полюбив


Много есть людей, что, полюбив,
Мудрые, дома себе возводят,
Возле их благословенных нив.
Дети резвые за стадом бродят.


А другим - жестокая любовь,
Горькие ответы и вопросы,
С желчью смешана, кричит их кровь,
Слух их жалят злобным звоном осы.


А иные любят, как поют,
Как поют, и дивно торжествуют,
В сказочный скрываются приют;
А иные любят, как танцуют.


Как ты любишь, девушка, ответь,
По каким тоскуешь ты истомам?
Неужель ты можешь не гореть
Тайным пламенем, тебе знакомым?


Если ты могла явиться мне
Молнией слепительной Господней,
И отныне я горю в огне,
Вставшем до небес из преисподней?

Другие статьи в литературном дневнике:

  • 30.04.2014. 12 дней, которые могут изменить всё!
  • 29.04.2014. Анна Каренина бросилась под поезд
  • 26.04.2014. Она живёт в мире неразделённом на север и юг...
  • 25.04.2014. Счастье это родные, горячие руки,
  • 23.04.2014. Я хотел самой обыкновенной вещи - любви.
  • 16.04.2014. Арье Ротман. Песнь Песней Шломо.
  • 15.04.2014. Помни чувства, забывай слова.
  • 13.04.2014. Как много лет во мне любовь спала.
  • 10.04.2014. На далёкой звезде Венере
  • 07.04.2014. Ты всегда таинственный и новый Анна Ахматова
  • 06.04.2014. 15 советов женщинам-писателям от Астрид Линдгрен
  • 03.04.2014. Джон Донн с добрым утром
  • 02.04.2014. Медленно улитка ползет, По склону горы Фудзияма.

Ежедневная аудитория портала Стихи.ру - порядка 200 тысяч посетителей, которые в общей сумме просматривают более двух миллионов страниц по данным счетчика посещаемости, который расположен справа от этого текста. В каждой графе указано по две цифры: количество просмотров и количество посетителей.