Дорогие друзья!

Автор - руководитель Центра кризисной психологии при Патриаршем Подворье храме Воскресения Христова на Семеновской Михаил Игоревич Хасьминский (подробнее можно прочитать ниже), который имеет огромный многолетний практический опыт работы в кризисной и семейной психологии.

Цикл рассчитан на тех, кто желает вступит в брак, у кого уже существуют проблемы в браке, у кого не складываются нормальные отношения с любимыми, кто впал в любовную зависимость, а также для тех, кто хочет понять, как именно надо создавать семью в будущих отношениях. Семинар будет интересен и тем, кто переживает период расставания или развода.

Всего за несколько месяцев вы узнаете важнейшие вещи для строительства или сохранения семьи, обретете новых друзей, получите бесценный опыт. Будут подробно обсуждены важные правила, позволяющие предотвратить кризис отношений и помогающие преодолеть его в случае возникновения, а также будут проанализированы интересные жизненные ситуации. Помимо душевных бесед будут и интересные тесты, а также практические задания. В рамках семинаров будут даны содержательные, конкретные советы и рекомендации по каждому конкретному случаю. Слушатели получат ответы на вопросы и не только в рамках курса, но и в индивидуальных консультациях с автором семинаров.

Строятся семинары на лекционной части, тренингах, различных интересных тестах, проективных методиках, разбором конкретных ситуаций и неформальном общении. Например, после семинара всегда традиционное чаепитие с обсуждением

Занятия проводятся весело, содержательно, не занудно, а главное интересно.

Без какого фундамента семья не будет прочной;

Кто может стать для вас второй «половинкой»

Чем отличается любовь от любовной зависимости;

Что такое измена, ревность, страх, чувство вины, и каким образом взять их под контроль;

Как правильно относиться к чувствам и эмоциям, какова их роль в жизни человека;

Что такое гармония, счастье в семье и как их достигнуть;

Как переживать расставание и развод;

Как победить навязчивые деструктивные мысли;

Как прощать обиды и избегать конфликтов;

Как не попасть, а если попали, как выйти из вторичных выгод и мнимых тупиков;

Каковы особенности поведения жертвы в семье,

Какие существуют виды манипуляций между мужем и женой и способы противодействия им;

Как и где лучше знакомиться для создания семьи;

Безопасные психотерапевтические техники на каждый день

Приглашаются мужчины и женщины любого возраста и вероисповедания (или отсутствия такого).

Людям, которые переживают серьезный конфликт в отношениях, полезнее всего прийти вместе, а не поодиночке.

Число участников ограничено (максимум 17 чел.)

Все время будет действовать «Стоп-правило» - каждый из участников вправе рассказывать что-либо остальным членам группы исключительно по собственному желанию.

Семинары будут проводиться еженедельно по средам с 19.00 по 22.00 в течение 3 месяцев

Организационный взнос с человека за каждое занятие - 500 руб.

Место проведения: г. Москва, метро Семеновская, Измайловское шоссе, д. 2 (от метро Семеновская в 500 м)

Записаться в группу, задать или уточнить интересующие Вас вопросы можно по телефону 8-909 978 5881.

Как только группа будет сформирована, Вам заранее перезвонят и пригласят на первое занятие.

Ждем вас!

Справка: Михаил Игоревич Хасьминский

Руководитель Центра кризисной психологии, созданного по благословению Святейшего Патриарха Алексия II при Патриаршем подворье храме Воскресения Христова на Семеновской в 2006 г.

Православный кризисный психолог. Главный редактор сетевого журнала «Русская православная психология». Главный редактор сайта Мемориам.ру.

Член Ассоциации онкопсихологов России.

Ведущий эксперт порталов практической кризисной православной психологии memoriam.ru и boleem.com. perejit.ru, pobedish.ru vetkaivi.ru и других сайтов группы (общей средней посещаемостью - 50000 уникальных посетителей ежесуточно). Данная группа сайтов является основной в направлении оказания психологической помощи в русскоязычном сегменте Интернета.

Соавтор и автор более 11 популярных книг, а также многих публикаций и интервью по православной психологии. Составитель серии книг для переживающих горе. Многие материалы по кризисной православной психологии были переведены и опубликованы на английском, румынском, китайском, украинском, немецком языках. На сербском языке вышла книга «Сигуран ослонац у кризи» состоящая из статей, интервью и публикаций.

http://foma.ru/psiholog-v-hrame.html

Михаил Игоревич Хасьминский - известный российский кризисный психолог, инициатор организации специального центра в Москве при храме Воскресения Христова (район станций метро «Бауманская», «Семеновская») и его руководитель.

Биография

Михаил Игоревич 1969 года рождения. Женат, есть сын.

Что касается профессии, то в прошлом - майор милиции. Образование психолога получил в Академии Министерства внутренних дел России. Имеет опыт работы с детьми, болеющими онкологией.

Православный психолог, инициатор развития такого направления в современной психологии, как психоонкология.

О центре кризисной психологии

Это одно из самых ранних учреждений такого типа. Создано более 10 лет назад. В кризисном центре работают самые лучшие православные психологи, помогающие практически каждому, кто обращается с каким-либо вопросом (проблемы во взаимоотношениях в семьях, страхи и навязчивые мысли, насилие, стихийный бедствия, стрессы и так далее). Как взрослым, так и детям, как верующим (разных религиозных групп), так и атеистам здесь оказывается помощь.

Отношение со стороны персонала ко всем равное, независимо от того, какую плату обратившийся человек смог выделить и выделил ли вообще.

По словам кризисного психолога Михаила Хасьминского, лучшим вознаграждением за труд является искренняя благодарность и сияющие глаза исцелившегося.

Деятельность

Этот выдающийся человек кроме основной своей деятельности, направленной на служение Богу через непосредственную помощь людям, также является автором множества книг, публикаций, интервью.

Многие его статьи переводятся и публикуются на английском, украинском, немецком, румынском, китайском и сербском языках.

Проводит выездные семинары с практической работой, преподает, занимается продвижением духовных знаний через интернет-пространство.

Профессиональные интересы

Деятельность психолога Михаила Игоревича Хасьминского направлена на оказание:

  1. Психологической помощи взрослым людям, которые переживают расставание или развод с близким человеком.
  2. Реабилитационной помощи тем, кто переживает стресс от потери близкого человека (смерть).
  3. Поддержки больным, страдающих соматическим заболеванием сложной степени.
  4. Помощи по предотвращению суицидов через определенную психологическую работу.
  5. Пострадавшим на территории военных действий, стихийных бедствий, террористических актов.
  6. Помощь взрослым и детям, которые пережили экстремальную психотравмирующую ситуацию.
  • осуществление работы через скайп, продвижение информации о духовных ценностях через интернет-ресурс;
  • организация волонтерской деятельности;
  • осуществление работы в сегменте раздела социальной психологии - психология толпы.

Книги и публикации

Каждое издание кризисного психолога Хасьминского Михаила Игоревича - это этапы становления его как человека, выдающейся личности, психолога. И хотя некоторые их них написаны достаточно давно, все равно являются актуальными на сегодняшний день, поскольку отражают насущные вопросы современного общества.

О книгах Михаила Хасьминского по тематикам:


Психолог Михаил Хасьминский о свободе

В обычном понимании этого слова свобода означает отсутствие каких-либо ограничивающих факторов, которые могут повлиять на принятие решения, совершение действия и так далее.

Но человек живет в социальной среде, которая периодически меняется с течением его жизни. И он бы хотел чувствовать себя абсолютно свободным от других людей, их воздействий, но до конца этого быть не может, поскольку каждое человеческое существо является частью социума.

По словам психолога Хасьминского, настоящая свобода - это свобода от привязанностей к деньгам, власти, мнения окружающих. То есть от так называемых в Библейском писании страстей.

Настоящая свобода приходит к человеку, когда он познает истину, которая делает его свободным. А зависимость может быть только одна в жизни - от любящего Отца Небесного.

Об инфантильности

Также, по словам Михаила Хасьминского, в современном обществе назрела проблема, касающаяся инфантильности взрослых людей. Особенно мужчин.

Причин тому несколько. Самая первая и главная - это неполные семьи, где зачастую сыновей воспитывает мать (и бабушки). Как раз это и порождает проблему инфантильности подрастающего мальчика. Ведь ответственности необходимо учиться с раннего детства. Тогда каждый мужчина будет зрелым и взрослым.

По словам психолога, отличить взрослого по-настоящему человека от инфантильного помогает простой способ наблюдения: если в реабилитационный центр (или церковь) приходит человек как будто бы за помощью, но при этом ничего не делает, а только изливает душевные проблемы и ищет, на кого бы возложить всю ответственность за себя и свою жизнь, то это явный признак незрелости.

Как правило, на консультациях даются определенные задания практического характера, которые необходимо выполнить. И когда человек что-то делает (даже если не особо получается), хочет по-настоящему изменений, тогда можно ему помочь, и это уже говорит о некоторой зрелости.

Как помочь человеку, пережившему смерть близкого? Как справиться с болью и отчаянием во время болезни? Как уберечь человека от самоубийства? Что такое настоящая любовь? Нужны ли психологи при храмах?

Беседа с руководителем Центра кризисной психологии при храме Воскресения Христова на Семеновской Михаилом Хасьминским.

Необычное сочетание - Центр кризисной психологии при храме. Это, возможно, даже единственный такой центр при храме Русской Православной Церкви?

Нет, не единственный, сейчас в Москве существуют еще два таких центра, правда, несколько от нас отличающихся. Наш Центр был первым: в 2006 году его создание благословил Святейший Патриарх Алексий II. Два последующих центра были созданы уже Святейшим Патриархом Кириллом и занимаются в основном помощью именно в семейных кризисах. Подобное явление уже не редкость, я часто езжу по различным регионам, епархиям и вижу, что там тоже собираются такие сообщества. Совсем недавно митрополит Новосибирский и Бердский Тихон создал сообщество православных психологов, при нем создается и Кризисный центр. Таким образом, это явление уже можно назвать неким вектором или трендом.

- Чем вы, психологи, можете быть полезными священникам?

В данном случае ставится задача быть полезными в первую очередь не священникам, а прихожанам. Психологи ведут большую и серьезную социальную работу, помогая людям. По сути это часть душепопечения, только не духовного, а психологического. Люди часто попадают в тяжелые ситуации, серьезные кризисы, и священник не может заниматься именно психологической составляющей этих кризисов, хотя бы потому, что именно этому его никто не учил. Конечно, практику можно получить через само служение, но нужны и какие-то специально обученные люди, которые могли бы помочь человеку, помышляющему, например, о самоубийстве. Уверяю вас, что такие люди заходят в храмы и ищут там помощи. И совсем немногие церковнослужители в состоянии им помочь, я подчеркиваю здесь слово «церковно», потому что это не только священнослужители. К сожалению, очень часто человек, находящийся в кризисе, обращается «за лавку» и встречает там людей, совершенно неподготовленных для оказания подобной помощи. Это можно сравнить с ситуацией, когда человек приходит в поликлинику к врачу, идет сдавать в гардероб одежду, а там гардеробщица ему говорит: «Да не ходи ты к врачу, я сама тебе сейчас расскажу, что и как сделать». А когда мы спрашиваем людей, зачем они их слушали, они отвечают, что в церкви ведь все свято! Столь глубокое доверие к Церкви приводит к тому, что даже бабушка в церковной лавке наделяется некими сакральными свойствами, но не всегда, если честно, это оправдано. Поэтому должны быть люди, способные оказать реально эффективную помощь, причем не просто как психологи, но одновременно и как миссионеры, и, конечно, подход должен быть с православной точки зрения.

- Расскажите, пожалуйста, как Вы пришли к этой работе.

Центр был создан по благословлению Святейшего Патриарха Алексия II, инициатором выступил настоятель нашего подворья архимандрит Августин и был активно поддержан в этом начинании нынешним митрополитом Муромским. Я пришел из онкологического центра, где проработал несколько лет, помогая именно онкобольным. Вот там не было практически никаких условий для работы, было очень тяжело - почти не было кабинетов, ничего не было. Однако школа там была получена отличная, тем более что я совмещал эту работу с волонтерством в хосписе для детей. Там сразу стало видно, что психологические теории часто оторваны от жизни. С помощью теории можно получать кандидатские степени, писать тезисы для конференций и, повышая таким образом свой статус, продвигаться дальше. Но на практике больным невозможно помочь тезисами. Мы с коллегами находили какие-то методы и использовали их, но в итоге все методы упирались в мировоззрение человека, в то, как человек воспринимал болезнь, как ее переживал. Его соматический статус напрямую зависел от духовного состояния.
Вот тогда я сам стал все ближе приходить к Православию. Так получалось, что до этого момента я «все понимал» и уважал, но был достаточно от этого далек и невоцерковлен. А тут я понял, что в данном случае это просто необходимо. Началось мое воцерковление, более глубокая работа в этом направлении, я стал понимать некоторые взаимосвязи, которые раньше не были для меня очевидны. Так хорошо сложилось, что именно в тот момент появился запрос, и я стал руководителем Центра кризисной психологии, с тех пор наша группа психологов работает вот уже 8 лет.
Наука наша новая, но кризисы были всегда, соответственно, и решение кризисов тоже было всегда. Нужно отметить, что люди всегда теряли близких, переживали болезни, и с каждой войной было насилие. Тем не менее 200 лет назад не было ни одного психолога, ни одного психиатра и ни одного антидепрессанта. Так что если уж говорить о полной незаменимости науки психологии, то, наверное, можно по этому поводу и поспорить. Раньше люди жили более гармонично, чем сейчас - в наше время, по некоторым оценкам, в очень успешных западных странах около 40% взрослого населения постоянно употребляют антидепрессанты. Даже если и не 40%, а 20% населения, то это все равно колоссальная цифра, и этот факт заставляет задуматься.
С другой стороны, не могу сказать, чтобы наша наука была совершенно не нужна и бесполезна. Кризисная психология развивается. Что такое кризис с точки зрения психологии? Это когда психически нормальный человек попадает в ненормальные для себя обстоятельства. Например, смерть близких - это очень резкий выход за рамки мироощущения, к которому привык человек. То же самое относится к пережитому насилию и тяжелым болезням. Суицидальные мысли, строго говоря, больше относятся к суицидологии, но тем не менее они тоже часто сопровождают кризисные состояния.
В принципе, кризисом можно считать, как ни странно, и вступление в брак - это тоже очень резкий поворот в жизни, когда старые поведенческие нормы уже не могут работать, а новые еще не сформировались. То же самое относится и к психологии беженцев, эта тема, к сожалению, сейчас актуальна, и мы с ней тоже работаем и проводим различные мероприятия, в том числе обучающего характера.
Несмотря на то, что в различных учебных заведениях этому учат, нужно сказать, что, судя по учебнику по кризисной психологии, это будет в основном одна теория: как это выглядит, какие есть градации состояний, взаимосвязи и так далее. Однако практически ничего не говорится о том, как реально помочь людям в таких состояниях. Например, умер человек - секулярная психология здесь никак не может сработать. Симптоматически можно ослабить напряжение, но помочь человеку принципиально: понять, куда ушел его близкий, и что теперь делать - невозможно. В любом случае появляется фрустрация - невозможность достичь какого-то результата. Именно поэтому почти никто не помогает людям в переживании горя.
Если посмотреть в целом, огромное количество психологов помогает при неврозах, изменении поведения, занимается профориентацией. А что делать, когда приходит горе? Конечно, есть специалисты, декларирующие, что они могут помочь и в горе, но я еще пока не видел психолога, работающего в светском ключе, который мог бы эффективно помочь в случае тяжелого горевания человека, а у нас есть такой потенциал. Естественно, дело не в наших супер-знаниях, а в том фундаменте, на котором мы базируемся. Если определенным образом привнести еще и миссионерский элемент, помочь человеку интегрироваться в православное вероучение, то он получает колоссальный ресурс, причем получает его от самого Бога, чем и обусловлена эффективность, с которой мы работаем.
Все это не означает, что мы всех насильно заставляем креститься, причащаться и так далее. Каждый человек сам принимает решение. Часто мне приходится говорить: «Знаете, Вы находитесь в отчаянии, думаете об очень плохих вещах. Вы так сильно скорбите, а Вам предлагается некий путь. По сути, это рука помощи, почему Вы ее отталкиваете? Собственно, чем Вы рискуете, если Вы за нее ухватитесь? Я могу примерно подсказать, где Вам надо ухватиться, а Вы уж сами хватайтесь. Если Вам это поможет, то Вы будете знать, что это работает». Очень многие, по трезвому рассуждению, именно так и воспринимают ситуацию и идут по этому пути.

- Кто может обратиться в ваш Центр, с какими проблемами чаще всего обращаются люди?

В наш Центр может обратиться любой человек, находящийся в ситуации кризиса. Причем проблема должна быть действительно серьезной. Дело в том, что у нас нет возможности заниматься людьми, находящимися, например, в состоянии хронического невроза, не связанного с кризисом. Мы нашу специализацию обозначили так: помощь людям горюющим, скорбящим - при потере близкого, при тяжелых разводах; психологическая помощь людям с тяжелыми заболеваниями, беженцам, людям, пережившим насилие. Мы готовы работать по всему спектру именно кризисных состояний, легкие случаи стараемся не брать.

- Расскажите немного о сотрудниках Центра.

У нас пять психологов, все люди православные, ведут воцерковленную жизнь. Из наиболее известных имен назову замечательного психолога Людмилу Федоровну Ермакову, которую очень многие знают. Конечно, мы держим связь со специалистами из других центров, все друг друга более-менее знаем.

- Ваши услуги бесплатны?

Да, у нас все совершенно бесплатно, любой человек может прийти, при желании можно оставлять пожертвования, этого никто не запрещает. Но наши услуги безусловно бесплатны с самого начала существования Центра.

Не секрет, что преодолеть горе за одни раз невозможно. По вашему опыту, как долго вы ведете человека, который к вам приходит?

У нас все рассчитано на достаточно быстрый эффект. Лично у меня обычно бывает две, максимум три консультации. Это в психоанализе пациента ведут по три- четыре года, но за это время любой кризис пройдет сам по себе. Наша специфика в том, что нужно помочь эффективно и именно быстро. И здесь важно четко, при первой же консультации понять, в чем состоит проблема. Задача не в том, чтобы само горе превратить в радость. Нужно черную скорбь, которая по каким-то причинам «неправильно» пошла, направить в другое русло, чтобы она в итоге закончилась светлой печалью об умершем человеке. Необходимо найти, в чем неправильно протекает горе. Если процесс протекает правильно, в соответствии с теми этапами, которые обусловлены для горевания, то не следует даже и вмешиваться. Если же процесс идет неправильно, то нужно на это указать, объяснить, дать какие-то материалы. Мы часто поощряем людей к самостоятельной работе, потому что ни один психолог не может все сделать за человека, в любом случае важна внутренняя работа самого пациента.

Вы и Ваши коллеги все-таки «штучные экземпляры». По всей стране люди нуждаются в подобных специалистах, но зачастую просто их не находят. Насколько я знаю, Вы много ездите по регионам и даете много обучающих семинаров, в том числе и для священников. В чем цель этих занятий, и могут ли после этого священники оказывать психологическую помощь?

По благословлению правящих архиереев во многих регионах я уже провел семинары, посвященные разбору ошибок пасторского душепопечения и определенным ресурсам, которые в современных условиях пастыри могли бы использовать гораздо эффективнее. Какие основные темы мы обсуждаем? Возьмем для примера чувство вины. Иногда пастырь, не разобравшись, может навязать человеку излишнее чувство вины. Все люди, и все ошибаются. Это не означает, что все священники ошибаются, просто бывает достаточно и очень небольшого процента случаев, но тяжелых. Можно привести такую аналогию: достаточно, чтобы хороший хирург ошибся 10 раз из 1000 случаев, но это будут серьезные ошибки. Поэтому здесь лучше всего заниматься профилактикой.
Кроме того, мы говорим о том, какие инструменты и психологические знания можно использовать. Есть мнение, что священники должны знать разные теории, например, теории личности и так далее. А, собственно говоря, зачем? Мы предлагаем священникам именно практические материалы, которые они легко могут понять без специального психологического образования и потом использовать на практике. Мы подаем все это в понятной и удобной форме. Насколько мне известно, все участники семинаров и правящие архиереи очень довольны ими.

Мы находимся на телевидении, поэтому не могу не спросить, какую роль играет телевидение с точки зрения психологического состояния человека?

Телевидение - это некий инструмент. Это все равно что спросить, какую роль играет топор в жизни человека? Топором можно сделать очень хорошие и очень плохие вещи, смотря в чьих руках он находится. Для человека очень важно формирование среды, в которой он живет, и в первую очередь, информационной. Все мы люди, а в психологии совершенно точно установлено, что мы являемся существами подражательными, социальными. Если мы видим, что вокруг один грех, то грань переступить проще. А грех льется с телеэкранов много и часто. Хотя нужно отметить, что сейчас наметился какой-то перелом, стали появляться программы, важные и интересные с точки зрения нравственного содержания. Я даже не говорю про телеканал «Союз», который давно известен как рупор нравственности и ответственности. Я вижу, что в некоторых местах ситуация начинает меняться. А вообще я и все наши специалисты часто бываем на телевидении, на центральных и не центральных каналах, так что в какой-то мере мы тоже принимаем в этом процессе активное участие.

Как обезопасить себя от дурного влияния центральных телеканалов, если оно присутствует? Не смотреть совсем или смотреть избирательно?

Думаю, единого рецепта нет - все определяет духовно-нравственный стержень. Если он есть, человек может обезопасить себя от грязи, он в состоянии различить эту грязь. Важен и широкий кругозор. Если зрение сужено, то человек уткнется в «ящик», и будет думать, что весь мир именно такой, каким его показывают. Когда кругозор шире, у человека есть больше возможности для маневра, чтобы не поддаться на такое искушение.

Расшифровка: Татьяна Башилова

"Психологическая служба при храме" - для многих такое сочетание выглядит экзотично. Однако в Москве подобная служба существует уже восемь лет, и поток людей, приходящих за помощью к православным психологам, с каждым годом становится все больше.
Какой помощи они ищут? Почему в храме им недостаточно церковных таинств? Как священники относятся к деятельности службы? На эти и другие вопросы отвечает руководитель службы православный психолог Ирина Николаевна МОШКОВА.

Справка. Психологическая служба появилась при православном центре "Живоносный источник" в 1996 году. Сам центр возник на базе семейной воскресной школы храма в честь иконы Божией Матери "Живоносный Источник" в Царицыне. Директор школы - Ирина Николаевна Мошкова, кандидат психологических наук, специалист в области семейной психологии. Духовник - настоятель храма в честь иконы Божией Матери "Живоносный Источник" прот. Георгий Бреев.
В психологической консультации работает четыре специалиста. Прием ведется также на базе Царицынского центра социального обслуживания в Отделении социальной и психолого-педагогической помощи семье и детям, открытом в 1988 году благодаря православным специалистам.

К психологу или на исповедь?

Как вы сами чувствуете, каково отношение Церкви к психологии?
- В то время когда я воцерковлялась, Церковь только начинала возрождаться (это был примерно 85-86-й год) и еще не определила своей позиции по многим вопросам современного научного знания. Отношение к психологии тогда было настороженным или даже отрицательным - она воспринималась как лженаука. Тогда меня в некотором смысле призывали отказаться от своей профессии.
Сейчас ситуация изменилась. Как известно, в Российском православном университете Иоанна Богослова открыт факультет психологии. Его декан - священник Андрей Лоргус - в прошлом выпускник факультета психологии МГУ. К нам на практику приходят студенты Свято-Тихоновского богословского института. Там есть специальность - социальная педагогика, которая немыслима без учета возрастной и семейной психологии.
На Рождественских чтениях работает секция "Христианская антропология и психология", на которой собираются верующие специалисты. Есть священники, которые получили психологическое образование и сочетают его со своим служением. Есть положительный опыт взаимодействия священника с психологом.

- Почему современному человеку понадобился психолог? Ведь раньше без них обходились.
- Мы живем в таком бурном ритме, что часто оказываемся не в силах привести в порядок жизнь своей души. Наша суета, многопопечение приводят к тому, что мы не можем ничего додумать, проговорить до конца, у нас мысли именно "скачут" в голове, чувства только вспыхнули и уже погасли. Мы все время на людях. Дома тоже нет условий, чтобы мы могли просто побыть в одиночестве и как-то упорядочить свой внутренний мир. Только мы уединились - кто-то нас опять потревожил: звонит телефон, работает телевизор... Мы говорим впопыхах, общаемся с кем попало, делаем не подумав, а потом сожалеем. И этот сумбур, хаос переживаний, событий сплетаются в какой-то ком, человеку плохо, и он не в силах понять - почему.
Задача психолога - помочь человеку выполнить работу по упорядочиванию своей жизни. Первоначальный диалог часто происходит так: человек что-то рассказывает, плачет, с трудом формулирует свои мысли, вспоминает о детстве и одновременно рассказывает о настоящем. А психолог должен во всем этом смешанном в кучу материале увидеть логическую цепочку и показать человеку скрытые мотивы его поведения. Ведь часто бывает, что мы думаем одно, говорим другое, делаем третье, сами себя не понимаем, не видим моменты противоречий. Если же речь идет о семейном конфликте - нужен человек, с которым главные действующие лица могли бы спокойно, доверительно поговорить, обдумать свою жизнь.

- Разве для всего этого не достаточно иметь хорошего друга?
- Все-таки здесь нужны и специальные знания - например, по возрастной психологии. Потому что одно дело - проблемы дошкольника, другое дело - подростка, или юноши, или девушки. Психолог помогает родителям в этом разобраться, тем более что подросток, например, на консультацию вместе с мамой может не пойти, а отношения заходят в тупик.
Психолог, зная законы общения, умеет расположить человека к контакту, выстроить беседу таким образом, чтобы получился диалог, чтобы человек, который страдает, болеет, переживает, ищет решение, мог свои главные жизненно важные позиции определить. А психолог должен уметь по рассказу произвести анализ, построить правильное обобщение. Далеко не каждый человек, не каждый приятель на это способен.
Но есть немаловажный фактор: психолог нужен православный. Бывает, что в критической ситуации друг дает какой-то совет не с точки зрения Закона Божия, а с точки зрения расхожего здравого смысла. Скажем, муж изменил жене. Женщина ищет сострадания, рассказывает об этом с болью. А друг или подруга говорит: "Да ладно, плюнь ты на него, сама измени! Живи своей жизнью!"
С одной стороны, этот совет дан "в утешение". А с другой - совет-то какого свойства! Часто на прием к нам приходят люди, которые не только с друзьями-подругами беседовали, но и бывали на консультации у неверующих специалистов и получали подобные рекомендации. Человек успокаивался, начинал следовать этим советам, и его собственные поступки обрушивались на его совесть новой болью, совершенно нестерпимой. К чувству, что "я жертва", добавлялось еще ощущение, что "я виновник". В этом случае ситуация так запутывается, человек страдает, плачет, он не хочет жить, но он и не знает, что делать и как себя вести.

- Но если это верующий человек, ему, наверное, нужно бежать на исповедь, а не к психологу?
- Собственно, смысл нашей работы с человеком в том, чтобы подготовить его к общению со священником. Мы ни в коей мере не подменяем священнического служения, мы просто помогаем человеку совершить эту первоначальную работу размышления над собственной жизнью, чтобы он нашел болевые точки собственного "я", которые ему помогают потом покаяться. Пока человек живет в ощущении "жертвы" и полагает, что не он виноват в том, что у него жизнь не сложилась, а кто-то другой (муж, родители или ребенок), - дело не пойдет. Человек придет на исповедь, но не с раскаянием, а с желанием себя оправдать, поплакаться в жилетку и рассказать, какие все злые и жестокие вокруг. Священник его спрашивает: "Ты-то сам понимаешь, что ты грешен?" А человек страдает от обиды, он искренне не понимает: а, собственно, в чем ему извиняться или каяться? Это перед ним должны все извиняться! Он культивирует в себе эту обиду, претензии и ропот по отношению ко всем окружающим.
Т.е. человек приходит в храм, но к исповеди он не готов, он не готов к изменению самого себя и своего образа жизни. Наша задача - помочь человеку к этой точке зрения прийти, избавить его от ощущения "жертвы" и показать, что на самом деле он сам ответственен за свою жизнь, что тупик или кризис, в который он попал, - это результат его собственного выбора.
Священник может такому "обиженному", неготовому к исповеди человеку очень серьезно выговорить, сказать: "Что ты тут время занимаешь, отвлекаешь? Смотри, сколько людей стоит за спиной!" И бывает, это вызывает такой ступор в дальнейшем - ни шагу в сторону храма человек больше не сделает. У него душа болит, рассказать он это не может, ощущения своей виновности не имеет, понимания того, как жить дальше с этой болью, тоже нет. И человек начинает "глотать воздух".
В этот момент, если священник не поможет, а православный психолог не встретится на пути, - пойдут к экстрасенсам, колдунам, по объявлениям: "отворожу - приворожу", "верну любимого" - пожалуйста, любые болезни исцелят...

- Т.е. консультация психолога - это вынужденная мера помощи воцерковляющимся людям?
- Это особенность современной церковной жизни: очень много людей приходит в храмы, у священников огромная нагрузка. Контакт прихожанина со священником на исповеди чрезвычайно краток - несколько минут, а душа переполнена какими-то чувствами, мыслями, переживаниями... Порой священник даже по нескольким словам дает мгновенную оценку духовного состояния человека. Если человек приходит в состоянии душевного надрыва, усталости, отчаяния, депрессии, священник, бывает, ограничиваясь краткими словами, накладывает епитрахиль, читает разрешительную молитву, понимая, что пройдут, может быть, еще годы и десятилетия, прежде чем человек придет в норму.
Священник призывает человека к тому, чтобы он внутри себя начал самостоятельную работу производить, совершать некие усилия: "Молись, смиряйся, терпи, пойди навстречу человеку, который против тебя враждует". Но на практике это сделать бывает тяжело. Когда человек наталкивается на нелюбовь, непонимание, враждебность, он быстро отчаивается, обижается и после двух-трех неудачных попыток нормализовать отношения теряет ощущение, что это целесообразно, что стоит так напрягаться.

- А психолог чем может помочь в этом случае?
- С одной стороны - выслушать, понять. Для этого требуется, конечно, глубочайшее сочувствие, доверие, симпатия к собеседнику, каким бы он ни был. От него может и перегаром пахнуть, он может быть человеком с надорванной психикой, принимающим горстями лекарства, он может уже сделать несколько попыток самоубийства и т.д. - мы обязаны уметь выстроить с ним контакт.
И вторая, очень важная часть - это умение укрепить человека, поддержать и вывести из состояния потерянности, горечи, раздавленности, ощущения "жертвы". Нужно уметь ему деликатно показать, что на самом деле никто другой, а именно он сам во многом эту ситуацию запутал или привел ее к такому драматическому развитию, подсказать, почему предпринятые усилия не приносят результата и какие еще есть возможности исправить положение.

- Получается, что психолог бывает нужен очень часто. А когда же он не нужен?
- Когда человек уже ясно понимает цель и смысл своей жизни, когда он уже разобрался в задачах спасения и сам уже трудится над исправлением собственной души. В этом случае, даже если у него есть серьезные проблемы, ему достаточно совета духовника, благословения, поддержки, регулярной исповеди, причастия.

- Бывает ли так, что священник сам направляет к вам человека?
- К нам постоянно приходят люди по благословению священника с разными семейными проблемами. Совсем недавно, например, священник направил к нам одну многодетную мать - у нее восемь детей. Там у родителей с каждым ребенком и между самими детьми свои сложные отношения, так что пришлось целую схему рисовать, чтобы во всем этом разобраться и в памяти удержать...
Бывают ситуации еще более неожиданные. Уже не в первый раз к нам обращаются священнослужители - за советом по поводу воспитания детей. Таких случаев за восемь лет работы накопилось уже достаточно. Священник, который ведет большую пастырскую деятельность, в собственной семье оказывается выключенным из процесса воспитания ребенка. Он может присутствовать дома, но не находить никаких душевных сил для того, чтобы порисовать, погулять, позаниматься с ним спортом. Вот и выходит, что "сапожник без сапог": наставлять и направлять духовных чад иногда оказывается легче, чем наладить контакт с собственным - даже единственным - ребенком.

Болезни века

Приходят ли к вам люди с расстроенной психикой?
- Да. Тем более что один сотрудник нашей службы по специальности психотерапевт, медицинский психолог. Он чаще других принимает людей, у которых есть проблемы с психическим здоровьем. Среди них есть и алкоголики, которые с большим трудом выходят из запоя или только начали пить под влиянием каких-то обстоятельств; и люди в депрессии, ведь депрессия стала болезнью века - ею может страдать человек абсолютно любого возраста.

- А почему депрессия стала такой распространенной?
- Это естественное следствие безбожия, которое в кризисных ситуациях порождает чувство безнадежности. Верующий человек понимает: то, что невозможно человеку - возможно Богу; по слезной молитве, соединенной с сердечным прошением, Господь может чудесным образом устроить мою жизнь и жизнь моих близких. У неверующего человека за унынием часто наступает отчаяние - состояние, когда человек перестает бороться за себя.
Мне приходилось видеть молодых людей 23-25 лет в состоянии жесточайшей депрессии, когда объективно здоровый человек превращается в "живой труп". Он может лежать на постели сутками или застыть в одной позе, у него могут появиться мышечные спазмы, судороги конечностей. Ожесточение, обида, собственная гордость замыкают его, доводят до такого состояния, когда у него нет ни мыслей, ни чувств, ни желаний. Убедить такого человека лечиться чрезвычайно трудно. Он себя больным не считает, он себя вообще не анализирует в этот момент, просто тупо смотрит в одну точку. Это те самые случаи, когда священники говорят: ничто не поможет, если Сам Господь не вмешается в жизнь этого человека, если что-то не произойдет, какой-то катаклизм, который вырвет человека из положения "живого мертвеца".

- Какие реальные психологические проблемы могут привести к психической болезни?
- Иногда бывает, что человек долгое время терпит какие-то унижения, поношения, он покоряется людям, которые постоянно им пренебрегают или посягают на его честь и достоинство. Человек, теряющий собственное достоинство, доведенный до определенной точки отчаяния, может или покончить с собой, или убить своего насильника, несмотря на то что это близкий родственник, или разрушить свое психическое здоровье.
В моей практике приходится сталкиваться с женщинами, которые терпят жесточайшие побои от мужей. Пьяный муж куражится или изменяет ей, причем у нее на глазах, доводя жену до состояния крайнего, предельного унижения. Если у жены к этим страданиям присоединяются какие-то христианские чувства, она говорит: "А что делать? Я терплю и смиряюсь..." Хотя на самом деле это те самые случаи, когда терпеть-то, в общем, нельзя. Ведь это закон: с тобой обращаются так, как ты позволяешь. Человек страдает, но эти страдания не спасительны, они ведут к саморазрушению - или к физическому уничтожению. Развивается депрессия уже клинического характера, истерия или шизофрения как хронические заболевания. Человек от имеющейся проблемы "уходит в болезнь".

- Как вы определяете, где психологические проблемы, а где уже болезнь?
- Человек может быть болен сейчас, но он хочет выздороветь, или он стремится нормализовать отношения - это важный критерий нормы. Т.е. когда есть так называемая "критика", есть понимание своей ситуации, стремление улучшить положение дел. Нельзя помочь человеку, который хочет в своем страдании жить и с ним умереть, с ощущением того, как его горько и жестоко обидели. Это уже проявление болезни: он закоснел в этом, в нем нет потребности выйти из неблагоприятной ситуации.

Одиночество в семье

Ваша психологическая консультация ориентирована на семью. С какими семейными проблемами чаще всего приходят к психологу?
- Это и проблемы супружеских отношений, и проблемы воспитания детей. Очень часто приходят женщины с одинаковой бедой: пьющий муж. Можно себе представить, что значит жить с человеком, который ежедневно возвращается домой нетрезвым, ругается, дерется, кричит на детей, ничем не помогает по дому и плюс ко всему не приносит зарплату. Сейчас таких семей, к сожалению, очень много.
Обращаются женщины, которые никак не могут найти спутника жизни. Приходят одинокие женщины, влюбленные в женатого мужчину. Эти отношения подчас длятся годами. Постоянная борьба женщины с самой собой забирает ее силы, она начинает чувствовать беспомощность, нервничает, не спит по ночам, не может работать, себя начинает ненавидеть, но справиться с чувством никак не может.

- Это удается как-то переломить?
- Конечно. Собственно, ради этого мы и работаем - чтобы человек нашел силы проанализировать свою жизнь, взглянул на самого себя как на христианина или на христианку, увидел свои ошибки, промахи, зацикленность на ощущении жалости к себе.

Но многие сегодня живут с убеждением: если тебя настигло "большое чувство", ты ничего с этим сделать не можешь. С точки зрения православного психолога, человек может управлять любыми своими чувствами?
- Конечно - если он личность. В состоянии "индивидуума" человек, как правило, как раз собой не владеет, он живет и действует, руководствуясь движениями страстей. К великому сожалению, если говорить о современности, многие люди в этом состоянии "индивидуума" живут и прекрасно себя чувствуют, ни к чему больше не стремятся. Собственно, только когда человек начинает жить с Богом, то он с помощью Божией постепенно овладевает сам собой, он может руководить своими поступками, своими чувствами и даже своими мыслями.

- К вам приходят только женщины? Или мужчины тоже?
- Мужчины приходят все-таки гораздо реже. Многие мужчины убеждены, что обращаться к кому-то за советом - это признак слабости. Поэтому если мужчины и обращаются к нам, то, как правило, это молодые люди, у которых еще нет семьи и которым семью как раз и не удается создать. Конечно, обращаются и семейные люди. В современной семье человек очень часто чувствует себя одиноким.
Есть такая современная проблема - просто бич многих и многих семей. Родители приходят на консультацию и заявляют: "Я ничего не могу сделать со своим ребенком, я с ним не справляюсь". А этому ребенку иногда - четыре-шесть лет! Уже не справляются! Ребенок капризничает, закатывает истерики, упрямится. Родители начинают пробовать разные методы его усмирения. То они его задабривают и все позволяют. Ребенок балуется еще больше. Тогда его берут в ежовые рукавицы: запрещают сладости или прогулки, строго наказывают и т.д. Это тоже не приносит результата. После этого родители прибегают к назиданию, начинают читать мораль - с цитированием Священного Писания, если люди воцерковленные: "Какая же ты христианка?!. Какой ты христианин?!." А этому христианину, может быть, от силы семь лет. Понятно, что его душа еще не в том состоянии, чтобы осмыслить себя с этой точки зрения. А в ответ ребенок совершает иной раз более дерзкие поступки: может все расшвырять, иконы сбросить на пол: "Не буду молиться!", "Не пойду с тобой в храм!" и прочее.
И вот тут начинается настоящая паника, потому что все перепробованные меры не приносят результата. И родители не видят, в чем они ошибаются.

- А в чем они чаще всего ошибаются?
- В выборе позиции по отношению к ребенку: они смотрят на него просто как на объект воспитания, считая, что он принадлежит им как некая вещь. А ребенок ведь - он не наш, он Божий, он дар Бога, данный нам для заботы, для передачи положительного опыта жизни. Родители, живущие с позицией "ты мой, я с тобой делаю все, что хочу", не учитывают того, что перед ними не игрушка, не вещь, а живая человеческая душа, которая реагирует на каждое родительское слово, которая может плакать, может быть изнуренной, может протестовать. Детская душа против нелюбви восстает всеми силами - вплоть до того, что может проявиться настоящий бунт и ребенок может уйти из дома.
Родители жалуются, что дети непослушны, что они плохо учатся в школе, конфликтуют с учителями, гуляют до позднего вечера или подолгу сидят за компьютером. Но, как правило, за этим стоит чувство детского сиротства при живых родителях, когда в доме такая обстановка, что ребенок никому не нужен. Это сейчас очень актуально, это очень болезненная тема.

- Что же может посоветовать психолог?
- Ну вот, например, буквально перед нашим разговором у меня была беседа в Царицынском ЦСО. Бабушка держит на руках внука, которому всего два годика, и рассказывает про него, что ребенок очень нервный, всего боится, буквально не отпускает ее. У него страшный диатез, аллергические реакции, бронхиальная астма, он без конца болеет... У него есть еще сестренка, которой пять-шесть лет, но у которой уже капризы, сцены ревности в адрес этого малыша. Понятно, что в этой семье есть что-то, что ранит этих детей, приводит их к нервно-психическому перенапряжению.
Выясняется, что мама родила детей без мужа, дети у нее есть, а материнских чувств нет. Она с утра до вечера работает, чтобы прокормить семью, перекинув всю заботу о детях на плечи бабушки. Бабушка вынуждена сидеть с детишками, но как она их ни ласкает, ни нежит, заменить мать невозможно. Я говорю: "А если мать будет поменьше работать?" Она: "Вы знаете, если она будет меньше работать, она включит телевизор и будет смотреть его". Считая, что ее личная жизнь не удалась, она жалеет только себя.
Вот типичная картина детского сиротства. И бабушка нагружена сверх меры, такая двойная ноша: боль и о внуках, и о дочери (потому что получается, что она ее плохо воспитала) - все сплетается воедино, эта женщина непрерывно плачет. Рассказывает и плачет.
После такой беседы наша задача - побудить бабушку к действию, не просто к сетованию, не просто к слезам, а показать ей, что - да, так все сложилось, что теперь вы на собственную дочь рассчитывать не можете. С одной стороны, с помощью воскресной школы мы можем дать бабушке понимание того, к чему призван человек, каким его Бог задумал. С другой - бабушке нужно понимание того, что на нее возложен некий новый крест, к которому она внутренне не была готова - ни духовно, ни психологически. Она должна смириться с наличием этого креста и восполнить ту брешь, которую ее дочка создала. Бабушка должна и сама найти смысл жизни, и детей повести по жизни хотя бы на этом первом этапе.
Опытные педагоги воскресной школы помогут бабушке понять, как надо общаться с детьми, чтобы они успокоились, приобрели душевное равновесие, духовно просвещались, развивались творчески. Самое же главное, что через воскресную школу открывается дорога в храм, к возможности участвовать в таинствах. Причем важно преодолеть ненависть, враждебность к дочери. Ей нужна со стороны матери любовная терпеливая забота, молитва о спасении души, чтобы она как личность не разрушилась окончательно и все-таки взялась за воспитание детей. И я уверена, что, если бабушка отважится на такой шаг, до конца года в этом доме уже будут положительные сдвиги.
Таких бабушек, которые воспитывают внуков вместо своих дочерей, мы видим постоянно. Только в каких-то случаях мать может быть самоубийцей, в других - сидеть в тюрьме.

- Многим людям удается реально помочь - изменить ситуацию, найти себя, найти дорогу в храм?
- Конечно! Уже невозможно сосчитать, сколько таких людей было за восемь лет работы. А иногда даже еще ничего не изменилось, ситуация как была, так и осталась, но - родилось новое понимание, что я не просто песчинка в этой ситуации, которая ничего не значит, что я могу с помощью Божией что-то переменить, - и человек уходит благодарный, звонит через некоторое время: "Вы знаете, я думала (или я думал)... а дай-ка я попробую!" Это дорогого стоит.

Беседовала Инна КАРПОВА