За окном - ночь. Их четверо. Они лежат на полу школьного класса. Это их последняя ночь в родном поселке. Рано утром они уйдут на партизанскую базу. Семьям сказаны на прощание самые добрые, самые нежные слова. Еще несколько ночных часов, и начнется другая жизнь. Каждый из четырех думал об этом про себя, чтобы не мешать другим побыть в своем мире.
Михаил Алексеевич лежал с открытыми глазами, вглядываясь в комнатные сумерки. Еще недавно он, председатель райисполкома, заходил в этот класс, сидел среди милых мальчишек и девчонок. Словно вернулся к своим детским годам, попав сюда. Только ему тогда гораздо труднее было. Шла империалистическая война, в доме вечная нехватка. До учебы ли, когда есть нечего. Он проучился всего три года. А потом стал зарабатывать себе на хлеб. Его милостиво взял половым в чайную местный кулак. Много позже Миша прочел про детские годы Павла Корчагина. Какая схожесть судеб. Рабочий день по 15-16 часов в сутки. Да в придачу еще зуботычины, побои, оскорбления.
Но когда его спрашивали, чей он, Миша отвечал: "Сын потомственного рабочего". Этим он гордился. Его отец - Алексей Гурьянов работал на фабрике Хишина, на заводе "Проводник", а последние семь лет - кочегаром на Октябрьской суконной фабрике. Мать - Анна Павловна - тоже труженица. Пятнадцать лет стирала она в больнице простыня, белье, халаты.
С хозяином у Миши были постоянные нелады. Когда из Петрограда долетела весть о революции, Миша показал ему одну комбинацию из трех пальцев и ушел. Его взяли учеником на заводе "Проводник". Тут трудился отец. Миша начинал путь рабочего человека при Советской власти. Он освоил профессию токаря. В 1925 году вступил в комсомол. Десять лет работал на Октябрьской суконной фабрике. И здесь многие добрым словом отзывались о его отце. Поистине Михаил шел по стопам отца, впитывая в себя традиции рабочего класса.
1931 год. У каждого человека есть своя, особая дата. Для Михаила Гурьянова именно этот год памятен. Его приняли в ленинскую партию. С той поры и развернулась его активная общественно-политическая деятельность. Председатель сельского совета - сначала в Петровске, затем в Красновидове. Молодой советский работник энергично осуществлял политику партии в колхозном строительстве. Учеба в Москве. Оттуда возвратился не только с почетной грамотой, он вырос идейно, стал более зрело судить о проблемах советской деревни, перспективах ее развития. Куда бы его ни послали, он везде целиком отдавал себя делу. За четыре года до Великой Отечественной войны Михаил Алексеевич был избран председателем исполкома Угодско-Заводского районного Совета депутатов трудящихся.
Михаил Алексеевич встал, подошел к окну. Улицы тонули во мраке. Но в его памяти поселок лежал, как на ладони. Дом культуры, сберкасса, детская поликлиника, дом специалистов сельского хозяйства, пожарное депо... Все это строилось при нем. По его инициативе были созданы промышленные и пищекомбинаты, швейно-вышивальная и деревообделочная артели.
А в селах района? Методом народной стройки сооружались мосты и дороги, открывались магазины, больницы и ветеринарные лечебницы, клубы...
Трудящиеся района в сжатые сроки убрали урожай: армии, которая героически боролась с врагом, нужны были хлеб, картофель, овощи. Колхозники их давали. Быстро был эвакуирован общественный скот и сельскохозяйственные машины. Это был неспокойный труд. Дня не хватало, чтобы сделать то, что намечалось утром. Надо строить аэродром? Будет. Михаил Алексеевич бывал на площадке, помогал организовать доставку необходимых материалов. Пять дней - и задание военного командования выполнено: аэродром готов. Какие темпы! Нужен противотанковый рубеж? Длина 750 метров? Хорошо. Люди идут и строят.
Помогали чем могли. Вот несколько цифр: трудящиеся района сдали в фонд обороны на 179 910 рублей оплаченных облигаций госзаймов, наличными деньгами 17 709 рублей, ценностей на 380 рублей. Колхозы выделили 53 головы крупного рогатого скота, 110 голов птицы, 17 овец, свыше 20 тысяч литров молока, 296 центнеров зерна. И это за каких-нибудь два с лишним месяца. А с каким подъемом проходил сбор теплых вещей! В сентябре было сдано для нужд фронта 669 килограммов шерсти, 579 овчин. Люди дарили родной армии одеяла, свитера, полушубки, валенки. Дарили без всякой агитации. "Для победы,- говорили и складывали на стол, добавляя; - Наши дети ведь тоже там".
Немецкие пушки уже катились по селам района. По тем дорогам, по которым ездил Михаил Алексеевич. Сжигали те дома, в которых он сидел за столом у радушных хозяев. Через Угодский Завод двигались наши войска. Тяжелый шаг. Суровые лица.
Михаил Алексеевич оставался на посту. Он отдавал последние указания спокойным, твердым голосом. Что делать с двигателем? Спустите в водоем или уничтожьте. Как быть с имуществом? Увозите в лес. Врагу ничего не оставлять. Закрывались последние учреждения и предприятия. Жизнь, которую он еще вчера направлял, замирала.
Но уже начиналась и другая. В районе был сформирован партизанский отряд - 65 бойцов, созданы продовольственные базы, запасы оружия и боеприпасов. Как всегда, Гурьянов проявил и в этом деле немало заботы. В лесу его ждали. Завтра, вернее, уже сегодня он будет там.
Михаил Алексеевич так и не заснул в эту ночь. Отдавшись своим мыслям, не заметил, как она прошла. Занимался рассвет. Он встал и пошел в райисполком.
В здании райисполкома было непривычно тихо и пусто. Боль сжала сердце. В дверях кабинета показался секретарь райкома партии Курбатов.
- Ну что ж, пора и нам,- сказал он, протирая очки. На рассвете Гурьянов с Курбатовым и группой товарищей ушли из райцентра в лес.
Михаил Алексеевич хорошо знал свой и соседние районы. Он находил тропки, по которым пробирался с товарищами в тыл противника, выводил из окружения красноармейцев.
На партизанских дорогах встречались и его старые знакомые. Однажды неподалеку от деревни Ченцово Гурьянов заметил одиноко идущую женщину. Присмотрелся. Да это же колхозница Феоктистова.
- Вот мы и встретились. Рад. Здравствуйте. Разговорились,
- Все ли есть у партизан? - спросила женщина. Он замялся.
- Говори, Алексеич, не стесняйся.
Гурьянов знал доброту русского человека. Когда собирали теплые вещи, убедился в этом самолично. Он видел в различных проявлениях щедрость соотечественников.
- Все хорошо, Варвара Никифоровна. Только вот мясо кончилось. Ну да мы - народ неизбалованный,- сказал Михаил Алексеевич.
- Что ты, что ты. Разве можно в вашей жизни без мяса. Знаешь что,- предложила вдруг она,- возьми мою корову.
- И не подумаю, нет, нет.
Как он ни отказывался, женщина все же настояла на своем.
- Ладно,- согласился он,- но с условием...
- Какие еще условия между нами. Мы ведь люди свои, советские.
- А с таким условием, что как прогоним оккупантов, верну тебе корову. Слово председателя.
В отряде всех партизан до глубины души тронула эта самоотверженная забота рядовой крестьянки. За таких людей стоило пойти и на смерть и на муки. А пока - жить, чтобы драться и побеждать. Таков закон бойца.
У партизан было с кого брать пример, у кого учиться выдержке, упорству, смелости. Рядом с ними на нарах, возвратившись с задания, после всех засыпал заместитель комиссара отряда Гурьянов. Прежде чем лечь, он подумает о Других. И в ратном деле он всегда первый. Чтобы установить связь с командованием действующей армии, сколько раз переходил он линию фронта. Предстояло ли дорогу заминировать, напасть ли на немцев - Михаил Алексеевич всегда находился в боевой группе.
Вылазки в тыл немцев, нападение на их обозы, отдельные группы становились все чаще. Однако беспокойная душа Гурьянова просила большего. Он вспыхнул весь, узнав, что в райисполкоме разместился немецкий штаб. Весь день он ходил задумчивый.
- Ты что, Михаил Алексеевич? - спросил командир отряда Карасев.
- Трудно нашей армии. Вот помочь бы ей... Ударить по Угодскому Заводу. Там крупное соединение.
- Не под силу это нам. Тридцать семь бойцов.
- Одни мы, конечно, не справимся. А если собрать в кулак несколько отрядов? Как думаешь, командир?
- Интересно.
Мысли Гурьянова были заняты предстоящей операцией. Собирались данные. Враг ведет себя нагло (ах как хочется проучить его!), пренебрегает светомаскировкой (устроить ему фейерверк!), солдаты и офицеры пьянствуют (напоить их до отвала свинцом!).
Постепенно план нападения приобрел конкретную форму. Излагая его, Михаил Алексеевич обосновывал каждую деталь, на каждый вопрос был у него ответ, "А из него вышел бы неплохой штабной командир",- подумал Карасев.
- Добро,- сказал он.- Слово теперь за Москвой.
Гурьянов быстро собрался в дорогу. Его ждали с нетерпением. Своим порывом он зажег всех партизан. В землянках одна тема: нападение на Угодский Завод. Одобрит ли Москва? Наконец Гурьянов бодрит вестью. Он еле выбрался из объятий партизан.
- Тише вы, чертяки. Поберегите силу, она вам пригодится.
Потом рассказывал о столице, о москвичах, их настроениях. Город, как боец. Строг и подтянут. Чувствуется, скоро развернет он свои богатырские плечи. От этого рассказа светлели лица партизан, крепла уверенность в победе.
В середине ноября 1941 года из отряда выбыл комиссар Курбатов. Кто его заменит? Самая подходящая кандидатура - Гурьянов.
Комиссар... Перед его мысленным взором были комиссары гражданской войны. Комиссары действующих частей. Пистолет в руке, устремленная вперед фигура. Тактика партизанской борьбы, правда, отлична от боевых действий на фронте, но личный пример, страстнее слово и тут ценится, как глоток воды, когда мучает жажда, как патрон в трудную минуту.
Прошло несколько дней. Партизаны встречали боевых товарищей по оружию - бойцов московских отрядов Д. К. Каверзнева и В. Н. Бабакина, коломенского отряда Н. В. Шивалина. А вот прибыл и отряд особого назначения Западного фронта во главе с В. В. Жабо. Этот отряд должен был составить главную силу. В лагере стало тесно.
- Народу, как на лесозаготовках,- шутил Гурьянов. Походный шаг обычно пять километров в час. Но тут не было дорог. Двадцать пять километров партизаны шли два дня. Шли осторожно, соблюдая маскировку, чтобы не выдать себя. Иначе - провал. Вот наконец показались дома Угодского Завода. Остановка. Усталость давала себя знать. Многие бойцы ложились спать прямо на мерзлой земле. В райцентр отправились разведчики, они пробыли там до вечера.
- Докладывайте,- сказал В. Жабо.
Свежие данные помогли уточнить отдельные детали операции. В стане противника выбрали для нападения восемь наиболее важных объектов. Соответственно разделились на восемь групп.
Гурьянов решил пойти с группой Карасева. На нее возлагалась сложная и ответственная задача - атаковать противника в райисполкоме, где под усиленной охраной находилось подразделение штаба немецкого соединения. Начало операции - два часа ночи. Исходное положение на опушке леса.
В бою пароль - "Родина", отзыв - "Москва".
- Все ясно? - обратился Жабо к командирам групп.
- Вопросов нет.
- Проверьте подготовку людей, доведите до каждого задачу.
Минуты перед боем. Партизаны сосредоточились на исходном рубеже. До окраины райцентра меньше километра.
В поселке погасли последние огни. Чуткая тишина вверху. Застыли неподвижно ветки деревьев. Тоже, кажется, ждут. Михаил Алексеевич слышит, как на руке стучат часы. Или это сердце? Все тело напружинено, скоро сигнал. Десять минут осталось, пять...
Где-то рядом окрик: "Хальт! Вер коммт?" В тот же миг прозвучала автоматная очередь. Будто по забору провели палкой. Пунктир трассирующих прочертил ночную мглу. Это Карасев подал долгожданный сигнал - вперед!
Этот дом он не раз видел во сне. Два этажа. Балкон. Первый этаж каменный, белый. Второй - деревянный, окрашенный в зеленую краску.
Тут был его кабинет, тут он вел жаркие споры и задушевные беседы с соратниками. Сюда стекалась информация со всего района и отсюда шли советы, указания, помощь. Сейчас он бежит к нему по снегу с автоматом в руке, стреляя на ходу.
Еще рывок, еще, и здание окружено. Гурьянов размахнулся: в одно окно - гранату, в другое - еще гранату. Взрыв. Пламя. Второй взрыв. Огонь осветил комнаты. Не ждали фашисты такого фейерверка. Они бросились к окнам. Назад. Дружные очереди заставили их отхлынуть.
Гурьянов - к парадному входу. Дверь на запоре, не поддается. А, черт! Времени жалко. Есть еще одна дверь, со двора. Он мигом туда. У двери уже фашисты. Очередью по ним. Улеглись. Вот так. Посидели в райисполкоме, хватит...
Атака отряда была стремительной и дружной. Бой кипел по всему поселку. Взлетел на воздух склад с боеприпасами. В другом месте загорелись бочки с бензином. Стало светло, как днем. Куда бы ни бросались в панике немцы - везде их настигала карающая месть партизан.
Операция прошла успешно. Итоги: разгромлены штабные учреждения 12-го армейского корпуса, уничтожено около 600 солдат и офицеров, 80 грузовых и 23 легковых автомашин, четыре танка, бронемашина, пять мотоциклов, обоз с боеприпасами, два склада с горючим, продовольственный склад и авторемонтная мастерская. В руки партизан попали карты, схемы и другие важные штабные документы. Они помогли командованию Красной Армии при организации контрнаступления под Москвой.
- Отходим, товарищи,- распорядился командир.
Партизаны продвигались к месту намеченной стоянки. Отряд потерял 18 человек убитыми, восемь было ранено.
Комиссар Гурьянов свернул в сторону. Надо было зайти в покинутые ранее землянки, чтобы приготовить продукты для товарищей, вскрыть ключ на дне оврага. Путь еще был далек.
Время шло, а Гурьянов не возвращался. Поиски его оказались безрезультатными. Как позднее выяснилось, он попал во вражескую засаду в районе партизанского лагеря. Один против пятидесяти.
- Бросай оружие! - крикнули ему по-немецки. Гурьянов ответил огнем. В горячей схватке он был тяжело ранен. Тут на него и навалились.
Всю свою ненависть выместили враги на комиссаре Гурьянове. Три дня мучений и пыток. Фашисты жгли ему тело каленым железом, не давали даже глотка воды. Кто вы? Имя, фамилия? Ни слова в ответ. Воля коммуниста была сильнее пыток. Он молчал. Оставшись в одиночке, разбитыми губами шептал: пароль-"Родина", отзыв - "Москва".
Его выдал изменник. Тогда он заявил палачам: "Да, я Гурьянов, председатель районного Совета депутатов трудящихся. Горжусь этим!" Обернувшись к предателю, он презрительно спросил: "А ты чем можешь гордиться, иуда?"
Его опять били. Когда он приходил в себя, снова тащили на допрос.
Следователь:
- Мы обещаем вам сохранить жизнь, если скажете, где партизаны, сколько их, с кем они держат связь, кто командиры и комиссары.
- Скажу. партизаны везде, их миллионы, они держат связь со всем народом. Гибель ваша неминуема.
Гурьянова вывели на улицу. Вечерело.
Он шел под охраной, избитый, раненый, но гордый своей силой коммуниста.
- Стой.
Над головой балкон райисполкома. Отсюда в дни праздников с пламенным словом обращался к народу председатель райсовета. Здесь он будет казнен.
Многие жители поселка были свидетелями этой трагической сцены. Михаил Алексеевич успел крикнуть: "Товарищи! Меня сейчас убьют. Уничтожайте фашистов! Да здравствует Родина!".
Телефонный провод стянул его горло. Ноги коснулись земли. Так вот он и стоял несколько дней и ночей на месте казни. Истерзанный врагом, но не сломленный. Убитый, но не побежденный.
Когда части Красной Армии освободили Угодский Завод, партизаны нашли в убежище, позади райисполкома, тело своего бесстрашного комиссара. И тогда они представили всю трагедию, которая закончилась убийством Михаила Алексеевича. Сердца их содрогнулись. Они сняли шапки перед мужеством этого человека. Его руки были сожжены. На голове зияла рана с подгорелыми лоскутами кожи. Правая нога была в мешковине, наполненной сгустками почерневшей крови.
Новый, 1942 год жители поселка начинали без своего председателя. Два дня проходили они мимо гроба героя, отдавая последние почести коммунисту-партизану. Гроб вынесли из здания райисполкома. В сквере напротив вырос над могилой холмик земли.
Родина высоко оценила подвиг своего верного сына.
Вскоре после разгрома фашистской Германии мать героя Анна Павловна Гурьянова получила из Москвы объемистый пакет. Михаил Иванович Калинин писал:
"Уважаемая Анна Павловна! Ваш сын Гурьянов Михаил Алексеевич в боях за Советскую Родину погиб смертью храбрых.
За геройский подвиг, совершенный Вашим сыном Михаилом Алексеевичем Гурьяновым в партизанской борьбе в тылу против немецких захватчиков, Президиум Верховного Совета СССР Указом от 16 февраля 1942 года присвоил ему высшую степень отличия - звание Героя Советского Союза.
Посылаю Вам грамоту Президиума Верховного Совета СССР о присвоении Вашему сыну звания Героя Советского Союза для хранения как память о сыне-герое, подвиг которого никогда не забудется нашим народом".
Калужане свято чтят светлую память своего прославленного земляка. В Угодско-Заводском и областном краеведческих музеях ему посвящены экспозиции. У Дома культуры установлен его бюст, а на здании райисполкома - мемориальная доска. Люди, проходя мимо, невольно задерживают шаг и читают высеченные в мраморе слова:
"Здесь 27 ноября 1941 года зверски замучен и повешен немецкими оккупантами Герой Советского Союза, председатель Угодско-Заводского исполнительного комитета районного Совета депутатов трудящихся
ГУРЬЯНОВ
Михаил Алексеевич"

Отгремели грозовые дни. Однажды Варвара Никифоровна Феоктистова из деревни Ченцово получила извещение. Райисполком сообщал ей, что по просьбе боевых друзей М. А. Гурьянова ей выделена корова взамен той, которую она отдала партизанам осенью 1941 года. Сердце Варвары Никифоровны наполнилось большой радостью. Она горячо благодарила людей, которые не забыли ее патриотический поступок.
Слава М. А. Гурьянова давно стала всенародной. Миллионы людей открывают книгу "История Коммунистической партии Советского Союза". В числе выдающихся командиров и организаторов партизанского движения в этой книге названо имя и Михаила Алексеевича Гурьянова. Вдумайся, друг: какие люди делают историю нашей партии и страны!

Михаил Алексеевич Гурьянов родился 1 октября 1903 года в селе Покровское (ныне Истринского района Московской области) в семье рабочего. Начав трудиться простым батраком, Гурьянов к 1938 году стал председателем исполкома Угодско - Заводского райсовета.

Ночь перед войной Михаил Алексеевич провёл на рыбалке. О том, что Германия выступила против СССР, он узнал лишь, когда утром вернулся в город.

В октябре 1941 года враг оккупировал Угодско-Заводской район, и Михаил Гурьянов принял решение уйти в партизанский отряд, где стал заместителем командира - В.А. Карасева (позднее удостоенного звания Героя Советского Союза).

На территории села Угодский Завод обосновался 12-й армейский корпус вермахта. Операция по разгрому немецкой воинской части началась 24 ноября в 2 часа ночи и стала самой масштабной акцией подмосковных партизан. В ней приняли участие четыре партизанских отряда и спецподразделение 17-й стрелковой дивизии: всего около 300 человек. Захватом вражеского штаба руководил лично Михаил Гурьянов: его отряду удалось вынести важные штабные документы.

Всего в ночь операции партизанам удалось уничтожить 600 гитлеровцев (в том числе 400 офицеров), 103 грузовых и легковых автомобиля, четыре танка. Были взорваны авторемонтная мастерская, склады с горючим и боеприпасами.

Когда противник опомнился от столь стремительного натиска русских, завязались тяжелые бои. Немцы подтянули подкрепление и преследовали партизанские отряды. Через двое суток группа Гурьянова, которую немцы особенно настойчиво искали, оказалась в окружении. Михаил Алексеевич был ранен и взят в плен.

Примерно в начале февраля 1942 года МК ВКП (б) подготовил справку о боевой деятельности М.А. Гурьянова, в ней указывалось, что М.А. Гурьянов "отличался исключительным мужеством и храбростью в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками", что "принимал активное участие во всех боевых операциях партизанского отряда". "Знал хорошо местность своего района, - сообщалось в справке, - он неоднократно ходил в разведку в глубокий тыл противника, поддерживал связь с населением, выводил бойцов Красной Армии из окружения".

И далее: "Его смелость и отвага являлись примером для бойцов отряда и воспитывали в них бесстрашие и мужество. Будучи в разведке, им было установлено расположение штаба корпуса и гарнизона противника, находившегося в районном центре в Угодском Заводе". "По данным его разведки было принято решение о разгроме штаба немецких войск объединёнными силами партизанских отрядов. Тов. Гурьянов непосредственно участвовал в разработке плана нападения".
Очевидно, эта справка и была принята в качестве наградного листа, когда рассматривался вопрос о присвоении М.А. Гурьянову звания Героя Советского Союза.

Известно также, что 8 февраля 1942 года секретарь МК и МГК ВКП(б) А.С. Щербаков направил на имя И.В. Сталина письмо, в котором, в частности, говорилось, что Московский областной комитет ВКП(б) "направляет Вам список на 95 человек партизан, отличившихся в борьбе с немецкими захватчиками, просит их наградить, и в том числе трём партизанам - тт. Кузину И.Н., Зое Космодемьянской, Гурьянову М.А. - присвоить звание Героя Советского Союза".
Через восемь дней, 16 февраля 1942 года, названные в списке А.С. Щербаковым трое мужественных патриотов были удостоены этого высокого звания.

В октябре сорок первого фронт вплотную подошёл к Угодскому Заводу. В районе было уже подготовлено подполье, создан партизанский отряд. Командиром отряда был утверждён недавний комсомолец- пограничник В.А. Карасёв (ныне подполковник в отставке, Герой Советского Союза), комиссаром - как более опытный в работе с людьми М.А. Гурьянов.
17 октября 1941 года наши части оставили территорию района. Согласно плану, исполнение которого поручалось М. А. Гурьянову, было взорвано энергетическое оборудование фабрики, мастерские детского дома, утоплены в реке машины крахмального завода, уничтожено оборудование районного узла связи, выведены из строя банк, сберкасса. На утро 20 октября Гурьянов с группой товарищей последним из угодских партизан покинул райцентр.

С самого начала работы в партизанском отряде Михаил Алексеевич стал фактически его руководителем. Для согласования и решения необходимых вопросов он не раз переходил линию фронта, бывал в МК ВКП (б), Мособлисполкоме, в Серпуховском окружкоме партии. Вместе с командованием отряда и руководством райкома партии (секретарь А.Н. Курбатов) принимал деятельное участие в разработке планов операции.

Для разгрома штаба крупного соединения противника в Угодском Заводе подошли ещё несколько партизанских отрядов под командованием Коверзнева, Бабакина, Шувалова и других. Образовался объединённый отряд в составе 302 человек.
Пройдя 25 километров в трескучий мороз по дремучему лесу, сводный отряд партизан к двум часам ночи 24 ноября сорок первого года сосредоточился в 800 метрах от райцентра, а в два часа ночи уже начался бой. Партизаны застали фашистов врасплох, вызвали в их стане панику. Командир отряда В.А. Карасёв, вспоминая эту операцию, писал, что при захвате здания райисполкома, где располагался штаб корпуса противника, Гурьянов активно руководил группой партизан. Вот и уничтожены часовые. В окна первого этажа полетели гранаты. Несколько человек бросилось к центральному входу, чтобы ворваться в здание. Но массивная дверь не поддавалась.

Ничего вы с ней не сделаете, прочная, - Это раздался голос Михаила Алексеевича. - А ну, разойдись!
И Гурьянов одну за другой бросил две гранаты. Дверь слетела с петель. Партизаны рванулись вперёд, устремились по лестнице на второй этаж, где гитлеровцы засели с автоматами. И снова - впереди Гурьянов. Изловчившись, он швырнул гранату. Наши ворвались в кабинет. Вскрыли шкаф, сейф, забрали документы и подожгли здание.
Бой протекал скоротечно, ожесточённо. Но сил у противника было больше. Однако партизаны нанесли им сильный удар. Но и сами несли потери. Уже восемнадцать лучших ребят полегло. Ещё восемь было тяжелораненых.
Партизаны стали отходить.

Гурьянов отходил последним, с группой прикрытия. По дороге попали в засаду, его окружили. Но вооружён партизанский комиссар был хорошо, защищался стойко. Его гитлеровцы схватили уже после того, когда он был дважды ранен...
Об этом налёте партизан в одном из утренних сообщений тогда Совинформбюро говорило:
"Получено сообщение о большом успехе партизан, действовавших в оккупированных немцами районах Московской области. 24 ноября несколько партизанских отрядов под командованием К., П., Б., объединившихся для совместных действий против оккупантов, совершили налёт на крупный населённый пункт, в котором расположился штаб одного из войсковых соединений немецко-фашистской армии. Ночью, после тщательной разведки, славные советские патриоты обрушились на ничего не подозревавшего врага... Разрушен штаб немецкого корпуса. Захвачены важные документы. Отважные бойцы-партизаны перебили около шестисот немцев, в том числе много офицеров, уничтожили склад с горючим, авторемонтную базу, 80 грузовых и 23 легковых автомашины, 4 танка, бронемашину, обоз с боеприпасами и несколько пулемётных точек...".
И снова вернёмся к нашему герою-земляку Гурьянову. Более двух дней фашистские изверги пытали Гурьянова. Его истязали, жгли раскалённым железом.
- Где твои люди, Гурьянов?!
Вот чего добивались палачи от него. А он с гордостью отвечал:
- Мои люди везде! Это советские люди...
На казнь Гурьянова согнали многих жителей. В три часа дня 27 ноября 1941 года его привезли к зданию райисполкома, чтобы повесить на балконе. И вот он, уже с петлёй на шее, вызывающе бросил своим палачам:
- Смерть фашизму! Да здравствует наша Родина!
Это были последние слова героя.

Фашисты не допускали к телу казнённого комиссара, на груди которого белела записка: "Вождь партизан". Около двух недель гитлеровцы не разрешали снять труп.
...Третьего января 1942 года, когда советские войска вступили в Угодский Завод, в центре посёлка состоялся траурный митинг. После троекратного ружейного салюта гроб с телом М.А. Гурьянова был предан земле.
Советское правительство высоко оценило проведённую в Угодском Заводе операцию. В декабре 1941 года многие её участники, в том числе 11 партизан были награждены орденами и медалями Советского Союза. Комиссар Угодско - Заводского партизанского отряда М.А. Гурьянов был награждён орденом Красного Знамени. А спустя два месяца ему было присвоено звание Героя Советского Союза.

Ныне имя Героя Советского Союза Михаила Алексеевича Гурьянова широко известно не только среди нас, его земляков, но и во всей стране. В его честь названы улицы в Москве, Дедовске, Жукове, Обнинске. В книге "История Коммунистической партии Советского Союза" наш земляк справедливо поставлен в один ряд с такими выдающимися командирами и организаторами партизанского движения, как Т.П. Бумажков, К.С. Заслонов, С.А. Ковпак, П.К. Пономаренко, С. В. Руднев, А.Н. Сабуров, А.Ф. Фёдоров.

В память о Герое Советского Союза Михаиле Алексеевиче Гурьянове в 1971 г. в Москве, в районе Печатники, его именем названа улица, на которой установлен памятник герою.
Добраться можно пешком от метро Печатники
На автобусе: 292 (от метро Печатники, станции Перерва Курского направления), 426 (от метро Печатники, Текстильщики), 703 (от метро Печатники, Текстильщики, станции Перерва Курского направления) до остановки "Лицей".

Эта серия тайников посвящена героям Советского Союза. Другие тайники серии.

» Гурьянов Михаил Алексеевич

Гурьянов Михаил Алексеевич

Он родился 1 октября 1903 г. в селе Петровское Истринского района. Русский, член КПСС с 1931 г.
Трудовую деятельность начал в 12 лет - был в услужении у владельца местной чайной. Потом на заводе в Тушино учился на токаря. С 1920 года стал рабочим на Октябрьской суконной фабрике. В конце двадцатых годов его избрали Председателем Петровского сельсовета.
А дальше - учёба на курсах советского строительства в Москве. М.А. Гурьянов избирается председателем исполкома Угодозаводского районного Совета (ныне Жуковский район Калужской области).
В этой должности встретил Великую Отечественную. Когда гитлеровцы оккупировали район, Гурьянов был комиссаром партизанского отряда.

Погиб, когда ему исполнилось 38. Ему посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза.
Ныне имя Героя Советского Союза Михаила Алексеевича Гурьянова широко известно не только среди нас, его земляков, но и во всей стране. В его честь названы улицы в Москве, Дедовске, Жукове, Обнинске. В книге "История Коммунистической партии Советского Союза" наш земляк справедливо поставлен в один ряд с такими выдающимися командирами и организаторами партизанского движения, как Т.П. Бумажков, К.С. Заслонов, С.А. Ковпак, П.К. Пономаренко, С. В. Руднев, А.Н. Сабуров, А.Ф. Фёдоров.
Примерно в начале февраля 1942 года МК ВКП (б) подготовил справку о боевой деятельности М.А. Гурьянова, в ней указывалось, что М.А. Гурьянов "отличался исключительным мужеством и храбростью в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками", что "принимал активное участие во всех боевых операциях партизанского отряда". "Знал хорошо местность своего района, - сообщалось в справке, - он неоднократно ходил в разведку в глубокий тыл противника, поддерживал связь с населением, выводил бойцов Красной Армии из окружения".
И далее: "Его смелость и отвага являлись примером для бойцов отряда и воспитывали в них бесстрашие и мужество. Будучи в разведке, им было установлено расположение штаба корпуса и гарнизона противника, находившегося в районном центре в Угодском Заводе". "По данным его разведки было принято решение о разгроме штаба немецких войск объединёнными силами партизанских отрядов. Тов. Гурьянов непосредственно участвовал в разработке плана нападения".
Очевидно, эта справка и была принята в качестве наградного листа, когда рассматривался вопрос о присвоении М.А. Гурьянову звания Героя Советского Союза.
Известно также, что 8 февраля 1942 года секретарь МК и МГК ВКП(б) А.С. Щербаков направил на имя И.В. Сталина письмо, в котором, в частности, говорилось, что Московский областной комитет ВКП(б) "направляет Вам список на 95 человек партизан, отличившихся в борьбе с немецкими захватчиками, просит их наградить, и в том числе трём партизанам - тт. Кузину И.Н., Зое Космодемьянской, Гурьянову М.А. - присвоить звание Героя Советского Союза".
Через восемь дней, 16 февраля 1942 года, названные в списке А.С. Щербаковым трое мужественных патриотов были удостоены этого высокого звания.
В октябре сорок первого фронт вплотную подошёл к Угодскому Заводу. В районе было уже подготовлено подполье, создан партизанский отряд. Командиром отряда был утверждён недавний комсомолец- пограничник В.А. Карасёв (ныне подполковник в отставке, Герой Советского Союза), комиссаром - как более опытный в работе с людьми М.А. Гурьянов.
17 октября 1941 года наши части оставили территорию района. Согласно плану, исполнение которого поручалось М. А. Гурьянову, было взорвано энергетическое оборудование фабрики, мастерские детского дома, утоплены в реке машины крахмального завода, уничтожено оборудование районного узла связи, выведены из строя банк, сберкасса. На утро 20 октября Гурьянов с группой товарищей последним из угодских партизан покинул райцентр.
С самого начала работы в партизанском отряде Михаил Алексеевич стал фактически его руководителем. Для согласования и решения необходимых вопросов он не раз переходил линию фронта, бывал в МК ВКП (б), Мособлисполкоме, в Серпуховском окружкоме партии. Вместе с командованием отряда и руководством райкома партии (секретарь А.Н. Курбатов) принимал деятельное участие в разработке планов операции.
Для разгрома штаба крупного соединения противника в Угодском Заводе подошли ещё несколько партизанских отрядов под командованием Коверзнева, Бабакина, Шувалова и других. Образовался объединённый отряд в составе 302 человек.
Пройдя 25 километров в трескучий мороз по дремучему лесу, сводный отряд партизан к двум часам ночи 24 ноября сорок первого года сосредоточился в 800 метрах от райцентра, а в два часа ночи уже начался бой. Партизаны застали фашистов врасплох, вызвали в их стане панику. Командир отряда В.А. Карасёв, вспоминая эту операцию, писал, что при захвате здания райисполкома, где располагался штаб корпуса противника, Гурьянов активно руководил группой партизан. Вот и уничтожены часовые. В окна первого этажа полетели гранаты. Несколько человек бросилось к центральному входу, чтобы ворваться в здание. Но массивная дверь не поддавалась.
Ничего вы с ней не сделаете, прочная, - Это раздался голос Михаила Алексеевича. - А ну, разойдись!
И Гурьянов одну за другой бросил две гранаты. Дверь слетела с петель. Партизаны рванулись вперёд, устремились по лестнице на второй этаж, где гитлеровцы засели с автоматами. И снова - впереди Гурьянов. Изловчившись, он швырнул гранату. Наши ворвались в кабинет. Вскрыли шкаф, сейф, забрали документы и подожгли здание.
Бой протекал скоротечно, ожесточённо. Но сил у противника было больше. Однако партизаны нанесли им сильный удар. Но и сами несли потери. Уже восемнадцать лучших ребят полегло. Ещё восемь было тяжелораненых.
Партизаны стали отходить.
Гурьянов отходил последним, с группой прикрытия. По дороге попали в засаду, его окружили. Но вооружён партизанский комиссар был хорошо, защищался стойко. Его гитлеровцы схватили уже после того, когда он был дважды ранен...
Об этом налёте партизан в одном из утренних сообщений тогда Совинформбюро говорило:
"Получено сообщение о большом успехе партизан, действовавших в оккупированных немцами районах Московской области. 24 ноября несколько партизанских отрядов под командованием К., П., Б., объединившихся для совместных действий против оккупантов, совершили налёт на крупный населённый пункт, в котором расположился штаб одного из войсковых соединений немецко-фашистской армии. Ночью, после тщательной разведки, славные советские патриоты обрушились на ничего не подозревавшего врага... Разрушен штаб немецкого корпуса. Захвачены важные документы. Отважные бойцы-партизаны перебили около шестисот немцев, в том числе много офицеров, уничтожили склад с горючим, авторемонтную базу, 80 грузовых и 23 легковых автомашины, 4 танка, бронемашину, обоз с боеприпасами и несколько пулемётных точек...".
И снова вернёмся к нашему герою-земляку Гурьянову. Более двух дней фашистские изверги пытали Гурьянова. Его истязали, жгли раскалённым железом.
- Где твои люди, Гурьянов?!
Вот чего добивались палачи от него. А он с гордостью отвечал:
- Мои люди везде! Это советские люди...
На казнь Гурьянова согнали многих жителей. В три часа дня 27 ноября 1941 года его привезли к зданию райисполкома, чтобы повесить на балконе. И вот он, уже с петлёй на шее, вызывающе бросил своим палачам:
- Смерть фашизму! Да здравствует наша Родина!
Это были последние слова героя.

Фашисты не допускали к телу казнённого комиссара, на груди которого белела записка: "Вождь партизан". Около двух недель гитлеровцы не разрешали снять труп.
...Третьего января 1942 года, когда советские войска вступили в Угодский Завод, в центре посёлка состоялся траурный митинг. После троекратного ружейного салюта гроб с телом М.А. Гурьянова был предан земле.
Советское правительство высоко оценило проведённую в Угодском Заводе операцию. В декабре 1941 года многие её участники, в том числе 11 партизан были награждены орденами и медалями Советского Союза. Комиссар Угодско - Заводского партизанского отряда М.А. Гурьянов был награждён орденом Красного Знамени. А спустя два месяца ему было присвоено звание Героя Советского Союза.

Н. Гребенщиков