Родился 17 декабря 1917 года в городе Балашове Саратовской губернии
(ныне - области ) .
С 1934 года Юрий Гарнаев жил в посёлке Лопасня
(ныне
- в черте города Чехова , Московской области ) .

В 1936 году он окончил 3 курса Подольского индустриального техникума .
В 1936-1938 годах работал токарем на Лианозовском вагоноремонтном заводе .
В 1938 году окончил Мытищинский аэроклуб .

В связи с поступлением в Энгельсскую военную авиационную
школу лётчиков
, в 1938 году
Юрий Александрович Гарнаев был призван
в ряды Рабоче-крестьянской Красной армии Мытищинским районным
Военным комиссариатом Московской области
.

По окончании авиашколы служил в строевых частях ВВС ( в Забайкалье ) .

Служба в истребительной авиации началась для него воздушными
боями с японскими милитаристами в районе реки Халхин-Гол
.
Здесь он получил свою первую боевую награду .

С 1940 года служил лётчиком-инструктором Забайкальской Высшей
авиационной школы лётчиков
в городе Улан-Удэ .

В начале Великой Отечественной войны Ю.А. Гарнаев подает рапорт
об отправке на фронт .
Однако рапорт удовлетворен
не был : опытный лётчик и инструктор
нужен был молодым авиаторам
.

С 1942 года Ю.А. Гарнаев вновь служил в строевых частях ВВС .

Юрий Александрович - участник советско-японской войны .
С августа по сентябрь 1945 года служил в должности штурмана
718-го истребительного авиационного полка
на Забайкальском фронте .
Совершил 20 боевых вылетов
.

В декабре 1945 года он был осуждён Военным трибуналом 9-й Воздушной Армии
"за нарушение режима секретности" и был уволен из Вооружённых сил .
Досрочно освобождён
в октябре 1948 года.

До 1948 года срок отбывал работая токарем , технологом , старшим диспетчером
завода МВД СССР
в городе Ворошилове
(ныне - город Уссурийск , Приморского края ) .
Перед освобождением являлся заведующим клубом МВД
в городе Норильске .

В 1949-1950 годах Ю.А. Гарнаев работал технологом в Лётно-исследовательском институте в городе Жуковском Московской области , а в 1950-1951 годах -
заведующим клубом "Стрела"
в этом же городе .

С января по декабрь 1951 года работал парашютистом-испытателем
Лётно-исследовательского института
.

14 июля 1951 года Юрий Александрович Гарнаев выполнил первое
в стране катапультирование в скафандре (высотно-компенсирующем костюме ) .

С декабря 1951 года являлся Лётчиком-испытателем ЛИИ .
В 1953 году он окончил курсы при Школе лётчиков-испытателей .



Ю.А. Гарнаев провёл следующие работы
:
испытания скафандров (высотно-компенсирующих костюмов )
на самолётах МиГ-15 , Ил-28 , Ту-14 ( в 1951-1953 годах ) ;
испытания вертолёта Ми-3 в режиме авторотации ( в 1954 году ) ;
испытания опытных автопилотов на на вертолёте Ми-4 ( в 1957 году ) ;
испытания по отстрелу лопастей на вертолёте Ми-4
( в 1958 году ) ;
испытания на максимальную скорость самолёта МиГ-21Ф ;
испытания ряда опытных двигателей на самолётах-истребителях ;
испытания средств спасения
;
испытания силовой установки вертолёта Ми-6
;
испытания самолётов Ту-16
и Ан-10 на сваливание ( в 1960 году ) ;
испытания вертолётов Як-24 (
в 1953-1955 годах ) ,
Ми-10 ( в 1959 году ) , Ка-22 ( в 1962-1964 годах ) ;
отработка крыльевой заправки самолёта Ту-16 ( в 1956 году ) .

По причине отказа техники он неоднократно оказывался в сложнейших ситуациях ,
что называется "на грани" , и всегда выходил из них с честью .

В 1957 году он выполнил первый испытательный полёт на "Турболёте" , созданном
под руководством конструктора
Арама Назаровича Рафаэлянца в 1955 году
в Конструкторском бюро Лётно-исследовательского института .

В 1958 году турболёт , пилотируемый Ю.А. Гарнаевым , демонстрировался
на воздушном параде в Тушино с большим успехом у зрителей .
Результаты исследований были позже применены при постройке первого советского самолёта вертикального взлёта и посадки Як-36 , а позже и серийного Як-38 ,
и именно
Юрий Александрович первым поднял в воздух этот самолёт .

Он также провёл ряд работ по Советской космической программе .
Ю.А. Гарнаев участвовал
в тренировках членов первого отряда Центра подготовки космонавтов ВВС в условиях невесомости в специально оборудованных
самолётах-лабораториях Ту-104ЛЛ
, предварительно испытав эти самолёты .

Занимался отработкой лунного модуля на "Турболете" и участвовал в тренировке группы космонавтов по этой программе на специально
переоборудованном
для этого вертолёте Ми-4 .

Юрия Александровича связывала тесная дружба с первым космонавтом Земли
Юрием Алексеевичем Гагариным , а также с другими членами первого отряда космонавтов ВВС .

Ю.А. Гарнаев - неоднократный участник авиационных парадов
под Москвой и Международных авиасалонов .

Весной 1966 года на вертолёте "Ми-6" он принимал участие в монтаже
опор линий электропередач
в Швейцарских Альпах .

Летом 1967 года Ю.А. Гарнаев вновь участвовал в работе Международного авиационного салона в Ле-Бурже (Франция ) .

Он был единственным Советским лётчиком , получившим из рук американцев сертификат на управление вертолётами конструкции
Игоря Ивановича Сикорского .

***
Сын Юрия Александровича - Герой Российской Федерации,
Заслуженный лётчик-испытатель РФ
Гарнаев Александр Юрьевич
(родился 1 сентября 1960 года ) достойно продолжает дело своего отца.
Выпускник Армавирского Высшего авиационного училища и школы
лётчиков-испытателей Министерства авиационной промышленности.
Он работал лётчиком-испытателем в ОКБ А.И. Микояна и Лётно-исследовательском институте имени М.М. Громова
(город Жуковский, Московской области ) .
Руководил отрядом № 1 лётчиков - испытателей ЛИИ.
В настоящее время является Командиром воздушного судна
Airbus А-330 авиакомпании "Аэрофлот".

Н аграды:
Приказом войскам 12-й Воздушной армии № 018/ н от 28 августа 1945 года
и от имени Президиума Верховного Совета СССР
"За образцовое
выполнение боевых заданий Командования на фронте в борьбе
с японскими милитаристами и проявленные при этом доблесть
и мужество"
штурман 718-го истребительного авиационного полка
старший лейтенант
Гарнаев Юрий Александрович был награждён
орденом Отечественной войны I степени.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 21 августа 1964 года
"За мужество и героизм, проявленные при испытании новой авиационной техники" , лётчику-испытателю Лётно-исследовательского института Гарнаеву
Юрию Александровичу
было присвоено звание Героя Советского Союза
с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда"
(№ 11212 ) .

В тот же день, Указом Президиума Верховного Совета СССР
За большой вклад в освоение новой авиационной техники
Юрию Александровичу Гарнаеву было присвоено
Почётное звание "Заслуженный лётчик-испытатель СССР".

Это был единственный в истории награждений случай одновременного
присвоения званий Героя Советского Союза и Заслуженного
лётчика-испытателя СССР одному и тому же человеку.

Он был также награждён орденом Трудового Красного Знамени (1957 ) ,
медалями "За отвагу"
(1939 , За участие в боевых действиях в
районе реки Халхин-Гол
)
, "За Победу над Японией" (1945 ) и другими наградами.

Гарнаев Юрий Александрович – лётчик-испытатель Лётно-исследовательского института.

Родился 4 (17) декабря 1917 года в городе Балашов Саратовской губернии (ныне Саратовской области). Русский. С 1934 года жил в посёлке Лопасня (ныне город Чехов Московской области). В 1936 году окончил 3 курса Подольского индустриального техникума. В 1936-1938 годах работал токарем на Лианозовском вагоноремонтном заводе. В 1938 году окончил Мытищинский аэроклуб.

В армии с 1938 года. В 1939 году окончил Энгельсскую военную авиационную школу лётчиков. Служил в ВВС лётчиком истребительного авиаполка (в Забайкальском военном округе). В 1940-1942 – лётчик-инструктор Забайкальской военной авиационной школы лётчиков (город Улан-Удэ). С 1942 года вновь служил в строевых частях ВВС (на Забайкальском фронте).

Участник советско-японской войны 1945 года в должности штурмана 718-го истребительного авиационного полка (Забайкальский фронт). Участвовал в Хингано-Мукденской операции. Совершил 11 боевых вылетов на истребителе Як-9.

После войны продолжал службу в ВВС штурманом истребительного авиаполка (на Дальнем Востоке). С октября 1945 года старший лейтенант Ю.А.Гарнаев – в отставке.

В декабре 1945 года был осуждён и до апреля 1948 года находился в тюремном заключении, работая на заводе МВД в городе Ворошилов (ныне город Уссурийск Приморского края). В апреле-октябре 1948 года был заведующим клубом в Норильске. Досрочно освобождён в октябре 1948 года.

В 1949-1950 годах работал техником в Лётно-исследовательском институте (город Жуковский Московской области). Принимал участие в отработке системы дозаправки самолётов в воздухе. В 1950 году отстранён от работы в ЛИИ как судимый, назначен заведующим клубом «Стрела» в городе Жуковский.

В январе-декабре 1951 – парашютист-испытатель Лётно-исследовательского института, выполнил 7 испытательных катапультирований и несколько десятков парашютных прыжков. 14 мая 1951 года выполнил первое в стране катапультирование в скафандре.

С 1952 – лётчик-испытатель Лётно-исследовательского института. В 1953 году окончил курсы при Школе лётчиков-испытателей. В 1957 году выполнил первый полёт и провёл испытания уникального летательного аппарата «Турболёт». Провёл ряд сложнейших испытательных работ на самолётах и вертолётах самых различных классов и назначений. Дважды покидал летательные аппараты с парашютом в аварийных ситуациях: в 1962 году – вертолёт Ми-6 и в 1964 году – винтокрыл Ка-22.

За мужество и героизм, проявленные при испытании новой авиационной техники, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 21 августа 1964 года лётчику-испытателю Гарнаеву Юрию Александровичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».

Погиб 6 августа 1967 года на вертолёте Ми-6ПЖ при тушении лесного пожара в районе города Марсель (Франция).

Жил в городе Жуковский Московской области. Похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве.

Заслуженный лётчик-испытатель СССР (21.08.1964), капитан. Награждён орденами Ленина (21.08.1964), Отечественной войны 1-й степени (28.08.1945), Трудового Красного Знамени (12.07.1957), медалями.

Его именем названы улицы в городах Жуковский, Чехов, Улан-Удэ и Феодосия (Крым). В Жуковском на доме, в котором он жил, установлена мемориальная доска. Его имя присвоено гимназии в Балашове и школе в Жуковском. В городе Ле-Ров (Франция), на месте гибели, установлен памятник.

Сочинения:
Испытано на себе. М., 1970;
Испытано на себе. 2-е издание. М., 1976

Источники
Васин В.П., Симонов А.А. Испытатели ЛИИ. Жуковский, 2001
Воробьёв В.П., Ефимов Н.В. Герои Советского Союза: справ. – С.-Петербург, 2010.
Герои Советского Союза и России, полные кавалеры ордена Славы Северного АО г. Москвы. М., 2003
Герои Советского Союза: крат. биогр. слов. Т.1. – Москва, 1987.
Личное дело
Московский некрополь Героев. Том 1. – Москва, 2011.
Румянцев Н.М. Люди легендарного подвига. – Саратов, 1968.
Симонов А.А. Заслуженные испытатели СССР. – Москва, 2009.
Шагнувшие в бессмертие. Книга 2. Саратов, 1974

Есть в нашем городе небольшая тихая улочка, скромная и зеленая. На табличках, висящих на домах, можно прочесть: «Улица Гарнаева». Его имя в нашем городе носит не только улица, но и школа номер пять, в которой также находится музей, посвященный Юрию Александровичу Гарнаеву. Помимо нашего города, его имя носят улицы в городах Балашов, Улан-Удэ и Феодосия, его именем названы теплоход, гимназия и благотворительный фонд. Памятник Гарнаеву находится даже во Франции, в городе Ле Ров. Кто же он, этот человек, чем он знаменит и какое отношение имеет к Жуковскому?

Июль 1958 года, Москва. В Тушино проводится очередной воздушный праздник. Над восхищенными зрителями проносятся стремительные истребители, зависают вертолеты, неторопливо пролетают пассажирские самолеты. Но вот в воздух поднимается что-то совершенно непонятное. У летательного аппарата нет ни крыльев, ни фюзеляжа. А струя из двигателя направлена вниз. И эта «летающая табуретка» не только поднимается в небо, но и передвигается по воздуху, как бы танцуя вальс. Диктор объявляет, что в небе - «Турболет», который пилотирует летчик-испытатель Гарнаев. Так страна впервые узнает имя этого человека.
Юрий Александрович Гарнаев родился 17 декабря 1917 года в городе Балашов нынешней Саратовской области. Однажды на первомайской демонстрации Юра видит пролетающий над толпой самолет. Уже на следующий день он бежит на аэродром и уговаривает пилота прокатить его. Теперь в его жизни есть заветное желание - стать летчиком. Юрий еще не знает, сколько преград ему придется преодолеть на этом пути…

После окончания семилетней школы Юра Гарнаев переезжает вместе с матерью в Подмосковье, где работает токарем на Лианозовском вагоноремонтном заводе.

Здесь Юрий Гарнаев вновь возвращается к своей давней мечте - летать. В январе 1937 года он поступает в Мытищинский аэроклуб. Занятия в нем идут параллельно с работой на заводе. 17 июня 1937 года Юрий совершает свой первый самостоятельный полет - мечта сбылась! После окончания аэроклуба Гарнаев поступает в Энгельсское военное авиационное училище, которое успешно заканчивает в мае 1939 года.
Младший лейтенант Юрий Гарнаев направлен для прохождения дальнейшей службы в 51-й истребительный авиационный полк Забайкальского военного округа, и уже через год, как один из лучших пилотов полка, он становится инструктором Забайкальской военной авиашколы. С началом Великой Отечественной войны Гарнаев настойчиво рвется на фронт, однако подготовка летных кадров тоже считается важной задачей, и Юрия оставляют инструктором. Только в феврале 1942 года ему все же удается перейти в строевую часть. Полк, в котором он теперь служит, защищает дальневосточные рубежи страны от возможных налетов японцев.
В августе 1945 года начинаются боевые действия против Японии. Штурман 718-го истребительного авиаполка капитан Гарнаев участвует в Маньчжурской операции, выполняет 11 боевых вылетов на истребителе Як-9, и 28 августа его награждают орденом Отечественной войны I степени.
И вдруг как гром среди ясного неба - арест. Можно слышать массу версий о его причине: от утери секретной полетной карты до убийства по неосторожности… На самом деле причина была весьма прозаична - в китайском городе Дайрен (ныне - Далянь) 28-летний летчик познакомился с русской эмигранткой. Соответствующие органы проявили бдительность, и в декабре 1945 года Юрий Гарнаев был осужден судом военного трибунала «за нарушение режима секретности» и приговорен к 5 годам лишения свободы. До апреля 1948 года заключенный Гарнаев работает на заводе НКВД на Дальнем Востоке. И втайне от всех пишет стихи…

Случилось несчастье…
Большое несчастье случилось.
Из списков живых я надолго сейчас исключен.
И жизнь под откос, как разбитая бричка, свалилась,
На каторжный труд лиходейкой-судьбой обречен.
Как трудно словами измерить обиду и муки,
Как страшно поверить, как тяжко в душе перенесть,
Что цепи закона сковали мне волю и руки,
Что стал я бесправным и грязью обрызгана честь…

Вспоминает Станислав Гарнаев - старший сын Ю.А.Гарнаева: Вот очень интересно, что в лагере, мы по рассказам знаем, ни бумагу, ни перо не дают. Но папа находил все же где-то чернила. А бумаги не было. И он решил все же записывать. А на чем? И тогда он нарезал листы бумаги из использованных цементных пакетов.
Его досрочно освобождают в октябре 48-го. Лишенный воинского звания и наград, амнистированный, но не оправданный, Гарнаев возвращается в Подмосковье. Жена за это время нашла себе другого, жить негде, на работу с судимостью не берут… Но Юрий не сдается и страстно хочет вновь вернуться в небо.
Вспоминает Александр Акимов - начальник лаборатории ЛИИ имени М.М.Громова: Он говорит: я готов - что угодно, хоть уборщицей работать, но только на аэродроме. Ну, конечно, когда он говорил такие слова, он имел в виду, что, будучи на аэродроме, он, в конце концов, прорвется к своей любимой летной работе.
С большим трудом ему удается устроиться в Летно-исследовательский институт. Летчиком не взяли, поэтому на первых порах приходится работать технологом. Иногда ему разрешают полетать на связном самолете По-2. Гарнаев уже начинает думать о возвращении на летную работу, но тут его подстерегает новая беда… Летом 1950 года на предприятиях начинается «чистка от чуждых элементов». Под этим предлогом из института увольняют многих летчиков-испытателей и инженеров.

Вспоминает Алексей Алексеев - бывший комендант аэродрома ЛИИ имени М.М.Громова:
Времена были такие, что было указание: кто был в заключении и кто был в плену, этих людей уволить… И под это тоже попал Юра.
Несмотря на очередной удар судьбы, Юрий Александрович не отчаивается. Он все равно остается работать в институте. Правда, теперь уже не на аэродроме, а заведующим клуба «Стрела». Но мысль о возвращении в небо по-прежнему не покидает его.

С появлением реактивной техники в стране начинается разработка принципиально новых средства спасения летчика - катапультных кресел. В Летно-исследовательском институте проводят их испытания. Дело это чрезвычайно опасное, и поэтому желающих катапультироваться не так уж и много, но Гарнаев с радостью берется за смертельно опасную работу. Главное - он вновь на аэродроме, вновь в небе! Только за три месяца 1951-го Юрий Гарнаев выполняет 7 воздушных катапультирований. 14 мая 1951 года он первым в стране выполняет катапультирование в скафандре, 14 июля катапультируется на скорости 900 км/ч. Для того времени это было рекордом.
А вскоре Юрий возвращается к главной мечте своей жизни - летной работе. С декабря 1951 года он - летчик-испытатель Летно-исследовательского института в Жуковском. Начинается новая страница его биографии.
Трудно даже перечислить главные из проведенных им испытательных работ. В числе первых в стране Гарнаев начинает испытывать только появившиеся вертолеты. В 1958 году он проводит уникальный летный эксперимент по отстрелу лопастей на вертолете Ми-4. Годом раньше Юрий Александрович проводит испытания экзотического летательного аппарата «Турболет», представлявшего собой ферменную конструкцию с вертикально установленным турбореактивным двигателем и струйными рулями.

Вспоминает Александр Акимов: Эта машина, которая не только висела, но и летала вперед, назад, в разные стороны со скоростью и так далее. И, конечно, венцом этих полетов стал парад в Тушино, когда Гарнаев на «Турболете» продемонстрировал вот этот прекрасный полет на двигателе. Я почему говорю о двигателе? Потому что отказ двигателя является одним расчетным случаем и до сих пор в авиации. А там, на «Турболете», был один двигатель. Если двигатель отказывал - летчик погибал. Это 100%.
Одним из первых Гарнаев начинает испытания первого отечественного самолета вертикального взлета и посадки Як-36. Будучи универсальным летчиком-испытателем, Юрий Александрович успешно проводит испытания всех типов самолетов и вертолетов.
Вспоминает Валентин Васин - Герой Советского Союза, заслуженный летчик-испытатель СССР: Говорили: он все время торопится. А он действительно восполнял то время, которое он провел на сцене в клубе и токарем у станка, за время до 1949 года. Например, он мог так: встает в четыре-пять, едет в Люберцы, летает на вертолетах. Потом к семи - восьми часам летает на каком-нибудь бомбардировщике у Туполева. Пару-тройку полетов в ЛИИ по плановой таблице на истребителях. И, как ни странно, у него всегда все получалось. Как летчик он был отменный, и время свое планировал разумно, всегда у него все получалось, и все были довольны.

Но случались и непредвиденные ситуации… 29 декабря 1962 года при выполнении испытательного полета на вертолете Ми-6 возникает пожар двигателей, вертолет начинает терять управление и входит в крутую спираль. Командир экипажа Юрий Гарнаев до последнего управляет машиной, давая возможность покинуть гибнущий вертолет всем членам экипажа. В последний момент у Гарнаева не сбрасывается пилотская дверь. Спасает богатый опыт парашютных прыжков, летчик покидает вертолет через аварийный люк кабины штурмана.
Всего через полтора года - 16 июля 1964 года на винтокрыле Ка-22 в полете отваливается правая мотогондола. Летчики уводят падающий винтокрыл от города и покидают машину в последний момент. Командир экипажа Герой Советского Союза С.Г.Бровцев погибает, попав под лопасти вращавшегося винта, а Гарнаев остается жив только чудом.
Вспоминает Александр Акимов: …И Гарнаев выпрыгнул. Он сказал, что вот, я с такой силой оттолкнулся от борта, что до сих пор и еще потом месяц болела спина. А военный летчик Бровцев, по-видимому, не очень сильно оттолкнулся и попал в тянущий винт, его порубило винтом.
Через месяц - 21 августа 1964 года Юрию Александровичу Гарнаеву присваивают звание Героя Советского Союза. В тот же день он удостоен почетного звания «Заслуженный летчик-испытатель СССР». Это был единственный в истории случай, когда летчик-испытатель в один день получил две такие высокие награды.



Гарнаев - неоднократный участник авиационных парадов над Москвой и международных авиасалонов. Весной 1966 года на вертолете Ми-6 он принимает участие в монтаже опор линии электропередач в швейцарских Альпах.
Летом 1967 года, после завершения авиасалона в Ле-Бурже, вертолет Ми-6ПЖ под командованием Гарнаева выполняет тяжелую работу по тушению с воздуха сильных лесных пожаров на юге Франции. Иногда за один день выполняется до тридцати вылетов! Напряжение достигает предела, и случается непоправимое: 6 августа 1967 года в районе Марселя вертолет терпит катастрофу. Все члены экипажа погибают.
Вспоминает Алексей Леонов - дважды Герой Советского Союза, летчик-космонавт СССР: Я был на похоронах вместе с Юрой Гагариным. Я видел великое горе всех людей. Сын его, Саша Гарнаев, тогда еще школьником был. Он стоял всхлипывал. Мама его и супруга ревели. Хоть мы и привычны к этому, но все это пережить было очень трудно.
Вспоминает Александр Гарнаев - младший сын Ю.А. Гарнаева: Когда папа разбился, от меня это скрывали. Мне еще семи лет не исполнилось, у меня было первое в моей жизни интервью. Мне задали вопрос: «Сашенька, когда ты вырастешь, кем хочешь быть?» Я, не задумываясь, ответил: «Как папа, летчиком-испытателем, героем».
Он исполнил свое детское желание. Заслуженный летчик-испытатель, Герой Российской Федерации Александр Гарнаев 15 лет проработал летчиком-испытателем. Сын остался верен мечте отца.

Андрей Симонов

Связи В отставке

лётчик-испытатель

Юрий Александрович Гарнаев ( -) - советский лётчик . Заслуженный лётчик-испытатель СССР (), Герой Советского Союза ().

Биография

Об авиации я сначала даже не мечтал - время было слишком трудное. Семья наша жила бедно, я ведь наелся в первый раз досыта, когда попал уже в лётную школу .

В этом же году проводит испытания «Турболёта », в 1958 году демонстрирует его на воздушном параде в Тушино.

Бортовой номер
В воскресенье вечером, 6 августа 1967 года, во Франции при тушении большого лесного пожара, в сложных условиях гористой местности потерпел катастрофу вертолёт Ми-6. Экипаж в составе: командира корабля - Героя Советского Союза, заслуженного лётчика-испытателя СССР Ю. А. Гарнаева, второго пилота Ю. Н. Петера, штурмана В. Ф. Иванова, бортинженера С. А. Бугаенко, бортрадиста Б. Н. Столярова, инженеров-испытателей А. Я. Чулкова, В. П. Молчанова и двух французских специалистов: Сандоза и Тэпфера - погиб .

Расследование катастрофы вертолета Ми-6ПЖ вела французская сторона. Данных об официальных выводах, к которым пришла французская комиссия, в русскоязычных источниках обнаружить не удалось.

Однако до настоящего времени существует несколько версий причин катастрофы:

1. Вертолёт задел скалу (по другим данным линию электропередач) хвостовым винтом, который разрушился. После чего корпус вертолета начал произвольно раскручиваться вокруг вертикальной оси. Экипажу удалось посадить вертолёт на площадку сверху плоскогорья, однако вертолёт вращаясь, сорвался с обрыва, упал вниз на горящий в ущелье лес.

2. Резкая потеря высоты из-за помпажа двигателя в результате попадания вертолёта в зону высокой температуры в момент нахождения над горящим лесом .

3. Диверсионный акт.

Освоенные типы летательных аппаратов

К 1960 году освоил 90 типов летательных аппаратов. Всего освоил более 120 типов летательных аппаратов.

Память

Награды

  • Медаль «Золотая Звезда» № 11212, 21 августа 1964 года.
  • Орден Отечественной войны 1 степени (1945).

Сочинения

Юрий Александрович Гарнаев оставил после себя литературное наследство. В 1970 году издательством «Молодая гвардия» был выпущен сборник «Проверено на себе», в который вышли его одноимённая неоконченная повесть, дневники и стихи, а также воспоминания о нём лётчиков-испытателей, писателей и журналистов. Сборник был отмечен особой премией Всесоюзного конкурса имени Александра Фадеева и дважды переиздавался (в 1976 и 1986 годах). Гарнаев также является автором ряда очерков и стихов, опубликованных в советских журналах.

Фильмы

  • Документальный фильм о Ю. А. Гарнаеве «», (Б. Т. Добродеев и С. Д. Аранович) 1969 г., Ленинградская студия документальных фильмов. Первое творческое объединение.

Драматургической канвой полнометражной ленты «Люди земли и неба», послужил дневник Юрия Гарнаева. Картина, по существу, раскрывает послевоенный путь отечественной авиации. Широко показаны испытания катапульт, первые полёты за звуковой барьер, старты самолётов-ракет, конструирование и испытание турболётов, вертолётов. Юрий Гарнаев был испытателем-универсалом. Незаурядное мужество, выдержка, воля не раз выручали его. Заключительные кадры картины - тушение лесного пожара советскими вертолётами в горах Франции. Накануне пилоты работали в Швейцарии на сооружении высокогорной подвесной дороги. Вместе с Гарнаевым был Василий Колошенко , которому теперь пришлось стать одним из консультантов фильма о жизни и подвиге своего друга.

Напишите отзыв о статье "Гарнаев, Юрий Александрович"

Примечания

Литература

  • Гарнаева Г. Ю.
  • Гарнаев А. Ю. , глава
  • Галлай М. Л. «Встречи на аэродромах», глава «»
  • Щербаков А. А. «Лётчики, самолёты, испытания»
  • Меркулов А. Г. «В путь за косым дождём», документальная повесть (Ю. А. Гарнаев - одна из центральных фигур повествования)
  • Звягинцев В. Е. Трибунал для «сталинских соколов» - М.: Терра. Книжный клуб, 2008 г.
  • Васин В. П. , Симонов А. А. Испытатели ЛИИ. - Жуковский: Авиационный Печатный Двор, 2001. - С. 52, 178. - 192 с. - ISBN 5-93705-008-8 .
  • Симонов А. А. Заслуженные испытатели СССР. - М .: Авиамир, 2009. - С. 55-56. - 384 с. - ISBN 978-5-904399-05-4 .

Ссылки

Отрывок, характеризующий Гарнаев, Юрий Александрович

– Имею удовольствие говорить с графом Безухим, ежели я не ошибаюсь, – сказал проезжающий неторопливо и громко. Пьер молча, вопросительно смотрел через очки на своего собеседника.
– Я слышал про вас, – продолжал проезжающий, – и про постигшее вас, государь мой, несчастье. – Он как бы подчеркнул последнее слово, как будто он сказал: «да, несчастье, как вы ни называйте, я знаю, что то, что случилось с вами в Москве, было несчастье». – Весьма сожалею о том, государь мой.
Пьер покраснел и, поспешно спустив ноги с постели, нагнулся к старику, неестественно и робко улыбаясь.
– Я не из любопытства упомянул вам об этом, государь мой, но по более важным причинам. – Он помолчал, не выпуская Пьера из своего взгляда, и подвинулся на диване, приглашая этим жестом Пьера сесть подле себя. Пьеру неприятно было вступать в разговор с этим стариком, но он, невольно покоряясь ему, подошел и сел подле него.
– Вы несчастливы, государь мой, – продолжал он. – Вы молоды, я стар. Я бы желал по мере моих сил помочь вам.
– Ах, да, – с неестественной улыбкой сказал Пьер. – Очень вам благодарен… Вы откуда изволите проезжать? – Лицо проезжающего было не ласково, даже холодно и строго, но несмотря на то, и речь и лицо нового знакомца неотразимо привлекательно действовали на Пьера.
– Но если по каким либо причинам вам неприятен разговор со мною, – сказал старик, – то вы так и скажите, государь мой. – И он вдруг улыбнулся неожиданно, отечески нежной улыбкой.
– Ах нет, совсем нет, напротив, я очень рад познакомиться с вами, – сказал Пьер, и, взглянув еще раз на руки нового знакомца, ближе рассмотрел перстень. Он увидал на нем Адамову голову, знак масонства.
– Позвольте мне спросить, – сказал он. – Вы масон?
– Да, я принадлежу к братству свободных каменьщиков, сказал проезжий, все глубже и глубже вглядываясь в глаза Пьеру. – И от себя и от их имени протягиваю вам братскую руку.
– Я боюсь, – сказал Пьер, улыбаясь и колеблясь между доверием, внушаемым ему личностью масона, и привычкой насмешки над верованиями масонов, – я боюсь, что я очень далек от пониманья, как это сказать, я боюсь, что мой образ мыслей насчет всего мироздания так противоположен вашему, что мы не поймем друг друга.
– Мне известен ваш образ мыслей, – сказал масон, – и тот ваш образ мыслей, о котором вы говорите, и который вам кажется произведением вашего мысленного труда, есть образ мыслей большинства людей, есть однообразный плод гордости, лени и невежества. Извините меня, государь мой, ежели бы я не знал его, я бы не заговорил с вами. Ваш образ мыслей есть печальное заблуждение.
– Точно так же, как я могу предполагать, что и вы находитесь в заблуждении, – сказал Пьер, слабо улыбаясь.
– Я никогда не посмею сказать, что я знаю истину, – сказал масон, всё более и более поражая Пьера своею определенностью и твердостью речи. – Никто один не может достигнуть до истины; только камень за камнем, с участием всех, миллионами поколений, от праотца Адама и до нашего времени, воздвигается тот храм, который должен быть достойным жилищем Великого Бога, – сказал масон и закрыл глаза.
– Я должен вам сказать, я не верю, не… верю в Бога, – с сожалением и усилием сказал Пьер, чувствуя необходимость высказать всю правду.
Масон внимательно посмотрел на Пьера и улыбнулся, как улыбнулся бы богач, державший в руках миллионы, бедняку, который бы сказал ему, что нет у него, у бедняка, пяти рублей, могущих сделать его счастие.
– Да, вы не знаете Его, государь мой, – сказал масон. – Вы не можете знать Его. Вы не знаете Его, оттого вы и несчастны.
– Да, да, я несчастен, подтвердил Пьер; – но что ж мне делать?
– Вы не знаете Его, государь мой, и оттого вы очень несчастны. Вы не знаете Его, а Он здесь, Он во мне. Он в моих словах, Он в тебе, и даже в тех кощунствующих речах, которые ты произнес сейчас! – строгим дрожащим голосом сказал масон.
Он помолчал и вздохнул, видимо стараясь успокоиться.
– Ежели бы Его не было, – сказал он тихо, – мы бы с вами не говорили о Нем, государь мой. О чем, о ком мы говорили? Кого ты отрицал? – вдруг сказал он с восторженной строгостью и властью в голосе. – Кто Его выдумал, ежели Его нет? Почему явилось в тебе предположение, что есть такое непонятное существо? Почему ты и весь мир предположили существование такого непостижимого существа, существа всемогущего, вечного и бесконечного во всех своих свойствах?… – Он остановился и долго молчал.
Пьер не мог и не хотел прерывать этого молчания.
– Он есть, но понять Его трудно, – заговорил опять масон, глядя не на лицо Пьера, а перед собою, своими старческими руками, которые от внутреннего волнения не могли оставаться спокойными, перебирая листы книги. – Ежели бы это был человек, в существовании которого ты бы сомневался, я бы привел к тебе этого человека, взял бы его за руку и показал тебе. Но как я, ничтожный смертный, покажу всё всемогущество, всю вечность, всю благость Его тому, кто слеп, или тому, кто закрывает глаза, чтобы не видать, не понимать Его, и не увидать, и не понять всю свою мерзость и порочность? – Он помолчал. – Кто ты? Что ты? Ты мечтаешь о себе, что ты мудрец, потому что ты мог произнести эти кощунственные слова, – сказал он с мрачной и презрительной усмешкой, – а ты глупее и безумнее малого ребенка, который бы, играя частями искусно сделанных часов, осмелился бы говорить, что, потому что он не понимает назначения этих часов, он и не верит в мастера, который их сделал. Познать Его трудно… Мы веками, от праотца Адама и до наших дней, работаем для этого познания и на бесконечность далеки от достижения нашей цели; но в непонимании Его мы видим только нашу слабость и Его величие… – Пьер, с замиранием сердца, блестящими глазами глядя в лицо масона, слушал его, не перебивал, не спрашивал его, а всей душой верил тому, что говорил ему этот чужой человек. Верил ли он тем разумным доводам, которые были в речи масона, или верил, как верят дети интонациям, убежденности и сердечности, которые были в речи масона, дрожанию голоса, которое иногда почти прерывало масона, или этим блестящим, старческим глазам, состарившимся на том же убеждении, или тому спокойствию, твердости и знанию своего назначения, которые светились из всего существа масона, и которые особенно сильно поражали его в сравнении с своей опущенностью и безнадежностью; – но он всей душой желал верить, и верил, и испытывал радостное чувство успокоения, обновления и возвращения к жизни.
– Он не постигается умом, а постигается жизнью, – сказал масон.
– Я не понимаю, – сказал Пьер, со страхом чувствуя поднимающееся в себе сомнение. Он боялся неясности и слабости доводов своего собеседника, он боялся не верить ему. – Я не понимаю, – сказал он, – каким образом ум человеческий не может постигнуть того знания, о котором вы говорите.
Масон улыбнулся своей кроткой, отеческой улыбкой.
– Высшая мудрость и истина есть как бы чистейшая влага, которую мы хотим воспринять в себя, – сказал он. – Могу ли я в нечистый сосуд воспринять эту чистую влагу и судить о чистоте ее? Только внутренним очищением самого себя я могу до известной чистоты довести воспринимаемую влагу.
– Да, да, это так! – радостно сказал Пьер.
– Высшая мудрость основана не на одном разуме, не на тех светских науках физики, истории, химии и т. д., на которые распадается знание умственное. Высшая мудрость одна. Высшая мудрость имеет одну науку – науку всего, науку объясняющую всё мироздание и занимаемое в нем место человека. Для того чтобы вместить в себя эту науку, необходимо очистить и обновить своего внутреннего человека, и потому прежде, чем знать, нужно верить и совершенствоваться. И для достижения этих целей в душе нашей вложен свет Божий, называемый совестью.
– Да, да, – подтверждал Пьер.
– Погляди духовными глазами на своего внутреннего человека и спроси у самого себя, доволен ли ты собой. Чего ты достиг, руководясь одним умом? Что ты такое? Вы молоды, вы богаты, вы умны, образованы, государь мой. Что вы сделали из всех этих благ, данных вам? Довольны ли вы собой и своей жизнью?
– Нет, я ненавижу свою жизнь, – сморщась проговорил Пьер.
– Ты ненавидишь, так измени ее, очисти себя, и по мере очищения ты будешь познавать мудрость. Посмотрите на свою жизнь, государь мой. Как вы проводили ее? В буйных оргиях и разврате, всё получая от общества и ничего не отдавая ему. Вы получили богатство. Как вы употребили его? Что вы сделали для ближнего своего? Подумали ли вы о десятках тысяч ваших рабов, помогли ли вы им физически и нравственно? Нет. Вы пользовались их трудами, чтоб вести распутную жизнь. Вот что вы сделали. Избрали ли вы место служения, где бы вы приносили пользу своему ближнему? Нет. Вы в праздности проводили свою жизнь. Потом вы женились, государь мой, взяли на себя ответственность в руководстве молодой женщины, и что же вы сделали? Вы не помогли ей, государь мой, найти путь истины, а ввергли ее в пучину лжи и несчастья. Человек оскорбил вас, и вы убили его, и вы говорите, что вы не знаете Бога, и что вы ненавидите свою жизнь. Тут нет ничего мудреного, государь мой! – После этих слов, масон, как бы устав от продолжительного разговора, опять облокотился на спинку дивана и закрыл глаза. Пьер смотрел на это строгое, неподвижное, старческое, почти мертвое лицо, и беззвучно шевелил губами. Он хотел сказать: да, мерзкая, праздная, развратная жизнь, – и не смел прерывать молчание.
Масон хрипло, старчески прокашлялся и кликнул слугу.
– Что лошади? – спросил он, не глядя на Пьера.
– Привели сдаточных, – отвечал слуга. – Отдыхать не будете?
– Нет, вели закладывать.
«Неужели же он уедет и оставит меня одного, не договорив всего и не обещав мне помощи?», думал Пьер, вставая и опустив голову, изредка взглядывая на масона, и начиная ходить по комнате. «Да, я не думал этого, но я вел презренную, развратную жизнь, но я не любил ее, и не хотел этого, думал Пьер, – а этот человек знает истину, и ежели бы он захотел, он мог бы открыть мне её». Пьер хотел и не смел сказать этого масону. Проезжающий, привычными, старческими руками уложив свои вещи, застегивал свой тулупчик. Окончив эти дела, он обратился к Безухому и равнодушно, учтивым тоном, сказал ему:
– Вы куда теперь изволите ехать, государь мой?
– Я?… Я в Петербург, – отвечал Пьер детским, нерешительным голосом. – Я благодарю вас. Я во всем согласен с вами. Но вы не думайте, чтобы я был так дурен. Я всей душой желал быть тем, чем вы хотели бы, чтобы я был; но я ни в ком никогда не находил помощи… Впрочем, я сам прежде всего виноват во всем. Помогите мне, научите меня и, может быть, я буду… – Пьер не мог говорить дальше; он засопел носом и отвернулся.
Масон долго молчал, видимо что то обдумывая.
– Помощь дается токмо от Бога, – сказал он, – но ту меру помощи, которую во власти подать наш орден, он подаст вам, государь мой. Вы едете в Петербург, передайте это графу Вилларскому (он достал бумажник и на сложенном вчетверо большом листе бумаги написал несколько слов). Один совет позвольте подать вам. Приехав в столицу, посвятите первое время уединению, обсуждению самого себя, и не вступайте на прежние пути жизни. Затем желаю вам счастливого пути, государь мой, – сказал он, заметив, что слуга его вошел в комнату, – и успеха…
Проезжающий был Осип Алексеевич Баздеев, как узнал Пьер по книге смотрителя. Баздеев был одним из известнейших масонов и мартинистов еще Новиковского времени. Долго после его отъезда Пьер, не ложась спать и не спрашивая лошадей, ходил по станционной комнате, обдумывая свое порочное прошедшее и с восторгом обновления представляя себе свое блаженное, безупречное и добродетельное будущее, которое казалось ему так легко. Он был, как ему казалось, порочным только потому, что он как то случайно запамятовал, как хорошо быть добродетельным. В душе его не оставалось ни следа прежних сомнений. Он твердо верил в возможность братства людей, соединенных с целью поддерживать друг друга на пути добродетели, и таким представлялось ему масонство.

Гарнаев Юрий Александрович (1917-1967).

Заслуженный лётчик-испытатель СССР (1964 г.), Герой Советского Союза (1964 г.).

Родился 17 декабря 1917 года в городе Балашов Саратовской области.
С 1934 года жил в посёлке Лопасня (ныне — город Чехов) Московской области. Работал токарем на механическом заводе.
В 1936 году окончил 3 курса Подольского индустриального техникума.
В 1936-1938 годах — токарь Лианозовского вагоноремонтного завода.
В 1938 году окончил Мытищинский аэроклуб.
В Красной Армии с 1938 года.
В 1939 году окончил Энгельсскую ВАШЛ. Служил в строевых частях ВВС.
В 1940-1942 годах — лётчик-инструктор Забайкальской ВАШЛ (г. Улан-Удэ).
С 1942 года вновь служил в строевых частях ВВС.
Участник советско-японской войны: в августе-сентябре 1945 года — штурман 718-го истребительного авиационного полка (Забайкальский фронт); совершил 20 боевых вылетов.
В 1945 году был репрессирован.
До 1948 года работал токарем, технологом, старшим диспетчером завода МВД в городе Ворошилов (ныне — город Уссурийск) Приморского края, в 1948 году был заведующим клубом НКВД в городе Норильск.
В 1949-1950 годах работал в ЛИИ технологом.
В 1950-1951 годах — заведующий клубом «Стрела» (г. Жуковский).
В январе-декабре 1951 года — парашютист-испытатель ЛИИ. 14.07.1951 г. выполнил первое в стране катапультирование в скафандре.
С декабря 1951 года — на лётно-испытательной работе в ЛИИ.
В 1953 году окончил курсы лётчиков-испытателей при ШЛИ.
Выполнил первый полёт и провёл испытания «Турболёта» (1957 г.), созданного в ЛИИ под руководством конструктора А.Н.Рафаэлянца .
Провёл испытания:
— Ми-3 на авторотации (1954 г.);
— опытных автопилотов на Ми-4 (1957 г.);
— испытания по отстрелу лопастей на Ми-4 (1958 г.);
— испытания МиГ-21Ф на максимальную скорость;
— испытания ряда опытных двигателей на самолётах-истребителях;
— средств спасения и силовой установки Ми-6 ;
— Ту-16 и Ан-10 на сваливание (1960 г.);
— Ту-104 на режимы невесомости;
— испытания скафандров на МиГ-15 , Ил-28 , Ту-14 (1951-1953 гг.).
Участвовал в испытаниях Як-24 (1953-1955 гг.), Ми-10 (1959 г.), Ка-22 (1962-1964 гг.); в отработке крыльевой заправки Ту-16 (1956 г.).
Ю.А.Гарнаев первым поднял в воздух самолет вертикального взлета и посадки Як-36 .

Погиб 6 августа 1967 года на вертолёте Ми-6ПЖ при тушении лесного пожара в районе Марселя (Франция).
В сообщении ТАСС говорилось: «В воскресенье вечером, 6 августа 1967 года, во Франции при тушении большого лесного пожара, в сложных условиях гористой местности потерпел катастрофу вертолёт Ми-6. Экипаж в составе: командира корабля — Героя Советского Союза, заслуженного лётчика-испытателя СССР Ю.А.Гарнаева, второго пилота Ю.Н.Петера, штурмана В.Ф.Иванова, бортинженера С.А.Бугаенко, бортрадиста Б.Н.Столярова, инженеров-испытателей А.Я.Чулкова, В.П.Молчанова и двух французских специалистов: Сандоза и Тэпфера — погиб.»

Гарнаев сжимал органы управления в руках и продолжал ими работать до самой последней секунды, когда близ городка Ля Ров на юге Франции его многотонный вертолёт Ми-6, потерявший управляемость из-за разрушения хвостовой балки, уже плюхнувшись было вынужденно на более или менее удачную площадку сверху плоскогорья, вращаясь, сорвался с обрыва, обрушился вниз на пылающий в ущелье лес и горел там ещё почти пять часов…

Жил в городе Жуковский Московской области. Похоронен в Москве, на Новодевичьем кладбище.

Его именем названы улицы в Балашове, Жуковском, Улан-Удэ, Феодосии. В Жуковском, на доме, где он жил, и в Балашове, на школе №5, носящей его имя, установлены мемориальные доски. В городе Ле-Ров (Франция) установлен памятник.

Награды:
-медаль «Золотая Звезда» № 11212, 21 августа 1964 года;
-орден Ленина (1964 г.);
-орден Отечественной войны 1 степени (1945 г.);
-орден Трудового Красного Знамени (1957 г.);
-медаль «За победу над Японией».

Заслуженный летчик-испытатель СССР, Герой Советского Союза Гарнаев Юрий Александрович.

Лётчик-испытатель Гарнаев Юрий Александрович.

Ю.А.Гарнаев в высотном скафандре ВСС-04. ЛИИ, 1952 г.