Московская Русь XVI - XVII вв. не была изолирована от других государств. Естественно предположить, что она испытывала влияние на свою культуру со стороны западных держав. В. О. Ключевский считал, что «западное влияние, проникая в Россию, встретилось здесь с другим господствующим в ней дотоле влиянием - восточным, греческим». При этом в отличие от греческого, которое «руководило лишь религиозно-нравственным бытом народа», западное «проникало во все сферы жизни». Однако, по его мнению, о западном влиянии нельзя говорить до XVII в. Приведем логику его рассуждений. В XV-XVI вв. Россия уже была знакома с Западной Европой. Но в этот период можно говорить лишь об общении, а не о влиянии. Влияние же, по мнению В. О. Ключевского, наступает лишь тогда, когда общество, его воспринимающее, начинает осознавать необходимость учиться у превосходящей его культуры. И только в XVII в. в России распространяется «чувство национального бессилия», а это приводит к осознанию своей отсталости. Отсюда и понимание необходимости учиться у Западной Европы. Здесь речь идет, прежде всего, об осознанном влиянии, «о стремлении русских освоить чужое». Однако, воздействие неосознанное, по мнению автора, начинает распространяться гораздо раньше. В данной статье нас интересует осознанное заимствование русских у западной культуры, их стремление постичь западноевропейское образование.

Известно, что в XVI - XVII вв. усиливается приток иностранцев в Россию. Об этом неоднократно писали иностранцы - современники. Например, Иржи Д. негативно отзывался о присутствующих в России иностранцах. Впрочем, его отношение к кальвинистам и лютеранам, коих, как он считал, было большинство среди приезжающих в Московию, во многом было предвзятым.

Несмотря на эти нелестные характеристики, среди приезжавших в Россию было много высокообразованных людей, которые стремились передать свои знания русским людям, полученные в западноевропейских университетах. Наиболее яркий тому пример - Максим Грек, который приехал в Россию в 1508 г. Он, как известно, получил европейское образование, поэтому синтезировал, по выражению одного из исследователей его творчества Н. В. Синициной, «западноевропейский» и «афонский опыт». Максим Грек собрал вокруг себя кружок. Члены кружка интересовались кроме всего прочего и достижениями западной науки. Не случайно его называют академией Максима Грека.

Воспоминания иностранцев о России XVI - XVII столетий изобилуют замечаниями о том, что «русские не учатся никакому другому языку», «ненавидят учение» и т.п. Это совсем не означает, что у русских людей не было соответствующих способностей. На это справедливо указывал еще Ю. Крижанич. «…пусть же никто не говорит, - писал он, - что нам, славянам, волею небес заказан путь к знаниям и будь то бы мы не можем или не должны учиться. Ведь также, как и остальные народы не за день и не за год, а постепенно учились друг у друга, так и мы также можем научиться…». Причины нераспространения образования в России крылись, по мнению А. Майерберга, в том, что сами учителя были малообразованны, противодействовали образованию священнослужители, боявшиеся проникновения западных ересей, и «старые Бояре», не хотели «по зависти, что молодежь получит такие дары, которых без пренебрежения они не хотели брать сами».

Следует отметить, что есть данные, свидетельствующие о том, что и русские власти планировали обучать своих людей и даже предпринимали некоторые шаги в этом направлении. Так, Иван IV предполагал, по словам Даниила Принтца из Бухова, в случае удачного исхода Ливонской войны «открыть в моих городах Пскове и Новгороде первоначальные училища, в которых русское юношество обучалось бы латинскому и немецкому языкам».

Своеобразным итогом поездок отдельных людей в поисках образования на Запад стала попытка Б. Годунова послать русских людей для получения образования за границу на рубеже XVI - XVII вв. Этот эксперимент, как известно, закончился неудачно: из 18 человек, отправившихся за границу в поисках образования, вернулся только один Г. Котошихин. Не случайно, поэтому сам Котошихин среди причин того, что русская церковь противилась распространению образования в России называл боязнь того, что «узнав тамошних государств веры и обычаи, и вольность благую, начали б свою веру отменить, и приставать к иным, и о возвращении к домом своим и к сородичам никакого бы попечения не имели и не мыслили». Тем не менее, эти и другие факты демонстрируют понимание русским правительством необходимости обучения своих людей.

Итак, мы видим, что отдельные люди еще до XVII в. пытались приобщиться к западному образованию. Тем не менее, и сегодня большинство исследователей по-прежнему считает, что распространение западного влияния начинается только с XVII века. В XVII в. попытки русских людей получить образование на Западе стали более явными, именно поэтому, мы располагаем несравненно большими сведениями о распространении западноевропейского образования в России.

Иностранцы, жившие в так называемой Немецкой слободе, передавали знания своим детям. Вследствие этого здесь возникли первые иностранные школы. Так, возникла одной из первых лютеранская школа в 1601 г., которая погибла в Смутное время. В 1621 г. лютеранская церковная община предприняла попытку организации другой школы. В ней изучались латинский и немецкий языки. Помимо детей иностранцев здесь училось немало и русских людей. В нее, что нам особенно интересно, посылали учеников и различные ведомства. Так, например, в 1678 г. туда были направлены два мальчика для обучения «латинскому и цесарскому языку для аптекарского дела». В 1673 г. в школу было отдано 26 мещанских и подьяческих мальчиков «для обучения комедийным наукам».

Большое влияние на формирование медицинских знаний в России оказали иностранцы - доктора. Среди них можно назвать А. Клаузенд, Т. Корвер, Д. Френшам (XVI век), П. Пантанус, Я. Шартлинг, Л. Блюментрост, А. Граман, В. Сибилист (XVII в.) и др. Первоначально лишь они были докторами в Московском государстве. Но позднее появились и русские доктора. Впервые в источниках о русском лекаре Матюшке упоминается в середине XVI в.

А в 1654 г. при Аптекарском приказе было открыто первое специальное учебное заведение - «Школа русских лекарей», первый набор состоял из 30 учеников. Срок обучения в школе был установлен 5 - 7 лет. Учеба первого набора слушателей продолжалась четыре года. Ввиду большой нужды в полковых лекарях в 1658 г. состоялся досрочный выпуск. 17 лекарей были направлены в действующую армию, остальные - в Стрелецкий приказ для прохождения службы. Вместе с тем, для обучения лекарскому искусству продолжала существовать и система ученичества. Ученики лекарского и аптекарского дела направлялись к опытным докторам и аптекарям для получения медицинских знаний и врачебных навыков.

Невозможно переоценить и роль прибывавших в Россию переводчиков. Они, благодаря знанию русского языка, имели возможность знакомить русского читателя с различными трактатами, переводя их на русский язык. Особенно много свидетельств о подобных переводах с XVII века. Здесь можно назвать и уже упоминавшихся нами переводчиков Посольского приказа Гозвинского, оставившего нам такие переводные произведения как басни Эзопа, «Тропник или малый путь к спасению папы Иннокентия» (1609 г.) и Н. Г. Спафария, переведшего «Книгу о храме и священных тайнах» Симеона Фесаллонийского, «Хрисмологион» и другие.

Благодаря усилиям этих людей иностранные книги широко распространились в России в XVII в. Об этом свидетельствуют и подсчеты Б. В. Сапунова. Он, проанализировав 17 описей личных библиотек, 10 - монастырских и 66 - церковных, указывает следующие цифры. В личные библиотеки из 3410 книг 1377 (40%) поступили из-за рубежа, в монастырских собраниях из 6387 - 770 (12%) были зарубежного происхождения, в церковных библиотеках 1462 книги - 47 (3%) - иностранного происхождения. Всего, по подсчетам А. И. Соболевского, в Московской Руси за период XV - XVII вв. было переведено 129 различных иностранных произведений. Между тем, это число несколько занижено. Так, в список, составленный А. И. Соболевским, не вошли некоторые произведения, известные нам сейчас в списках XVII в.: «Сочинение по артиллерийскому делу» Баунера (1685 г.), «Новые крепостные строения» Фонкугорна, «Дела Марсовы или художество воинское» (1696 г.) и некоторые другие.

Как нетрудно заметить, все перечисленные примеры относятся к XVII в. Но есть все основания говорить о том, что иностранцы, в том числе и служащие различных приказов, занимались переводческой деятельностью и ранее. Так, например, в описи царского архива середины XVI в. упоминаются переводы с «Летописца Польского» и «Космографии», хранящиеся в ящике №217. Кроме того, до наших дней дошли некоторые переводные произведения в списках XVI в. Так, например, нам известна так называемая «Троянская история» Гвидо де Колумна в списке XVI в. Авторство этих произведений не определено. Но место хранения (в первом случае) и тематика произведений (в первом и втором случае) позволяют нам предположить, что происхождение этих переводов связано с деятельностью переводчиков Посольского приказа. Естественно, это предположение нельзя считать абсолютной истиной, поэтому в дальнейшем необходимо самым внимательным образом изучать авторство переводных сочинений для уточнения всех источников формирования знаний русских людей в XVI в.

Обратим внимание на следующий момент. Большинство иностранцев - переводчиков зарубежной литературы находились на русской службе в различных приказах. По подсчетам Г. Котошихина, в Московском государстве было 50 переводчиков (осуществляющих перевод письменных документов) и 70 толмачей (перевод устной речи). В штате Посольского приказа были переводчики с «Латинского, Свейского, Немецкого, Греческого, Польского, Татарского». По преимуществу это были иностранцы (например, Г. Штаден, как следует из его автобиографических записок, первоначально был взят в Посольский приказ переводчиком). Переводчики, согласно приходно-расходным книгам имелись и в Аптекарском приказе. Так, в 1644 г. среди докторов, аптекарей, дьяков, подьячих Аптекарского приказа упоминаются и переводчики Василий Александров и Матвей Елистеев. В основном, здесь собирались переводчики с латыни, что было связано с тем, что в Европе именно латынь требовалась для подготовки доктора.

Подтверждение этим данным мы находим в исследованиях некоторых историков. Так, В. О. Ключевский, сопоставляя два договора 4 февраля и 17 августа 1610 г., по которым престол предлагался королевичу Владиславу, кроме других отличий подчеркивает, что если в первом из них было условие «каждому из московского народа для науки вольно ездить в другие государства христианские», то во втором - данное условие исчезает. Причину этого отличия он видит в составе посольств, которые предложили тот или иной вариант договора: если первый составили преимущественно представители «дворянства и дьячества», то второй - «высшее боярство». Стремление получить отдельными приказными людьми знания на Западе проглядывает и в следующем факте. Как только Петр I начал отправлять русских молодых людей в Европу, Иван Михайлович Волков (с 30 мая 1677 г. подьячий, а с 1684 по 1717 г. дьяк Посольского приказа) вместе с другими служащими Посольского приказа отправил за границу сразу трех своих сыновей. Это же стремление можно отметить и в стихах, так называемой, приказной школы. Справщик Печатного приказа Савватий писал в своем стихотворном наставлении ученику:

Подобает вам учение любити, Аки сладкую реку пити, Понеже учение добро и похвально есть при всех, Аще получиши его в младых ноктех.

Ту же мысль подчеркивает в стихотворном «Домострое» и Карион Истомин. По воспоминаниям Де ла Невилль, В. В. Голицын составил проект программы усовершенствования государственной и военной службы, в которой не на последнем месте стояли планы принуждения дворянства получить образование на Западе. Все эти данные позволяют нам говорить о том, что отдельные приказные управленцы мыслили ново, а многие из них прикладывали массу стараний по распространению новых идей об образовании в русском обществе.

Приведем некоторые конкретные примеры. В. О. Ключевский указывает, что «обыкновенно царевичей учили дьяки Посольского приказа». Кроме того, они закупали иностранные книги: например, по заказу А. Л. Ордина-Нащекина в 1669 г. ему прислали 82 латинские книги; писали сочинения: дьяк Грибоедов пишет «Историю, сиречь повесть о благочествно державствующих и свято поживших боговенчанных царях и великих князьях иже в Российской земле правоверно державствующих…» , при А. С. Матвееве (1672-1675 гг.) пишутся книги по всеобщей истории «Вассилиологион» и другие книги по отечественной и зарубежной истории, авторами которых были, как указывалось выше, Николай Спафарий и Петр Долгово, золотописец М. Квачевский; организовывали училища: Ф. М. Ртищев на свой счет вызвал «до 30 ученых монахов», которые должны были переводить иностранные книги на русский язык и обучать желающих грамматике греческой, латинской и славянской, риторике, философии и «другим словесным наукам». «Так возникло, заключает В. О. Ключевский, - в Москве ученое братство, своего рода вольная академия наук».

Так, например, для лечения различных болезней использовались: соль, гвоздика, шиповник, ореховое масло, бобовый цвет, яблони, груши, вино и т.д. Многие из этих средств были известны в России задолго до XVII столетия. Кроме того, сохранялась и традиционная для русской школы тесная связь воспитания и образования. Так, например, в предисловии к сборнику педагогического содержания, предназначенного для князя П. М. Черкасского, говорится, что в обучении ребенка необходимо выделять два срока обучения. Первые 7 лет должно целиком отвести нравственному воспитанию ребенка, и только вторые 7 лет «учат коему-либо художеству».

С другой стороны, многие иностранцы, составляя учебные пособия для обучения русских людей, учитывали особенности русской культурной традиции. Именно таковы учебные пособия, составленные Ю. Крижаничем, Братьями Лихудами и некоторыми другими авторами. Кроме того, некоторые авторы пытались, в частности, неизвестный автор «О причинах гибели царств», раскрыть основные тезисы античных мыслителей применительно к русской истории.

Роль иностранцев в образовании русских была довольно-таки высока. Причем, отдельные чиновники прекрасно осознавали необходимость образования и стремились самостоятельно познакомится с достижениями западноевропейской науки. Это их стремление, с одной стороны, и адаптация европейского образования к русским условиям, с другой стороны, свидетельствовали о том, что процесс обучения русских был именно диалогом культур, а не подавлением одной, «более развитой», культуры другой.



Подготовка лекарей в Московском государстве долгое время носила ремесленный характер: ученик в течение ряда лет обучался у одного или нескольких лекарей, затем несколько лет служил в полку в качестве лекарского помощника. Иногда Аптекарский приказ назначал проверочное испытание (экзамен), после чего произведенному в звание лекаря выдавали набор хирургических инструментов.

В 1654 г. во время войны с Польшей и эпидемии чумы при Аптекарском приказе была открыта первая на Руси Лекарская школа. Существовала она на средства государственной казны. Принимали в нее детей стрельцов, духовенства и служилых людей. Обучение включало сбор трав, работу в аптеке и практику в полку. Кроме того, ученики изучали латинский язык, анатомию, фармацию, диагностику болезней ("знамена немочей") и способы их лечения. Во время военных действий функционировали также годичные школы костоправного дела (Заблудовский II.Е. История отечественной медицины. - Ч. I. - М.: ЦОЛИУВ, 1960. - С. 40.).

Преподавание в Лекарской школе было наглядным и велось у постели больного. Анатомию изучали по костным препаратам и анатомическим рисункам. Учебных пособий еще не было. Их заменяли народные травники и лечебники, а также "докторские сказки" (истории болезней).

В XVII в. в Россию проникли идеи европейского Возрождения, а вместе с ними и некоторые медицинские книги. В 1657 г. монаху Чудова монастыря Епи-фанию Славинецкому был поручен перевод сокращенного труда Андреаса Веза-лия "Эпитоме" (изданного в Амстердаме в 1642 г.).

Е.Славинецкий (1609-1675) был весьма образованным и одаренным человеком. Он окончил Краковский университет и преподавал сначала в Киево-Моги-лянской академии, а затем - в Лекарской школе при Аптекарском приказе в Москве. Сделанный им перевод труда А.Везалия явился первой в России научной книгой по анатомии и использовался в преподавании анатомии в Лекарской школе. Эта рукопись долгое время хранилась в Синодальной библиотеке, но впоследствии была утрачена и по сей день не найдена (Куприянов В. В., Татевосянц Г.О. Отечественная анатомия на этапах истории. - М.: Медицина, 1981. - С. 66-68.). Считают, что во время Отечественной войны 1812г. она сгорела при пожаре Москвы.

Аптекарский приказ предъявлял к ученикам Лекарской школы высокие требования. Принятые на учебу обещали: "... никому зла не учинить и не пить и не бражничать и никаким воровством не воровать...". Обучение длилось 5-7 лет. Лекарские помощники, прикрепленные к иноземным специалистам, учились от 3 до 12 лет. В разные годы количество учеников колебалось от 10 до 40. Первый выпуск Лекарской школы, ввиду большой нехватки полковых лекарей, состоялся досрочно в 1658 г. Функционировала школа нерегулярно. За 50 лет она подготовила около 100 русских лекарей. Большая их часть служила в полках. Систематическая подготовка врачебных кадров в России началась лишь в XVIII в.

К началу XVII в. многие монастыри содержали больницы. Во время осады польской армией Троице-Сергиевой лавры (1608-1610) в монастыре был организован госпиталь не только для раненых русских воинов, но и для гражданского населения. Позднее, в 1635 г., в монастыре были построены двухэтажные больничные палаты.

Страница 3 из 5

Обучение русских лекарей

Обучение русских лекарей в начале XVII в. носило ремесленный характер. Долгие годы надо было пробыть у иностранного врача в учениках, чтобы получить право держать экзамен в Аптекарском приказе. В середине XVII в. в Аптекарском приказе состояло 38 учеников.

На экзамене иностранные врачи спрашивали строго, видя в каждом русском враче своего конкурента. Произведенному в звание лекаря выдавался набор хирургических инструментов. Положение русских полковых лекарей не было престижным, а жалованье было весьма скудным.

Однако интересы государства и нужды армии требовали качественной подготовки отечественных врачей, и в 1654 г. при Аптекарском приказе была создана первая русская лекарская школа со сроком обучения от 4 до 6 лет, в которую набрали стрелецких детей. Учебники были иностранные, на латыни, и переводные. Монах Чудова монастыря Епифаний Славинецкий в 1657 г. перевел «Анатомию» А. Везалия на русский язык.

Преподавание велось у постели больного. В 1658 г. состоялся первый выпуск русских врачей, отправленных в полки .

Были случаи, когда молодых людей направляли учиться за границу - в Англию (Кембриджский университет), а также в Италию (Падуанский университет). В основном это были дети переводчиков, чиновников Посольского приказа, знающие иностранные языки.

В 1696 г. Петр Васильевич Посников защитил докторскую диссертацию в Падуанском университете. В дальнейшем он, будучи на дипломатической службе, закупал хирургические инструменты за рубежом, способствовал приобретению экспонатов для первого русского музея - Кунсткамеры, контролировал обучение русских студентов за границей.

С середины XII до конца XV вв. в стране был период феодальной раздробленности.

Причины феодальной раздробленности:

1) развитие феодального земледелия, а также становление нового боярства – вотчинников;

2) слабые экономические связи между различными регионами страны;

3) рост городов;

4) боярство, заинтересованное в более близкой и более эффективной власти местного князя;

5) падение экономического и политического влияния Киева.

27 февраля 1425 г. – смерть Василия I Дмитриевича, который правил с 1838–1425 гг. В это время начинается феодальная война.

К итогам феодальной войны можно отнести следующее:

1) политическую нестабильность;

2) признание Москвы столицей;

3) разорение и ослабление страны, что позволило Орде и Литве совершить новые захваты русских земель;

4) формирование на Руси жестокой, сильной княжеской власти;

5) победа отсталого центра над экономически мощным Галичем, что предопределило развитие на Руси деспотизма.

1480 г – свержение монголо-татарского ига.

1549 г. – созван I Земский собор – новый орган власти, занимающийся решением наиболее важных государственных дел вплоть до избрания нового царя.

1530–1584 гг. – годы жизни Ивана Грозного.

1565 г. – вышел указ об опричнине. Опричнина была выгодна тем, что царь мог пополнить казну, войско, а также расширить свои владения.

Итоги опричнины:

1) безграничная власть царя;

2) введение «заповедного лета» – временного запрещения крестьянам уходить от феодала, даже в Юрьев день;

3) разорение земель. Крестьяне перемещаются на Урал, в Поволжье;

4) установление исторической традиции сплоченности монарха и боярства;

5) всеобщее недоверие, препятствующие успешному развитию экономики;

6) превращение многих дворян, чьи поместья и вотчины были разорены во время опричнины, в нищих;

7) опричнина сыграла главную роль (если не решающую), в утверждении в России крепостного права.

1589 г. – введение патриаршества.

1598–1605 гг. – правление Бориса Годунова.

Это время в истории России получило название смуты. Смута – это гражданская война, которая столкнула различные сословия: дворян, посадских людей, бояр, холопов, крестьян.

Причины Смуты следующие.

1. Экономические:

1) усиление феодальной эксплуатации крестьянства;

2) экономический кризис, который был вызван опричниной.

2. Политические:

1) нарастающее недовольство дворянства своим положением вне власти;

2) династический кризис (появление Лжедмитрия).

3. Расшатанность нравственных основ общества.

1613 г. – начало правления первого из рода Романовых – Михаила Федоровича Романова.

В это время появляются новые черты в экономике России:

1) появление мануфактур, которое обусловило наступление эпохи капитализма;

2) возрастание значения во внутренней торговле ярмарок;

3) складывание внутреннего рынка, специализация регионов;

4) происходит устранение натуральной замкнутости сельского хозяйства и постепенное втягивание его в рыночные отношения;

5) улучшение внешней торговли;

6) мануфактуры, обслуживающиеся трудом крепостных.

1649 г. – принятие Соборного уложения.

Соборное уложение

1. Церковь и государство.

Права церкви были достаточно урезаны: земли, принадлежавшие церкви, передавались в управление государству. Церквям запрещалось передавать вотчину.

2. Оформление крепостного права.

Была произведена отмена урочных лет, закрепление крестьян за землевладельцем пожизненно. Городское население закреплялось за городом и должно было заниматься ремеслом и торговлей.

3. Дворяне – привилегированное сословие.

Обязанность – военная служба, за которую они получают землю и крестьян. Раньше вотчина могла передаваться по наследству, а поместье отдавалось за службу. Теперь поместье могло передаваться по наследству.

Значение:

1) оформление крепостного права;

2) оформление в России сословного строя, включающего духовенство, городское население, дворянство, крестьян.

В XVII в. происходит раскол в Русской православной церкви. Этот раскол назрел давно, поскольку существовало достаточно много разногласий в церковных обрядах, книгах. Собственно поэтому возникает идея привести все в порядок. Раскол закончился тем, что церковники разделялись на сторонников Никона и сторонников Аввакума. Никон проиграет в этом противостоянии.

Раскол – это религиозное общественное движение, вылившееся в отделение от Русской православной церкви части верующих, которые не приняли реформ Никона.

Причины раскола:

1) реформы Никона практически совпали с оформлением крепостного права;

2) по мнению старообрядцев, Никон нарушил главный принцип церкви – соборность! Все реформы проводились от имени одного только патриарха, что нарушало автономию церкви и косвенно подчиняло ее государству.

В рассматриваемый нами период исторического развития необходимо отметить, что происходило развитие Московского княжества, которое становилось достаточно мощным средневековым государством.

Необходимые понятия

Эпидемия – это широкое распространение какой-либо инфекционной болезни.

Пандемия – это эпидемия, охватывающая область, страну или ряд стран.

Эндемия – это постоянное наличие в данной местности определенного заболевания, обусловленное ее природными особенностями и своеобразием условий жизни населения.

2. Развитие медицины в начале XV в. Медицинские направления

Дело в том, что монголо-татарское иго, под которым Русь находилась продолжительное время, затормозило развитие Великой Руси, Киевского государства, которое, кстати говоря, считалось одним из самых цивилизованных и крупных. Поэтому после победы над монголо-татарским игом, в 1480 г., медицина не претерпела значительных изменений. В Европе же в этот период открывались университеты, увеличивалось число врачей, даже несмотря на то, что господствовала схоластика, были гонения церковью подлинной науки. В Москве, которая объединяла вокруг себя княжества с целью создания централизованного мощного государства, медицина по-прежнему оставалась народной. Обучение происходило по типу семейного ученичества. Необходимо отметить тот факт, что национальная культура и вместе с ней медицина носили в первую очередь гражданский характер, они не подвергались гнету, власти церкви. Например, в Европе были сожжены Коперник, Ян Гус, Дж. Бруно, Сервест и др. Хотя на Руси также преследовали колдунов, ведьм и так далее и сжигали их, однако это никак не сравнимо с так называемой охотой на ведьм в Европе (надо сказать, что тысячи людей погибали на церковных кострах).

В рассматриваемый период развивались два основных направления медицины:

1) народная;

2) монастырская.

А также, кроме этого, появились первые лекари в войсках.

3. Судебник 1550 г. и народная медицина. Государева аптека

В 1550 г. Иван Грозный собрал в Кремлевском дворце Земский собор, который получил название «Стоглавый» (по числу статей законов или глав, утвержденных им). Так, «Стоглавый» собор утвердил Судебник. Постановили, что в Москве, а также в других городах, необходимо создавать училища, которые бы обучали детей грамоте, а также обустраивать в городах богадельни для призрения больных, престарелых и увечных, «чтобы жили в чистоте и в покаянии и во всяком благодарении».

Однако в XVI–XVII вв. практически для всего населения России единственным средством для поддержания своего здоровья оставалась народная медицина. Опыт русской народной медицины передавался в устной форме, а также сохранялся в многочисленных лечебниках и травниках, отражался в законодательных актах, историко-бытовых повестях (среди которых «Повесть о Петре и Февронии Муромских» – повесть записана в XV в., в ней рассказывается о чудесном исцелении Муромского князя Петра), летописях. Надо сказать, что в лечебниках достаточно большое место отводилось «резанию» (т. е. хирургии). Среди «резальников» были кровопуски, костоправы, зубоволоки. Кроме этого, на Руси проводили такие операции, как чревосечения, черепосверления, ампутации. Мандрагору, вино, мак использовали в качестве средств для усыпления больного. Инструментами были: щупы, топоры, пилки, ножницы, долота и т. д. Инструменты эти проводили через огонь. Обработка ран производилась вином, золой, березовой водой. Зашивание ран проводили волокнами конопли, льна, а также тонкими нитями из кишок животных. Для того чтобы извлечь металлический осколок, стали использовать магнитный железняк. Интересен тот факт, что на Руси создавались оригинальные конструкции протезов для нижних конечностей.

Было ясно, что медицина требовала создания центрального органа, т. е. требовала, по сути, организации процесса. При Иване IV, в 1581 г., была образована аптекарская палата (придворная государева аптека). Она была необходима для обслуживания царской семьи, а также ближайших бояр. Помещения государевой аптеки были обставлены очень роскошно. Стены, потолки были расписаны, полки и двери обиты «английским добрым» сукном, окна были с разноцветными стеклами. Работали в аптеке каждый день – с раннего утра до позднего вечера, а когда заболевал кто-то из членов царской семьи, аптекари работали круглосуточно. Очень строгим было поднесение лекарств царю. Сначала лекарство, которое предназначалось для царя, пробовали доктора, которые его выписали, а также аптекари, которые готовили это лекарство. Затем лекарство пробовал боярин, который впоследствии и отдавал его царю. Приняв от царя рюмку с остатком лекарства, боярин был обязан «что в ней останется вылить на ладонь и выпить». Переселение в Москву иноземных врачей, хирургов, аптекарей началось в первой половине XVI в. Они фигурировали в царских списках «нужных людей». Надо отметить, что иноземные доктора не нуждались практически ни в чем. Например, при Борисе Годунове каждый иноземный врач, который приезжал на службу в Россию, получал поместье с крепостными крестьянами, достаточно большое ежегодное жалование (примерно 200 рублей), различные товары и продукты питания, лошадей, на содержание которых в достаточном количестве выделяли сено и солому, а также, когда прописанное врачом лекарство оказывало положительный эффект, царь награждал доктора дорогими подарками. Кроме того, надо отметить, что служба при российском царском дворе была довольно престижной.

Эпидемии и государственные противоэпидемические мероприятия

Особое внимание нужно уделить эпидемиям, которые уносили сотни тысяч жизней. Развитие торговли с другими странами имела не только положительные, но и отрицательные стороны. Торговые ворота достаточно часто открывали путь страшным эпидемиям, которые в средние века бушевали в Европе. Очень часто подвергались эпидемиям Псков и Новгород – крупные торговые города.

В 1401 г. (а если рассматривать летопись Никона, то в 1402 г.) был описан мор в городе Смоленске, однако не было указано никаких симптомов. Если же мы обратим свое внимание на Псков, то там в 1403 г. случилась эпидемия, которая была охарактеризована как «мор железою». Ученые сделали вывод, что эту эпидемию можно отнести к чумным эпидемиям. Интересен тот факт, что во время этой эпидемии были зафиксированы случаи выздоровления, но, к сожалению, это происходило крайне редко. Обычно люди, подвергшиеся этому заболеванию, погибали на 2-3-й день болезни. Такие эпидемии в Пскове повторялись в 1406 г., а также в 1407 г. Надо заметить, что люди считали нашествие этих эпидемий виной своих князей. Именно поэтому в 1407 г. псковские жители отреклись от своего князя Данилы Александровича и призвали к себе другого князя. Нужно отметить, что начиная примерно где-то с 1417 г. эпидемии чумы практически беспрерывно «ходили» по России. В некоторых источниках встречаются заметки о том, что «смерть косила людей, как серп косит колосья». Эти эпидемии продолжались вплоть до 1427 г. С 1427 до 1442 гг. не упоминается ни об одной эпидемии. Однако в 1442 г. в Пскове опять проявляется эпидемия, которую по описаниям можно отнести к чумным. В дальнейшем возникали различного рода эпидемии, которые уносили сотни тысяч жизней. Например, в эпидемиях 1552–1554 гг. в Новгороде, Старой Руссе, а также во всей новгородской области погибло 279 594 человек, а в Пскове – более 25 тыс. человек. Надо сказать, что особенно много погибало лиц духовного звания (священников, монахов и т. д.). Народ во время эпидемий использовал обычные средства лечения – посты, постройка церквей, молитвы и т. д. Наряду с чумой в России бушевали и другие смертельные болезни. Например, в 1552 г. войско князя, которое должно было воевать с Казанью, в городе Свяжске было поражено цингой. К концу XVI в. люди начали осознавать, что бороться с эпидемиями нужно реальными действиями, а не постройками церквей, молитвами и т. д.

Теперь необходимо поговорить о методах борьбы с эпидемиями (в частности с чумой) в средневековой Руси. Как уже говорилось в предыдущей лекции, в XIV в. начали появляться первые заметки о борьбе с эпидемиями. В XVI в., в 1551 г., в летописях встречается первый пример того, как были устроены заставы. Улица, где были больные, закрывалась с обеих сторон: в Пскове во время эпидемии чумы «князь Михайло Кислица велел… улицу Петровскую заперети с обою концов, а сам князь побеже на руху в паствище». В 1552 г. во время эпидемии в Новгороде «бысть застава на Псковской дороге, чтобы гости с товарами не ездили во Псков, ни изо Пскова в Новгород». Обратим внимание на Новгородскую летопись. Там сказано, что в Новгороде в 1572 г. стали запрещать хоронить людей, которые погибли от «заразной» болезни, около церквей. Их необходимо было хоронить далеко за городом. На улицах, где были обнаружены больные, ставили заставы, дворы, где погибал человек от «заразной» болезни, запирали, не разрешая выходить другим оставшимся в живых людям. Рядом был сторож, который подавал людям пищу, воду прямо с улицы, т. е. он не входил во двор. Священникам также не разрешалось посещать больных. За несоблюдение последнего правила они сжигались вместе с человеком, который был болен. Теперь обратим внимание на «Историю Московии» Милтона. Дело в том, что здесь был приведен первый случай введения карантина в России, причем это было сделано по отношению к иностранцу. Дженкинсон – английский посол, приехал в Россию уже в третий раз. Это было в 1571 г. Он приплыл по Белому морю на корабле. Его долго держали в Холмогорах, так как в России в этот период была чума. В российских городах впервые карантин был зарегистрирован во время чумы в Пскове – в Ржеве в 1592 г.

В Москве, Киеве, Пскове и других городах устраивались больницы и богадельни. Нужно сказать также, что появлялись и первые «гражданские» лечебницы. Например, Ртищев в одном из московских подворьев организовал больницу, состоящую из двух палат, которая вмещала 15 коек. Из числа служащих этой больницы была организована команда рассыльных, которая обходила улицы и собирала «больных и калек» и доставляла их в эту больницу. В народе ее называли «Больница Федора Ртищева». По словам современников в этой больнице предоставляли «амбулаторный приют нуждающимся во временной помощи».

Надо отметить, что за период с 1654–1665 гг. было подписано свыше 10 специальных царских указов «о предосторожности от морового поветрия», а во время чумных эпидемий 1654–1655 гг. повелевалось устанавливать на дорогах заставы и никого не пропускать под страхом смертной казни, это касалось всех, несмотря на звания и чины. На этих заставах также сжигали зараженные предметы, а деньги промывали в уксусе. Что же касается писем, то их многократно переписывали по пути их следования, а оригиналы сжигали.

Во время эпидемий приостанавливались вывоз и ввоз различных товаров, прекращались работы на полях. Вследствие этого возникали неурожаи и голод, которые всегда тянулись вслед за эпидемиями.

Аптекарский приказ и аптеки

Аптекарский приказ был создан в 1620 г. Он включал в себя постоянный штат, который обеспечивался полностью за счет царской казны. С самого начала Аптекарский приказ включал в себя небольшое количество человек:

2) 5 лекарей;

3) 1 аптекаря;

4) 1 окулиста;

5) 2 переводчиков (толмачей);

6) 1 руководителя – подьячего.

Однако в дальнейшем (спустя 60 лет) в Аптекарском приказе служило уже 80 человек:

2) 4 аптекаря;

3) 3 алхимика;

4) 10 лекарей-иноземцев;

5) 21 русский лекарь;

6) 38 учеников лекарского и костоправного дела;

7) 12 подьячих, переводчиков, огородников, хозяйственников.

Руководство аптекой и Государевым аптекарским приказом доверялось только особо приближенным к царю боярам.

Вокруг Кремля стали разводить лекарские сады, аналогичные сады выращивали у Никитских ворот, а также в других местах. Именно поэтому в Аптекарском приказе были необходимы огородники. Они ведали этими лекарскими садами. Первый из государевых аптекарских огородов был создан у западной стены Московского Кремля (кстати сказать, теперь на этом месте расположен Александровский сад). Можно сделать вывод о том, что Аптекарский приказ – первое государственной учреждение здравоохранения. Теперь необходимо обозначить основные функции Аптекарского приказа:

1) организация медицинской помощи членам царской семьи;

2) организация медицинской помощи стрельцам, боярам и другим людям, обращавшимся за ней;

3) организация обеспечения отечественными и импортными зельями;

4) строгий контроль земель;

5) принятие определенных мер профилактики и защиты при эпидемиях;

6) приглашение зарубежных лекарей и докторов;

7) подготовка лекарей в лекарской школе при Аптекарском приказе;

8) надзор за ученичеством в аптекарском приказе;

9) обеспечение стажировки будущих отечественных лекарей у известных докторов;

10) организация заготовки лекарств.

В 1634 г. недалеко от Москвы, около деревни Духолино, был создан особый «стекляночный» завод. Это была своего рода небольшая мануфактура, где работали 15 человек. Этот завод производил так называемые алхимические сосуды.

В 1654 г. при Аптекарском приказе была открыта школа, которая готовила русских лекарей. С самого начала в ней обучались около 30 человек. Обучение длилось от 4 до 6 лет. После того как лекарь заканчивал обучение в такой школе, он, как правило, направлялся в войска, причем не только в военной время. Дело в том, что чуть позже каждый полк будет иметь личного военного лекаря. Таким образом, наряду с гражданским и монастырским направлениями в медицине существовало еще одно – военная медицина, которое не входило в ведение Аптекарского приказа. Обратим внимание на учебные пособия школ при Аптекарском приказе. В качестве учебников использовали различные лечебники, зельники, травники, прохладные вертограды, а также произведения, переведенные с латинского и греческого языков, таких авторов, как Везалий, Гален, Аристотель «О строении человеческого тела», «Тайна тайных», «Аристотелевы врата» и различные другие, которые были дополнены комментариями отечественных переводчиков).

Аптекарский приказ согласно указаниям царя должен был организовывать заготовку лекарств. Главным образом это растительные лекарства.

Лекарственные зелья население получало в рынках, зеленых рядах. В дальнейшем царским указом в Москве были организованы 2 аптеки. В 1581 г. – только для царя и его близкого окружения, а вторая аптека, организованная 20 марта 1672 г. – «для людей и всяких чинов». Третья аптека была открыта в 1682 г. – при первом гражданском госпитале у Никитских ворот. В Московские аптеки были приглашены зарубежные фармацевты (Френч Якоби и т. д.).

Снабжение аптек лекарственными средствами осуществлялось различными путями. С самого начала лекарственное сырье завозили из Англии. Одновременно с этим некоторые материалы закупали в торговых рядах. Например, сало свиное на пластырь – в мясном, различные целебные травы и ягоды – в зелейном ряду, серу горючую и смолу черную – в москательном ряду. Существовала еще так называемая ягодная повинность: к воеводам в разные концы Руси отправлялись царские указы, которые предписывали собирать различные травы, которыми славятся эти земли, для Государевой аптеки. Так, например, из Коломны везли корень черной чемерицы, из Костромы – можжевеловые ягоды, из Астрахани и Воронежа – солодовый корень и т. д. За невыполнение ягодной повинности полагалось тюремное заключение. Еще одним способом снабжения аптек лекарственным сырьем был завоз их иностранцами. Так, еще в 1602 г. аптекарь Джеймс Френч привез с собой из Англии очень ценный по тем временам запас лекарств. Эти лекарства были самыми лучшими по тем временам. Когда завезенные запасы истощались, сырье закупалось или выписывалось из других стран – из Англии, Голландии, Германии и т. д.

Надо сказать, что обычно лекарства выписывались из-за границы, но потом все больше применялись народные средства. Наряду с растительными средствами применялись и экзотические, такие, например, как рог единорога в порошке, сердце оленя, порошок из молодых зайчат в вине, «камень безуй» (его находили на берегу моря) и т. д. Также имел место здоровый образ жизни: применении пихты, сосны от цинги, соблюдение чистоты, баня, которая была панацеей от многих болезней.

Хотя в Аптекарском приказе и существовала школа, но жители все-таки предпочитали народных целителей. Во-первых, население им больше доверяло, во-вторых, это было гораздо дешевле, чем лечиться у докторов.

Сложилась даже в некотором роде иерархия: «дохтур, обтекарь и лекарь, потому что дохтур совет свой дает и приказывает, а сам тому не искусен, а лекарь прикладывает и лекарством лечит, а обтекарь у этих обоих повар».

4. Монастырские и гражданские больницы

При монастырях строились монастырские больницы. Так, в 1635 г. при Троице-Сергиевой лавре были сооружены двухэтажные больничные палаты (надо сказать, что эти палаты сохранились до наших дней). До наших дней сохранились и больничные палаты, которые были построены при Кирилло-Белозерском, Новодевичьем и других монастырях. Надо отметить, что монастыри в Московском государстве имели очень важное оборонное значение.

Дело в том, что во время вражеских нашествий на базе больничных палат при монастырях разворачивали временные военные госпитали, в которых занимались лечением раненых. Надо сказать, что лечение и содержание больных во временных госпиталях осуществлялось за счет государства, хотя и не входило в ведение Аптекарского приказа. Это одна из отличительных черт русской медицины XVII в.

Обратим внимание на гражданские больницы. Как уже было сказано выше, боярин Федор Михайлович Ртищев организовывал в своих домах в Москве богадельни, которые можно считать первыми правильно устроенными гражданскими больницами на Руси. Заметим, что лекарства выдавались для этих больниц из Государевой аптеки. В 1682 г. был издан указ об открытии в Москве двух «шпитален» (т. е. больниц), которые обслуживали гражданское население. Помимо лечения больных, в этих учреждениях также обучали лекарскому делу. В том же 1682 г. была учреждена в Москве Славяно-греко-латинская академия. Что же касается военных больниц, то первая из них была открыта в 1656 г. в городе Смоленске.

5. Первые русские доктора медицины

В России в XV в. начали появляться первые врачи из Европы, которые начали занимать доминирующее положение. Среди зарубежных врачей, которые были приглашены на русскую службу, можно встретить достаточно известных медиков. Например, в 1621 г. в Москву прибыл Артемий Дия. Он написал большое количество работ по медицине. Многие из этих работ были напечатаны в Париже.

Также в России работали такие зарубежные врачи, как Лаврентий Блюментрост, Роберт Якоб. Отечественные врачи также ездили за границу для обучения. Среди тех, кто успешно прошел обучение, а также защитил за границей диссертацию, можно отметить П. В. Постникова. Он получил звание доктора медицинских наук в Падуанском университете, в Италии. Надо сказать, что Петр Постников был даже ректором Падуанского университета. В 1701 г. Постников вернулся в Россию и был зачислен в Аптекарский приказ.

К сожалению, Петр Постников, вернувшись в Россию, не смог заниматься медициной и физиологией (это его любимая отрасль медицины), поскольку служил российским дипломатом во Франции, Англии и Голландии. Он закупал книги, хирургические инструменты, контролировал обучение российских студентов за рубежом.

Также можно отметить Георгия из Дрогобыча. Он получил звание доктора медицины и философии в Болонском университете, а также написал сочинение «Прогностическое суждение 1483 г. Георгия Дрогобыча с Руси, доктора медицины Болонского университета», которое было издано в Риме. В одно время (1481–1482 гг.) он был ректором Болонского университета. Читал лекции в Краковском университете (с 1485 г.), работал в Венгрии (1482–1485 гг.). В 1512 г. Франциск Скорина из Полоцка получил звание доктора медицины в Падуанском университете. Затем он работал в Кенигсберге, Праге, Вильне.

Аптекарский приказ – первое государственное медицинское учреждение в России – был основан около 1620 г. В первые годы своего существования он располагался на территории Московского Кремля, в каменном здании напротив Чудова монастыря. Сначала это было придворное лечебное учреждение, попытки создания которого восходят ко временам Ивана Грозного (1547-1584), когда в 1581 г. при царском дворе была учреждена первая на Руси Государева (или «царева») аптека, т. к. обслуживала она только царя и членов царской семьи. Располагалась аптека в Кремле и длительное время (почти в течение века) была единственной аптекой в Московском государстве. В том же 1581 г. по приглашению Ивана Грозного прибыл в Москву на царскую службу придворный врач английской королевы Елизаветы Роберт Якоб; в его свите были лекари и аптекари (один из них по имени Яков), которые и служили в Государевой аптеке. Таким образом, первоначально в придворной аптеке работали исключительно иноземцы (англичане, голландцы, немцы); аптекари-профессионалы из прирожденных россиян появились позднее.

Первоначальной задачей Аптекарского приказа являлось обеспечение лечебной помощью царя, его семьи и приближенных. Выписывание лекарства и его приготовление были сопряжены с большими строгостями. Предназначенное для дворца лекарство отведывалось докторами, его прописавшими, аптекарями, его приготовившими, и, наконец, лицом, которому оно сдавалось для передачи «наверх». Предназначенные для царя «отборные врачебные средства» хранились в аптеке в особой комнате – «казенке» за печатью дьяка Аптекарского приказа.

Являясь придворным учреждением, «царева аптека» лишь в порядке исключения обслуживала служилых людей.

Таким образом, со временем назрела необходимость государственной регламентации продажи лекарственных средств. К тому же растущая российская армия постоянно требовала регулярного снабжения войск медикаментами. В связи с этим в 1672 г, была открыта вторая в стране «...аптека для продажи всяких лекарств всяких чинов людям».



Новая аптека располагалась на Новом гостином дворе на Ильинке, близ Посольского приказа. Царским указом от 28 февраля 1673 г. за обеими аптеками закреплялось право монопольной торговли лекарствами.

Аптекарский приказ не только управлял аптеками. Уже к середине XVII в. из придворного заведения он вырос в крупное общегосударственное учреждение, функции которого значительно расширились. В его ведение входило: приглашение на службу врачей (отечественных, а совместно с Посольским приказом и иноземных), контроль за их работой и ее оплатой, подготовка и распределение врачей по должностям, проверка «докторских сказок» (историй болезней), снабжение войск медикаментами и организация карантинных мер, судебно-медицинское освидетельствование, собирание и хранение книг, руководство аптеками, аптекарскими огородами, и сбором лекарственного сырья.

Постепенно штат Аптекарского приказа увеличивался. Так, если в 1631 г. в нем служили два доктора, пять лекарей, один аптекарь, один окулист, два толмача (переводчика) и один подьячий (причем особыми льготами пользовались иноземные доктора), то в 1681 г. в Аптекарском приказе служило 80 человек, среди них 6 докторов, 4 аптекаря, 3 алхимиста, 10 лекарей-иноземцев,21 русский лекарь, 38 учеников лекарского и костоправного дела. Кроме того, было 12 подьячих, огородников, толмачей и хозяйственных рабочих.

Во второй половине XVII в. в Московском государстве сложилась своеобразная система сбора и заготовки лечебных трав. В Аптекарском приказе было известно, в какой местности преимущественно произрастает то или иное лекарственное растение. Например, зверобой – в Сибири, солодовый (лакричный) корень – в Воронеже, черемица – в Коломне, чечуйная (противогеморройная) трава – в Казани, можжевеловые ягоды – в Костроме. Специально назначенные заготовители (травники) обучались методам сбора трав и их доставки в Москву. Таким образом, сложилась государственная «ягодная повинность», за невыполнение которой полагалось тюремное заключение.

У стен Московского Кремля стали создаваться государевы аптекарские огороды (ныне. Александровский сад). Число их постоянно росло. Так, в 1657 г. по указу царя Алексея Михайловича (1645-1676) было велено «Государев Аптекарский двор и огород перенесть от Кремля-города за Мясницкие ворота и устроить в огородной слободе на пустых местах». Вскоре аптекарские огороды появились у Каменного моста, в Немецкой слободе и на других московских окраинах, например, на территории нынешнего Ботанического сада. Посадки в них производились в соответствии с распоряжениями Аптекарского приказа.

В некоторых случаях специалисты по закупке лекарственных средств направлялись в другие города. Значительная часть лекарственного сырья для аптек выписывалась «из-заморя» (Аравии, стран Западной Европы – Германии, Голландии, Англии). Аптекарский приказ рассылал свои грамоты иноземным специалистам, которые направляли в Москву требуемые лекарственные средства.

Вначале XVII в. иноземные врачи пользовались в Московском государстве значительными привилегиями. Подготовка русских лекарей в то время носила ремесленный характер: ученик в течение ряда лет обучался у одного или нескольких лекарей, затем несколько лет служил в полку в качестве лекарского помощника. Иногда Аптекарский приказ назначал проверочное испытание (экзамен), после чего произведенному в звание русского лекаря выдавали набор хирургических инструментов.

Первая государственная Лекарская школа в России была открыта в 1654 г. при Аптекарском приказе на средства государственной казны. Принимали в нее детей стрельцов, духовенства и служилых людей. Обучение включало сбор трав, работу в аптеке и практику в полку. Кроме того, ученики изучали анатомию, фармацию, латинский язык, диагностику болезней и способы их лечения. В качестве учебников служили народные травники и лечебники, а также «докторские сказки» (истории болезней). Во время военных действий функционировали костоправные школы. Преподавание велось у постели больного – в России не было той схоластики, которая господствовала в то время в Западной Европе.

Анатомия в лекарской школе преподавалась наглядно: по костным препаратам и анатомическим рисункам, учебных пособий еще не было.

В XVII в. в Россию проникли идеи европейского Возрождения, а вместе с ними некоторые медицинские книги. В 1657 г. монаху Чудова монастыря Епифанию Славинецкому был поручен перевод сокращенного труда Андреаса Везалия «Эпитоме» (изданного в Амстердаме в 1642 г.). Е. Славинецкий (1609-1675) был весьма образованным человеком, он окончил Краковский университет и преподавал сначала в Киево-Могилянской академии, а затем – в Лекарской школе при Аптекарском приказе в Москве. Сделанный им перевод труда Везалия явился первой в России книгой по научной анатомии. Долгое время она хранилась в Синодальной библиотеке, но во время Отечественной войны 1812 г. погибла при пожаре Москвы.

Аптекарский приказ предъявлял к ученикам Лекарской школы высокие требования. Обучение длилось 5-7лет. Лекарские помощники, прикрепленные к иноземным специалистам, учились от 3 до 12 лет. В разные годы количество учеников колебалось от 10 до 40. Первый выпуск Лекарской школы ввиду большой нехватки полковых лекарей состоялся досрочно в 1658 г. Функционировала школа нерегулярно. За 50 лет она подготовила около 100 русских лекарей. Большая их часть служила в полках. Систематическая подготовка врачебных кадров в России началась в XVIII в.

Лекари, которые оказывали врачебную помощь гражданскому населению, чаще всего лечили на дому или в русской бане. Стационарной медицинской помощи в то время практически не существовало.

При монастырях продолжали строить монастырские больницы. В 1635 г. при Троице-Сергиевской лавре были сооружены двухэтажные больничные палаты, которые сохранились до наших дней, так же как и больничные палаты Ново-Девичьего, Кирилло-Белозерского и других монастырей. В Московском государстве монастыри имели важное оборонное значение. Поэтому во времена вражеских нашествий на базе их больничных палат создавались временные госпитали для лечения раненых. И несмотря на то, что Аптекарский приказ монастырской медициной не занимался, в военное время содержание больных и врачебное обслуживание во временных военных госпиталях на территории монастырей осуществлялось за счет государства. Это было важной отличительной особенностью русской медицины XVII в. Первые доктора медицины из российских людей появились в XV в. Среди них Георгий из Дрогобыча, получивший степень доктора философии и медицины в Университете г. Болонья (современная Италия) и преподававший впоследствии в Болонье и Кракове. Его труд «Прогностическое суждение текущего 1483 г. Георгия Дрогобыча с Руси, доктора медицины Болонского университета», изданный в Риме, является первой печатной книгой российского автора за рубежом. В 1512 г. степень доктора медицины в Падуе (современная Италия) получил Франциск Скорина из Полоцка. В 1696 г. также в Падуанском университете степени доктора медицины был удостоен П. В. Посников; будучи весьма образованным человеком, он впоследствии служил российским послом в Голландии.

№34. «Мероприятия, проводившиеся в Московском государстве по борьбе с эпидемиями».

Летописи дают материал о противоэпидемических мероприятиях, применявшихся в Московской Руси: отделение больных от здоровых, оцепление очагов заразы, выжигание зараженных домов и кварталов, погребение умерших вдали от жилья, заставы, костры на дорогах. Это показывает, что уже в то время у народа имелось представление о передаче заразных болезней и о возможности уничтожения, обезвреживания заразы.

(коротко и без дат)

В конце XVI - начале XVII в. карантинные меры стали приобретать государственный характер. С 1654 по 1665 г. в России было издано более 10 царских указов «о предосторожности от морового поветрия». Во время чумы 1654-55 гг. на дорогах были установлены заставы и засеки, через которые никого не разрешалось пропускать под страхом смертной казни, невзирая на чины и звания. Все зараженные предметы сжигались на кострах. .Письма по пути их следования многократно переписывали, а подлинники сжигали. Деньги перемывали в уксусе. Умерших погребали за чертой города. Священникам под страхом смертной казни запрещалось отпевать умерших. Лечцов к заразным не допускали. Если же кто-либо из них случайно посещал «прилипчивого» больного, он был обязан известить об этом самого государя и сидеть дома «впредь до царского разрешения».

Прекращались ввоз и вывоз всех товаров, а также работы на полях. Все это вело к неурожаям и голоду, который всегда шел вслед за эпидемией. Появлялись цинга и другие болезни, которые вместе с голодом давали новую волну смертности.

Медицина того времени была бессильна перед эпидемиями, и тем большее значение имела система государственных карантинных мероприятий, разработанная в то время в Московском государстве. Важное значение в борьбе- с эпидемиями имело создание Аптекарского приказа.

(более полно).

№35. «Медицина в Московском государстве (XV-XVII вв.), подготовка лекарей, открытие аптек, больниц. Первые доктора медицины в Московском государстве».

Вплоть до конца XVII столетия народная медицина занимала на Руси ведущее положение (народные знания хранились в травниках и лечебниках). В лечебниках этого периода значительное место отводилось хирургии (резанию). На Руси проводились операции черепосверления, чревосечения, ампутации. Усыпляли больного при помощи мандрагоры, мака и вина. Инструменты (пилки, ножницы, долота, топоры, щупы) проводили через огонь. Раны обрабатывали березовой водой, вином и золой, а зашивали волокнами льна, конопли или тонкими кишками животных. Для извлечения металлических осколков стрел применяли магнитный железняк. Славились на Руси и оригинальные конструкции протезов для нижних конечностей.

В XVI веке в Московской Руси отмечалось разделение медицинских профессий. Их насчитывалось более десятка: лекари, дохтуры, зелейники, гравники, рудометы (кровопуски), зубоволоки, очные мастера, костоправы, камнесечцы, повивальные бабки.

Лекарей было немного и жили они в городах. Имеется много свидетельств о деятельности врачей-ремесленников в Москве, Новгороде, Ннж-нем-Новгороде и др. Оплата за врачевание производилась в зависимости от участия лекаря, осведомленности его и затраты лекарства. Услугами зрачей пользовались в первую очередь состоятельные слои городского населения. Крестьянская беднота, отягощенная феодальными повинностями, не могла оплачивать дорогие услуги врача и прибегала к источникам более примитивной медицинской помощи.

Летописи раннего периода дают представление о том, как лечили раненых и больных. Многочисленные свидетельства и миниатюры в рукописных памятниках показывают, как в XI-XIV вв. на Руси переносили больных и раненых на носилках, перевозили на вьючных носилках и в повозках. Уход за пострадавшим и больным был широко распространен на Руси. Попечительства существовали при церквах и по кварталам городов. Монгольское нашествие затормозило медицинское попечение со стороны народа и государства. Со второй половины XIV века медицинское попечение стало приобретать прежнее покровительство со стороны государства и народа.

Богадельни оказывали населению медицинскую помощь и были связующим звеном между населением и монастырскими больницами. Городские богадельни имели своеобразные приемные покои «лавки». Сюда поступали больные для оказания помощи и сюда же доставляли умершего для предания погребению.

Крупные монастыри содержали больницы. Режим русских монастырских больниц в значительной степени определялся уставными положениями.

Создание больниц:

§ Продолжение традиций монастырской медицины.

§ 1635г.- в Троице-Сергиевой лавре сооружены двухэтажные больничные палаты

§ Создание первых гражданских больниц

§ 1682 г.- издан указ об открытии двух больниц («шпитален») для гражданского населения.

В Москве было две аптеки:

1) старая (Государева), основанная в 1581 г. в Кремле, против Чудова монастыря;

2) новая (общедоступная)- с 1673 г., в Новом гостином дворе «на Ильинке, против Посольского двора.

Новая аптека снабжала войска; из нее же лекарства продавались «всякого чина людям» по цене, имеющейся в «указной книге». К новой аптеке было приписано несколько аптечных огородов, где разводились и культивировались лекарственные растения.

В XVII веке Московское государство посылало небольшое число молодых людей (русских и детей иностранцев, проживавших в России) за границу для обучения медицинским наукам, но это мероприятие ввиду дороговизны и малочисленности направлявшихся не принесло существенного пополнения числа врачей в Московской Руси. Поэтому было решено обучать врачебному делу более планомерно. В 1653г. при Стрелецком приказе была открыта костоправная школа, а в следующем, 1654 г. при Аптекарском приказе была организована специальная лекарская школа.

Первые доктора медицины:

Петр Постников – выпускник Падуанского университета

Георгий из Дрогобыча – из Болонского университета

Франциск Скарина – Падуанский университет.

№36. « Реформы Петра I в области организации медицинской помощи и подготовки медицинских кадров».