Хронологические границы данного возрастного периода: ранняя юность, т. е. старший школьный возраст (от 15–16 до 18 лет) и поздняя юность от (18 до 22–23 лет). В западной психологии вообще преобладает традиция объединения отрочества и юности в возрастной период, называемый периодом взросления (adolescence), содержанием которого и является переход от детства ко взрослости и границы которого могут простираться от 12–14 до 25 лет. На Западе существует, а теперь и у нас приживается слово «тинэйджер» как общее название для любого, кому от 13 до 19 (число лет, в английском языке оканчивающихся на -teen).

Социальная ситуация развития юношеского возраста

Социальная ситуация развития в юношестве определяется противоречием между биологической зрелостью и социальной незрелостью: – появляется все больше взрослых ролей с вытекающей отсюда мерой самостоятельности и ответственности;

– приходится много критических социальных событий: получение паспорта, наступление уголовной ответственности, возможность реализации активного избирательного права, возможность вступления в брак, выбора профессии и дальнейшего жизненного пути.

–но это и материальная зависимость,

– инерция родительских установок, связанных с руководством и подчинением.

Психологический критерий «вхождения» в юность связан с резкой сменой внутренней позиции, с изменением отношения к будущему. Если подросток, по словам Л.И. Божович, смотрит на будущее с позиции настоящего, то юноша смотрит на настоящее с позиции будущего . Изменяется основная направленность личности, которая теперь может быть обозначена как устремленность в будущее ,

Ведущая деятельность в юношеском возрасте

А.Н. Леонтьев, Б.Д. Эльконин в качестве ведущей деятельности в юношеском возрасте называют учебно-профессиональную деятельность. Несмотря на то, что во многих случаях юноша продолжает оставаться школьником, учебная деятельность в старших классах должна приобрести новую направленность и новое содержание, ориентированные на будущее. В других случаях юноши и девушки еще больше приближаются к производственной сфере: продолжают образование в техникумах, колледжах, лицеях или начинают собственную трудовую жизнь, совмещая работу с обучением в вечерних школах.

Новообразования юношеского возраста:

социально-психологическая готовность (способность) к личностному и жизненному (профессиональному) самоопределению . Эта психологическая готовность войти во взрослую жизнь и занять в ней достойное человека место предполагает определенную зрелость личности, заключающуюся в том, что у старшеклассника сформированы психологические образования и механизмы, обеспечивающие ему возможность непрерывного процесса роста его личности сейчас и в будущем (И.В. Дубровина). Иными словами, психологическая готовность к самоопределению означает формирование у юноши, девушки таких психологических качеств, которые могли бы обеспечить им в дальнейшем сознательную, активную, творческую и созидательную жизнь.

Важным психологическим новообразованием юношеского возраста является становление устойчивого самосознания и стабильного образа «Я» – целостного представления о самом себе, эмоционального отношения к самому себе, самооценки своей внешности, умственных, моральных, волевых качеств, осознания своих достоинств и недостатков, на основе чего возникают возможности целенаправленного самосовершенствования, самовоспитания. Главное приобретение ранней юности – открытие своего внутреннего мира, его эмансипация от взрослых.

Становление самосознания происходит по нескольким направлениям:

1) открытие своего внутреннего мира;

2) появление осознания необратимости времени, понимания конечности своего существования. Именно понимание неизбежности смерти заставляет человека всерьез задуматься о смысле жизни, о своих перспективах, о своем будущем, о своих целях;

3) формирование целостного представления о самом себе, отношения к себе, причем вначале осознаются и оцениваются человеком особенности своего тела, внешности, привлекательности, а затем уже морально-психо-логические;

4) осознание и формирование отношения к зарождающейся сексуаль-ной чувственности.

Становление устойчивого самосознания связано с развитием социальной рефлексии – понимания другого человека путем размышления за него. Представление о том, что думают обо мне другие – важный момент социального познания.

Одним из важнейших новообразований интеллектуальной сферы становится теоретическое мышление –формирование абстрактного мышления В юношестве выражена тяга к обобщениям, поиску общих закономерностей и принципов, которые стоят за конкретными фактами. Однако широта интересов, как правило, сочетается в этом возрасте с разбросанностью, отсутствием системы знаний и навыков – интеллек-туальным дилетантизмом . У юношей может наблюдаться склонность преувеличивать свои интеллектуальные способности и силу своего интеллекта, уровень знаний.

Формирование мировоззрения целостной системы взглядов, знаний, убеждений, своей жизненной философии, которая опирается на усвоенную ранее значительную сумму знаний и сформировавшуюся способность к абстрактно-теоретическому мышлению. Явления действительности интересуют юношу не сами по себе, а в связи с его собственным отношением к ним.

Кризис идентичности

На юношеский возраст приходится кризис идентичности, т. к. в этом возрасте осуществляется серия социальных и индивидуально-личностных выборов и самоопределения. Здесь возможно несколько вариантов:

1) неопределённая идентичность – человек не выработал своих убеж-дений, не выбрал профессию, не может построить жизненные планы, этому сопутствует страх взросления и перемен;

2) долгосрочная идентификация – человек свой жизненный выбор сделал и решения принял не самостоятельно, а на основе чужих мнений;

3) этап психического моратория – этап кризиса самоопределения, выбор из многочисленных вариантов развития того единственного, который можно считать своим. В это время молодой человек стремится (путём проб и ошибок) найти своё место в обществе.

За ними следует или обретение «взрослой идентичности », или задержка в развитии – «диффузия идентичности» , которая составляет основу специальной патологии юношеского возраста – синдрома патологии идентичности (Э. Эриксон). Указанный синдром связан со следующими моментами:

· регрессия к инфантильному уровню и желание как можно дольше отсрочить обретение взрослого статуса;

· смутное, но устойчивое состояние тревоги;

· чувство изоляции и опустошённости;

· постоянное пребывание в состоянии ожидания чего-то такого, что сможет изменить жизнь;

· страх перед личным общением и неспособность эмоционально воздействовать на лиц другого пола;

· враждебность и презрение ко всем признанным общественным ролям, вплоть до мужских и женских («унисекс»);

· презрение ко всему отечественному и иррациональное предпочтение всего иностранного (по принципу «хорошо там, где нас нет»).

В крайних случаях начинается поиск негативной идентичности, стремление «стать ничем» как единственный способ самоутверждения, иногда он принимает характер суицидальных тенденций.

Психологическая характеристика молодости

1. Границы молодости условно располагают на отрезке от 18-20 до 30 лет. С этим периодом жизни связывают становление самостоятельности и ответственности человека за свои поступки, способности принимать «смысложизненные» решения, закрепление мировоззренческих ориентации, построение устойчивого «образа мира», определение перспектив и целей жизни и т.д.

2. Исследователи подчеркивают двойной характер молодости: обладая всей совокупностью прав вести взрослую жизнь, молодой человек далеко не всегда способен найти и реализовать в ней себя.

3. В молодости заканчивается общесоматическое развитие, достигают своего оптимума физическое и половое созревание.

4. Человек начинает осмысленно строить будущее, ориентируясь на всю возрастную перспективу в целом, а не только на овладение ценностями и целями ближайшего возрастного периода, как это было на всех предыдущих ступенях развития.

5. В молодости обнаруживается стремление к личностной экспансии , самовыражению (особенно в выборе профессии, профессиональном самоопределении, в карьере), построению жизненной стратегии.

6. Поиск партнера для жизни, отделение от родительской семьи приобретение профессии и начало собственной профессиональной и личностной жизни – условия для выработки собственного индивидуального жизненного стиля, обретения и реализации индивидуальных смыслов жизни. Смысл жизни - одна из основных категорий, которыми оперирует молодость.

7. В эмоциональном плане для молодого человека самопринятие - важнейшее условие самореализации. В молодости человек способен отнестись к себе реалистично и критично, принять минусы своего развития.

8. Для молодости особое значение имеет выстраивание системы личных нравственных, культурных, духовных ценностей, сопряженное с осознанием собственной уникальности и неповторимости.

9. Стремление измениться, стать другим, обрести новое качество выражается в кризисе молодости , обобщенным и передаваемым.

10. У человека появляется новый интерес к самому себе не только как к индивиду или личности, но как к экзистенции, явлению более высокого порядка - воплощению предназначения свыше, призвания и т.п.

11. В социальном плане ведущее место занимает поиск партнера и вступле­ние в брак, с которыми связаны новые социальные роли (супруг, сексу­альный партнер, родитель), в эмоциональном - любовь.

Психологическая характеристика взрослости / по Сапоговой Елене Евгеньевне. Психология развития человека. М, 2005.

Взрослость (зрелость) соотносят с возрастом от 30 до 55-65 лет. Отрасль научного знания, связанную с анализом взрослости, называют акмеологией.

2. В физиологическом плане взрослость связывают с оптимальным функционированием всех систем организма;

в социальном и юридическом планах - с возможностью соблюдать нормы и правила социальной жизни, занимать определенные статусные позиции, демонстрировать уровень своих социальных достижений (образование, профессия, укорененность в социальных сообществах и т.д.), нести ответственность за собственные решения и поступки.

3. Психологически взрослость соотносится с собственным отнесением человеком себя к определенной возрастной когорте (для последнего очень важно наличие семьи и опыт родительства), с переживанием собственной жизни среди людей; отношением не только к себе самому, к своему «Я», но и к более широкому контексту осуществления жизни, возможности повлиять на мир и изменить его, вписывания себя в универсум.

4. Э. Эриксон считал взрослость центральной стадией жизненного пути человека, характеризующейся переживанием нужности другим .

5. Основные новообразования возраста - производительность (генеративность) и порождение (продолжение рода) - реализуются в заботе о воспитании нового поколения, продуктивной трудовой деятельности, индивидуальном творчестве.

6. Если ситуация развития во взрослости неблагоприятная, имеет место регрессия к обсессивной потребности в псевдоблизости: появляется чрезмерная сосредоточенность на себе, приводящая к косности и застою, личностному опустошению - кризису зрелости .

7. Со взрослостью принято связывать такие новые личностные характеристики , как: 1) умение брать на себя ответственность; 2) стремление к власти, инициатива и организаторские способности; 3) способность к эмоциональной и интеллектуальной поддержке других; 4) самостоятельность, уверенность в себе и целеустремленность; 5) склонность к философским обобщениям; 6) защита системы собственных принципов и жизненных ценностей; способность сопротивляться проблемам реальности с помощью развитой воли; 7) формирование индивидуального жизненного стиля; 8) стремление оказывать влияние на мир и «отдавать» индивидуальный опыт молодому поколению; 9) реализм, трезвость в оценках и чувство «сделанности» жизни; 10) стабилизация системы социальных ролей и др.

Е. Евтушенко:

Сорокалетье - странная пора,

когда еще ты молод и не молод

и старики тебя понять не могут,

и юность, чтоб понять, - не так мудра.

Сорокалетье - страшная пора,

когда измотан с жизнью в поединке

и на ладони две-три золотинки,

а вырытой пустой земли - гора.

Сорокалетье - дивная пора,

когда иную открывая прелесть,

умна, почти как старость, наша зрелость,

но эта зрелость вовсе не стара.

Психологическая характеристика старости / по Сапоговой Елене Евгеньевне. Психология развития человека. М, 2005.

1. Период старости наступает при пересечении человеком условной границы в 60-65 лет, но процент людей этого возраста, не считающих себя стариками, в мире с каждым годом нарастает в связи с общим прогрессом медицины, социальным прогрессом и повышением качества жизни.

2. Процесс старения неоднороден: пожилой возраст (60-75 лет), старческий возраст (75-90 лет) и долгожительство (старше 90 лет).

3. Старость – явление в большей степени социального, чем физиологического порядка , психологически развитие продолжается.

4. Обретение такого качества, как интегративность - целостность личности, либо переживание отчаяния от того, что жизнь почти кончена, но прожита она не так, как хотелось и планировалось.

5. Основным новообразованием старости Э. Эриксон предложил считать мудрость как форму такого независимого и в то же время активного взаимоотношения человека с его ограниченной смертью жизнью, которая характеризуется зрелостью ума тщательной обдуманностью суждений, глубоким всеобъемлющим пониманием.

6. На работу психических функций в старости влияет трудовая деятельность , осуществляемая или продолжаемая человеком, так как она приводит к сенсибилизации включенных в нее функций и тем самым способствует их сохранности.

7. Душевное здоровье стареющего человека определяется его вовлеченностью в общение . Сужение социальных связей связано с прекращением обязательной профессиональной деятельности, с постепенным «вымыванием» возрастной когорты сверстников, с нарастающей усталостью от интенсивных социальных контактов.

8. После 60 лет постепенно приходит осознание социального отчуждения стариков от последующих поколени й, которое переживается болезненно, особенно в обществах, где нет необходимой социальной поддержки старости.

9. У людей преклонного возраста постепенно перестраивается мотивационная сфера: ведущими потребностями становятся телесные потребности, потребность в безопасности и надежности.

Как правило, старики не строят долгосрочных планов - это связано с общим изменением временной жизненной перспективы . Психологическое время меняется в старости, и большее значение теперь имеет жизнь в настоящем и воспоминания о прошлом, чем будущее .

11. «Вечно молодыми» хотят остаться только нереализовавшиеся и незрелые пожилые люди, с неустоявшейся самооценкой, депривированные и фрустрированные жизнью, а для большинства стариков более ценным оказывается чувство «реализованности» возраста.

12. Особое значение имеют осуществление пожилыми людьми творческой деятельности, вспышки новых способностей (особенно творческого плана).

из Предыдущая

Возрастные пределы взрослости определяются комплексом социальных и биологических причин в зависимости от конкретных социально-экономических условий индивидуального развития человека. Накопленные данные позволили в какой-то мере отграничить период взрослости от отрочества, юности и молодости, с одной стороны, и старости - с другой, а также в самой взрослости выделить отдельные макропериоды - раннюю взрослость, средний возраст, пожилой возраст. Но четкие хронологические рамки взрослости задать довольно трудно: в характеристиках и временных границах взрослости много неопределенности.

Так, к примеру, раннюю взрослость многие авторы соотносят с периодом юности (ее хронологические рамки - от 15-16 до 22-25 лет); средний возраст - с периодом молодости (от 20-35 лет, по Д. Векслеру) или «зрелости» (25-40 лет - Д. Б. Бром-лей, 25-50 лет (Д. Биррен), до 36-60 лет по международной классификации возрастов); пожилой возраст - со старостью (от 55 лет и старше). Верхнюю границу взрослости в социальном плане соотносят с окончанием школы и началом самостоятельной жизни (17-18 лет), а нижнюю - с выходом на пенсию (55-60 лет).

Какого человека можно считать взрослым? Во-первых, взрослость определяется физиологически, с точки зрения оптимального функционирования всех систем организма. Внешне взрослые люди продолжают расти, физиологически изменяться - достигает оптимума и изменяется функционирование костной, мышечной, сердечно-сосудистой, пищеварительной, гормональной и других систем. Скажем, сексуальные функции у женщин достигают оптимума к 26-30 годам и держатся на этом уровне до 60 лет; мужчины же переживают их постепенный спад после 30 лет.

Во-вторых, взрослость определяется социально и юридически - с точки зрения возможности соблюдать нормы и правила социальной жизни, занимать определенные статусные позиции, демонстрировать уровень своих социальных достижений (образование, профессия, укорененность в социальных сообществах и т.д.), нести ответственность за собственные решения и поступки.

В-третьих, взрослость - категория психологическая, учитывающая собственное отношение человека к возрасту, переживания себя относящимся к определенной возрастной когорте. Для последнего очень важны наличие семьи и опыт родительства (социально-демографические исследования показывают, что риск распада семей максимально велик в первые пять лет супружества и на границе 45-60 лет, когда люди прожили в браке около 15 лет). По Э. Эриксону, зрелый человек нуждается в том, чтобы быть нужным; зрелость нуждается в руководстве и поощрении со стороны молодых, о которых необходимо заботиться. При этом, естественно, речь идет не только о собственных детях. Сам по себе факт наличия детей или даже желания иметь их еще «не тянет» на генеративность. Генеративность как одна из важных характеристик взрослости - это прежде всего заинтересованность в устройстве жизни и наставлении нового поколения. И довольно часто в случае жизненных неудач или особой одаренности в других областях ряд людей направляет этот драйв не только (и даже вообще не) на свое потомство, поэтому понятие генеративное™ включает также продуктивность и креативность, что делает эту стадию жизни еще более важной.

новые личностные характеристики, как: 1) умение брать на себя ответственность; 2) стремление к власти и организаторские способности; 3) способность к эмоциональной и интеллектуальной поддержке других; 4) уверенность в себе и целеустремленность; 5) склонность к философским обобщениям; 6) защита системы собственных принципов и жизненных ценностей; способность сопротивляться проблемам реальности с помощью развитой воли; 7) формирование индивидуального жизненного стиля; 8) стремление оказывать влияние на мир и «отдавать» индивидуальный опыт молодому поколению; 9) реализм, трезвость в оценках и чувство «сделанности» жизни; 10) стабилизация системы социальных ролей и др.

Взрослость, несмотря на кажущуюся устойчивость, такой же противоречивый период, как и другие. Взрослый человек одновременно переживает и чувство стабильности, и смятение по поводу того, действительно ли он понял и реализовал настоящее предназначение своей жизни. Особенно острым становится это противоречие в случае негативных оценок, данных личностью своей предшествующей жизни необходимости выработать новую жизненную стратегию.

Профессиональная и социальная самореализация предполагает такие формы, как инициатива и ответственность. Инициатива представляет собой опережающую внешние требования или встречную по отношению к ним свободную активность субъекта, которая затем реализуется в интеллектуальной или практической сферах. Она обнаруживает себя в начинаниях, предложениях, с которыми выступает человек, в его сверхнормативной активности. Именно поэтому инициативу часто связывают с творческими интенциями личности. Инициатива всегда есть выражение побуждений и желаний, мотивов субъекта. Ответственность - это добровольное, т.е. внутренне принятое, осуществление необходимости, правил, требований и т.д. в границах и формах, определяемых самим субъектом.

Юность не так давно выделилась в самостоятельный период жизни человека, исторически относясь к «переходному этапу» возмужания, взросления. Если у животных наступление взрослости достаточно тесно связано с возможностью самостоятельного существования и произведения потомства, то в человеческом обществе критерием взросления становится не просто физическое возмужание, но и овладение культурой, системой знаний, ценностей, норм, социальных традиций, подготовленность к осуществлению разных видов труда. Внутри перехода от детства к взрослости границы между подростковым и юношеским возрастом условны и часто пересекаются. Никто не назовет 11-13-летнего мальчика юношей, а 18-19-летнего - подростком, но возраст между 14-15 и 16-17 годами не обладает такой определенностью и в одних случаях относится к юности, а в других - к концу отрочества. В схеме возрастной периодизации онтогенеза границы юношеского возраста обозначены между 17-21 годом для юношей и 16-20 годами для девушек, но в физиологии его верхнюю границу часто отодвигают к 22-23 годам у юношей и 19-20 годам у девушек. В. Даль определял «юношу» как «молодого», «малого», «парня от 15 до 20 лет»; в трилогии Л. Н. Толстого юношество связывается с возрастом 15 лет, а герою романа Ф. М. Достоевского «Подросток» уже 20 лет.

Современные представления о границах возраста охватывают период от 14-15 до 18 лет.

Образы юности в разных культурах и временах существенно различны. Так, античные и средневековые авторы обычно ассоциируют юность с расцветом физической силы и воинской доблести, но одновременно - с необузданностью и интеллектуальной незрелостью. В тех условиях молодой человек имел мало возможностей для самоопределения, от него требовали прежде всего послушания и почтения. В новое время, особенно со второй половины XVIII в. положение изменилось. Ускорение темпа общественного развития, ослабление влияния родительской семьи, расширение диапазона индивидуального выбора профессии, стиля жизни и т.д. способствовали появлению нового образа юности, подчеркивающего момент сознательного самоопределения.

Большинство психологов XIX и начала XX в. исходили из «романтической» модели юности. Начиная с 20-х гг. XX в. картина меняется. Этнографическими исследованиями были установлены значительные различия в процессах и способах социализации в юности. Так, М. Мид, Р. Бенедикт связали длительность и содержание юности с тем, насколько велик разрыв в нормах и требованиях, которые предъявляет конкретное общество к ребенку и взрослому. Там, где этот разрыв невелик, развитие протекает плавно и ребенок достигает взрослого статуса постепенно, без резких конфликтов. В сложных обществах Запада требования значительно различаются и часто даже противоположны (детство - время игры и свободы, взрослость - время труда и ответственности; от ребенка требуют зависимости и послушания, от взрослого - инициативы и самостоятельности; ребенка считают существом бесполым и ограждают от сексуальности, в жизни взрослых сексуальность играет важную роль и т.д.), поэтому контрасты рождают длительный период усвоения новых социальных ролей, вызывая ряд внешних и внутренних конфликтов.

Ни один исследователь развития не прошел мимо проблем подросткового и юношеского возраста. С известным упрощением можно выделить 3 главных подхода к юношескому возрасту: биогенетический, социогенетический и психогенетический.

I. Биогенетический подход ставит во главу угла процессы биологического созревания и рассматривает другие процессы как производные от созревания. Анализируя подростковый возраст, мы уже упоминали идеи С. Холла о повторении филогенетических стадий в онтогенезе. Не разделяя подростковый и юношеский возраст, он соотнес переходный период в целом (от 12-13 до 22-25 лет) с историческим периодом романтизма, «бури и натиска». Другой вариант биогенетической концепции представлен работами Э. Кречмера и Э. Йенша, идеи которых развивал Э. Конрад. Он предположил, что выделенные Э. Кречмером характеристики приложимы к возрастным стадиям: предподростковый возраст с его бурными вспышками является преимущественно «циклоидным», а юность с ее тягой к самоанализу - типично «шизоидным» периодом. Насколько трудной и болезненной будет юность, зависит от степени совпадения биологически заданных личностных свойств и свойств соответствующей фазы развития. Юность шизоидной личности протекает сложно и болезненно, поскольку возрастные свойства ее усугубляются индивидуально-типологическими, а циклоидная личность переживает юношеские тревоги в мягкой, ослабленной форме; свойства возраста уравновешиваются ее типологическими свойствами. В. Целлер в книге «Конституция и развитие» (1952) связующим звеном между психическим и соматическим развитием считал изменения в строении тела ребенка и осознание этих изменений.

В большинстве теорий «чистый» биогенетический подход соединяется с некоторыми другими положениями. Так, А. Гезелл сопровождает положения о росте и развитии идеей культурных влияний. Он пишет, что «культура модулирует и канализирует, но не порождает этапов и тенденций развития». Юношеский возраст он соотносит с периодом от 11 до 21 года. На основе лонгитюдных исследований 165 детей А. Гезелл описывал важные новообразования каждого года жизни. Так, он считал, что в 11 лет начинается перестройка организма и ребенок становится импульсивным, негативным, ему свойственны частая смена настроений, ссоры со сверстниками, бунт против родителей. В 12 лет турбулентность частично проходит; отношение к миру становится более позитивным, растет автономия подростка от семьи и одновременно - влияние сверстников. Главные черты этого возраста - разумность, терпимость и юмор; подросток охотно проявляет инициативу, начинает заботиться о внешности и интересоваться представителями противоположного пола. Ведущее свойство 13-летнего подростка - обращение вовнутрь, он становится более интровертированным; он склонен к уходу в себя, самокритичен и чувствителен к критике; начинает интересоваться психологией, критически относится к родителям, становится более избирательным в дружбе; соматические сдвиги усиливают и без того частые колебания настроения.

В 14 лет интроверсия сменяется экстраверсией, подросток экспансивен, энергичен, общителен, нарастают его уверенность в себе, а также интерес к другим людям и различиям между ними; он очарован словом «личность», любит обсуждать и сравнивать себя с другими, активно идентифицируется с героями книг и литературы, узнавая в них собственные черты. Сущность 15-летия, по А. Гезеллу, выражается в нарастании индивидуальных различий. Новообразования этого возраста - дух независимости, который делает отношения подростка в семье и школе напряженными; жажда свободы от внешнего контроля сочетается с развитием самоконтроля и началом сознательного самовоспитания. Все это повышает ранимость и восприимчивость к вредным влияниям.

В 16 лет, по А. Гезеллу, снова наступает равновесие: мятежность уступает место жизнерадостности; значительно увеличиваются внутренняя самостоятельность, эмоциональная уравновешенность, общительность, устремленность в будущее.

II. Социогенетический подход акцентирует внимание на социальных факторах развития, процессах социализации. Так, например, теория К. Левина связывает проблемы юношества с факторами окружающей среды, считая поведение человека функцией одновременно личности и ее среды. Новыми процессами переходного возраста К. Левин считает расширение жизненного мира личности, круга ее общения, групповой принадлежности и типа людей, на которых она ориентируется. Поведение юноши отличается маргинальностью (промежуточностью): он уже не ребенок, но еще и не взрослый, что создает внутренние противоречия, неопределенность внутренних притязаний, повышенную застенчивость и одновременно агрессивность, склонность принимать крайние позиции и точки зрения.

III. Психогенетический подход связан с анализом собственно психологических процессов, и в нем самом можно выделить 3 разных течения. Концепции, объясняющие поведение в терминах эмоций, влечений и других внерациональных компонентов психики, называют психодинамическими; концепции, объясняющие изменения в психике с помощью интеллектуальных, когнитивных структур, принято называть когнитивистскими или когнитивно-генетическими; концепции, исходящие из личности в целом, называют персонологическими. Нам уже знакомы представители всех трех течений: в частности, психодинамическое направление представляют теории 3. Фрейда и Э. Эриксона; персонологическое направление связано с работами Э. Шпрангера, Ш. Бюлер; когнитивистскую ориентацию воплощают труды школы Ж. Пиаже, Л. Кольберга.

Важные теоретико-методологические основы комплексного изучения юности, как и других этапов жизненного пути, связаны с именем Л.С. Выготского. Становление человека как индивида и личности предполагает диалектическое взаимодействие натурального и социального рядов развития. Натуральный ряд представляют процессы физического созревания, социальный - процессы социализации.

Процессы натурального ряда протекают крайне неравномерно и неодновременно, и эта гетерохронностъ обнаруживается на межиндивидуальном уровне в том, что, к примеру, мальчик 14-15 лет может быть постпубертатным юношей, другой - пуберататным подростком, а третий - допубертатным ребенком; и на внутрииндивидуальном уровне - в том, что разные биологические системы созревают неодновременно.

Телесные процессы, по данным американского психолога Д. Клозена, могут влиять на поведение юноши по трем линиям. Прежде всего относительная зрелость, рост и телосложение непосредственно влияют на соответствующие физические способности: имея преимущества в росте, весе и силе, мальчик-акселерат в течение ряда лет может без особого труда превосходить сверстников-ретардантов в спорте и других физических занятиях. Далее, зрелость и внешность имеют определенную социальную ценность, вызывая у окружающих людей соответствующие чувства и ожидания. Однако индивидуальные способности не всегда соответствуют ожиданиям, основанным на внешности; например, очень высокий мальчик с плохой координацией вряд ли вызовет восхищение у баскетбольного тренера, его ожидания не оправдаются. Отсюда третье измерение - образ «Я», в котором преломляются собственные способности, их восприятие и оценка окружающими.

Если непосредственное влияние соматотипа юноши на его личность проблематично, то его косвенное влияние очевидно. Эндоморфный, эктоморфный и мезоморфный типы обладают в глазах людей неодинаковой привлекательностью; во всех возрастах, а в подростковом и юношеском особенно, наиболее привлекателен мезоморфный тип, а наименее - эндоморфный. Со стройным мускулистым телом юноши ассоциируют качества лидера, спортивность, энергичность, привлекательность и т.д. Сопоставление поведения детей, чьи соматотипы соответствуют или не соответствуют социальным ожиданиям, показало, что в интервале от 5 до 16 лет высокие, стройные дети держатся более естественно, меньше рисуются, требуют к себе меньше внимания и более сдержаны и послушны. Сверстники их оценивают как более популярных, более агрессивных, менее интроспективных и более социально зрелых, чем представители эндоморфной конституции. Представители эктоморфной конституции обычно кажутся маленькими, незрелыми не только в физическом, но и в социально-психологическом смысле.

Процессы социального ряда описывают движение от общества к личности, социализацию индивида, этапы его приобщения к культуре, овладения общественно необходимыми нормами, знаниями, ценностями и включение в общественно-производственную деятельность. Современный этап исторического развития отодвигает эту возможность достаточно далеко: если в 1906 г. к 16 годам почти треть представителей юношеского возраста уже работали, а к 20 годам трудились практически все, то сейчас молодые люди к 22-25 годам только заканчивают образование. Это связано как с усложнением самого характера современного труда, так и с расширением сферы индивидуального самоопределения. Большая свобода выбора и меньшая социальная скованность способствуют формированию более гибкого социального характера и обеспечивают большое разнообразие индивидуальных вариантов развития.

Но обратной стороной этого процесса является психологическое усложнение процесса самоопределения. Продление периода «примеривания» социальных ролей означает удлинение первичной социализации. Чем выше уровень образования, тем позднее личность обретает чувство социальной взрослости. Бьянка Заззо, изучавшая группу взрослых французов, считавших началом юности 14 лет, обнаружила, что рабочие и низшие служащие полагают, что юность заканчивается в 18,5 лет, инженерно-технические работники относят ее конец к 19,7 года, а предприниматели и лица свободных профессий - к 20,5 года. Существенно варьируют и критерии социальной зрелости.

Пытаясь задать единый критерий зрелости, многие исследователи соотносят его с началом трудовой деятельности, экономической самостоятельностью, приобретением стабильной профессии и т.д. Но эти процессы весьма вариативны. Так, раньше других начинает трудиться сельская молодежь, потом - рабочая, затем - учащаяся молодежь, студенты; кроме того, многие из них, даже начав трудиться, не обретают финансовой и материальной самостоятельности; многие из них, обретя трудовую и финансовую самостоятельность, не имеют сформированной социальной ответственности; многие из юношей учатся и работают одновременно и т.д.

В психологических периодизациях А.Н. Леонтьева, Д.Б. Эльконина акцент делается на смене ведущего типа деятельности, которой в юношеском возрасте становится учебно-профессиональная деятельность. Л.И. Божович определяет старший школьный возраст в соответствии с развитием мотивационной сферы: юношество она связывает с определением своего места в жизни и внутренней позиции, формированием мировоззрения, моральным сознанием и самосознанием.

В социологии юношеский возраст связывается с изменением общественного положения и социальной деятельности личности, причем акцент делается на свойствах юношества как социально-демографической группы. В древних обществах переход с одной возрастной ступени на другую оформлялся специальными обрядами - таинствами посвящения, инициациями, благодаря которым индивид не только приобретал новый социальный статус, но как бы рождался заново.

Все это заставляет считать, что социальная зрелость предполагает несколько критериев: завершение образования, приобретение стабильной профессии, начало самостоятельной трудовой деятельности, материальную независимость от родителей, политическое и гражданское совершеннолетие, служба в армии (для мужчин), вступление в брак, рождение первого ребенка и т.д. И здесь также наблюдается гетерохронность: юноша может иметь образование и профессию, быть достаточно зрелым в профессиональном плане и при этом оставаться на подростковом уровне в межличностных отношениях, в сфере культурных запросов и т.д.

Переход к юношеству связан с расширением диапазона фактически доступных человеку или нормативно обязательных социальных ролей, с расширением сферы жизнедеятельности. Социальные роли существуют не изолированно, а образуют системы: например, вступив в брак и приняв роль мужа, человек должен осваивать роли кормильца, опекуна, отца и т.д., что перестраивает всю структуру личности. Кроме того, существенно меняются субъективная значимость и соотношение разных ролей и связанных с ними отношений: например, подросток вполне может быть удовлетворен своим положением в компании сверстников, юноша же на первое место выдвигает другие отношения - профессиональные, производственные, трудовые.

В одной из самых знаменитых книг по юности - книге Л. Коула и Дж. Холла «Психология юности» перечислены проблемы, которые должно решить юношество, прежде чем попадет в «рай взрослого бытия». Речь идет о следующих девяти пунктах:

  1. общая эмоциональная зрелость;
  2. пробуждение гетеросексуального интереса;
  3. общая социальная зрелость;
  4. эмансипация от родительского дома;
  5. интеллектуальная зрелость;
  6. выбор профессии;
  7. навыки обращения со свободным временем;
  8. построение психологии жизни, основанной на поведении, базирующемся на совести и сознании долга;
  9. идентификация «Я» (перцепция «Я»).

Достижение взрослого бытия и является конечной целью юности.

Одним из важнейших новообразований интеллектуальной сферы в юношеском возрасте становится развитие теоретического мышления. Старшеклассники и студенты младших курсов чаще задаются вопросом «почему?», их мыслительная деятельность более активна и самостоятельна; они более критично относятся как к преподавателям, так и к содержанию получаемых знаний. Меняется представление об интересности предмета: если младшие подростки ценят занимательность предмета и его фактологическую и описательную сторону, то старшеклассник интересуется тем, что неоднозначно, что не изучено, что требует самостоятельного обдумывания. Они очень ценят нестандартную форму подачи материала, эрудицию преподавателя.

Второй особенностью интеллектуального развития в юношестве следует считать выраженную тягу к обобщениям, поиску общих закономерностей и принципов, стоящих за частными фактами. Никто так, как старшеклассники, не любит «больших» теорий и не тяготеет к глобальным, «космическим» обобщениям. Однако широта интересов, как правило, сочетается в юношеском возрасте с разбросанностью, отсутствием системы и метода в получении знаний и навыков - интеллектуальным дилетантизмом.

Третьей характерной чертой является распространенная юношеская склонность преувеличивать свои интеллектуальные способности и силу своего интеллекта, уровень знаний и самостоятельности, тяга к показной, вычурной интеллектуальности. Почти во всех старших классах появляется некоторое число безразличных, скучающих школьников, всем своим видом выражающих усталость и презрение к обыденным школьным знаниям; учеба кажется им прозаичной и примитивной по сравнению с возможностями реальной жизни; они ведут себя так, словно все, что рассказывает учитель, скучно, аксиоматично, прозаично, давно всем знакомо, не нужно и не имеет ничего общего с реальной наукой, интеллектом, «пиршеством ума». Они любят задавать учителям «каверзные вопросы», даже получив ответ на которые скорбно покачивают головой, пожимают плечами, разводят руками.

Важно и то, что в юношестве увеличивается степень индивидуализации в интересах и способностях, причем часто разница дополняется, компенсируется негативными поведенческими реакциями. Поэтому в старших классах учитель легко выделяет группу интеллектуалов-отличников (в современной школьной терминологии - «ботаников»), группу способных, но безалаберных учеников («богему»), группу «хронических троечников» и т.д.

Развитие познавательных функций и интеллекта в юности имеет количественную и качественную стороны. Первая отражает тот факт, что юношеский интеллект более быстр, подвижен, эффективен, чем интеллект подростка. Качественные изменения - это сдвиги в самой структуре мыслительных процессов: важно не то, с какими задачами справляется юношеский интеллект, а то, каким образом он это делает.

К 15 годам появляются основы гипотетико-дедуктивного мышления, способность к абстрагированию, формулировке и перебору альтернативных гипотез, интеллектуальная рефлексия. Появление абстрактного мышления тесно связано с обучением, сформированностью учебной деятельности. Одновременно при решении конкретных жизненных задач старшеклассники проявляют незаурядную смекалку, находчивость, сообразительность, порой превосходящие способности к абстрагированию. Развитие интеллекта в юности тесно связано с развитием творческих способностей, предполагающих не просто усвоение информации, а проявление интеллектуальной инициативы, продуктивности, оригинальности.

Разброс индивидуальных вариантов умственного развития в юношеском возрасте велик, поэтому можно встретить и старшеклассников с абстрактным, теоретическим мышлением, и школьников, справляющихся с задачами на конкретном уровне.

Сталкивая личность с множеством новых, противоречивых жизненных ситуаций, переходный возраст стимулирует и актуализирует ее творческие потенции. Важнейший интеллектуальный компонент творчества - преобладание дивергентного мышления, с которым связывают то, что на один вопрос может быть дано множество одинаково правильных и равноправных ответов (в отличие от конвергентного мышления, предполагающего однозначное решение, снимающее проблему как таковую). Юность психологически склонна к поливариантности, неоднозначности в интеллектуальной деятельности, готова освободиться от обыденных и традиционных представлений, искать новые ассоциации, строить новые связи.

Конкретные личностные свойства интеллектуально развитых юношей могут быть различными, но все они сочетаются с развитым интеллектуальным самоконтролем, выраженной мотивацией интеллектуального достижения, придания высокой личностной ценности качествам интеллекта, склонностью к самообразованию и т.д. Поскольку школьная учебная программа, как правило, регламентирована, юношеское творчество иногда полнее и ярче проявляется вне учебных занятий - на курсах, факультативах, в кружках, секциях, заочных школах, и т.д., где творчество может сохранять игровые формы и одновременно профессионально ориентировать старшеклассников.

Умственное развитие в юношеском возрасте заключается не столько в накоплении знаний и навыков, изменении свойств и структуры интеллекта, сколько в формировании индивидуального стиля умственной деятельности - индивидуально-своеобразной системы психологических средств, к которым сознательно или стихийно прибегает человек в целях наилучшего уравновешивания своей (типологически обусловленной) индивидуальности с предметными, внешними условиями деятельности.

В познавательных процессах это выступает как стиль мышления, который тесно связан с типом нервной деятельности юноши, темперамента, условиями воспитания и навыками самовоспитания. Так, по данным Н.Е. Малкова, старшеклассники с инертной НС в условиях школьных перегрузок учатся хуже, чем обладатели подвижного типа НС, так как не успевают за быстрым темпом преподавания. Однако недостатки этого типа НС могут компенсироваться другими ее свойствами: так, школьники с инертной НС лучше планируют свою деятельность, контролируют ее, упорнее добиваются необходимого результата, они более скрупулезно вникают в изучаемый материал, обладают интеллектуальной дисциплиной и волей.

Юношеский возраст связан с формированием активной жизненной позиции, самоопределением, осознанием собственной значимости. Все это неотделимо от формирования мировоззрения как системы взглядов на мир в целом, представлений об общих принципах и основах бытия, как жизненной философии человека, суммы и итога его знаний. Развитие мышления создает все предпосылки для формирования мировоззрения, а продвижение в личностном плане обеспечивает его устойчивость и мотивированность.

Но мировоззрение - это не только система знаний и опыта, но еще и система убеждений, переживание которых сопровождается чувством их истинности, правильности. Поэтому мировоззрение тесно связано с решением в юности смысложизненных проблем, осознанием и осмыслением своей жизни не как цепочки случайных разрозненных событий, а как цельного направленного процесса, имеющего преемственность и смысл.

Юношеское отношение к миру имеет большей частью личностную окраску. Явления действительности интересуют юношу не сами по себе, а в связи с его собственным отношением к ним. Читая книги, многие старшеклассники выписывают понравившиеся им мысли, делают на полях пометки типа «Вот это правильно», «Я так и думал» и т.д. Они постоянно оценивают себя и других, причем даже частные проблемы часто ставятся ими в морально-этическую плоскость.

Мировоззренческий поиск включает социальную ориентацию личности, осознание себя в качестве частицы, элемента социальной общности (социальной группы, нации и т.д.), выбор своего будущего социального положения и способов его достижения.

Фокусом всех мировоззренческих проблем становится проблема смысла жизни («Для чего я живу?», «Правильно ли я живу?», «Зачем мне дана жизнь?», «Как жить?»), причем юношество ищет некую всеобщую, глобальную и универсальную формулировку («служить людям», «светить всегда, светить везде», «приносить пользу»). Кроме того, юношу интересует не столько вопрос, «кем быть?», сколько вопрос «каким быть?», и в это время многих из них интересуют гуманистические ценности (они готовы работать в хосписах и системе социальной защиты), общественная направленность личной жизни («Гринпис», борьба с наркоманией и т.п.), широкая социальная благотворительность, идеал служения.

Все это, конечно, не поглощает и других жизненных отношений юношества. Этому возрасту в значительной мере свойственны рефлексия и самоанализ, причем им трудно совместить ближнюю и дальнюю перспективу жизни. Их захватывают дальние перспективы, глобальные цели, появляющиеся как результат расширения временной перспективы в юношестве, а текущая жизнь кажется «прелюдией», «увертюрой» к жизни.

Характерной чертой юношества является формирование жизненных планов и самоопределение, которые возникают как результат обобщения и укрупнения целей, которые ставит перед собой юноша, как результат интеграции и дифференциации мотивов и ценностных ориентации.

Некоторые особенности эмоциональных реакций юношеского возраста коренятся в гормональных и физиологических процессах. В частности, юность характеризуется повышенной эмоциональной возбудимостью, реактивностью. Это проявляется в неуравновешенности, раздражительности, вспышках то хорошего, то плохого настроения и т.п. Физиологи связывают юношескую неуравновешенность, резкие смены настроения, частые депрессии и экзальтации, конфликтность и общую негибкость эмоциональных реакций с нарастанием в этом возрасте общего возбуждения и ослаблением всех видов условного торможения.

Но поскольку пик эмоциональной напряженности, тревожности большинство психологов относят к 12-14 годам, то чаще эмоциональные сдвиги юношества объясняют социальными факторами, причем индивидуально-типологическими. В частности, это - противоречивость уровня притязаний и самооценки, противоречивость образа «Я», противоречивость внутреннего мира и т.д.

Обнаружено, что по целому ряду психологических тестов нормы психического здоровья для юношей значительно отличаются от тех же норм для взрослых. Вполне нормальные юноши и девушки дают более высокие показатели по шкалам «психопатия», «шизофрения» и «гипомания», чем взрослые (по ММРI). Это значит, что эмоциональные реакции, которые у взрослых считались бы отклонением от нормы, признаками болезни, у юношей являются статистической нормой. Проективные методики (тест Роршаха и ТАТ) показывают рост уровня тревожности к юношескому возрасту. Очень часто в это время встречается синдром дисморфофобии (бред физического недостатка) и возрастает число личностных расстройств, в частности случаев деперсонализации.

Максимум эмоциональных реакций (в том числе и тревожности) юноши проявляют в отношении сверстников, близких, друзей и минимум - в отношениях с посторонними взрослыми и преподавателями. Возраст до 18 лет является критическим для появления психопатий. Кроме того, в юношеском возрасте особенно остро акцентуируются некоторые свойства характера (в частности, повышенная активность, возбудимость, подозрительность, педантичность, замкнутость и т.д.), которые могут закрепиться и повышать возможность возникновения психических травм и отклоняющегося (девиационного) поведения. Например, повышенная активность и возбудимость нередко делают юношей неразборчивыми в выборе знакомств, побуждают участвовать в рискованных авантюрах и сомнительных предприятиях (особенно группового характера), толкают к алкоголю, наркотикам, провоцируют демонстративные реакции. Таким способом юноши рассчитывают самоутвердиться и избавиться от гнетущего ощущения собственной личностной недостаточности. Замкнутость в ранней юности часто перерастает в болезненную самоизоляцию, формирует комплекс неполноценности.

В юношеском возрасте значительно расширяется круг факторов, способных вызвать эмоциональный отклик; способы выражения эмоций становятся более гибкими и разнообразными; увеличивается продолжительность эмоциональных реакций и т.д. Если бы взрослые реагировали на все с непосредственностью ребенка, они были бы психически травмированы, постоянно перевозбуждены и эмоционально неустойчивы, поскольку круг значащих для них отношений шире детского. Поэтому в юношестве заканчивается формирование механизмов внутреннего эмоционального торможения и способности избирательного реагирования на внешние воздействия. Чем старше юноша, тем лучше выражены эти процессы.

Но нужно иметь в виду, что низкий уровень эмоционального реагирования в юношестве - признак психологически неблагоприятный. Внешне это выглядит как повышенное беспокойство, раздражительность, неустойчивость, однотипность или неадекватность эмоционального реагирования. Юноши в этом случае неловки, нерешительны, малообщительны, эмоционально скованы и часто неадекватны. К 30 годам после трудной адаптации к среде, работе, профессии они чаще обнаруживают невротические симптомы.

В целом же, чем старше юноша, тем сильнее выражено улучшение коммуникативности и общего эмоционального самочувствия.

Мы знаем, что к подростковому возрасту складываются основные структуры темперамента; юношеский возраст усиливает способность управлять собственными эмоциональными реакциями. И начиная с 17 лет, улучшаются такие показатели (по тесту Кеттелла), как общительность, контактность, доминантность (настойчивость, соревновательность, стремление главенствовать), а общая возбудимость с возрастом снижается. У юношей снижаются показатели по факторам чувствительности, мягкости характера, чувства зависимости, потребности в опеке; уменьшаются неуверенность в себе, внутреннее беспокойство и тревога, т.е. в целом развитие идет в сторону большей уравновешенности.

В целом юношеский возраст характеризуется большей, по сравнению с подростковым, дифференцированностью эмоциональных реакций и способов выражения эмоциональных состояний, а также повышением самоконтроля и саморегуляции. Юношеские настроения и эмоциональные отношения более устойчивы и осознаны, чем у подростков, и соотносятся с более широким кругом социальных условий.

Юность характеризуется и расширением круга личности» значимых отношений, которые всегда эмоционально окрашены (морально-нравственные чувства, эмпатия, потребность в дружбе, сотрудничестве и любви, политические, религиозные чувства и т.д.). Это связано также с установлением внутренних норм поведения, и нарушение собственных норм всегда связано с актуализацией чувства вины. В юности заметно расширяется сфера эстетических чувств, юмора, иронии, сарказма, странных ассоциаций. Одно из важнейших мест начинает занимать эмоциональное переживание процесса мышления, внутренней жизни - удовольствия от «думания», творчества.

Развитие эмоциональности в юности тесно связано с индивидуально-личностными свойствами человека, его самосознанием, самооценкой и т.д.

Центральное психологическое новообразование юношеского возраста - становление устойчивого самосознания и стабильного образа «Я». Это связано с усилением личностного контроля, самоуправления, новой стадией развития интеллекта. Главное приобретение ранней юности - открытие своего внутреннего мира, его эмансипация от взрослых. Юноши особенно чувствительны к своим внутренним психологическим проблемам, склонны переоценивать их значимость. Это легко подтверждается результатами стандартных личностных тестов. Например, при предложении дописать незаконченный рассказ дети и подростки чаще описывают действия, поступки, события, а старшие подростки и юноши - чаще мысли, чувства, внутренние проблемы персонажей.

Исследования социальной перцепции, т.е. того, как люди воспринимают друг друга, показывают, что в юношеском возрасте усиливается внимание к личностным, внутренним, собственно психологическим качествам людей, а внимание к внешности, одежде, манерам, так свойственное подросткам, снижается. В это же время формируются устойчивые стремления прогнозировать интеллектуальные и волевые качества других, свойства их характера, жизненные планы и мечты с опорой на образец, идеал. Многие юноши считают себя весьма проницательными в этом плане и склонны делать далеко идущие выводы о людях на основе собственных впечатлений, атрибуции.

Возрастные сдвиги в восприятии других равным образом относятся и к самовосприятию, самосознанию. В это время отмечается тенденция подчеркнуть собственную индивидуальность, непохожесть на других. У юношей формируется собственная модель личности, с помощью которой они определяют свое отношение к себе и другим.

Открытие «Я», своего уникального внутреннего мира связано чаще с рядом психодраматических переживаний. Так, например, вместе с осознанием ценности собственной личности, ее неповторимости, непохожести на других приходит осознание чувства одиночества. Юношеское «Я» еще нестабильно, диффузно, подвержено разным влияниям. Желаемое часто принимается за действительное, придуманное воспринимается как реальное. Психологически становление «Я» переживается как смутное беспокойство, ощущение внутренней пустоты, чувство неопределенного ожидания.

Отсюда - сильное нарастание потребности в общении с одновременным повышением избирательности общения, потому что далеко не каждому юноша может доверить свой внутренний мир. В то же время часто проявляется потребность в уединении, желание побыть в одиночестве, наедине с самим собой.

«Я» ребенка, как мы знаем, сводится к сумме его идентификаций с другими - значимыми взрослыми людьми. В юношеском возрасте ситуация формирования «Я» меняется: ориентация одновременно на нескольких значимых других делает психологическую ситуацию неопределенной, противоречивой, часто внутренне конфликтной. Бессознательное желание избавиться от детских или навязанных взрослыми идентификаций активизирует рефлексию и чувство собственной неповторимости. Именно поэтому для юности так характерны чувство одиночества и страх одиночества.

С другой стороны, представление о себе в юношеском возрасте обусловлено и групповым образом «Мы» - образом типичного сверстника своего пола. Причем типичный сверстник существует в сознании юноши как набор общих, психологически менее дифференцированных черт, чем образ собственного «Я», который тоньше, детальнее и мягче группового. Это подтверждено следующим экспериментом. Юношам и девушкам предлагалось описать, какие психологические качества типичны для средних юношей и девушек их возраста, а затем - для них самих. Обнаружилось, что юноши считают себя менее смелыми, менее общительными и жизнерадостными, но зато более добрыми и способными понять другого человека.

Девушки приписывают себе меньшую общительность, но большую искренность, справедливость, верность.

Присущая юношеским группам избирательность в общении и жестокость к «чужакам», отличающимся цветом кожи, социальным происхождением, вкусами, способностями, манерами и т.д., - это защита для чувства собственной идентичности от обезличивания и смешения. Именно поэтому детали костюма, жаргон или жесты становятся знаками, отличающими «своих» от «чужих». Создавая замкнутые группы и клишируя собственное поведение, идеалы и «врагов», юноши не только помогают друг другу справиться с идентификацией, но и (таким извращенным способом!) проверяют друг друга на способность хранить верность. Готовность к такой проверке, кстати, объясняет и тот отклик, который тоталитарные секты и концепции находят в умах молодежи тех стран и классов, которые потеряли или теряют свою групповую идентичность (феодальную, аграрную, племенную, национальную).

Юношескому возрасту свойственно преувеличивать собственную уникальность, но чем старше они становятся, тем больше различий обнаруживают между собой и «типичным» сверстником. Отсюда - напряженная потребность в психологической интимности, помогающей не только понять внутренний мир другого, но и осознать себя самого.

В юношеском возрасте впервые в самосознание осознанно входит фактор времени. Прежде всего с возрастом заметно ускоряется субъективная скорость течения времени. Эта тенденция, начавшись в юношестве, потом продолжается и во взрослом, и в пожилом возрасте. Развитие временных представлений связано с умственным развитием и изменением общей жизненной перспективы. Если ребенок живет преимущественно настоящим, то юноша - будущим. Подростки еще воспринимают время дискретно, оно ограничено для них непосредственным прошлым и настоящим, а будущее кажется буквальным, непосредственным продолжением настоящего. В юности же временной горизонт расширяется как вглубь, охватывая отдаленное прошлое и будущее, так и вширь, включая уже не только личные, но и социальные перспективы. Это связано с переориентацией юношеского сознания с внешнего контроля на внутренний самоконтроль и с ростом потребности в достижении.

Расширение временной перспективы означает также сближение личного и исторического времени. У ребенка и подростка они не связаны. Историческое время ими воспринимается как нечто безличное, объективное. Дети могут знать хронологическую последовательность событий и длительность эпох, но тем не менее они кажутся им одинаково далекими и не связанными с их собственной жизнью. То, что было 30-40 лет назад, для 12-летнего, например, почти такая же древность, как и начало нашей эры, а 30-летний человек ему кажется старым. Для юноши же главным измерением времени становится будущее.

Мы уже говорили, что переживание собственной уникальности приводит к открытию одиночества, поэтому чувство текучести и необратимости времени сталкивает юношество с проблемой конечности своего существования и темой смерти. Она занимает много места в дневниках, размышлениях, чтении и интимных беседах, что свидетельствует о формировании еще одного элемента юношеского самосознания - философской рефлексии.

Формирование новой временной перспективы не всем дается легко. Некоторые уходят от пугающих переживаний в повседневность, у других дело сводится к возрождению иррациональных детских страхов, которых юноши обычно стыдятся. Обостренное чувство необратимости времени нередко сочетается в юношеском сознании с нежеланием замечать его течение. Чувство остановки времени психологически означает как бы возврат к детскому состоянию, когда времени для сознания еще не существовало. Поэтому иногда юноши попеременно чувствуют себя то очень маленькими, опекаемыми, то, наоборот, старыми, многое пережившими, умудренными, разочаровавшимися в некоторых сторонах жизни.

Юношеские представления о возможностях разных этапов человеческой жизни крайне субъективны. Шестнадцатилетнему кажется, что в 25 лет жизнь прожита, она кончается, взрослость отождествляется с неподвижностью и обыденностью. Поэтому в юноше конфликтно существуют страстная жажда нового, взрослого опыта и страх перед жизнью, желание не взрослеть.

Становление личности включает в себя и становление относительно устойчивого образа «Я», т.е. целостного представления о себе. Образ «Я» с возрастом заметно меняется: некоторые качества осознаются легче, четче, иначе; меняются уровень и критерии самооценки; изменяется степень сложности представлений о себе; возрастают цельность личности, стабильность и ценность ее, а также уровень самоуважения. Это хорошо заметно, если наблюдать за человеком на протяжении всего периода юношества.

Особенностью «Я»-концепции юношеского возраста является повышенная чувствительность к особенностям своего тела и внешности. У юношей и девушек вырабатываются определенные стандарты, идеалы, образцы «мужественности» и «женственности», которым они изо всех сил стремятся следовать в одежде, манерах, жаргоне. Часто эти эталоны завышены или противоречивы, что порождает множество внутренних конфликтов - вариации синдрома дисморфофобии, повышенную тревожность, понижение уровня притязаний, трудности в общении, застенчивость.

У молодых людей источником беспокойства могут служить недостаточный рост, нездоровая кожа, избыточный вес, размер груди, талии, половых органов и т.п. Желая соответствовать идеалам возраста, социума, юношеской субкультуры, они компенсируют реальные или вымышленные недостатки экстравагантностью в одежде, прическах, избытке косметики, вызывающем макияже, жаргоном, вызывающими элементами поведения. Это часто делает юношей похожими друг на друга, что противоречит их стремлению к подчеркнутой демонстрации своей индивидуальности. Поэтому они часто внутренне нестабильны, конфликтны, мнительны и тревожны.

Но чем старше юноши и девушки, тем меньше значения они придают внешности (своей и других). Человек привыкает к особенностям своей внешности, начинает принимать себя таким, каков он есть, и соответственно стабилизирует уровень притязаний в этой области.

На первый план в образе «Я» постепенно выходят умственные способности, волевые и моральные качества. Самооценка к старшему юношескому возрасту становится более адекватной (она «впускает» в себя и некоторые негативные оценки своих способностей и возможностей, принимая их как данность, как такую же неотъемлемую часть себя, как и оценки положительные) и продолжает выполнять функцию психологической защиты. Чем важнее для личности какое-то свойство (интеллект, коммуникабельность и т.п.), тем вероятнее личность готова обнаружить его в себе, тем чаще в процессе самооценки включается механизм психологической защиты. Особенностью юношеского возраста в этом плане является специфический эгоцентризм: им часто кажется, что окружающие обязательно обращают на них внимание, негативно думают о них, вообще оценивают их. Именно поэтому часто их первая реакция на других - защита.

Кроме того, поскольку меняется временная перспектива, юноши остро озабочены своим будущим и болезненно переживают реальные или воображаемые посягательства на их самостоятельность, личностное самоопределение, социальное утверждение. Поэтому они часто производят впечатление агрессивных, неадекватных, грубых, недоступных, неадаптированных.

Нужно отметить, что дифференциально-психологические характеристики, устанавливающие различия в психической жизни юношей и девушек и типологические различия в силе «Я», не очень велики. В отношении умственных способностей, познавательных возможностей их нет совсем. Большие различия существуют в эмоциональных реакциях и самосознании: девушки более чувствительны к мнениям о них, более ранимы, более откликаемы на критику, насмешки. Девушки более склонны к рефлексии, они более субъективны в своих оценках, чем юноши. В одинаковой степени в это время усваиваются половые роли и вырабатываются соответствующие индивидуальные стили поведения и общения. Юноши более объективно относятся к неприятностям, менее тревожны, реже испытывают страх.

Значительно труднее установить различия в уровне личностной активности, доминантности, соревновательности между юношами и девушками. Многие психологи считают, что они более свойственны юношам, хотя юноши значительно чаще, чем девушки, переоценивают свои способности, силу, энергию, доминантность, положение среди сверстников. Девушки в этом смысле более самокритичны. Характерно, что, защищая свое «Я», юноши чаще прибегают к психологической защите, хвастаясь, рисуясь, «изображая» из себя что-то ради внешнего эффекта.

Одна из важных психологических характеристик юношества - самоуважение. Юноши и девушки с низким самоуважением (неприятие себя, неудовлетворенность собой, презрение к себе, отрицательная самооценка и т.д.), как правило, менее самостоятельны, более внушаемы, более неприязненно относятся к окружающим, более конформны, более ранимы и чувствительны к критике, насмешкам. Они в большей степени беспокоятся о том, что думают или говорят о них окружающие. Они тяжело переживают неуспехи в деятельности, особенно если это происходит на людях. Они более склонны к рефлексии и чаще других обнаруживают в себе недостатки. Поэтому им свойственно стремление к психологической изоляции, уходу от действительности в мир мечты. Чем ниже уровень самоуважения, тем вероятнее, что человек страдает от одиночества. Пониженное самоуважение и трудности в общении сочетаются также со снижением социальной активности личности. Эти юноши и девушки реже участвуют в общественных мероприятиях, избегают руководящих обязанностей и соревнований.

Наоборот, юноши и девушки с высоким самоуважением (принятие и одобрение себя, уважение к своей личности и поступкам, положительные самооценки и т.д.) более самостоятельны, контактны, открыты, легче «принимают» окружающих и их мнения, не скрывают свои слабости и неумения, проще переживают неуспехи, в них сильнее развит мотив достижения, соревновательности.

Степень расхождения реального и идеального «Я», определяющая уровень самоуважения, зависит от многих условий. В юношеском возрасте это расхождение может привести к неврозам и дисфориям, депрессиям, так как заниженная самооценка в этом случае связана с «агрессией на самого себя» (если пользоваться психиатрической терминологией). Но расхождение между идеальным и реальным «Я» - в принципе нормальная ситуация для юношеского возраста, поскольку свидетельствует о росте самосознания.

Фактически самосознание юношества акцентировано на трех существенных для возраста моментах:

  1. физический рост и половое созревание;
  2. озабоченность тем, как юноша выглядит в глазах других, что он собой представляет;
  3. необходимость найти свое профессиональное призвание, отвечающее приобретенным учениям, индивидуальным способностям и требованиям общества.

Знакомое нам по концепции Э. Эриксона чувство эго-идентичности заключается во все возрастающей уверенности в том, что внутренняя индивидуальность и целостность, имеющие значение для себя, равно значимы и для других. Последнее становится очевидным во вполне осязаемой перспективе «карьеры».

Опасностью этой стадии, по Э. Эриксону, является ролевое смешение, диффузия (спутанность) «Я» - идентичности. Это может быть связано с исходной неуверенностью в сексуальной идентичности (и тогда дает психотические и криминальные эпизоды - прояснения образа «Я» можно добиться и деструктивными мерами), но чаще - с неспособностью разрешить вопросы профессиональной идентичности, что вызывает тревожность. Чтобы привести себя в порядок, юноши, как и подростки, временно развивают (вплоть до утраты собственной идентификации) сверхидентификацию с героями улиц или элитарных групп. Это знаменует наступление периода «влюбленности», которая в целом никоим образом и даже первоначально не носит сексуального характера, если только нравы не требуют этого. В значительной степени юношеская влюбленность есть попытка прийти к определению собственной идентичности путем проекции собственного первоначально неотчетливого образа на кого-то другого и лицезрения его в уже отраженном и проясненном виде. Вот почему проявление юношеской любви во многом сводится к разговорам.

На первый взгляд кажется, что юноши, зажатые в кольцо своей физиологической революцией и неопределенностью будущих взрослых социальных ролей, полностью заняты чудаковатыми попытками создать собственную молодежную субкультуру. Но на самом деле они страстно ищут людей и идеи, которым могли бы верить (это наследие ранней стадии - потребность в доверии). Такие люди должны доказать, что достойны доверия, потому что одновременно юноша боится быть обманутым, простодушно доверившись обещаниям окружающих. От этого страха он закрывается демонстративным и циничным неверием, скрывая свою потребность в вере.

Юношеский возраст характеризуется поиском свободного выбора путей исполнения своих обязанностей, но одновременно юноши боятся оказаться слабаками, насильно вовлеченными в такую деятельность, где они будут чувствовать себя объектом насмешек или ощущать неуверенность в своих силах (наследие второй стадии - желания). Это также может вести к парадоксальному поведению: вне свободного выбора юноша может вести себя вызывающе в глазах старших, чем позволит принудить себя к активности, позорной в собственных глазах или глазах сверстников.

Как результат воображения, приобретенного на стадии игры, юноша готов доверять сверстникам и другим направляющим, ведущим или же вводящим в заблуждение старшим, которые способны задавать образные (если не иллюзорные) границы его устремлениям. Доказательством служит то, что он яростно протестует против ограничений его представлений о себе и может громогласно настаивать на своей виновности даже вопреки собственным интересам.

И, наконец, желание делать что-либо хорошо, приобретенное на стадии младшего школьного возраста, здесь воплощается в следующем: выбор рода занятий приобретает для юноши большее значение, чем вопрос о зарплате или статусе. По этой причине юноши часто предпочитают временно вовсе не работать, чем встать на путь деятельности, обещающей успех, но не дающий удовлетворения от самой работы.

Юношеский возраст - наиболее важный период развития, на который приходится основной кризис идентичности. За ним следует либо обретение «взрослой идентичности», либо задержка в развитии - «диффузия идентичности».

Интервал между юностью и взрослым состоянием, когда молодой человек стремится (путем проб и ошибок) найти свое место в обществе, Э. Эриксон называл «психическим мораторием». Острота этого кризиса зависит как от степени разрешенности более ранних кризисов (доверия, независимости, активности и т.д.), так и от всей духовной атмосферы общества.

Отрочество и юность - наименее «штормовой» период для той части молодежи, которая хорошо подготовлена в плане идентификации с новыми ролями, предполагающими компетентность и творчество. Там, где этого нет, сознание подростка с очевидностью становится идеологичным, следующим внушаемой ему унифицированной тенденции или идеям (идеалам). Жаждущий поддержки сверстников и взрослых подросток стремится воспринять «стоящие, ценные» способы жизни. С другой стороны, стоит ему почувствовать, что общество ограничивает его, как он начинает сопротивляться этому с дикой силой.

Непреодоленный кризис ведет к состоянию острой диффузии идентичности и составляет основу специальной патологии юношеского возраста. Синдром патологии идентичности, по Э. Эриксону, связан со следующими моментами: регрессия к инфантильному уровню и желание как можно дольше отсрочить обретение взрослого статуса; смутное, но устойчивое состояние тревоги; чувство изоляции и опустошенности; постоянное пребывание в состоянии ожидания чего-то такого, что сможет изменить жизнь; страх перед личным общением и неспособность эмоционально воздействовать на лиц другого пола; враждебность и презрение ко всем признанным общественным ролям, вплоть до мужских и женских («юнисекс»); презрение ко всему отечественному и иррациональное предпочтение всего иностранного (по принципу «хорошо там, где нас нет»). В крайних случаях начинается поиск негативной идентичности, стремление «стать ничем» как единственный способ самоутверждения, иногда принимающий характер суицидальных тенденций.

Юношеский возраст традиционно считается возрастом разворачивания проблемы отцов и детей. «Мы и Они (взрослые)» - одна из ведущих тем юношеской рефлексии, основа формирования особой юношеской субкультуры (в одежде, манерах, вкусах, интересах, поведении, суждениях и т.д.).

Мы знаем, что с подросткового возраста начинает формироваться чувство взрослости - ориентация на взрослые ценности, потребность в эмансипации от влияния близких взрослых и т.д. Во многом оно определяется семейными условиями, социальным положением, родом занятий, материальным и образовательным уровнем родителей, составом семьи и позицией юноши в ней.

Практически нет ни одного социального или психологического аспекта поведения юношей, которые не были бы связаны с семейными условиями. Максимальную роль в формировании их личности и моделей взаимодействия с окружающими играет уровень образованности и общей культуры родителей. Перефразируя известное высказывание Бисмарка, можно сказать: родители имеют тех детей, которых заслужили. Второе по значению и влиянию - это состав семьи и характер взаимоотношений между ее членами; во многом это определяет в дальнейшем и собственную семейную ситуацию юношей и девушек. Третье - это стиль взаимоотношений с родителями и степень эмансипации от них.

Юноши стремятся быть со взрослыми на равных и хотели бы видеть в них друзей и советчиков, а не наставников. Поскольку идет интенсивное освоение «взрослых» ролей и форм социальной жизни, они часто нуждаются во взрослых, поэтому в это время можно наблюдать, как часто юноши и девушки ищут совета и дружбы у старших по возрасту. Родители могут при этом долго оставаться примером, моделью поведения. По опросам Т.Н. Мальковской установлено, что примерно 70% юношей и девушек хотели бы быть похожими на родителей.

В то же время в юношестве нарастает стремление эмансипироваться, обособиться от влияния семьи, освободиться от зависимости. Поэтому неумение или нежелание родителей принять автономию своих детей часто приводит к конфликтам.

Кроме того, юноши часто неверно рефлексируют отношение к ним со стороны взрослых. Это подтверждается одним из экспериментов американских психологов. В большом городе, в маленькой сельской общине и провинциальном городке юношам 13, 15-16 и 18-20 лет и их родителям было предложено с помощью полярных прилагательных (чистый-грязный, хороший - плохой, терпеливый - нетерпеливый и т.д.) описать свое и другое поколение, описать то, как, по их мнению, воспринимает их другое поколение, и то, как отцы и дети представляют себе самооценки друг друга. Во всех трех случаях результат был один и тот же: оба поколения оценивают друг друга положительно (старших - несколько выше, чем младших), но оба поколения неверно представляют себе, как их оценивает другая сторона. Младшие ждут отрицательных оценок от родителей, и наоборот.

В психологической литературе давно дебатируется вопрос о мере сравнительного влияния на юношество взрослых и сверстников. В целом можно сказать следующее: в юношестве автономия от взрослых и значение общения со сверстниками растут. Общая закономерность здесь такая: чем хуже, сложнее складываются отношения со взрослыми, тем интенсивнее будет общение со сверстниками. Но далеко не всегда влияние родителей и сверстников взаимоисключающи. «Значимость» родителей и сверстников принципиально неодинакова в разных сферах юношеской деятельности. Максимум автономии они требуют в сфере досуга, развлечений, свободного общения, внутренней жизни, потребительских ориентации. Поэтому психологи предпочитают говорить не о снижении влияния родителей, а о качественных сдвигах в юношеском общении.

Примерно такая же ситуация складывается и в учебном заведении. Поскольку формально старшеклассник сохраняет зависимость от преподавателей-взрослых, то здесь нарастает потребность в сверстнике, в идентификации с общей массой ровесников. Отношения к преподавателям и учебному заведению зависят от нескольких факторов:

  1. от отношения к школе, гимназии, колледжу или училищу как учреждению (его престижности, специализации, содержанию образования и т.д.);
  2. от отношения к будущей специальности, процессу обучения и знаниям;
  3. от отношений к преподавателям и одноклассникам (сокурсникам).

В первую очередь речь идет о профессиональном определении, формирующем отношение к преподавателям как знающим, профессионалам и т.п. Если подростки оценивают преподавателя по внешним факторам преподавания, занимательности предмета и наглядности формы обучения, то юноши делают акцент на его профессиональной компетентности и необходимости тех или иных знаний и умений для будущей профессиональной деятельности. В целом юношеская установка на преподавателей более зрелая, более «взрослая», но часто она вырождается в примитивный практицизм, который переносится на отношения с преподавателями как людьми. В юношах в принципе сильно критическое отношение к людям вообще и преподавателям в частности. Но сплошь и рядом оно сочетается с пассивным, неумелым, внешне мотивированным отношением к учебе и самообразованию: например, жалобы на учебную перегрузку часто сочетаются с нежеланием работать самостоятельно, требованием давать больше материала под диктовку.

Важным моментом этой возрастной стадии является выбор будущей профессии. Уже на предыдущих возрастных ступенях складываются представления о ряде профессий. Отношение юноши к той или иной профессии складывается на основе определенных знаний о специфике профессиональной деятельности (содержания профессии, общественной потребности в ней, места приобретения профессии и т.д.), положительного или отрицательного эмоционального восприятия всего, что связано с профессией: учета личностных, физических, психических и материальных возможностей.

Побуждает к выбору соответствующая ситуация, а направление определяется социальными и моральными убеждениями, правовыми взглядами, интересами, самооценками, способностями, ценностными представлениями, социальными установками и т.д., выступающими в качестве мотивов.

Для юношей характерна также более высокая оценка своих возможностей и уровня достижений по сравнению с оценками преподавателя, престижа своего учебного заведения. Референтные группы юношей также часто находятся вне стен школы, гимназии, колледжа.

В отношениях с отдельными преподавателями юноши готовы удовлетвориться более или менее специализированными отношениями интеллектуального порядка. Власть преподавателя, хотя и принимается во внимание, оценивается ниже власти, например, спортивного тренера, родителей. Но умение справедливо пользоваться властью старшеклассники всегда оценивают в преподавателе высоко. Если подростки в оценке преподавателя на первое место ставят его человеческие качества (эмоциональный отклик, умение понять и т.д.), на второе - профессиональную компетентность, уровень знаний и качество преподавания, а на третье - умение справедливо распоряжаться властью, то юноши выше всего ценят профессионально-педагогические качества преподавателя. В то же время на второе место они по-прежнему ставят его человеческие качества, приписывая часто любимым преподавателям более высокий уровень эмпатии, понимания, даже по сравнению с родителями.

Но функции сверстников, друзей, «просветителей» в юношестве переходят к сверстникам, потребность в общении с которыми даже у очень интровертированных юношей в это время прогрессивно нарастает. Общение со сверстниками решает целый ряд специфических задач:

  1. это очень важный канал специфической информации (которую нельзя или по каким-то причинам стыдно получить у взрослых);
  2. это специфический вид деятельности и межличностных отношений (усвоение статусов и ролей, отработки коммуникативных навыков и стилей общения и т.д.);
  3. это специфический вид эмоционального контакта (осознание групповой принадлежности, автономия, эмоциональное благополучие и устойчивость).

Говоря об обществе сверстников, психологи имеют в виду не столько общество одновозрастных юношей и девушек, сколько людей с одинаковым социальным статусом, потребностями и т.д. - то, что составляет юношескую субкультуру. В этом возрасте появляются первые дружеские и любовные привязанности достаточно длительного, хотя по преимуществу романтического характера.

    формируется самосознание – представление о себе самом, самооценивание своей внешности, умственных, моральных, волевых качеств

    происходит соотношение себя с идеалом, появляется возможность самовоспитания

    возрастает волевая регуляция

    возрастает концентрация внимания, объем памяти, логизация учебного материала, сформировалось абстрактно-логическое мышление

    появляется умение самостоятельно разбираться в сложных вопросах

    формируется собственное мировоззрение – как целостная система взглядов, знаний, убеждений, своей жизненной философии

    увлечение псевдонаучными теориями, создание собственных теорий жизни, любви, политики, максимализм суждений

    стремление к самоутверждению своей независимости, оригинальности

    пренебрежение к советам старших

    критиканство, проявление недоверия

    сухой рационализм, практицизм

    стремление к самоуправлению, заново осмыслить все окружающее, происходит жизненное определение человека, приобретение определенной степени психологической зрелости

    стремление приобрести профессию – основной мотив познавательной деятельности

    отсутствие подлинной самостоятельности, подверженность влиянию сверстников, повышенная внушаемость и конформизм по отношению к сверстникам

    завершено половое созревание. формируется отношение к зарождающимся сексуальным желаниям

    возникает первое чувство любви, дружбы

    происходит существенная перестройка эмоциональной сферы

    недостаточное осознание последствий своих поступков

Психологическое новообразование: умение составлять жизненные планы, искать средства их реализации сердца железными рукавицами". Ибо любовь должна навсегда, на всю жизнь остаться для человека самым светлым, интимнейшим, неприкосновенным. Любовь мужчины и женщины бывает, по крайней мере, двух типов: 1) любовь как чувство предпочтения одного человека всем другим, даже, может быть, более красивым, умным и т. п. – но вам необходим именно данный один человек, вы желаете постоянно иметь возле себя объект любви, боитесь его потерять. Это любовь эгоистическая, человек заботится главным образом о себе, выступает лишь в качестве потребителя удовольствия; 2) любовь альтруистическая, когда преобладает желание не столько получать удовольствие от объекта любви, сколько все дать ему, даже в ущерб себе. В некоторых языках слово "любить" имеет только этот второй смысл (например, украинское "кохаю"). Формирование отношения к любви, своих ожиданий и установок (на эгоистический либо альтруистический тип любви), выбор спутника жизни – важнейшие проявления юношеского самосознания.

§ 5.3. Поздняя юность (от 17 до 23) Кризис 17 лет

В детстве границы возрастных периодов определенны. Когда детство остается в прошлом, все психические функ­ции в основном сформированы и началась стабилизация личности, рамки отдельных возрастов становятся все бо­лее условными. Но кризис 17 лет возникает точно на рубе­же привычной школьной и новой взрослой жизни.

В последние годы, как уже отмечалось, все больше под­ростков покидают школьные стены после 9-го класса. При нежелании учиться и низкой успеваемости не все стремят­ся потом пойти в технические колледжи (бывшие ПТУ); кто-то не проходит туда по конкурсу. Значительная часть из них идет работать, в лучшем случае посещая вечернюю школу. Если подросток выбрал для себя этот путь, пере­ходный период (15 лет) превращается в ярко выраженный кризис, и кризис 17 лет, таким образом, смещается, на­ступает раньше.

Кризис 15 лет характерен в основном для тех, кто имеет сильную гедонистическую установку (не обязательно на­правленность личности в целом), и отчасти для подрост­ков с эгоистической направленностью.

Большинство 17-летних школьников ориентируются на продолжение образования, немногие – на поиски работы (последние не решились на это раньше, после 9-го класса). По нашим экспериментальным данным, выпускники шко­лы, собирающиеся поступить в вузы, ценят свой соци­альный статус, даже если учатся средне, и считают себя выше многих сверстников. Особенно это касается учеников тех школ, в которых производится большой отсев: напри­мер, из трех девятых классов составляют один десятый. Высшее образование им нужно для того, чтобы получить профессию, позволяющую «достойно жить», «много зара­батывать», «обеспечивать себя и семью». Кто-то надеется на блестящую карьеру («Моя мечта – Белый дом»). Их мнение существенно отличается от мнения ушедших из школы 15-летних подростков («Высшее образование денег не дает. Интеллигенция живет хуже остальных»). Ценность образования – большое благо, но в то же время достиже­ние поставленной цели сложно, и в конце 11-го класса эмоциональное напряжение может резко возрасти.

Выпускники школы, связывающие свои ближайшие жизненные планы с вузом, иногда делят себя на две кате­гории: первые надеются на помощь родителей, скорее все­го платный вуз, и не теряют душевного равновесия; вто­рые рассчитывают на свои силы. Именно те, кто собирает­ся пробиваться в жизни сам, больше всего трудятся, осва­ивая школьную программу и дополнительный материал, посещая различные подготовительные курсы. Они должны выдержать конкурс в государственный вуз и наиболее под­вержены связанным с поступлением стрессам. Часть из них – юноши и девушки с духовно-нравственной направ­ленностью личности, готовые бороться за свое призвание, часть – с эгоистической направленностью, порой силь­ной престижной мотивацией, побуждающей поступить во что бы то ни стало в определенный вуз или в любой вуз – лишь бы поступить, не остаться «за бортом».

Для тех, кто тяжело переживает кризис 17 лет, харак­терны различные страхи. Ответственность перед собой и своими родными за выбор, реальные достижения в это время – уже большой груз. К этому прибавляется страх перед новой жизнью, перед возможностью ошибки, перед неудачей при поступлении в вуз, у юношей – перед арми­ей. Высокая тревожность и на этом фоне выраженный страх могут привести к возникновению невротических реакций, таких как повышение температуры перед выпускными или вступительными экзаменами, головные боли и т.п. Может начаться обострение гастрита, нейродермита или другого хронического заболевания.

Индивидуальные различия в переживании кризиса 17 лет велики. Но даже если выпускник мало тревожен и все скла­дывается для него удачно, резкая смена образа жизни, вклю­чение в новые виды деятельности, общение с новыми людь­ми вызывают значительную напряженность. Новая жизнен­ная ситуация требует адаптации к ней. Помогают адапти­роваться в основном два фактора: поддержка семьи и уве­ренность в себе, чувство компетентности.

Структура темы:

Выделение ранней и поздней юности. Влияние исторических и социокультурных факторов на решение задач развития в юношеском возрасте.

2. Социальная ситуация развития раннего юношеского возраста. Существование зависимости от родителей и актуализация задач профессионального и личностного определения как основа социальной ситуации развития в ранней юности.

Ведущая деятельность в ранней юности - учебно-профессиональная деятельность. Обусловленность учебно-профессиональной деятельности 2 группами мотивов: учебными и профессиональными. Выбор профессии как важнейшая задача раннего юношеского возраста. Условия правильного выбора профессии. Ошибки в выборе профессии. Профессиональная ориентация. Профессиональная консультация.

Основные новообразования личности в раннем юношеском возрасте (профессиональное и личностное самоопределение, мировоззрение, система ценностных ориентаций и социальных установок).

5 . Развитие личности и познавательной сферы в раннем юношеском возрасте. Развитие самосознания как основа для построения человеком своих жизненных планов и программ самовоспитания. Влияние построение моделей, планов будущего на последующие достижения личности. Особенности общения и эмоциональной жизни в юношеском возрасте. Стремление к автономии и взаимоотношения с родителями. Особенности во взаимоотношениях со сверстниками. Дружба и любовь в раннем юношеском возрасте.

Краткая расшифровка темы.

1. Возрастные границы и общая характеристика юности. Юность – это определенный этап созревания и развития человека лежащий между детством и взрослостью. Переход от детства к взрослости обычно подразделяется на два этапа: подростковый возраст (отрочество) и юность (раннюю и позднюю). Однако хронологические границы этих возрастов часто определяются совершенно по-разному. Например, в отечественной психиатрии возраст от 14 до 18 лет называется подростковым, в психологии же 16-18–летних считают юношами. Слово «юность» обозначает фазу перехода от зависимого детства к самостоятельной и ответственной взрослости, что предполагает, с одной стороны, завершение физического, в частности полового созревания, а с другой – достижение социальной зрелости.

На решение задач развития в юношеском возрасте влияют исторические и социокультурные факторы. Чем выше темп исторического развития, чем больше социально значимых изменений осуществляется в единицу времени, тем заметнее различия между поколениями, тем сложнее механизмы передачи культуры от старших к младшим и тем избирательное отношение младших к своему социальному и культурному наследию.

Хотя психология юношеского возраста – один из старейших разделов психологии развития, Л.С.Выготский в конце 1920-х годов справедливо заметил, что общих подходов и теорий в ней гораздо больше, чем твердо установленных фактов.

Эта мысль Л.С.Выготского является актуальной и по сей день, на, что указывают существующие различные подходы к проблеме становления личности в ранней юности.

Можно выделить три главных подхода к юности, каждый из которых имеет множество вариаций.

Биогенетические теория развития главное внимание обращают на биологические детерминанты развития, с которыми соотносятся социально-психологические свойства. Сам процесс развития трактуется главным образом как созревание, стадии которого универсальны. Типы развития и вариации возрастных процессов выводятся из генетически обусловленных конституциональных типов.

Представитель этого направления Стенли Холл считал, что главным законом психологии развития является биогенетический «закон рекапитуляции», согласно которому индивидуальное развитие – онтогенез – повторяет главные стадии филогенеза. Если подростковый возраст соответствует дикости и началу цивилизации, то юность охватывает период с начала полового созревания (12-13) до наступления взрослости (22-25), эквивалент эпохе романтизма. Это период «бури и натиска», внутренних конфликтов, в ходе которых у человека появляется «чувство индивидуальности». Хотя Холл свел воедино большой фактический материал, его теория сразу же подверглась критике со стороны психологов, указывающих, что внешнее сходство не означает психологической тождественности их поведения. Поверхностные аналогии, на которых основан «закон рекапитуляции», мешают понять конкретные закономерности психического развития и недооценивают роль социальных факторов.

Социогенетические теории стараются объяснить свойства юности, исходя из структуры общества, способов социализации. Социогенетическая ориентация в изучении юности связана с влиянием социальной психологии. Представителем данного направления является немецкий психолог Левин Курт со своей «теорией поля».

Он исходит из того, что человеческое поведение есть функция, с одной стороны, личности, с другой – окружающей ее среды. Однако свойства личности и свойства среды взаимосвязаны. Как ребенок не существует вне семьи, школы и т.д., так и общественные институты не имеют существования, отдельного от взаимодействующих с ними и благодаря им индивидов. Единство и взаимодействие всех личностных и средовых компонентов Левин называет жизненным или психологическим пространством.

Например, важнейшими процессами юности он считает расширение жизненного мира личности, круга ее общения и т.д. Поведение юноши определяется, прежде всего, маргинальностью (промежуточностью) его поведения. Переходя из детского мира во взрослый, юноша не принадлежит полностью ни к тому, ни к другому. Эта особенность его социальной ситуации т жизненного мира проявляется в его психике, для которой типичны внутренние противоречия, неопределенность уровня притязаний и т.п. Эта напряженность тем больше, чем резче различия между миром детства и миром взрослости и тем важнее разделяющие их грани.

Достоинством концепции Левина является то, что он рассматривает юность как социально-психологическое явление, связывая психическое развитие личности с изменениями ее социального поведения. Однако эта концепция слишком абстрактна. Ставя жизненный мир ребенка в зависимости от его непосредственного окружения, микросред Левин оставляет в тени его обще социальные детерминанты, такие, как социальное происхождение, род занятий, общие условия развития. Кроме того, он не уточняет возрастных граней периода маргинальности, в частности различий между подростком и юношей, ее индивидуально-типологических вариаций.

Общая черта био- и социгенетического подхода к юности состоит в том, что источники и движущие силы развития они усматривают главным образом во внепсихических факторах. Т.е. если в первом случае акцент делается на биологических процессах, происходящих в организме, во втором – на социальных процессах, в которых участвует или воздействию которых подвергается личность.

Психогенетические теории на первый план выдвигают развитие собственно психических процессов.

Психодинамическое направление объясняет поведение главным образом в эмоциях, влечениях. Представитель данного направления Э.Эриксон считает, что развитие человека складывается из трех взаимосвязанных, хотя и автономных процессов: соматического развития, изучаемого биологией; развитие сознательного «я», изучаемого психологией и социального развития, изучаемого общественными науками. Основной закон развития заключается в «эпигенетическом принципе», согласно которому на каждом новом этапе развития возникают новые явления и свойства, которых не было на предшествующих стадиях процесса. Эриксон подразделяет жизненный цикл на фазы, каждая из которых имеет свои специфические задачи. Юности отводится пятая фаза в жизненном цикле. Она характеризуется появлением чувства своей неповторимости, индивидуальности. И типичной чертой этой фазы является диапазон выполняемых ролей, он расширяется, но юноша не усваивает эти роли всерьез и окончательно, а как бы пробует, примеряет их к себе. Эриксон подробно анализирует механизмы формирования самосознания, психосексуальные интересы. Хотя Эриксон уделяет много внимания социально-историческим аспектам формирования личности, это делается не достаточно конкретно. В частности, кризисы в развитии выглядят следствием противоречий между вызревающими у ребенка внутренними свойствами и окружающей средой, причем сами возрастные новообразования он формулирует излишне жестко и нормативно.

Отечественная психология опирается на принцип комплексного изучения юности, которые были сформулированы Л.С.Выготским. Согласно его теории развития высших психических функций о социальной сущности человека «всякая функция в культурном развитии ребенка появляется на сцену дважды, в двух планах, сперва – социальном, потом – психологическом, сперва между людьми, как категория интерпсихическая, затем внутри ребенка, как категория интрапсихическая».

Проблему юности надо изучать с учетом социально-психологических факторов и внутренних закономерностей развития, т.е. комплексно.

Юношеский возраст это значительный период в жизни человека. Именно в этом возрасте завершается физическое развитие. Особенности физического развития оказывают влияние на развитие некоторых качеств юношей и определяют возможности его дальнейшей жизнедеятельности. Вопросы физического развития юношей важны по двум причинам:

1) имеется ввиду выбор профессии, зависящей от особенностей индивидуальной физической организации юношей и девушек;

2) оказывается взаимное влечение полов.

Юношеский возраст - период относительно спокойного физического развития. В нем нет диспропорций отдельных частей тела, как это наблюдается у подростка. Особенно развивается мускулатура, растет объем грудной клетки, заканчивается окостенение скелета, трубчатых костей, формирование и функционирование тканей и органов, устанавливается ритмичная работа желез внутренней секреции. Определяются изменения в развитии нервной системы и мозга. Развивается способность к абстрагированию и обобщению событий, что является показателем усложнения аналитической и синтетической умственной деятельности. Физическая зрелость является причиной для зрелости детей.

2. Социальная ситуация развития юношеского возраста. Юноша занимает промежуточное положение между ребенком и взрослым. Социальный статус юношества неоднороден. Юность – завершающий этап первичной социализации. Положение ребенка характеризуется его зависимостью от взрослых, которые определяют главное содержание и направление его жизнедеятельности. Роли, выполняемые юношей, качественно отличаются от ролей взрослых, и это ясно сознают обе стороны. С усложнением жизнедеятельности у юноши происходит не только количественное расширение диапазона социальных ролей и интересов, но и качественное их изменение, появляется все больше взрослых ролей с вытекающей отсюда мерой самостоятельности и ответственности. Юноша начинает задумываться о выборе будущей профессии. Выбор профессии неизбежно дифференцирует жизненные пути юношей и девушек, со всеми вытекающими отсюда социально-психологическими последствиями. Наряду с элементами взрослого статуса, юноша еще сохраняет черты зависимости, сближающие его положение с положением ребенка. Материально он еще находится на иждивении родителей. В школе ему, с одной стороны, то и дело напоминают, что он взрослый, старший, а с другой стороны, постоянно требуют от него послушания. Это наблюдается и вне школы. Неопределенность положения и предъявляемых требований по-своему преломляется в юношеской психологии.

Промежуточность общественного положения и статуса юношества определяет и некоторые особенности его психики. Юношей еще остро волнуют проблемы, унаследованные от подросткового этапа, - собственная возрастная специфика, право на автономию от старших и т.п. Социальное и личностное самоопределение предполагает не столько автономию от взрослых, сколько четкую ориентировку и определение своего места во взрослом мире.

В раннем юношеском возрасте актуализируются потребности связанные с тем, каким быть и кем быть. Это важнейшие задачи профессионального и личностного определения в данном возрасте. Юноша стоит на пороге вступления в самостоятельную жизнь. Л.И. Божович подчеркивает, что создается совершенно новая социальная ситуация развития.

Профессиональное определение включает в себя определение сферы своих профессиональных устремлений и выбор профессии, познавательные интересы и развитие общих и специальных способностей

Личностное определение характеризуется развитием самосознания, влиянием значимых взрослых и формированием системы взглядов, убеждений, построение модели своего будущего. .

3. Ведущая деятельность в ранней юности . Перед юношей встает задача самоопределения, выбора своего жизненного пути как задача первостепенной жизненной важности.

Выбор профессии становится психологическим центром ситуации развития юноши, создавая у него своеобразную внутреннюю позицию. Это своеобразие заключается в том, что школьники старших классов – это люди, обращенные в будущее, и все настоящее выступает для них в свете этой основной направленности личности.

Учение в ранней юности рассматривается не как усвоение основ наук, а как знакомство с возможными областями профессиональной деятельности. Соответственно происходит разделение учебных интересов, более углубленное занятие одним предметом по сравнению с другим. Ведущей становится учебно-профессиональная деятельность, которая имеет свои особенности:

1) более широкое создание учебных ситуаций, ярко выраженной направленностью на будущее;

2) целенаправленное и систематическое приобщение учащихся к самостоятельному преобразованию учебных задач.

Повышение интереса к учению в раннем юношеском возрасте связано с тем, что складывается новая мотивационная структура учения. Сами старшеклассники в первую очередь указывают на такие мотивы, как дальнейшее продолжение образования, убежденность в необходимости учения для своего развития, т.е. ведущее место занимают мотивы, связанные с самоопределением и подготовкой к самостоятельной жизни. Эти мотивы приобретают личностный смысл и становятся действенными.

Высокое место в мотивационной структуре занимают такие широкие социальные мотивы, как стремление приносить пользу обществу, убежденность в практической значимости науки для общества. Сохраняют свою силу и мотивы, лежащие в самой учебной деятельности, интерес к содержанию и процессу учения.

Изменение ведущей деятельности, происходящее в раннем юношестве, носит радикальный характер: на смену общению со сверстниками приходит этап профессионального самоопределения, требующего такого уровня психической, духовной и гражданской зрелости, не обладая которым человек не может стать полноценным членом социума и его общественных институтов.

У старшеклассников встречается уже твердая установка при выборе профессии, хотя наблюдаются и колебания. Это происходит в том случае, когда несколько профессий нравятся одновременно, имеется конфликт между склонностями и способностями, между идеалом в выборе профессий и реальными перспективами. Учащийся желает поступить в вуз, а успеваемость низкая или, у учащегося интерес к одному, родители советуют другое, товарищи – третье.

Процесс выбора профессии предполагает высокую активность личности. Поскольку ситуация выбора профессии характеризуется многомерностью, для правильного (адекватного) выбора профессии юноше приходится проделать большую внутреннюю работу. Ему необходимо проанализировать свои ресурсы, требования избираемой профессии, осознать потенциальные несоответствия и оценить возможность или невозможность коррекции этих несоответствий.

Важную роль в выборе профессии играет профессиональная ориентация. Е.И. Головаха считает, что профессиональная ориентация учащихся должна быть органически увязана с их жизненными перспективами и ценностными ориентациями. Она не должна ограничиваться непосредственно профессиональной сферой, но всегда замыкаться на важнейшие жизненные цели молодежи.

Профессиональная ориентация – сложная психологическая проблемы. Она включает в себя знание особенностей личности и прежде всего способностей юноши, ориентируемого в выборе профессии. Формирование способностей необходимо вести с учетом индивидуального своеобразия личности, т.е. внутренних условий развития, наряду с учетом внешних условий (предметной и микро социальной среды).

Для формирования согласованной и реалистичной жизненной перспективы нужно знакомить юношей и девушек с конкретными примерами удачных и неудачных жизненных путей, связанных с выбором той или иной профессии. Особенно важно знание будущих условий труда, занимающих одну из ведущих позиций в системе юношеских требований к будущей профессии. В профориентационной работе важно учитывать не только рациональные моменты, связанные с определением жизненных целей и планов, но и эмоциональные особенности личности. В ранней юности для организации успешного самоопределения необходимо знакомить учащихся с психологической характеристикой профессий, т.е. с теми требованиями, которые предъявляются к вниманию, наблюдательности, мышлению, воле, характеру и другим психологическим особенностям человека той или иной профессии. Важно познакомить их и с тем, какие стороны личности формируются в той или иной деятельности.

В выборе профессии очень важна профессиональная консультация – это часть системы профессиональной ориентации, нацеленная на изучение способностей человека, выдачу ему рекомендаций относительно выбора профессии и корригирующее формирование требующихся, но недостаточно развитых способностей. Различают три этапа в профессиональной консультации: подготовительный, завершающий и уточняющий. Подготовительная профконсультация ведется в семье и в школе и преследует две цели: во-первых, изучить динамическую функциональную структуру личности учащегося и его способности; во-вторых, формировать недостаточно развитые свойства личности, ее интересы, способности и призвание в целом.

Завершающая профессиональная консультация преследует цель помочь юноше выбрать дальнейший жизненный путь в соответствии с его способностями.

Уточняющая профконсультация выходит за рамки задач общеобразовательной школы и осуществляется в профессионально-технических училищах.

4. Основные новообразования в ранней юности. Внутри ведущего вида деятельности формируются основные новообразования ранней юности – профессиональное и личностное самоопределение, мировоззрение, система ценностных ориентаций и социальных установок.

Профессиональное самоопределение в юношеском возрасте – это предварительный выбор профессии. Разные виды деятельности сортируются и ориентируются с точки зрения интересов юноши, затем с точки зрения его способностей и, наконец, с точки зрения его системы ценностей.

Ценностные аспекты, как общественные (осознание социальной ценности той или иной профессии), так и личные (осознание того, что индивид хочет для себя), являются более обобщенными и обычно созревают и осознаются позже, чем интересы и способности. Интерес к предмету стимулирует старшеклассника больше заниматься им, это развивает его способности, а выявление способности в свою очередь подкрепляют интерес.

Ранняя юность – период значительного роста социальной активности. Юноши и девушки не просто интересуются событиями внутренней и международной жизни, но сами хотят быть активными участниками. Общественная активность старшеклассников имеет свои психологические особенности. Свойственный этому возрасту романтизм побуждает молодежь браться преимущественно за большие дела.

В раннем юношеском возрасте завершается формирование сложной системы социальных установок, причем оно касается всех компонентов установок: когнитивного, эмоционального и поведенческого. Но период ранней юности характеризуется большими противоречиями, внутренней несогласованностью и изменчивостью многих социальных установок.

Ранняя юность – решающий возраст формирования мировоззрения. Первый показатель становления мировоззрения – это рост познавательного интереса к наиболее общим принципам мироздания, универсальным законам природы и человеческого бытия.

Мировоззренческие установки ранней юности обычно весьма противоречивы. Серьезные, глубокие суждения странным образом переплетаются с наивными, детскими. Юноша может, не замечая этого, в течение одного и того разговора радикально изменять свою позицию, одинаково пылко и категорично отстаивать прямо противоположные, несовместимые друг с другом взгляды. Но это нормальное свойство ранней юности.

Мировоззренческий поиск включает в себя социальную ориентацию личности, т.е. осознание себя элементом социальной общности, выбор своего будущего социального положения и способов его достижения.

Центральное место в выработке мировоззрения занимает решение коренных социально-нравственных проблем, чаще всего группирующихся вокруг вопроса о смысле жизни. Фактически юноша ищет ответ, как наполнить общественно значимым содержанием собственную жизнь.

Формирование мировоззрения и ценностных ориентаций, самоопределение и самовоспитание человека предполагает его участие в серьезной общественно и личностно значимой деятельности, обеспечивающей не только становление нравственных норм, но и формирование соответствующих привычек поведения.

5. Развитие личности и познавательных процессов в раннем юношеском возрасте. В старших классах развитие личности и познавательных процессов детей достигает такого уровня, что они оказываются практически готовыми к выполнению всех видов умственной работы взрослого человека, включая самые сложные. Говоря о познавательной сфере в раннем юношеском возрасте, Л.И. Божович отмечает, что «нет ни одной интеллектуальной операции в познавательной деятельности старшего школьника, которой не было бы у подростка». В самом деле, юноша так же, как и подросток, мыслит понятиями, пользуется различными мыслительными операциями, рассуждает, логически запоминает, хотя и в этом отношении есть сдвиги. В юношеском возрасте мысль окончательно соединяется со словом, в результате чего образуется внутренняя речь как основное средство организации мышления и регуляции других познавательных процессов. Интеллект в своих высших проявлениях становится речевым, а речь интеллектуализированной. Возникает полноценное теоретическое мышление. Наряду с этим идет активный процесс формирования научных понятий, содержащих в себе основы научного мировоззрения человека в рамках тех наук, которые изучаются в школе. Приобретают окончательные формы умственные действия и операции с понятиями, опирающиеся на логику рассуждений и отличающие словесно-логическое, абстрактное мышление от наглядно-действенного и наглядно-образного. Можно ли ускорить все эти процессы, и если да, то каким образом это сделать?

С точки зрения психолого-педагогических возможностей развитие, которыми обладают старшеклассники, с позиций совершенствования обучения на этот вопрос следует дать утвердительный ответ.

Интеллектуальное развитие юношей можно ускорить по 3 направлениям: понятийный строй мышления, речевой интеллект и внутренний план действий.

Широта интеллектуальных интересов часто сочетается в ранней юности с разбросанностью, отсутствием системы и метода. Многие юноши склонны преувеличивать уровень всех знаний и особенно умственных возможностей.

Объем внимания, способность длительно сохранять его интенсивность и переключать его с одного предмета на другой с возрастом увеличиваются. Вместе с тем внимание становится более избирательным, зависящим от направленности интересов. Юноши часто жалуются на свою неспособность сконцентрироваться на чем-то одном, рассеянность и хроническую скуку. «Невоспитанность» внимания, неумение сосредоточиваться, переключаться и отвлекаться от каких-то стимулов и раздражителей – одно из главных причин плохой успеваемости и некоторых эмоциональных проблем ранней юности.

Развитие интеллекта тесно связано с развитием творческих способностей, предполагающих не просто усвоение информации, а проявление интеллектуальной инициативы и создание чего-то нового.

В раннем юношеском возрасте происходят важные процессы, связанные с перестройкой памяти. Активно начинает развиваться логическая память, увеличивается продуктивность опосредованного запоминания.

Активное развитие получает чтение, монологическая и письменная речь. Чтение развивается в направлении от умения читать правильно, бегло и выразительно до способности декламирования наизусть. Монологическая речь преобразуется от умения пересказывать небольшое произведение до способности самостоятельно готовить устное выступление, вести рассуждения, высказывать мысли и аргументировать их. Письменная речь улучшается в направлении от способности к письменному изложению до самостоятельного сочинения на заданную или произвольную тему.

Юношу волнуют вопросы: Кто Я? Какой я? К чему я стремлюсь? Отвечая на них, молодой человек формирует самосознание. Развитие самосознания является характерной особенностью личности в ранней юности. Самосознание – это сложная психологическая структура, формирование которой идет практически в течение всей жизни человека. Оно включает в себя в качестве компонентов следующие:

1) осознание своей тождественности

2) сознание своего собственного «Я» как активного, деятельного начала

3) осознание своих психических свойств и качеств

4) определенную систему социально-нравственных самооценок.

Все эти элементы связаны друг с другом функционально и генетически. Но формируются они не одновременно. Задатки сознания тождественности появляются ужу у младенца, когда он начинает различать ощущения, вызванные внешними предметами и ощущения, вызванные собственным телом сознания «Я» - примерно с 3 – лет, когда ребенок начинает правильно употреблять личные местоимения. Осознание своих психических качеств и самооценка приобретают наибольшее значение в подростковом и юношеском возрасте. Но поскольку все эти компоненты взаимосвязаны, обогащение одного из них неизбежно видоизменяет всю систему.

Самосознание возникает из требований жизни и деятельности. Новое положение в коллективе, новые отношения с окружающими заставляют юношу оценить свои возможности, осознать особенности своей личности с точки зрения соответствия или несоответствия предъявленных к нему требований.

Самосознание – это целостное представление о самом себе, эмоциональное отношение к самому себе, самооценка своей внешности, умственных, моральных, волевых качеств, осознание своих достоинств и недостатков, на основе чего возникают возможности целенаправленного самосовершенствования, самовоспитания.

Становление самосознания и устойчивого образа своей личности, своего «Я» является важнейшим психологическим процессом ранней юности. Оно происходит по нескольким направлениям:

1) открытие своего внутреннего мира. Юноша начинает воспринимать свои эмоции не как производные от внешних событий, а как состояние своего «Я», появляется чувство своей особенности, непохожести на других, порой появляется и чувство одиночества («Другие люди меня не понимают, я одинок»).

2) появляется осознание необратимости времени. Это заставляет юношу всерьез задуматься о смысле жизни, своих перспективах, о своем будущем, о своих целях. Постепенно из мечты начинают вырисовываться несколько более или менее реалистичные планы деятельности, между которыми предстоит выбрать. Жизненный план охватывает всю сферу личного самоопределения: моральный облик, стиль жизни, уровень притязаний, выбор профессии и своего места в жизни. Осознание своих целей, жизненных устремлений, выработка жизненного плана – важный этап самосознания.

3) формируется целостное представление о самом себе. Причем вначале осознаются и оцениваются человеком особенности своего тела, внешности, привлекательности, а затем уже морально-психологические, интеллектуальные, волевые свои качества. Юношеские самооценки часто противоречивы: «Я в своем представлении гений + ничтожество». На основе анализа достигнутых результатов в разных видах деятельности, учета мнений других людей о себе и самонаблюдения, самоанализа своих качеств и способностей у юноши формируется самоуважение – обобщенное отношение к себе.

В юности в связи с ломкой прежней системы ценностей и новым осознанием своих личных качеств представление о собственной личности подвергается пересмотру. Юноши нередко склонны выдвигать завышенные, нереалистические притязания, переоценивать свои способности. Эта беспочвенная самоуверенность часто раздражает взрослых, вызывает множество конфликтов и разочарований.

Но как неприятна бывает юношеская самоуверенность, психологически гораздо опаснее пониженное самоуважение. Оно делает представление о самом себе противоречивым и неустойчивым. Юноши с пониженным самоуважением часто испытывают трудности в общении и стремятся закрыться от окружающих.

Самоуважение –тесно связано с остальными качествами личности, в том числе и с самооценкой. Одна из важнейших задач воспитательной работы – это формирование адекватной самооценки. Это связано с тем, сто обе крайности, - и заниженная, и завышенная самооценка ведут к серьезным внутренним конфликтам. Значима для развития адекватной самооценки и самосознания совместная со сверстниками и старшими работа, постоянно корректирующая представление молодого человека о себе, своих возможностях.

Высокий уровень самосознания в раннем юношеском возрасте в свою очередь приводит к самовоспитанию.

Проблемы самоопределения в юношеском возрасте решаются в общении с родителями, сверстниками, педагогами.

В раннем юношеском возрасте продолжается тенденция к перестройки отношений с родителями на основе равенства, растет стремление к автономии.

В современной психологии вопрос об автономии юношей ставится конкретно. При этом разграничивается поведенческая автономия, которая заключается в потребности и праве юноши самостоятельно решать лично его касающиеся вопросы, эмоциональная автономия – потребность и право иметь собственные привязанности, выбираемые независимо от родителей, моральная и ценностная автономия – потребность и право на собственные взгляды и фактическое наличие таковых.

Раньше всего юноши добиваются поведенческой автономии в сфере досуга, разумеется, в определенных пределах. Партнерами по досугу юноши чаше предпочитают иметь сверстников, чем взрослых.

Эмоциональная автономия сопровождается большими трудностями. Это связано с тем, что юношам кажется, что родители недооценивают совершившейся у них перемены, не принимают всерьез их переживаний. Достаточно малейшей бестактности, чтобы внутренний мир старшеклассника надолго для родителей. Ранняя юность дает максимум эмоциональных проблем, часто вызывая отчуждение от родителей. Конечно, это не в какой мере не означает разрыв привязанности между ними. От чуткости и такта родителей зависит, удастся ли им сохранить столь нужное обеим сторонам взаимопонимание.

В сфере моральных установок и ценностных отношений юноши ревностно отстаивают свое право на автономию. Иногда нарочито крайние взгляды высказываются толь для того, чтобы подкрепить эту претензию на оригинальность. Но фактически влияние родителей остается здесь преобладающим. Авторитет родителей оказывается преобладающим и в решении таких проблем, как мировоззрение, выбор профессии.

Ранняя юность – это тот возраст, когда для юношей важнее всего быть принятым сверстниками, чувствовать себя нужным, иметь определенный престиж и авторитет среди них. Низкий статус в коллективе коррелируется с высоким уровнем тревожности.

Расширение диапазона общения и усложнение жизнедеятельности старшеклассника приводят к тому, что число групп и коллективов, к которым он принадлежит или на которые он ориентируется и с которыми соотносит свои ценностные ориентации, значительно возрастает. Это и организованные школьные коллективы и неформальные группы и компании, складывающиеся в процессе межличностного общения. Это создает определенные ролевые конфликты и ставит личность перед вопросом, какая принадлежность для нее важнее. В воспитательной работе важно учитывать влияние стихийных групп и компаний. Избежать отрицательных последствий стихийности можно путем оживления работы организованных коллективов, придания им большей активности.

Взаимоотношения со сверстниками разделяются на товарищеские и дружеские. Признанием и уважением у юношей и девушек пользуются такие сверстники, которые являются их близкими друзьями. С остальными же поддерживаются только товарищеские и приятельские отношения. Особенной популярностью пользуются те из товарищей, которые сами по-доброму и внимательно относятся к людям. Такие сверстники отзывчивы, сдержанны, жизнерадостны, добродушны, уступчивы, обладают хорошим чувством юмора. Не пользуются уважением те, чье внимание и интересы направлены исключительно на себя, кто груб, бестактен и равнодушен к другим людям.

Взаимоотношения со сверстниками связаны с будущим психологическим благополучием. Разлад взаимоотношений со сверстниками нередко приводит к различным формам эмоциональной и социальной изоляции.

Юноши считают дружбу важнейшим из человеческих отношений. Повышенная эмоциональность юношеской дружбы делает ее отчасти иллюзорной. Юноша нередко идеализирует не только себя в дружбе, но и дружбу в себе. Его представления о друге часто ближе к его идеальному «я», чем к реальному.

В раннем юношеском возрасте наряду с дружбой у многих молодых людей возникает еще более глубокое чувство – любовь.

Возникновение чувства любви связано с несколькими обстоятельствами. Во-первых, это половое созревание, которое завершается в ранней юности. Во-вторых, это желание иметь очень близкого друга, с которым можно было бы говорить на самые сокровенные, волнующие темы. В-третьих, это естественная человеческая потребность в сильной персональной эмоциональной привязанности, которой особенно не хватает тогда, когда человек начинает испытывать чувство одиночества. Установлено, что такое чувство в обостренной форме впервые появляется именно в ранней юности.

Дружба и любовь в этом возрасте чаще всего неотделимы друг от друга и сосуществуют в межличностных отношениях. Дружба может перейти в любовь, а на месте товарищеских и дружеских отношений могут возникнуть ухаживания. Юноши и девушки сами активно ищут межличностного общения, интимных контактов друг с другом, они уже не в состоянии долгое время находиться в одиночестве.

В юношеском возрасте возникает и в течение длительного периода жизни сохраняется идеал возлюбленного, включающий человека определенной внешности, обладающего набором конкретных личностных достоинств.

ПСИХОЛОГИЯ РАННЕЙ ЮНОСТИ


Ранняя юность - это период гражданского становления человека, его социального созревания, самоопределения, активного включения в общественную жизнь, формирования духовных качеств гражданина и патриота.
В этом возрасте заметно развивается самосознание. Оно не просто растет, оно приобретает качественно новый характер. Юноши проявляют глубокий интерес к собственной психической жизни, к качествам своей личности, своим способностям, стремятся разобраться в своих чувствах и переживаниях. Новое положение в коллективе (самостоятельная работа по выполнению учебно-производственного плана, участие в бригадном труде, совместная работа в трудовых коллективах, социалистическое соревнование и т.п.) заставляет учащегося по-новому оценить свои возможности, осознать особенности своей личности с точки зрения соответствия или несоответствия предъявляемым к нему требованиям. С возрастом у юноши и девушки укрепляется тенденция самостоятельно анализировать и оценивать собственную личность, свое поведение и деятельность. А самому себя оценить всегда труднее, чем осознать оценку, данную со стороны. Поэтому они нередко переоценивают свою личность, проявляют болезненное самолюбие, тщеславие, зазнайство, пренебрежительно относятся к окружающим, другие болезненно недооценивают себя, считают себя «посредственностями», «никчемными», серенькими и незаметными.
В этом возрасте в связи с физиологическими особенностями обычно наблюдается повышенное внимание к своему физическому облику, к своему телу. Очень многие хотели бы изменить свой облик. Особенно важны для них такие качества, от которых зависит престиж и популярность у сверстников (рост, фигура, чистота лица, физическая сила, полнота, привлекательность и т. п.). Особенно тяжелые переживания выпадают на долю поздно созревающих мальчиков. Эти переживания, как правило, держатся в тайне. Повышенное внимание к физическому облику - гораздо более важный компонент юношеского самосознания, чем обычно считают взрослые. Незнание всех нюансов и вариантов нормального развития оборачивается для многих настоящей «трагедией нормы». Поэтому для молодого человека в таком возрасте очень важна тактичная поддержка взрослого.
На основе самосознания у юношей развивается потребность в самовоспитании. Учащиеся этого возраста стремятся выработать у себя комплекс определенных качеств личности, в вопросах самовоспитания их интересует формирование определенного целостного морально-психологического облика. Поэтому большое значение имеет воспитание у юношей правильного представления об этом облике, наличие у него своеобразного морального эталона, образца для поведения, с которым он мог бы соотносить качества своей личности и свое поведение. При отсутствии надлежащего руководства самовоспитание старшекурсников может иметь иную цель: выделиться из коллектива, подчинить своему влиянию товарищей, оказать «давление» на учащихся младших курсов, во что бы то ни стало быть на «первых ролях» и т.п. Недооценивать такие тенденции нельзя, так как они приводят к зазнайству, эгоизму, черствости, пренебрежению к коллективу. Стремление к самосовершенствованию иногда принимает уродливые формы, зачастую граничащие с опасностью для здоровья. Это ненужное лихачество, бравирование своей смелостью, бесстрашием. В основе же всего этого лежит желание выделиться из общей массы, заставить обратить на себя внимание окружающих. Поэтому важно, чтобы мастер мог подсказать своим воспитанникам разумные методы самовоспитания, разъяснить им, что характер закаляется в борьбе с повседневными трудностями, в процессе решения реальных задач, ставить учащихся в положения, требующие действительной смелости, решительности, находчивости, юношеской лихости.
В юношеском возрасте определенное изменение претерпевает чувство взрослости: оно становится глубже н острее, оно не пропадает, но превращается в своеобразное чувство самоутверждения, самовыражения. Если раньше, в подростковом возрасте, ученик стремился, чтобы его признали взрослым, хотел ничем не отличаться от взрослого, то теперь он хочет, чтобы признали его оригинальность, его право выделяться из общей массы. Отсюда зачастую и длинные волосы, и широкие брюки, и увлечение модными певцами, и курение у девушек и т.п. В сфере моральных установок и ценностных ориентации юноши ревностно отстаивают свое право на автономию. Попытки некоторых воспитателей административно регулировать ширину брюк, длину волос или ритмы танца вызывают никому не нужные конфликты.
Молодежь в юношеском возрасте довольно глубоко разбирается в содержании и сущности нравственных категорий, таких, как долг, совесть, гордость, честь, справедливость, чувство собственного достоинства. Подготовка молодежи к участию в производительном труде, атмосфера производительного труда, социалистического соревнования, хорошие примеры старших создают наиболее благоприятные условия для развития этих высоких морально-нравственных черт. Мастер должен использовать для этого все находящиеся в его распоряжении средства. Вместе с тем в практике подготовки молодых рабочих еще много недостатков именно в области нравственного воспитания. Имеют место проявления моральной распущенности, цинизма, неуважения к окружающим, нездорового скептицизма, эгоизма, конфликты между личным и общественным. Общественно трудовая жизнь, влияние здорового, целеустремленного требовательного коллектива, который активно воздействует на своих членов, обычно перестраивает сознание и поведение таких юношей и девушек. Но главная задача воспитателя заключается не в том, чтобы перестраивать неправильное сознание и поведение, а в том, чтобы не допускать формирования ложных и чуждых нам моральных понятий и представлений, влиять на содержание нравственных убеждений в процессе их формирования.
Ранняя юность - не только возраст самоанализа и самоутверждения, но и самый «коллективный» возраст. Старшекурснику важно быть принятым сверстниками, чувствовать себя нужным группе, иметь в ней определенный престиж и авторитет. Исследования психологов показали, что в ученических коллективах постоянно происходят двусторонние процессы: с одной стороны, выделяются наиболее популярные, с другой - те, кто чаще остается «в тени». Это усиливает момент соревновательности и создает немало психологических проблем. Возникают стихийные лидеры. В этом лидерстве далеко не последнюю роль играет физическая сила.
По-настоящему сильные качества учащихся, дающих право на действительное лидерство, проявляются не сразу, не в тот момент, когда организационно формируется актив группы. Все это требует от мастера особого внимания и настоящей педагогической мудрости, чтобы, с одной стороны, суметь увидеть настоящих лидеров группы с самого начала, а с другой - педагогически тактично влиять на расстановку сил в группе в целом. Действенным фактором в этом сложном деле является практика привлечения всех учащихся к участию в групповой общественной работе, привлечение всех учащихся к ученическому самоуправлению.
Особенно важно в воспитательной работе учитывать влияние стихийных уличных групп и компаний. Некоторые педагоги склонны закрывать на них глаза или считать их чем-то случайным. Это – опасное заблуждение.
Учебные занятия не исчерпывают всей жизни молодежи. Их дополняет деятельность различных молодежных организаций - политических (комсомол), спортивных, культурно-просветительных. Однако эти организованные формы общения не снимают у молодежи потребности в стихийных, неформальных группах, будь то приятельские компании, складывающиеся в училище, или уличные сообщества. В отличие от коллективов учебных групп стихийные группы, как правило, разновозрастные и большей частью смешанные по социальному составу (в них участвуют не только учащиеся). Широта состава плюс отсутствие постоянной опеки взрослых, которой нередко тяготятся учащиеся в организованных коллективах, делают принадлежность к таким группам особенно заманчивой для юношей. Престиж юноши в уличной группе часто находится в обратном отношении к его статусу в учебном заведении и наоборот.
Это противоречие создает серьезную педагогическую опасность, так как морально-нравственные устои таких уличных групп иногда бывают антисоциальными, а лидерство в них принадлежит далеко не лучшим ребятам. Случается, что группы перерастают в преступные сообщества или хулиганские шайки. Очень вредную роль играет при этом разница в возрасте.
Стремясь обрести независимость от старших, юноша ищет опоры и поддержки в обществе сверстников. Но внутренне он еще не самостоятелен, легко поддается внушению и психологическому заражению. Чувство принадлежности к группе, особенно если эту принадлежность нужно отстаивать, для него иной раз важнее, чем содержание принципов и норм, на которых строится сама группа.
Попытки ликвидировать стихийные группы и их атрибуты (специфический жаргон, стиль поведения, эстетический вкус, моды и т.п.), как правило, безуспешны. Вместе с тем не исключено, что этот вид общения (в виду имеются, конечно, не хулиганские группы) выполняет и социально-полезную функцию воспитания инициативы и мужества (дворовые футбольные и хоккейные команды и т.п.).
Избежать отрицательных последствий стихийности можно путем оживления работы организованных коллективов, придания им большей активности и самостоятельности. Ведущую роль здесь должна и может играть училищная комсомольская организация. За последние годы значительный эффект в деле отвлечения учащихся училищ от стихийных группировок дает хорошо налаженная работа «училища полного дня».
Для юношеского возраста характерно развитое чувство товарищества. Наряду с этим чувством, которое носит более широкий, чем у подростков, характер, развивается потребность в личном дружеском общении. Для дружбы юношей характерны определенные особенности. В 15-16 лет и юноши, и девушки считают дружбу важнейшим из человеческих отношений. Мотивы юношеской дружбы более глубокие, чем у подростков. К самой дружбе предъявляются более высокие требования: откровенность, взаимное доверие, отзывчивость, верность, готовность к постоянной помощи, наличие общих интересов, стремление к совместной деятельности, требования идейной общности и принципиальности, что проявляется в мечтах о будущем, в отношении к учебной работе, в помощи друг другу, во взаимном уважении, взаимопонимании. Юношеская дружба охватывает весьма широкий круг интересов и деятельности, она более эмоциональна и интимна по сравнению с дружбой подростков, более устойчива. Мастеру важно знать и умело использовать дружеские связи своих воспитанников. Дружеские связи необходимо учитывать при организации взаимопомощи, комплектовании ученических бригад, назначении дежурных, организации работы по самообслуживанию и т.п.
Впервые в пору ранней юности у молодежи появляется особое чувство - любовь. Это совершенно новое состояние эмоциональной жизни юношей, которого, как правило, нет у подростка. Юношеская любовь обычно богата разнообразными переживаниями, для нее характерно взаимное уважение, поддержка, взаимопонимание. Любовь - очень интимное, сугубо личное чувство, требующее весьма тактичного и правильного отношения к нему со стороны взрослых. Любовь, как проявление влечения и интереса к противоположному полу в 16-17-летнем возрасте - нормальное явление, неизбежный этап в развитии человека. Юношеская любовь в основе своей - здоровое чувство, которое в большинстве случаев благотворно влияет на юношей и девушек, вызывает у них стремление избавиться от недостатков, выработать положительные качества личности, воспитывает благородные чувства и стремления, помогает бороться с трудностями. Все это нужно умело использовать в учебной и воспитательной работе с учащимися. Вместе с тем ни в коем случае не следует грубо вторгаться в мир интимных переживаний и тем более высмеивать или упрекать юношу или девушку за проявление этого чувства, нужно чутко и бережно относиться к нему.
Иное дело, когда возникающее чувство любви развивается ненормально (не встречает взаимности, связано с не совсем здоровыми интересами и переживаниями), мешает учению, делает учащегося слишком возбужденным или рассеянным, замыкает в кругу личных переживаний. В таком случае необходимо попытаться переключить энергию и активность учащегося в русло других интересов, отвлечь его внимание каким-либо интересным делом. К сожалению, в отдельных случаях молодые люди проявляют нечистоплотность в области половой морали, распущенность, цинизм. Здесь необходимы серьезные и решительные меры. Однако самое правильное - не дожидаться, когда придется применять такие меры, пресекать «далеко зашедшие» отношения, а строить воспитательную работу так, чтобы не возникло условий и возможностей для подобных отношений.
Мастеру, как основному наставнику молодежи, здесь большое поле деятельности, приложения своего педагогического мастерства. Половое воспитание молодежи - область деятельности весьма деликатная, требующая большой педагогической эрудиции, больших знаний, умений найти пути к душе молодого человека. Мастер не имеет морального педагогического права игнорировать эту часть воспитательной работы. Замалчивая половые проблемы, мы невольно позволяем решать их тем людям, влияние которых на наших воспитанников может быть отрицательным. Большое значение в деле полового воспитания имеет хорошо поставленное в училище медико-гигиеническое просвещение.