Амон Гёт - это был начальник концлагеря Плашув. Про который сняли "Список Шиндлера". Гет был психопатом, который ежедневно лично убивал произвольно выбранных заключенных. Утро свое лагерфюрер начинал, выходя с мощной винтовкой на балкон пострелять по евреям, в т.ч. детям. В конце войны Гет был снят с работы, доктора СС признали его слегка душевнобольным и направили в санаторий. Из санатория Гет отправился в американский плен, а оттуда - на виселицу.


Амон Гет при жизни:

Благодаря Стивену Спилбергу и Голливуду имя фашиста Гёта узнал весь мир.
Однако мало кто знает, что подобный персонаж был в сталинском ГУЛАГе. Правда, про это не снято фильмов. Имя палача - полковник НКВД Степан Николаевич Гаранин. Начальник Северо-Восточных исправительно-трудовых лагерей (Колыма) в 1937-38 гг. Вот он на фото:

Как и Плашув Севвостлаг был создан, чтобы снабжать рабсилой разные предприятия.
В Плашуве было 150 000 зеков, в Севвостлаге в 1938 г. около 100 тыс. В Плашуве погибло за 2 года - 9000 чел., в Севвостлаге в 1937-38 гг. только расстреляно было 26 тысяч человек, не считая смертности по другим причинам.

Гёт начинал свой день, выходя на балкон. А Гаранин прыгал в автомобиль и носился с инспекцией по лагерям. Приезжал, ходил с пистолетом, и убивал.Каждый день. Лично. За невыполнение норм, за отказ от работы, за неполную тачку с рудой. Или просто под настроение, по пьяни, безо всякой причины. Свидетели вспоминают стеклянные, полные ненависти полковника, члена ВКП(б) с 1919 г.

Из воспоминаний заключенного Николая Вовняка:

"На Колыму я попал в декабре 1937 года. Кормили нас баландой- несколько крупинок пшенки в воде. Мы вывозили на тачках пустую породу со дна карьеров. Катишь себе по серпантину тачку и молишься: «Когда ж конец?» …Часто бывало, что в лагерь прибывал с проверкой начальник УСВИТЛ некий Гаранин. Во время обхода он отбирал зеков из числа тех, кто ударно работал. Обычно, около 10 человек собирал. Вывезет их в карьер, вытащит пистолет и собственноручно расстреливает. Забавлялся под звук тарахтящего трактора.
…Однажды во время обхода он наступил на лопату. Черенком ударило его по лбу. Гаранин выстроил бригаду и тихо спрашивает: «Чья лопата?». В ответ- молчание. Тогда он говорит: «Каждого пятого буду стрелять, пока не признаетесь». Двоих убил. Очередь дошла до третьего, тут из строя вышел зэк и признался. В него сразу и выстрелил. Вот такая была «отсидка».

Из воспоминаний заключенного Алексея Яроцкого:

"Гаранин... после массового публичного расстрела на прииске "Мальдяк" летом на разводе спросил: кто отказывается работать? И один "крестик" [ так на Колыме называли зеков-сектантов] вышел вперед, перекрестился и сказал: "Бес ты, слуга антихриста". И Гаранин застрелил его тут же перед строем..."

Кстати, в числе зеков прииска Мальдяк был конструктор Сергей Павлович Королев.

Из воспоминаний заключенной Надежды Иоффе:

"Однажды наша Лида, которая всегда все знала, сообщила, что в лагерь приехал "большой начальник" - новый начальник УСВИТЛага полковник Гаранин... Гаранин стоял возле проходной. Мы прошли близко, и я его разглядела. Он смотрел на проходящих мимо людей, как будто они стеклянные - сквозь них. Во дворе стояла группа заключенных. У дверей столовой мы остановились, я оглянулась. К Гаранину подходил какой-то зек, сгорбленный, как будто горбатый. Он шаркал ногами и отхаркивался, видимо, собираясь с духом, чтобы заговорить. "Гражданин начальник, я очень болен, прошу - пусть переведут на более легкую работу, прошу..." Он, кажется, говорил еще что-то, но его уже не было слышно. Гаранин сразу оживился, задвигался, потом только я сообразила, что он вытаскивал пистолет из кобуры. "Работать не хочешь...мать...мать-мать... "И он выстрелил в упор. Человек упал".

Из воспоминаний заключенной Галины Крутиковой-Окушко:

".. Гаранин проезжал по трассе... Когда Гаранин проезжал и видел участок, неровно очищенный, вся бригада шла под расстрел..."

Солженицын о лагере смерти "Серпантинка" на Колыме:

...расстреливали каждый день 30-50 человек под навесом близ изолятора... Ожесточение колымского режима внешне было ознаменовано тем, что начальником УСВИТлага (Управление Северо-Восточных лагерей) был назначен Гаранин, а начальником Дальстроя вместо комдива латышских стрелков Э. Берзиня — Павлов... Тут отменили (для Пятьдесят Восьмой) последние выходные... летний рабочий день довели до 14 часов, морозы в 45 и 50 градусов признали годными для работы, «актировать» день разрешили только с 55 градусов. По произволу отдельных начальников выводили и при 60... . Но и этого всего оказалось мало, ещё недостаточно режимно, ещё недостаточно уменьшалось количество заключённых. И начались «гаранинские расстрелы», прямые убийства. Иногда под тракторный грохот, иногда и без...

В 1938 г. Гаранин, как тогда водилось, сам был объявлен шпионом, и отправился в лагеря. Умер он в Печорлаге в 1950 г.

Благодаря Стивену Спилбергу и Голливуду имя Амона Гёта узнал весь мир.
Однако мало кто знает, что подобный персонаж был в сталинском ГУЛАГе. Правда, про это к сожалению не снято фильмов. Звали его - полковник НКВД Степан Николаевич Гаранин. НачальникСеверо-Восточных исправительно-трудовых лагерей (Колыма) в 1937-38 гг.

Как и Плашув Севвостлаг был создан, чтобы снабжать рабсилой разные предприятия.
В Плашуве было 150 000 зеков, в Севвостлаге в 1938 г. около 100 тыс. В Плашуве погибло за 2 года - 9000 чел., в Севвостлаге в 1937-38 гг. только расстреляно было 26 тысяч человек, не считая смертности по другим причинам.

Гёт начинал свой день, выходя на балкон. А Гаранин прыгал в автомобиль и носился с инспекцией по лагерям. Приезжал, ходил с пистолетом, и убивал.Каждый день. Лично. За невыполнение норм, за отказ от работы, за неполную тачку с рудой. Или просто под настроение, по пьяни, безо всякой причины. Свидетели вспоминают стеклянные, полные ненависти глаза полковника, члена ВКП(б) с 1919 г.

Вот тут материалы конференции по гаранинскому террору на Колыме:
http://www.kolyma.ru/magadan/index.php?newsid=392

Крутикова-Окушко есть в каталоге Гос.публ. истор. библиотеки России (судя по всему в составе сборника воспоминаний разных людей о Колыме):
http://katalog.shpl.ru/shrubr.php?rid=19365&base=shpl_syst&rbase=rgpib

Из воспоминаний заключенного Николая Вовняка:
"На Колыму я попал в декабре 1937 года. Кормили нас баландой- несколько крупинок пшенки в воде. Мы вывозили на тачках пустую породу со дна карьеров. Катишь себе по серпантину тачку и молишься: «Когда ж конец?» …Часто бывало, что в лагерь прибывал с проверкой начальник УСВИТЛ некий Гаранин. Во время обхода он отбирал зеков из числа тех, кто ударно работал. Обычно, около 10 человек собирал. Вывезет их в карьер, вытащит пистолет и собственноручно расстреливает. Забавлялся под звук тарахтящего трактора.
…Однажды во время обхода он наступил на лопату. И то-ли черенком ударился, то-ли еще чего случилось.. Гаранин выстроил бригаду и тихо спрашивает: «Чья лопата?». В ответ- молчание. Тогда он говорит: «Каждого пятого буду стрелять, пока не признаетесь». Двоих убил. Очередь дошла до третьего, тут из строя вышел зэк и признался. В него сразу и выстрелил. Вот такая была «отсидка».

Из воспоминаний заключенного Алексея Яроцкого:
"Гаранин... после массового публичного расстрела на прииске "Мальдяк" летом на разводе спросил: кто отказывается работать? И один "крестик" [ так на Колыме называли зеков-сектантов] вышел вперед, перекрестился и сказал: "Бес ты, слуга антихриста". И Гаранин застрелил его тут же перед строем..."

Кстати, в числе зеков прииска Мальдяк был конструктор Сергей Павлович Королев.

Из воспоминаний заключенной Надежды Иоффе:

"Однажды наша Лида, которая всегда все знала, сообщила, что в лагерь приехал "большой начальник" - новый начальник УСВИТЛага полковник Гаранин... Гаранин стоял возле проходной. Мы прошли близко, и я его разглядела. Он смотрел на проходящих мимо людей, как будто они стеклянные - сквозь них. Во дворе стояла группа заключенных. У дверей столовой мы остановились, я оглянулась. К Гаранину подходил какой-то зек, сгорбленный, как будто горбатый. Он шаркал ногами и отшаркивался, видимо, собираясь с духом, чтобы заговорить. "Гражданин начальник, я очень болен, прошу - пусть переведут на более легкую работу, прошу..." Он, кажется, говорил еще что-то, но его уже не было слышно. Гаранин сразу оживился, задвигался, потом только я сообразила, что он вытаскивал пистолет из кобуры. "Работать не хочешь...мать...мать-мать... "И он выстрелил в упор. Человек упал".

Из воспоминаний заключенной Галины Крутиковой-Окушко:
".. Гаранин проезжал по трассе... Когда Гаранин проезжал и видел участок, неровно очищенный, вся бригада шла под расстрел..."

Солженицын о лагере смерти "Серпантинка" на Колыме:
...расстреливали каждый день 30–50 человек под навесом близ изолятора... Ожесточение колымского режима внешне было ознаменовано тем, что начальником УСВИТлага (Управление Северо-Восточных лагерей) был назначен Гаранин, а начальником Дальстроя вместо комдива латышских стрелков Э. Берзиня - Павлов... Тут отменили (для Пятьдесят Восьмой) последние выходные... летний рабочий день довели до 14 часов, морозы в 45 и 50 градусов признали годными для работы, «актировать» день разрешили только с 55 градусов. По произволу отдельных начальников выводили и при 60... . Но и этого всего оказалось мало, ещё недостаточно режимно, ещё недостаточно уменьшалось количество заключённых. И начались «гаранинские расстрелы», прямые убийства. Иногда под тракторный грохот, иногда и без...

В 1938 г. Гаранин, как тогда водилось, сам был объявлен шпионом, и отправился в лагеря. Умер он в Печорлаге в 1950 г.

А.Козлов (Материалы научно-практической конференции)

Кровавый произвол, обрушившийся на Колыму в конце 1937г. и продолжавшийся почти весь 1938 г., неизменно связывают с именем начальника Северо-Восточных исправительно-трудовых лагерей -Севвостлага - полковника С.Н.Гаранина.

Передаваемые в течение более полувека рассказы, воспоминания и слухи донесли до нас образ сталинского палача, жестокого убийцы, чуть ли не в одиночку уничтожавшего тысячи заключенных.

"Серпантинка". "Долина смерти", другие места расстрелов стали нарицательными для обозначения периода "гаранинщины". Но так ли это? Что происходило на самом деле?

В конце 1937 г. на Колыму прибыло его новое руководство во главе со старшим майором госбезопасности К.А.Павловым. Одновременно с ним приехал новый начальник УНКВД по Дальстрою. В.М.Сперанский, а затем так называемая "московская бригада" в составе четырех чекистов (Кононович, Каценеленбоген, Бронштейн, Виницкий). К.А.Павлов стал ее официальным руководителем.

Прибыв в Магадан, "московская бригада" сфабриковала дело о т.н. Колымской подпольной антисоветской право-троцкистской террористической организации, которая якобы была организована и возглавлялась бывшим директором Дальстроя Э.П.Берзиным. По данному делу привлекли не одну сотню вольнонаемных дальстроевцев и заключенных Севвостлага. Добиваясь от арестованных признательных показаний, "московская бригада" и другие сотрудники УНКВД по Дальстрою применяли меры физического воздействия, "практикуя стойки свыше 30 суток, избиения, плевки в лицо, удары по животу, ребрам, голове, надевание смирительных рубах...".

"Сознавшихся" и "несознавшихся" вольнонаемных дальстроевцев и заключенных Севвостлага передавали специальной "тройке" УНКВД по Дальстрою (в нее входили К.А.Павлов, В.М.Сперанский и М.П.Кононович), которая в подавляющем большинстве выносила смертные приговоры. Она же проводила чистку и карала разного рода "саботажников". "Новое руководство Дальстроя, - отмечалось в одном из более поздних документов, - обратилось в наркомат с просьбой дать "лимит": сколько лагерников можно расстрелять за саботаж. Такой "лимит" был дан... Ликвидация саботажа длилась целый год... За этот период было подготовлено и рассмотрено 10000 дел, из них по 1-й категории - расстрел - 3220 лет и по второй категории - 10 лет - 4000 дел. Остальные дела, хоть и были подготовлены, но не были рассмотрены, в связи с тем, что правительство ликвидировало Тройки". А еще до этого, в "Справке по делу вскрытой на Колыме антисоветской шпионской, террористическо-повстанческой, вредительской организации", подписанной 4 июня 1938 г. начальником УНКВД по Дальстрою старшим лейтенантом госбезопасности В.М.Сперанским, приводились, как говорится, "общие данные" на тот период. Согласно им, было "репрессировано вольнонаемных 285 человек", среди них - более 150 шпионов, работавших на 12 разведок, в том числе - на японскую 52 человека, на немецкую 35, польскую 21, итальянскую и литовскую разведки. по 2 человека.

Одновременно в ней отмечалось, что "... в погранзоне Охотского побережья ликвидирована японская шпионская сеть организации в 116 человек". Все они были репрессированы по 1-й категории, то есть расстреляны. Таким образом, погибло (по формулировкам чекистов);
54 кулака, 17 служителей культа, 11 бывших жандармов и полицейских, 3 родовых князя и т.д.
Кроме этого, в "Справке..." было отмечено, что уже "арестовано и осуждено заключенных 3302 человека". В это число входило "троцкистов и правых 60%, шпионов, террористов, вредителей и других контрреволюционеров 35%, бандитов и воров 5%". Вскоре дошла очередь до новых групп обреченных.
Подобная фабрикация и "раскрутка" дела о мифической подпольной организации, ликвидация "саботажа" проходили на фоне "новой линии", проводимой К.А.Павловым по отношению ко всем заключенным Севвостлага. В связи с этим уже 8 декабря 1937 г. (через несколько дней после вступления в должность) он издал два приказа. В первом из них К.А.Павлов отменил существовавшую до него "продолжительность рабочего дня заключенных", во втором поставил вопрос об упорядочении оплаты их труда.

В то же время К.А. Павлов ужесточил отношение к уже отбывшим срок наказания. Он приказал прекратить заключение с ними индивидуальных трудовых договоров, а на работу принимать на общих основаниях без выплаты каких-либо подъемных. По распоряжению К.А.Павлова также был пересмотрен вопрос о колонистах Дальстроя, т.е. о заключенных, выходивших на спецпоселение и пользующихся определенными льготами. В результате этого часть из них "деколонизировали" - вновь водворили за колючую проволоку.

Документы свидетельствуют, что именно К.А.Павлов своим приказом от 22 мая 1938 г. установил для заключенных, занятых непосредственно на вскрыше и перевозке торфов, добыче и промывке песков, обслуживании механических дорожек, промприборов, продолжительность работы в первую смену 11 часов, во вторую - 10. Причем не просто установил, а сделал нормой, потому что приказал "уплотнить работу" горняков, "организовав ее без выходных дней, введя вместо них пересменки".

Приказом от 11 июня 1938 г. К.А.Павлов разрешил "задерживать заключенных на работах до 16 часов рабочего времени". "Затрачиваемые дополнительно 5 часов, - отмечал он, - оплачивать вознаграждением по нормам выработки и давать дополнительное питание за 5 часов работы - половины установленного пайка по категориям". Когда же заканчивался горно-добывающий сезон, К.А.Павлов издал еще один очень жесткий приказ. В нем, датированном 14 сентября 1938 г., говорилось: "Сократить время на обеденный перерыв днем до 20-30 минут, обед перенести на вечернее время после работы. Вместо обеда работающим в забое забойщикам давать горячее блюдо или закуску с горячим чаем за счет производства".

Вводимый режим работы могли выдержать немногие заключенные. В "Докладе к отчету об основной деятельности Дальстроя за 1938 год" об этом говорилось: "... из числа лагерников более 70% не выполняют задаваемых норм, причем около половины из этого числа выполняют нормы не более чем на 30%". Другой сохранившийся документ еще более откровенен. В нем отмечается, что все эти мероприятия, а также "сокращение норм питания, зачастую ниже установленных норм, без установления пайка в зависимости от производительности в период массовой промывки, не могли не отразиться на работе лагерников... началась большая смертность. За 1938 год умерло среди заключенных 10251 человек, главным образом от истощения, хотя смертность документирована различными болезнями".

К подобным действиям К.А.Павлова и особенно "московской бригады" С.Н.Гаранин непосредственного отношения не имел, т.е. не выступал в роли инициатора. Хотя, например, репрессированный и привезенный в Севвостлаг летом 1936 г. экономист А.С.Яроцкий в своих воспоминаниях "Золотая Колыма" пишет: ""Гаранин... не гнушался ролью палача, я знаю много случаев, когда он сам стрелял, иногда просто под горячую руку. У нас на Утинке он застрелил доцента-математика, который вез неполную тачку. Гаранин накинулся на него:
"Что, сволочь, саботируешь?" Ответ был достоин математика: "Моя работа прямо пропорциональна получаемому питанию". Ужас, внушаемый Гараниным, невозможно описать. На том же "Мальдяке" он собрал в клубе вольнонаемный состав, сидя в президиуме, вынул пистолет и положил на стол. Его выступление свелось к обвинению начальника лагеря в том, что лагерь превратился в гнездо саботажа. Кончил он выразительно: "Взять его", и тут же на глазах у всех начальника лагеря разоружили и увели. Потом он переключился на главного механика".

Рассказывая о С.Н.Гаранине, А.С.Яроцкий вспоминает и "крестиков" - сектантов, находившихся в то время в Севвостлаге и называемых так потому, что " на рубахе на правом плече они нашивали...крест". "Ни советской, ни царской власти они не признавали, - пишет он в "Золотой Колыме", - паспортов не имели, деньги в руки не брали. Жили они изолированно в тайге небольшими группами, занимались охотой, но имели посевы и скот... Это были бешеные фанатики. Когда начался знаменитый колымский гаранинский произвол, то они, несмотря на угрозу немедленного расстрела, отказывались от работы в забое. Мне рассказывали очевидцы, что Гаранин... после массового публичного расстрела на прииске "Мальдяк" летом на разводе спросил: кто отказывается работать? И один "крестик" вышел вперед, перекрестился и сказал:
"Бес ты, слуга антихриста". И Гаранин застрелил его тут же перед строем... Впрочем, Савельев говорил, что Гаранин производил впечатление человека, который сам внутренне раздавлен страхом;
видимо, он догадывался о собственной судьбе и, как многие из лагерного начальства, был почти всегда пьян".
Привезенная почти одновременно с А.С.Яроцким на Колыму репрессированная дочь известного троцкиста А.А.Иоффе Надежда Адольфовна в своих воспоминаниях "Время назад" также рассказывает:
"Однажды наша Лида, которая всегда все знала, сообщила, что в лагерь приехал "большой начальник" - новый начальник УСВИТЛага полковник Гаранин... Гаранин стоял возле проходной. Мы прошли близко, и я его разглядела. Он смотрел на проходящих мимо людей, как будто они стеклянные - сквозь них. Во дворе стояла группа заключенных. У дверей столовой мы остановились, я оглянулась. К Гаранину подходил какой-то зек, сгорбленный, как будто горбатый. Он шаркал ногами и отшаркивался, видимо, собираясь с духом, чтобы заговорить. "Гражданин начальник, я очень болен, прошу - пусть переведут на более легкую работу, прошу..." Он, кажется, говорил еще что-то, но его уже не было слышно. Гаранин сразу оживился, задвигался, потом только я сообразила, что он вытаскивал пистолет из кобуры. "Работать не хочешь...мать...мать-мать... "И он выстрелил в упор. Человек упал".
Негативные воспоминания о С.Н.Гаранине сохранила Г.А.Крутикова-Окушко. Осужденная по статье 58 УК РСФСР, она позднее рассказывала: "... Гаранин расстрелял сотни тысяч людей нашего контингента. Причем каждый раз на поверке, когда нас выстраивали, нам зачитывали приговоров примерно на 100 человек. Главным образом это касалось мужчин, работавших на приисках... Гаранин проезжал по трассе... Когда Гаранин проезжал и видел участок, неровно очищенный, вся бригада шла под расстрел, и, наоборот, при хорошей работе он подносил бригадиру стаканчик вина с селедкой".
Не знакомый с приведенными воспоминаниями, но оказавшийся в Севвостлаге в конце лета 1937 г. (через несколько месяцев после Г.А.Крутиковой-Окушко) и затем много повидавший В.Т.Шаламов в своих рассказах тоже не обошел С.Н.Гаранина. Возьмем, к примеру, рассказ "Как это началось". В нем мы читаем: "Я видел Гаранина раз пятьдесят. Лет сорока пяти, широкоплечий, брюхатый, лысоватый, с темными бойкими глазами, он носился по северным приискам день и ночь на своей черной машине "ЗИС-110". После говорили, что он лично расстреливал людей. Никого он не расстреливал "лично" - а только подписывал приказы: Гаранин был председателем расстрельной Тройки. Приказы читали день и ночь: "Приговор приведен в исполнение. Начальник УСВИТЛ полковник Гаранин".

Следуя за такими рассказами, а точнее, опираясь на сложившуюся традицию о "палаче" и "кровавом садисте" на посту начальника Севвостлага, где концы не сходятся с концами, некритическую позицию по отношению к нему стали занимать советские и зарубежные историки. В частности. Рой Медведев, Роберт Конквест. Не менее "железная" точка зрения в этом вопросе у знаменитого современного писателя А.И.Солженицына, прошедшего лагеря ГУЛАГа, и у бывшего узника их, француза Жака Росси - автора уникального 2-томного "Справочника по ГУЛАГу".

Так, в своих очерках "О Сталине и сталинизме" Рой Медведев отмечает: "Особенно зверствовал полковник Гаранин. Приезжая в лагерь, он приказывал выстроить "отказчиков от работы" - обычно это были больные и "доходяги". Разъяренный Гаранин проходил вдоль шеренги и расстреливал людей в упор. Сзади шли два охранника и поочередно заряжали ему пистолеты".

Автор исследования "Большой террор" Роберт Конквест вообще не упоминает в нем К.А.Павлова. Он предпочитает приписать его должность и деятельность С.Н.Гаранину. "Берзина, - читаем у Р.Конквеста, - сменил Гаранин, который открыл на Колыме кампанию террора, маниакальную даже по масштабам НКВД. Гаранинщина ознаменовалась пытками и казнями. Только в спецлагере Серпантинка Гаранин расстрелял в 1938 году около 26 тысяч человек".

Практически эти же сведения приводит в своем "Справочнике по ГУЛАГу" Жак Росси. Во многом демонстрируя незнание даже очевидных фактов, он в одном месте своей работы пишет: "Первый начальник Дальстроя - Рейнгольд Иосифович Берзин. Его заместитель и начальник УСВИТЛАГа - Гаранин". В другом месте работы Ж.Росси указывается:" Гаранин, начальник УСВИТЛАГа на Колыме, возглавлял расстрельную Тройку, которая в 1937-1938 гг. составляла списки заключенных на расстрел. Всего на Колыме было расстреляно около 26 тысяч политзаключенных, уголовников-рецидивистов, отказчиков. Утверждают, что многих застрелил лично Гаранин...".
Что же касается А.И.Солженицына, то необходимо обратиться к его знаменитому "Архипелагу ГУЛАГ". В одном из его томов он приводит данные, что только в самом страшном расстрельном месте Колымы - на Серпантинке - "расстреливали каждый день 30-50 человек под навесом близ изолятора". "Ожесточение колымского режима, -отмечает А.И.Солженицын, - внешне было ознаменовано тем, что начальником УСВИТЛАГа (Управление Северо-Восточных лагерей) был назначен Гаранин и начальником Дальстроя вместо комдива латышских стрелков Э.Берзина - Павлов... Тут отменили (для Пятьдесят Восьмой) последние выходные... летний рабочий день довели до 14 часов, морозы в 45 и 50 градусов признали годными для работы, "актировать" день разрешили только с 55 градусов... Еще приняли на Колыме, что конвой не просто сторожит заключенных, но отвечает за выполнение ими плана, и должен не дремать, а вечно их подгонять. Еще и цинга, без начальства валила людей. Но и этого всего оказалось мало, еще недостаточно режимно, еще недостаточно уменьшилось количество заключенных. И начались "гаранинские расстрелы", прямые убийства. Иногда под тракторный грохот, иногда и без".
Вместе с тем, насколько показывают выявленные в последнее время документы, С.Н.Гаранин не входил в Тройку УНКВД по Дальстрою, не допрашивал, не осуждал людей, не только не был инициатором расстрелов, но и сам никого лично не расстреливал. Легенды должны оставаться легендами, придуманное придуманным, а на деле получается, что С.Н.Гаранин практически был "подставлен" К.А.Павловым, ибо ему приходилось дублировать те его приказы, которые касались отношения к заключенным Севвостлага. Поэтому выходит, что он как бы сам выдвигался на первую роль. Это же можно сказать относительно приказов о расстрелах, в том числе за "саботаж". С.Н.Гаранин был вынужден их издавать, после того как "поработала"

т.н. "московская бригада" или представители местных отделений УНКВД по Дальстрою. Естественно, это нисколько не обеляет начальника Севвостлага, но, исходя из принципа исторической справедливости, мы должны отметить, что первая роль всегда является первою ролью, а все последующие - уже не первые.
В конечном итоге "подставленного" С.Н.Гаранина также арестовали. Произошло это в Магадане 27 сентября 1938 г. Одновременно был пущен слух о "разоблачении японского шпиона", занимавшегося вредительством, уничтожавшего заключенных. Бывший репрессированный художник Н.Л.Билетов вспоминал: "... на Колыме кто-то (Уж не сами ли энкаведешники?) усиленно распространяли легенду: мол, на место врага народа Берзина из Москвы был послан хороший, честный чекист Гаранин, но по дороге Гаранина убил диверсант, завладел его документами, прибыл с ними на Колыму и стал расправляться с невинными людьми..."
Как бы в подтверждение слуха о "японском шпионе", спустя всего 4 дня после ареста С.Н.Гаранина, К.А.Павлов издал приказ. Цель его -заявить о "смягчении" лагерного режима, отказаться на бумаге от того, что было. Поэтому К.А.Павлов отменяет то, что сам же утверждал 11 июня и 14 сентября, а с 1 октября 1938 г. приказывает "ввести десятичасовой рабочий день и установить выходной каждую десятидневку: 10 - 20 -30 числа".
Арестованный С.Н.Гаранин оказался во внутренней тюрьме УНКВД по Дальстрою. На самом деле он обвинялся в работе на польскую разведку, ибо до приезда на Колыму являлся начальником одного из пограничных отрядов в Белоруссии и "материал" на него уже был сфабрикован на "материке". Находясь в тюрьме, С.Н.Гаранин держался очень стойко, отказался давать какие-либо показания, "заявив, что показания будет давать только в Наркомате внутренних дел Союза ССР".
Отправленный в Москву по распоряжению нового наркома НКВД СССР Л.П.Берия, С.Н.Гаранин весной 1939 г. был помещен в Сухановскую тюрьму. Затем началось новое следствие, изнурительные допросы, на которых он продолжал отвергать всякие "доказательства" о "шпионской деятельности". При составлении протокола об окончании следствия 23 декабря 1939 г. (тогда бывший начальник Севвостлага уже содержался в Бутырской тюрьме) С.Н.Гаранин сказал:
" Я не виновен... Я отказывался давать показания,... не хотел и не мог оговаривать невинных людей. На Колыме, где я находился 8 месяцев под следствием, ко мне применяли невыносимые меры физического воздействия: стоя допрашивали по 30 суток, не давали кушать и раздетого держали на вечной мерзлоте. Заявляю, что... вопросы ухудшения состояния лагеря, за которые на меня возлагают вину, относятся к действиям самого Сперанского и Павлова, так как они непосредственно распоряжались лагерем, а я, по заданию Павлова, находился на одном прииске..." 17 января 1940 г. состоялось заседание Особого совещания НКВД СССР. Оно приговорило С.Н.Гаранина "за участие в контрреволюционной организации заключить в исправительно-трудовой лагерь сроком на 8 лет". Затем этот срок был продлен. Согласно справке 1 отдела Печерского ИТЛ МВД СССР, 34

"Гаранин Степан Николаевич умер 9 июля 1950 г.". Не так давно его дело было пересмотрено. 3 июля 1989 г. сотрудники следственного отдела КГБ СССР пришли к выводу, что С.Н.Гаранин "подпадает под действие ст. 1 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 16 января 1989 г. "О дополнительных мерах по восстановлению справедливости в отношении жертв репрессий, имевших место в период 30-40-х и начале 50-х годов". 6 февраля 1990 г. это "заключение в отношении Гаранина С.Н." утвердила заместитель начальника Управления по надзору за исполнением законов о государственной безопасности, межнациональным и международно-правовым вопросам Прокуратуры СССР Л.Ф.Космарская. С.Н.Гаранин был реабилитирован.

Таким образом, подводя черту под всем сказанным, вынуждены еще раз отметить, что период конца 1937-1938 гг. являлся необычайно жестоким во всей истории Севвостлага. Он характеризовался массовыми репрессиями, гибелью заключенных от истощения, болезней, ничем не оправданными расстрелами "контрреволюционеров", "врагов народа", "саботажников". В то же время несправедливо давать ему название "гаранинщины", ибо у истоков и во главе всего происходившего в конце 1937-1938 гг. На Колыме стояли начальник Дальстроя, кадровый чекист К.А.Павлов, начальник УНКВД по Дальстрою В.М.Сперанский и члены т.н.. "московской бригады" Кононович, Кацснеленбоген, Виницкий и Бронштейн. Скорее всего, данному периоду более подходит название "павловский"..

Александр Козлов, старший научный сотрудник лаборатории истории и археологии СВКНИИ ДВО РАН

Особое Совещание при НКВД СССР, прошедшее 17 января 1940 года , приговорило начальника Севвостлагеря полковника Степана Гаранина "за участие в контрреволюционной организации заключить в исправительно-трудовой лагерь сроком на 8 лет". Затем, после осуждения, его срок был продлен, и освободиться зеку уже не удалось: Степан Гаранин умер 3 июля 1950 года в Печорском исправительно-трудовом лагере. С именем Гаранина связывают массовые незаконные репрессии в лагерях "Дальстроя", получившие название "гаранинщина", сообщает .

Степан Гаранин родился в Белоруссии. Окончил сельскую школу. С 17-ти лет пошел работать. Был призван в царскую армию, последнее звание до Октябрьской революции - унтер-офицер.

С 1918 года - в Красной Армии. В январе 1919 года вступил в РКП(б).

Участник гражданской войны, участвовал в боях с Деникиным. С 1 сентября 1920 по май 1921 года находился в плену у белополяков, бежал.

После возвращения из плена окончил Высшую пограничную школу, служил в погранчастях, до октября 1937 года являлся начальником 15-го пограничного отряда в Белоруссии. Награждался нагрудным знаком Почетного работника ВЧК-ОГПУ, грамотой ЦИК БССР, боевым оружием. Имел звание полковника.

Родители жены Гаранина были причислены к кулакам и высланы в Котлас. Перед отъездом на Колыму в своем анкетном листе Гаранин писал:

За связь с чуждым элементом имел строгий выговор в 1935 году.

1 декабря 1937 года Степан Гаранин прибыл на Колыму, а уже 19 декабря был назначен начальником Севвостлага.

С именем Гаранина связывают массовые незаконные репрессии в лагерях "Дальстроя", получившие название "гаранинщина". Многочисленные воспоминания свидетелей – бывших заключенных колымских лагерей, в том числе и изложенные в их воспоминаниях и лагерной прозе (например, Варлам Шаламов, писавший о своем заключении, только самого себя он описывал в виде героев под разными именами), указывают на то, что Гаранин сам активно принимал участие в расстрелах заключенных, зачастую немощных или попавших "под горячую руку".

Гаранин прыгал в автомобиль и носился с инспекцией по лагерям. Приезжал, ходил с пистолетом и убивал. Каждый день. Лично. За невыполнение норм, за отказ от работы, за неполную тачку с рудой. Или просто под настроение, по пьяни, безо всякой причины. Свидетели вспоминают стеклянные, полные ненависти полковника глаза.

Из воспоминаний заключенной Надежды Иоффе:

"Однажды наша Лида, которая всегда все знала, сообщила, что в лагерь приехал "большой начальник" – новый начальник УСВИТЛага полковник Гаранин... Гаранин стоял возле проходной. Мы прошли близко, и я его разглядела. Он смотрел на проходящих мимо людей, как будто они стеклянные – сквозь них. Во дворе стояла группа заключенных. У дверей столовой мы остановились, я оглянулась. К Гаранину подходил какой-то зек, сгорбленный, как будто горбатый. Он шаркал ногами и отшаркивался, видимо, собираясь с духом, чтобы заговорить.

Гражданин начальник, я очень болен, прошу – пусть переведут на более легкую работу, прошу...

Он, кажется, говорил еще что-то, но его уже не было слышно. Гаранин сразу оживился, задвигался, потом только я сообразила, что он вытаскивал пистолет из кобуры. "Работать не хочешь...мать...мать-мать..." И он выстрелил в упор. Человек упал".

Из воспоминаний заключенной Галины Крутиковой-Окушко:

Гаранин проезжал по трассе... Когда Гаранин проезжал и видел участок, неровно очищенный, вся бригада шла под расстрел...

Александр Солженицын о лагере смерти "Серпантинка" на Колыме:

Расстреливали каждый день 30–50 человек под навесом близ изолятора... Ожесточение колымского режима внешне было ознаменовано тем, что начальником УСВИТлага (Управление Северо-Восточных лагерей) был назначен Гаранин, а начальником Дальстроя вместо комдива латышских стрелков Э. Берзиня - Павлов... Тут отменили (для 58 статьи) последние выходные... летний рабочий день довели до 14 часов, морозы в 45 и 50 градусов признали годными для работы, "актировать" день разрешили только с 55 градусов. По произволу отдельных начальников выводили и при 60... Но и этого всего оказалось мало, еще недостаточно режимно, еще недостаточно уменьшалось количество заключенных. И начались "гаранинские расстрелы", прямые убийства. Иногда под тракторный грохот, иногда и без...

Разумеется, такие расстрелы не документировались, не записывались данные (ФИО, звание, должность) палачей, поэтому и сейчас находятся люди, желающие обелить имена таких палачей, как Гаранин, несмотря на свидетельские показания.

На что они опираются? На то, что нет документально подтвержденных случаев участия Гаранина и ему подобным в искусственно и грубо инспирированных уголовных делах и последующих, как следствие, казнях. Вот, например, типичная статья про то, что документального подтверждения фактов применения незаконных репрессий со стороны Гаранина не найдено.

Уже 27 сентября 1938 года Степана Гаранина арестовали. 30 мая 1939 года он этапирован в Москву и помещен в Сухановскую тюрьму. Особым совещанием НКВД СССР 17 января 1940 года осужден на срок 8 лет исправительно-трудовых лагерей (ИТЛ). Позднее срок содержания в лагере продлен.

Согласно справке I отдела Печерского ИТЛ МВД СССР, "Гаранин Степан Николаевич умер 9/VIII 1950 года". Реабилитирован посмертно в 1990 году.

...3 июля 1989 года сотрудники следственного отдела КГБ СССР пришли к выводу, что Степан Гаранин "подпадает под действие ст. 1 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 16 января 1989 года "О дополнительных мерах по восстановлению справедливости в отношении жертв репрессий, имевших место в период 30-40-х и начале 50-х годов".

6 февраля 1990 года указанное заключение в отношении Гаранина утвердила заместитель начальника Управления по надзору за исполнением законов о государственной безопасности, межнациональным и международно-правовым вопросам Прокуратуры СССР Л.Ф. Космарская . Таким образом Гаранин был посмертно реабилитирован.

Также в этот день:

17 января 1933 года в 0.30 закончилось строительство телефонной связи "Нагаево – Эликчан".

17 января 1948 года состоялось торжественное вручение переходящего Красного знамени ВЦСПС и МВД СССР коллективу авторемонтного завода.

Решением Магаданского облисполкома от 17 января 1972 года № 25 в целях повышения идейно-художественного и организационного уровня концертной деятельности организована Магаданская областная государственная филармония.

17 января 1979 года указом Президиума Верховного Совета РСФСР за заслуги в области советского музыкального искусства почетное звание "Народный артист РСФСР" присвоено солисту Магаданского областного музыкально-драматического театра имени Горького Виктору Розанову, который стал первым артистом Магаданского театра, получившим это звание.

Материал из Википедии - свободной энциклопедии

Степа́н Никола́евич Гара́нин (12 декабря (18981212 ) - 3 июля ) - полковник, в 1937-1938 годах - начальник Северо-Восточного исправительно-трудового лагеря .

Биография

Родился в Белоруссии. Окончил сельскую школу. С 17 лет пошёл работать. Был призван в царскую армию, последнее звание до Октябрьской революции - унтер-офицер.

С именем Гаранина связывают массовые незаконные репрессии в лагерях «Дальстроя» , получившие название «гаранинщина» . Многочисленные воспоминания свидетелей - бывших заключённых колымских лагерей, в том числе и изложенные в их воспоминаниях и лагерной прозе (например, В. Т. Шаламов , писавший о своём заключении, только самого себя он описывал в виде героев под разными именами), указывают на то, что Гаранин сам активно принимал участие в расстрелах заключённых, зачастую немощных или попавших «под горячую руку». Разумеется, такие расстрелы не документировались - не записывались данные (ФИО, звание, должность) палачей, поэтому и сейчас находятся люди, желающие обелить имена таких палачей, как Гаранин, несмотря на свидетельские показания. На что они опираются? - на то, что нет документально подтверждённых случаев участия Гаранина и ему подобным в искусственно и грубо инспирированных уголовных делах и последующих, как следствие, казнях. Вот, например, типичная статья про то, что документального подтверждения фактов применения незаконных репрессий со стороны С. Н. Гаранина не найдено .

Список использованных источников

Список дополнительных источников

  • Бацаев И. Д., Козлов А. Г. Дальстрой и Севвостлаг НКВД СССР в цифрах и документах: В 2-х ч. Ч. 1 (1931-1941). - Магадан: СВКНИИ ДВО РАН, 2002. - С. 350. - ISBN 5-94729-006-5 .
  • Бирюков А. М. . Материалы научно-практической конференции . «Колыма.ru». Проверено 26 декабря 2010. .

Напишите отзыв о статье "Гаранин, Степан Николаевич"

Отрывок, характеризующий Гаранин, Степан Николаевич

Князь Андрей видел, что офицер находился в том пьяном припадке беспричинного бешенства, в котором люди не помнят, что говорят. Он видел, что его заступничество за лекарскую жену в кибиточке исполнено того, чего он боялся больше всего в мире, того, что называется ridicule [смешное], но инстинкт его говорил другое. Не успел офицер договорить последних слов, как князь Андрей с изуродованным от бешенства лицом подъехал к нему и поднял нагайку:
– Из воль те про пус тить!
Офицер махнул рукой и торопливо отъехал прочь.
– Всё от этих, от штабных, беспорядок весь, – проворчал он. – Делайте ж, как знаете.
Князь Андрей торопливо, не поднимая глаз, отъехал от лекарской жены, называвшей его спасителем, и, с отвращением вспоминая мельчайшие подробности этой унизи тельной сцены, поскакал дальше к той деревне, где, как ему сказали, находился главнокомандующий.
Въехав в деревню, он слез с лошади и пошел к первому дому с намерением отдохнуть хоть на минуту, съесть что нибудь и привесть в ясность все эти оскорбительные, мучившие его мысли. «Это толпа мерзавцев, а не войско», думал он, подходя к окну первого дома, когда знакомый ему голос назвал его по имени.
Он оглянулся. Из маленького окна высовывалось красивое лицо Несвицкого. Несвицкий, пережевывая что то сочным ртом и махая руками, звал его к себе.
– Болконский, Болконский! Не слышишь, что ли? Иди скорее, – кричал он.
Войдя в дом, князь Андрей увидал Несвицкого и еще другого адъютанта, закусывавших что то. Они поспешно обратились к Болконскому с вопросом, не знает ли он чего нового. На их столь знакомых ему лицах князь Андрей прочел выражение тревоги и беспокойства. Выражение это особенно заметно было на всегда смеющемся лице Несвицкого.
– Где главнокомандующий? – спросил Болконский.
– Здесь, в том доме, – отвечал адъютант.
– Ну, что ж, правда, что мир и капитуляция? – спрашивал Несвицкий.
– Я у вас спрашиваю. Я ничего не знаю, кроме того, что я насилу добрался до вас.
– А у нас, брат, что! Ужас! Винюсь, брат, над Маком смеялись, а самим еще хуже приходится, – сказал Несвицкий. – Да садись же, поешь чего нибудь.
– Теперь, князь, ни повозок, ничего не найдете, и ваш Петр Бог его знает где, – сказал другой адъютант.
– Где ж главная квартира?
– В Цнайме ночуем.
– А я так перевьючил себе всё, что мне нужно, на двух лошадей, – сказал Несвицкий, – и вьюки отличные мне сделали. Хоть через Богемские горы удирать. Плохо, брат. Да что ты, верно нездоров, что так вздрагиваешь? – спросил Несвицкий, заметив, как князя Андрея дернуло, будто от прикосновения к лейденской банке.
– Ничего, – отвечал князь Андрей.
Он вспомнил в эту минуту о недавнем столкновении с лекарскою женой и фурштатским офицером.
– Что главнокомандующий здесь делает? – спросил он.
– Ничего не понимаю, – сказал Несвицкий.
– Я одно понимаю, что всё мерзко, мерзко и мерзко, – сказал князь Андрей и пошел в дом, где стоял главнокомандующий.
Пройдя мимо экипажа Кутузова, верховых замученных лошадей свиты и казаков, громко говоривших между собою, князь Андрей вошел в сени. Сам Кутузов, как сказали князю Андрею, находился в избе с князем Багратионом и Вейротером. Вейротер был австрийский генерал, заменивший убитого Шмита. В сенях маленький Козловский сидел на корточках перед писарем. Писарь на перевернутой кадушке, заворотив обшлага мундира, поспешно писал. Лицо Козловского было измученное – он, видно, тоже не спал ночь. Он взглянул на князя Андрея и даже не кивнул ему головой.
– Вторая линия… Написал? – продолжал он, диктуя писарю, – Киевский гренадерский, Подольский…
– Не поспеешь, ваше высокоблагородие, – отвечал писарь непочтительно и сердито, оглядываясь на Козловского.
Из за двери слышен был в это время оживленно недовольный голос Кутузова, перебиваемый другим, незнакомым голосом. По звуку этих голосов, по невниманию, с которым взглянул на него Козловский, по непочтительности измученного писаря, по тому, что писарь и Козловский сидели так близко от главнокомандующего на полу около кадушки,и по тому, что казаки, державшие лошадей, смеялись громко под окном дома, – по всему этому князь Андрей чувствовал, что должно было случиться что нибудь важное и несчастливое.
Князь Андрей настоятельно обратился к Козловскому с вопросами.
– Сейчас, князь, – сказал Козловский. – Диспозиция Багратиону.
– А капитуляция?
– Никакой нет; сделаны распоряжения к сражению.
Князь Андрей направился к двери, из за которой слышны были голоса. Но в то время, как он хотел отворить дверь, голоса в комнате замолкли, дверь сама отворилась, и Кутузов, с своим орлиным носом на пухлом лице, показался на пороге.
Князь Андрей стоял прямо против Кутузова; но по выражению единственного зрячего глаза главнокомандующего видно было, что мысль и забота так сильно занимали его, что как будто застилали ему зрение. Он прямо смотрел на лицо своего адъютанта и не узнавал его.
– Ну, что, кончил? – обратился он к Козловскому.